Агата Кристи.

Мистер Паркер Пайн (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Покажите мне этот сундук вашего отца, – попросил Уилбрэхем.

Фреда показала ему деревянную коробку, перетянутую бронзовыми лентами.

– Вот посмотрите, – сказала она, поднимая крышку. – Здесь ничего нет.

– А в другом месте бумаг быть не может? – задумчиво спросил офицер.

– Уверена, что нет. Мама все хранила именно здесь.

Чарльз внимательно исследовал внутренности сундучка и внезапно издал торжествующий крик.

– Здесь прореха в обивке! – Он осторожно просунул руку в прореху, и его усилия были вознаграждены. – Что-то туда провалилось.

Еще через минуту он вытащил на свет божий свою находку. Это был свернутый в несколько раз лист грязной бумаги, и Уилбрэхем разгладил его на столе, Фреда внимательно наблюдала через его плечо.

– Да это просто набор каких-то странных значков! – разочарованно воскликнула девушка.

– Да нет, просто письмо написано на суахили[8]8
  Суахили – крупнейший из языков банту и один из наиболее значительных языков Африканского континента.


[Закрыть]
. Только представьте себе, на суахили! Знаете, это один из диалектов Восточной Африки.

– Невероятно! – отозвалась Клегг. – И что, вы можете его прочитать?

– В общем, да. Совершенно невероятное совпадение. – Майор отошел с бумагой к окну.

– Ну, и что же там написано? – спросила девушка с дрожью в голосе.

Уилбрэхем дважды перечитал письмо, а потом подошел к ней.

– Что ж, – сказал он, покашляв. – Речь действительно идет о спрятанных сокровищах.

– Спрятанные сокровища? Не может быть! Вы имеете в виду испанское золото, затонувший галеон – что-то в этом роде?

– Ну, может быть, не так романтично, как вы это себе представляете… Но речь, тем не менее, все о том же. В этом письме даны координаты склада слоновой кости.

– Слоновой кости? – Было видно, что девушка изумлена.

– Да. Знаете, это имеет отношение к слонам. Там существует закон, который определяет количество животных, которых вы можете убить. Какому-то охотнику удалось нарушить этот закон и настрелять множество слонов. Его преследовали официальные лица, и он спрятал бивни. Там их целая куча, а в письме даны четкие указания, как найти тайник. Послушайте, нам, то есть вам и мне, придется за ним отправиться.

– Вы хотите сказать, что это действительно стоит денег?

– Да, это небольшое, но вполне достойное состояние.

– Но как это письмо попало в бумаги отца?

Майор пожал плечами.

– Может быть, этот парень умирал или что-нибудь в этом роде. Написал письмо на суахили, чтобы его не могли прочитать, и передал его вашему отцу, с которым где-то раньше познакомился. Так как ваш отец не мог прочитать письмо, он не придал ему никакого значения.

Это просто моя догадка, но, думаю, она не так уж далека от истины.

– Совершенно невероятно! – выдохнула Фреда.

– Сейчас главный вопрос – что делать с этим драгоценным документом, – сказал майор. – Мне бы не хотелось оставлять его здесь. Они могут вернуться и еще раз сделать обыск. Вы не согласитесь доверить его мне?

– Ну конечно! Но… разве это не опасно для вас? – неуверенно произнесла девушка.

– Ну, я-то крепкий орешек, – сурово заявил Чарльз. – Обо мне можно не беспокоиться. – И он, сложив письмо, спрятал его в бумажник. – Вы позволите зайти к вам завтра вечером? К тому времени я выработаю план действий и проверю это место на карте. Когда вы возвращаетесь с работы?

– Около половины седьмого.

– Великолепно. Мы с вами пообщаемся, а потом, может быть, вы позволите пригласить вас на обед. Мы должны как-то отметить это дело. А пока – всего хорошего. Завтра в половине седьмого.

* * *

На следующий день майор Уилбрэхем был точен. Он позвонил в дверь и попросил позвать мисс Клегг.

Горничная, которая открыла дверь, ответила:

– А мисс Клегг еще нет.

– Ах, вот как! – Чарльз не решился попросить, чтобы ему позволили дождаться Фреду в доме. – Я зайду чуть позже.

Он болтался на другой стороне улицы, каждую минуту ожидая, что вот сейчас появится идущая в его направлении Фреда. Минуты утекали. Без четверти семь. Семь. Четверть восьмого. А девушки все не видно. Майор заволновался. Еще раз подойдя к дому, он позвонил в дверь.

– Послушайте, – сказал он, когда дверь открылась. – Я должен был встретиться с мисс Клегг в половине седьмого. Вы уверены, что ее нет? А может быть она оставила для меня записку?

– А вы, случайно, не майор Уилбрэхем? – спросила служанка.

– Да, это я.

– Для вас есть записка. Ее недавно принесли.

Военный торопливо прочитал:


Дорогой майор Уилбрэхем,

Произошла довольно странная вещь. Я не буду вам ничего описывать, но не могли бы вы встретиться со мной в Уайтфрайар? Отправляйтесь туда немедленно, как только получите эту записку.

Искренне ваша,

Фреда Клегг


Офицер нахмурил брови, пытаясь понять, что же все-таки происходит. Рассеянным жестом он достал из кармана письмо. Это было письмо к его портному.

– Простите, – обратился он к горничной, – а у вас не найдется почтовой марки?

– Думаю, что миссис Паркинс вам поможет.

Девушка вернулась с маркой, за которую майор заплатил шиллинг. Через минуту Уилбрэхем уже шел к ближайшей станции подземки, по дороге опустив свое письмо в почтовый ящик.

Письмо Фреды сильно озадачило и насторожило его. Что могло заставить девушку одну отправиться на место вчерашнего происшествия?

Майор покачал головой. Как она могла поступить так неосторожно! А может быть, опять появился Рэйд? Может быть, он каким-то образом убедил девушку, что ему можно верить? Что заставило ее отправиться в Хэмпстед?

Чарльз посмотрел на часы. Почти половина восьмого. А Фреда наверняка ждет помощи уже с половины седьмого. Он опаздывает на целый час. Это очень много. Если б она только хоть как-то намекнула ему, чего следует ожидать!

Сам текст письма тоже заинтриговал его. Оно было написано в не характерном для Фреды Клегг независимом тоне.

Без десяти восемь мужчина добрался до Фрайарс-лейн. Темнело. Майор внимательно огляделся вокруг, но никого не заметил. Он осторожно толкнул хлипкую половинку ворот, и та бесшумно повернулась на петлях. На подъездной аллее никого не было. Окна дома были темными. Чарльз осторожно прошел по тропинке, постоянно оглядываясь. Он совсем не хотел быть захваченным врасплох.

Неожиданно майор остановился. Сквозь ставни на секунду блеснул какой-то огонь. Значит, в доме кто-то есть, и он не такой заброшенный, каким выглядит на первый взгляд.

Почти бесшумно майор пробрался в кусты и обошел дом сзади. Наконец ему удалось найти то, что он искал. Одно из окон первого этажа оказалось незапертым. Это было окно посудомоечной. Мужчина поднял оконную раму, зажег фонарь, который он купил по дороге на станцию подземки, рассмотрел пустое помещение и забрался внутрь.

Очень осторожно Уилбрэхем открыл дверь посудомоечной. В доме стояла абсолютная тишина. Он еще раз зажег фонарь и увидел пустую кухню. За ней оказалась лестница из пяти ступенек и дверь, которая, очевидно, вела в переднюю часть дома.

Майор открыл дверь и опять прислушался. Тишина. Он проскользнул в дверной проем и очутился в холле. Там он увидел две двери. Одна вела направо, другая налево. Уилбрэхем выбрал ту, что находилась от него по правую руку, несколько минут внимательно прислушивался, а потом повернул дверную ручку. Та поддалась. Очень осторожно, дюйм за дюймом он открыл дверь и сделал шаг внутрь.

Там майор еще раз зажег фонарь. Комната была пустой – в ней отсутствовала даже мебель.

И как раз в этот момент он услышал у себя за спиной какой-то звук и резко повернулся, но было уже слишком поздно. Что-то ударило его по голове, и он провалился в темноту…

* * *

Уилбрэхем не знал, сколько времени провел без сознания. Его возвращение к жизни было довольно болезненным, а голова просто раскалывалась от полученного удара. Он попытался пошевелиться, но понял, что не может этого сделать. Майор был спеленат веревками.

Постепенно к нему вернулась память, и он вспомнил, как получил удар по голове.

Бледный свет, исходивший от газового рожка, расположенного под потолком, освещал крохотный подвал. Офицер осмотрелся, и его сердце сжалось – в нескольких футах от него лежала связанная по рукам и ногам Фреда. Глаза ее были закрыты, но под его пристальным взглядом девушка вздохнула и открыла глаза. Она недоуменно осмотрелась кругом – и когда ее взгляд упал на майора, в ее глазах появилась радость узнавания.

– И вы тоже! – произнесла Фреда. – Как же это произошло?

– Я вас ужасно подвел, – сказал Уилбрэхем. – Как мальчишка, вляпался в эту ловушку… Скажите, вы посылали мне записку с просьбой встретиться с вами именно здесь?

Глаза девушки широко раскрылись от изумления.

– Я – вам? Да нет же, это вы прислали мне записку!

– Ах, так записку прислал вам я?

– Ну да. Я получила ее на работе. В ней вы просили меня встретить вас здесь, а не дома.

– Один и тот же метод, – застонал майор и объяснил Фреде ситуацию.

– Понятно, – сказала девушка. – Значит, все это было затеяно для того….

– …чтобы получить бумагу. Скорее всего, вчера за нами следили. Так они обо мне и узнали.

– И… они ее получили? – спросила мисс Клегг.

– К сожалению, я ничего не вижу и не чувствую, – ответил военный, отчаянно пытаясь ослабить свои путы.

Вдруг они оба вздрогнули. В подвале раздался голос, который, казалось, звучал из пустоты.

– Благодарю вас, – произнес он. – Бумагу я получил в целости и сохранности. Можете в этом не сомневаться.

Этот невидимый голос заставил их задрожать.

– Голос мистера Рэйда, – пробормотала Фреда.

– Мистер Рэйд – это всего лишь одно из моих многих имен, милая девушка, – произнес голос. – Но только одно из многих. А теперь я с грустью должен признать, что вы двое вмешались в мои планы; подобное я никогда не прощаю. Вы побывали в этом доме, а это очень серьезно. Пока вы еще не рассказали о нем полиции, но вполне можете сделать это в будущем. Боюсь, что в этом вопросе я не могу вам доверять. Вы даже можете дать мне слово, но люди редко сдерживают данные обещания. А этот дом, как вы можете догадаться, для меня очень важен. Это, если так можно выразиться, моя расчетная палата. Дом, из которого не возвращаются. Отсюда есть только одна дорога – в никуда. И, к моему большому сожалению, по ней вы и отправитесь. Очень огорчительно, но совершенно необходимо.

Голос замолчал, но после короткой паузы продолжил:

– Крови не будет. Я ненавижу кровопролитие. Мой метод гораздо проще, и, насколько я понимаю, не такой болезненный… Ну что же, мне пора. Хорошего вам вечера.

– Послушайте, – заговорил Уилбрэхем, – делайте со мной что хотите, но эта девушка ничего вам не сделала, абсолютно ничего. Вы можете отпустить ее без всяких опасений.

Но никакого ответа они уже не услышали.

В этот момент Фреда закричала:

– Вода, вода!

Чарльз с трудом изогнулся и посмотрел в ту сторону, куда она смотрела. Через отверстие в потолке в подвал лилась тонкая струйка воды.

– Они утопят нас! – истерически воскликнула девушка.

Лоб майора покрылся потом.

– Это еще не конец, – произнес он. – Мы будем звать на помощь, и нас обязательно услышат. Давайте вместе, на счет «три».

Они кричали изо всех сил до тех пор, пока полностью не охрипли.

– Боюсь, что это нам не поможет, – печально сказал Уилбрэхем. – Мы слишком глубоко под землей, а двери здесь, готов поспорить, звуконепроницаемые. Впрочем, если б нас могли услышать, этот негодяй наверняка вставил бы нам кляпы.

– Боже! – воскликнула Фреда. – И все это из-за меня! Ведь это я заставила вас заняться всем этим!..

– Не беспокойтесь обо мне, моя дорогая. Я сейчас думаю только о вас. Сам-то я бывал во многих переделках и благополучно выбрался из всех из них. Поэтому главное – не поддавайтесь панике. Я вытащу нас отсюда, тем более что у нас масса времени в запасе. Судя по тому, с какой скоростью льется вода, до самого худшего нам еще ждать и ждать.

– Как вы прекрасны! – сказала Фреда. – Я никогда не встречала мужчин, похожих на вас, только читала про них в книгах.

– Глупости, так бы вел себя любой на моем месте. А теперь мне надо ослабить эти чертовы веревки…

Через пятнадцать минут, поочередно напрягая и ослабляя мышцы рук, майор с удовлетворением почувствовал, что его путы значительно ослабли. Он умудрился нагнуть голову и поднести связанные руки ко рту – узлы быстро поддались напору его зубов.

После того, как его руки были развязаны, освободить ноги было несложно. С затекшими руками, весь занемевший, но свободный, мужчина наклонился над девушкой. Через минуту она тоже была свободна.

Вода успела подняться только до уровня их колен.

– Ну, а теперь, – сказал офицер, – давайте выбираться отсюда.

Дверь из подвала находилась на вершине небольшой лестницы. Майор внимательно изучил ее.

– Это будет нетрудно, – заметил он. – Все держится на честном слове. Петли долго не выдержат. – Он навалился плечом на дверь и нажал.

Раздался треск дерева, что-то лопнуло, и дверь слетела с петель.

За дверью оказалась лестница, а на ее вершине – еще одна дверь, на этот раз сделанная из цельного дерева и укрепленная полосами железа.

– Вот это будет немного посложнее, – сказал Уилбрэхем, поднимаясь к ней, но затем вдруг воскликнул: – Да вы только посмотрите – она не заперта!

Офицер открыл дверь, выглянул наружу и пригласил девушку следовать за собой. Они оказались в проходе за кухней, а еще через минуту уже стояли под звездами на Фрайарс-лейн.

– Ой-ёй! – всхлипнула Клегг. – Как же это было ужасно!

– Моя бедная девочка, – обнял ее майор. – Вы были так смелы! Фреда, ангел мой, сможете ли вы когда-нибудь… я хочу сказать… я люблю вас, Фреда. Вы выйдете за меня замуж?

После некоторой паузы, во время которой обеим сторонам было не до разговоров, майор откашлялся и сказал:

– Ну, а кроме того, у нас есть секрет тайника со слоновой костью.

– Но они же отобрали его у тебя! – вздохнула мисс Клегг.

– Как раз этого-то они и не сделали, – отозвался военный со смешком. – Понимаешь, я сфабриковал копию этого письма и сегодня, перед тем как встретиться с тобой, положил оригинал в конверт с письмом моему портному и отправил его по почте. Так что теперь у них фальшивая копия, и пусть они ею наслаждаются! А знаешь, что сделаем мы с тобой, любимая? Мы проведем наш медовый месяц в Восточной Африке и отыщем этот тайник!

* * *

Мистер Паркер Пайн вышел из своего кабинета и поднялся на второй этаж. Здесь находилась комната миссис Оливер, превосходной писательницы, недавно ставшей членом его команды.

Мистер Паркер Пайн постучал в дверь и вошел. Хозяйка комнаты сидела за столом, на котором стояла пишущая машинка, лежали несколько блокнотов, целый ворох исписанных листов и большой пакет с яблоками.

– Отличная история, миссис Оливер, – голос мистера Паркера Пайна был добродушен.

– Все завершилось успешно? – спросила писательница. – Я очень рада.

– Эта вода, заливающая подвал, – сказал мистер Паркер Пайн. – Как вы думаете, нельзя ли на будущее придумать что-нибудь пооригинальнее? – Мужчина постарался сделать это предложение со всем возможным почтением.

Миссис Оливер отрицательно покачала головой и достала из пакета яблоко.

– Не думаю, что в этом есть необходимость, мистер Пайн. Понимаете, люди уже привыкли читать о подобных вещах: вода, заливающая подвал, отравляющий газ и так далее и тому подобное. И когда они заранее знают, что должно произойти, это добавляет остроту в то, что происходит с ними самими. Публика ведь очень консервативна, мистер Пайн, и не любит расставаться с привычными вещами.

– Что ж, вам виднее, – признал мистер Паркер Пайн, вспомнив о ее тридцати шести успешных романах, которые стали бестселлерами в Англии и Америке и которые были переведены на французский, немецкий, итальянский, венгерский, японский и абиссинский языки. – А что насчет наших расходов?

– В общем, достаточно скромно, – ответила его собеседница, взглянув на лежавший перед ней лист бумаги. – Двое чернокожих, Перси и Джерри, запросили сущую ерунду. Молодой Лорример, актер, согласился сыграть роль мистера Рэйда за пять гиней. Речь в подвале была, естественно, записана на фонограф.

– Этот дом, Уайтфрайарс, мне очень пригодился, – заметил мистер Пайн. – Купил я его за бесценок, а в нем уже произошли одиннадцать душещипательных драм.

– Ах да, я забыла, – заметила миссис Оливер. – Зарплата Джонни – пять шиллингов.

– Джонни?

– Ну да, Джонни. Это мальчик, который лил воду в отверстие.

– А, ну конечно… Кстати, миссис Оливер, откуда вы знаете суахили?

– Не знаю ни слова.

– Понятно. Скорее всего, Британский музей?

– Нет. Информационное бюро «Делфридж».

– Возможности современной коммерции воистину неисчерпаемы, – пробормотал мужчина.

– Меня волнует только одно, – сказала писательница. – А что будет, когда эти молодые люди не найдут тайник?

– Всего в жизни получить просто невозможно, – ответил мистер Паркер Пайн. – Но у них все-таки останется их медовый месяц.

* * *

Миссис Уилбрэхем сидела в шезлонге в то время, когда ее муж был занят написанием письма.

– Какое сегодня число, Фреда? – спросил он неожиданно.

– Шестнадцатое.

– Шестнадцатое! Клянусь Юпитером!

– А в чем дело, дорогой?

– Да так, ни в чем. Просто мне вдруг вспомнился парень по имени Джонс, – ответил майор. Даже если вы счастливы в вашей семейной жизни, не стоит рассказывать супруге абсолютно все.

«Проклятье, – подумал Уилбрэхем, – мне надо бы зайти в ту контору и получить назад свои денежки!» Но, будучи человеком широких взглядов, майор взглянул на этот вопрос под другим углом. «В конце концов, ведь это я не явился на назначенное свидание. Думаю, что если б я встретился с этим Джонсом, что-нибудь обязательно произошло бы. А кроме того, если б я не ехал на встречу с ним, я никогда не услышал бы криков Фреды о помощи и мы могли бы с ней никогда не встретиться. Так что, хоть и опосредованно, но у них есть право на эти пятьдесят фунтов».

В свою очередь, миссис Уилбрэхем тоже размышляла:

«Какая же я была дурочка, что поверила в это объявление и заплатила им три гинеи! Ведь они так ничего не сделали, и ничего так и не произошло! Если бы я только знала, что должно произойти – сначала мистер Рэйд, а потом этот странный, но такой романтический способ, которым в моей жизни появился Чарли… А ведь я вполне могла с ним никогда не встретиться!»

Она повернулась и с обожанием улыбнулась своему мужу.

Рассказ третий
Случай с расстроенной леди[9]9
  Рассказ «Случай с расстроенной леди» был впервые напечатан в США под названием «Хорошенькая девушка, которая хотела кольцо» в «Космополитен» в августе 1932 г., а затем под названием «Подделка!» в «Вумэнз пикториал» 22 октября 1932 г.


[Закрыть]

Звонок на столе мистера Паркера Пайна чуть слышно зазвенел.

– Слушаю, – сказал великий человек.

– Вас хочет видеть молодая женщина, – объявила его секретарша. – Заранее о встрече она не договаривалась.

– Пусть она войдет, мисс Лемон, – ответил мистер Паркер Пайн и через минуту уже пожимал руку своей посетительнице.

– Доброе утро, – поздоровался он. – Прошу вас, садитесь.

Молодая женщина уселась и посмотрела на него. Она была хорошенькой и совсем юной. Волосы у нее были темными и мило кудрявились на шее, одежда – безукоризненной, начиная с белой вязаной шапочки на голове и кончая тонкими чулками и элегантными ботинками. Было видно, что она нервничает.

– Вы мистер Паркер Пайн? – спросила она.

– Да.

– Тот самый, который помещает… объявления?

– Который помещает объявления.

– И в них вы пишете, что когда люди… когда люди несчастливы, они… они могут прийти к вам?

– Именно так.

Посетительница кивнула – она явно приняла решение.

– Понимаете, я абсолютно несчастна. Поэтому и решила, что зайду к вам и просто… просто посмотрю.

Мистер Паркер Пайн спокойно ждал. Было видно, что это только начало.

– Я… я в ужасной беде. – Молодая женщина нервно сжала руки.

– Это я вижу, – произнес мистер Паркер. – И вы не против рассказать мне об этом?

В этом, по всей видимости, посетительница как раз и не была уверена. В полном отчаянии она внимательно изучала своего собеседника. А потом, наконец, быстро заговорила:

– Да, я вам все расскажу. Я решила. Я сходила с ума от беспокойства. Я не знала ни что делать, ни к кому обратиться. А потом на глаза мне случайно попало ваше объявление. Сначала я подумала, что это просто глупая шутка, но оно мне запомнилось. Почему-то мне показалось, что оно подействовало на меня успокаивающе. А потом я подумала, что ничего не случится, если я просто зайду и посмотрю… Ведь я всегда смогу извиниться и уйти, если… если только…

– Конечно, конечно, – сказал мистер Пайн.

– Понимаете, – сказала женщина, – здесь самое главное – это вопрос доверия.

– А вы чувствуете, что можете мне доверять? – с улыбкой спросил он.

– Это странно, – сказала его собеседница с неосознанной грубостью, – но да. И это притом, что я о вас ничего не знаю! Но я уверена, что могу вам доверять.

– Я уверяю вас в этом, – сказал мистер Паркер Пайн. – И ваше доверие не будет использовано во зло вам.

– В таком случае, – произнесла посетительница, – я все вам расскажу. Меня зовут Дафна Сент-Джон.

– Я вас внимательно слушаю, мисс Сент-Джон.

– Миссис. Я… я замужем.

– Черт побери! – прошептал Пайн, разозлившись на самого себя за то, что не заметил платинового обручального кольца на безымянном пальце ее левой руки. – Простите меня.

– Если б я не была замужем, – продолжила молодая женщина, – то все было бы не так плохо. То есть я хочу сказать, что это «не было бы так серьезно». Так всегда говорит Джеральд, и в этом-то вся проблема.

Она раскрыла сумочку, достала из нее какой-то предмет и бросила его на стол. Блестя и сверкая, предмет покатился в сторону хозяина кабинета.

Это было платиновое кольцо с крупным солитером[10]10
  Так называют особенно крупные бриллианты.


[Закрыть]
.

Мистер Пайн взял кольцо, отошел с ним к окну, проверил бриллиант на стекле, а потом вставил себе в глаз ювелирное увеличительное стекло и внимательно осмотрел камень.

– Просто отличный бриллиант, – заметил он, возвращаясь к столу. – Стоит, по-моему, не менее двух тысяч гиней.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16