Агата Кристи.

Гончая смерти (сборник)



скачать книгу бесплатно

© Ибрагимова Н. X., перевод на русский язык, 2013

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2013

Гончая смерти

I

Впервые я услышал об этой истории от Уильяма П. Райана, корреспондента американской газеты. Я обедал с ним в Лондоне накануне его возвращения в Нью-Йорк и случайно упомянул о том, что собираюсь завтра ехать в Фолбридж.

Он поднял на меня взгляд и резко спросил:

– Фолбридж, в Корнуолле?

Один человек из тысячи знает, что в Корнуолле есть Фолбридж. Все всегда считают, что имеется в виду тот Фолбридж, который в Хэмпшире. Поэтому осведомленность Райана пробудила во мне любопытство.

– Да, – ответил я. – Вы его знаете?

В ответ я услышал только «Будь я проклят!». Потом он спросил меня, не знаю ли я там случайно дома под названием «Трирн».

Мне стало еще интереснее.

– Очень хорошо знаю. Собственно говоря, туда я и собираюсь. Это дом моей сестры.

– Ну, это просто невероятно! – воскликнул Уильям П. Райан.

Я предложил ему прекратить говорить загадками и объяснить, что он имеет в виду.

– Для этого мне придется вспомнить то, что случилось со мной однажды в начале войны.

Я вздохнул. События, о которых я рассказываю, происходили в 1921 году. Никому не хотелось вспоминать о войне. Слава богу, мы уже начали о ней забывать… Кроме того, я знал, что рассказы Уильяма П. Райана о его военном прошлом иногда бывают очень длинными и скучными.

Но теперь его было уже не остановить.

– В начале войны, как вам известно, я колесил по Бельгии по поручению газеты. Там была маленькая деревня, назову ее Икс. Типичная захолустная деревушка, но в ней находится очень большой монастырь. Монахини в белых одеждах… не помню, как они называются, не помню названия их ордена. Все равно не имеет значения. Ну, этот маленький городок стоял прямо на пути наступающих немцев. Прибыли уланы…

Я нетерпеливо заерзал. Уильям П. Райан успокаивающе поднял руку.

– Все в порядке, – сказал он. – Это повесть не о зверствах немцев. Могла бы ею быть, но она не об этом. Собственно говоря, все как раз наоборот. Эти гунны направились в монастырь – захватили его, и весь монастырь взлетел на воздух.

– О! – воскликнул я, потрясенный.

– Странное дело, правда? Конечно, прежде всего можно предположить, что немцы праздновали победу и баловались со своей собственной взрывчаткой. Но, по-видимому, у них не было при себе никакой мощной взрывчатки. Они не были саперами. Однако, с другой стороны, позвольте спросить, что может стайка монахинь знать о бризантной взрывчатке? Ничего себе монашки, я бы сказал!

– Странно, – согласился я.

– Мне было интересно послушать рассказ крестьян об этом событии. Их мнение было банальным и предсказуемым. По их словам, это было первоклассное, стопроцентное современное чудо. По-видимому, одна из монахинь пользовалась репутацией подающей надежды святой, она иногда впадала в транс, и у нее бывали видения.

И, по их мнению, она и провернула этот трюк. Она вызвала молнию, чтобы взорвать нечестивых варваров – ей это вполне удалось, – а заодно все вокруг. Довольно эффективное чудо!

Я никогда так и не узнал правду об этом происшествии, не успел. Но тогда чудеса были в большой моде – ангелы в Монсе и тому подобное. Я написал обо всем этом, прибавил немного сантиментов, выжал все, что можно, из религиозной темы и отослал статью в газету. В Штатах ее приняли хорошо. Тогда публике нравились подобные вещи.

Но (не знаю, поймете ли вы) в процессе написания статьи во мне проснулся интерес. Мне захотелось узнать, что произошло на самом деле. На том месте видеть было нечего. Две стены остались стоять, и на одной из них был след от черного пороха – почти четкий силуэт крупного охотничьего пса.

Крестьян в округе до смерти напугал этот силуэт. Они прозвали его «гончей смерти» и не решались проходить мимо после наступления темноты.

Предрассудки всегда интересны. Мне захотелось увидеть ту леди, которая сделала этот фокус. Кажется, она не погибла. Она уехала в Англию вместе с группой других беженцев. Я приложил усилия, чтобы найти ее. И узнал, что ее послали в Трирн, в Фолбридж в графстве Корнуолл.

Я кивнул головой.

– Моя сестра приняла много беженцев из Бельгии в начале войны. Около двадцати человек.

– Я всегда собирался, если будет время, поискать ту леди. Хотел послушать ее собственный рассказ о той катастрофе. А потом я был занят – то одно, то другое, – и у меня это вылетело из головы. Корнуолл довольно удаленное место. Собственно говоря, я забыл обо всем этом, пока вы не упомянули Фолбридж, и я вспомнил.

– Я должен спросить сестру, – сказал я. – Возможно, она что-то об этом слышала. Разумеется, все бельгийцы давно уже вернулись на родину.

– Естественно. Все равно, если ваша сестра что-нибудь знает, я буду рад, если вы мне об этом сообщите.

– Конечно, – искренне пообещал я.

И на том мы расстались.

II

Я вспомнил об этой истории на второй день после моего приезда в Трирн. Мы с сестрой пили чай на террасе.

– Китти, – сказал я, – среди твоих бельгийцев была монахиня?

– Ты имеешь в виду сестру Марию Анжелику?

– Возможно, – осторожно ответил я. – Расскажи мне о ней.

– О, дорогой, она была самым странным созданием. Она все еще здесь, знаешь ли.

– Что? В этом доме?

– Нет-нет, в деревне. Доктор Роуз… ты помнишь доктора Роуза?

Я покачал головой.

– Я помню старика лет восьмидесяти трех.

– Доктор Лэард. О, он умер. Доктор Роуз здесь всего несколько лет. Он очень молод и очень увлекается новыми идеями. Он ужасно заинтересовался сестрой Марией Анжеликой. У нее бывают галлюцинации и тому подобное, знаешь ли, и она ужасно интересная женщина, с медицинской точки зрения. Бедняжка, ей некуда идти, и, с моей точки зрения, она была совсем не в себе, только производила сильное впечатление, если ты меня понимаешь. Ну, как я сказала, ей было некуда идти, и доктор Роуз, по доброте душевной, устроил ее в деревне. По-моему, он пишет о ней монографию, или что там пишут доктора.

Она помолчала, потом спросила:

– Но что тебе о ней известно?

– Я слышал довольно любопытную историю.

Я пересказал ей эту историю так, как услышал от Райана. Китти очень заинтересовалась.

– Она похожа на человека, который способен устроить взрыв, – если ты меня понимаешь, – заметила она.

– Мне кажется, – сказал я, испытывая все большее любопытство, – что я должен повидать эту молодую женщину.

– Повидай. Хотелось бы узнать, что ты о ней думаешь. Сначала иди и повидай доктора Роуза. Почему бы тебе не сходить в деревню после чая?

Я так и сделал.

Я нашел доктора Роуза у него дома и представился. Он казался приятным молодым человеком, но в его личности было нечто такое, что меня скорее отталкивало. В нем чувствовалась некая неистовость, которая мешала ему быть приятным.

Как только я назвал имя сестры Марии Анжелики, доктор настороженно замер. Он явно был очень заинтересован. Я передал ему описанные Райаном события.

– А! – задумчиво произнес Роуз. – Это многое объясняет.

Он быстро взглянул на меня и продолжил:

– Случай чрезвычайно любопытный. Эта женщина приехала сюда после того, как явно пережила сильный психологический шок. Она также находилась в состоянии крайнего возбуждения. У нее случались галлюцинации самого поразительно характера. Ее личность совершенно необычна. Возможно, вы захотите пойти со мной ее навестить. На нее действительно стоит посмотреть.

Я охотно согласился.

Мы отправились вместе. Нашей целью был маленький домик на окраине деревни. Фолбридж – очень живописный городок. Он лежит в устье реки Фол, в основном на восточном ее берегу, так как западный берег слишком крутой, на нем нельзя строить, однако несколько домиков прилепилось к утесам и там. Дом самого доктора стоял на самом краю обрыва, на западном берегу. Из него вы могли видеть, как большие волны бьются о черные камни.

Небольшой коттедж, к которому мы сейчас шли, стоял вдали от берега моря.

– Здесь живет участковая медсестра, – объяснил доктор Роуз. – Я договорился, чтобы сестра Мария Анжелика жила у нее. Неплохо, что она находится под присмотром опытной сотрудницы.

– Она ведет себя нормально? – спросил я с любопытством.

– Сейчас вы сможете сами судить об этом, – ответил он с улыбкой.

Участковая медсестра, симпатичная, невысокая, полная женщина, как раз садилась на свой велосипед, когда мы подошли к коттеджу.

– Добрый вечер, сестра, как ваша пациентка? – окликнул ее доктор.

– В основном как всегда. Просто сидит, сложив руки, а мысли ее витают где-то далеко. Она часто не отвечает мне, когда я с ней разговариваю, хотя надо признать, что она до сих пор плохо понимает по-английски.

Роуз кивнул и, когда медсестра уехала, подошел к двери коттеджа, громко постучал и вошел.

Сестра Мария Анжелика лежала в шезлонге. Когда мы вошли, она повернула к нам голову.

У нее было странное лицо – бледное, почти прозрачное, с огромными глазами. Казалось, в них видна безграничность трагедии.

– Добрый вечер, сестра моя, – произнес доктор по-французски.

– Добрый вечер, мсье доктор.

– Позвольте представить вам друга, мистера Энстратера.

Я поклонился, и она со слабой улыбкой чуть наклонила голову.

– Как вы сегодня себя чувствуете? – спросил доктор, садясь рядом с ней.

– Почти так же, как всегда. – Она помолчала и продолжила: – Все мне кажется нереальным. Дни прошли, месяцы – или годы? Я не знаю. Только сны кажутся мне реальными.

– Значит, вы по-прежнему видите сны?

– Всегда – всегда, и – понимаете? – сны кажутся более реальными, чем жизнь.

– Вам снится ваша родная страна, Бельгия?

Она покачала головой:

– Нет. Мне снится страна, которая никогда не существовала, никогда. Но вы это знаете, мсье доктор. Я говорила вам об этом много раз. – Она замолчала, потом вдруг сказала: – Но, может быть, этот джентльмен тоже врач, может быть, он лечит заболевания мозга?

– Нет, нет, – успокоил ее Роуз, но когда он улыбался, я заметил, какие у него необычайно острые резцы, и мне пришло в голову, что в этом человеке есть нечто волчье. – Я подумал, что вам будет интересно познакомиться с мистером Энстратером. Он знаком с Бельгией. Он недавно слышал новости о вашем монастыре.

Она обратила ко мне взгляд. Легкий румянец появился на ее щеках.

– Ничего существенного, правда, – поспешил объяснить я. – Но я обедал недавно с одним другом, который описал мне разрушенные стены монастыря.

– Значит, он разрушен!

Она воскликнула это тихо, больше про себя, чем для нас. Потом еще раз взглянула на меня и неуверенно спросила:

– Скажите, мсье, ваш друг сказал, как… каким образом… он был разрушен?

– Он был взорван, – ответил я и прибавил: – Крестьяне боятся проходить мимо него по ночам.

– Почему боятся?

– Из-за черной отметины на разрушенной стене, – ответил я. – Они испытывают суеверный страх.

Она подалась вперед.

– Скажите, мсье, скорее, скорее скажите мне! На что похожа эта отметина?

– Она напоминает силуэт огромной собаки, – ответил я. – Крестьяне прозвали ее «гончей смерти».

С ее губ сорвался пронзительный крик.

– Ах! Так это правда, это правда… Все, что я помню, – правда. Это не какой-то страшный сон. Это произошло! Это произошло!

– Что произошло, сестра моя? – спросил доктор тихо.

Она быстро повернулась к нему.

– Я вспомнила! Там, на ступеньках, я вспомнила. Я вспомнила, как это сделать. Я использовала силу так, как мы это делали раньше. Я стояла на ступеньках алтаря и просила их не двигаться дальше. Просила уйти с миром. Они не слушались, они приближались, несмотря на мое предостережение. И тогда… – Она нагнулась вперед и сделала странный жест. – И тогда я выпустила на них Гончую смерти…

Она откинулась на спинку кресла, вся дрожа, с закрытыми глазами.

Доктор встал, принес из посудного шкафа стакан, наполовину наполнил его водой, добавил каплю-другую из маленькой бутылочки, которую достал из своего кармана, а потом отнес стакан ей.

– Выпейте это, – властно произнес он.

Мария Анжелика повиновалась, – казалось, чисто механически. Глаза ее были устремлены вдаль, словно она рассматривала что-то внутренним взором.

– Но, значит, это правда, – сказала она. – Всё. Город Кругов, Народ Кристалла – всё. Это всё правда.

– Наверное, да, – ответил Роуз.

Голос его звучал тихо, успокаивающе, явно с целью подтолкнуть, а не потревожить течение ее мыслей.

– Расскажите мне о Городе, – попросил он. – Кажется, вы сказали – Город Кругов?

Она ответила рассеянно, автоматически:

– Да, там было три круга. Первый круг для избранных, второй – для жриц и внешний круг – для жрецов.

– А в центре?

Сестра резко втянула воздух, и в ее голосе зазвучало неописуемое благоговение.

– Дом Кристалла…

Когда она выдохнула эти слова, ее правая рука поднялась ко лбу, а палец начертил там какой-то знак. Ее тело застыло, глаза закрылись, она слегка покачнулась, а потом вдруг рывком выпрямилась, словно внезапно проснулась.

– Что случилось? – растерянно спросила она. – Что я говорила?

– Ничего, – ответил ей Роуз. – Вы устали. Вам нужно отдохнуть. Мы вас покинем.

Она выглядела немного ошеломленной, когда мы уходили.

– Ну, – спросил Роуз, когда мы оказались за дверью. – Что вы об этом думаете?

И он искоса бросил на меня острый взгляд.

– Полагаю, ее сознание совершенно расстроено, – медленно произнес я.

– Вам так показалось?

– Нет, собственно говоря, ее слова звучали убедительно, как ни странно. Когда я слушал ее, у меня возникло впечатление, что она действительно сделала то, о чем говорила, – сотворила некое колоссальное чудо. Ее вера в то, что она совершила, кажется очень искренней. Поэтому…

– Поэтому вы говорите, что ее сознание расстроено. Это верно. А теперь посмотрите на это под другим углом. Предположим, что она действительно сотворила это чудо; предположим, она действительно сама разрушила здание и уничтожила несколько сотен людей.

– Простым усилием воли? – спросил я с улыбкой.

– Я бы выразился не совсем так. Вы ведь согласны, что один человек может уничтожить множество людей, прикоснувшись к выключателю, который управляет системой мин.

– Да, но это механическое устройство.

– Правда, механическое, но, в сущности, это и есть способ обуздать силы природы и управлять ими. Гроза и генератор электричества – в основном одно и то же.

– Да, но чтобы управлять грозой, мы должны использовать механические средства.

Роуз улыбнулся.

– Я сейчас отклонюсь от темы. Существует вещество под названием метилсалицилат. В природе оно встречается в растениях. Но люди также могут синтезировать его искусственно, в химической лаборатории.

– И что же?

– Я хочу сказать, что часто есть два способа получить один и тот же результат. Наш способ, следует признать, относится к синтетическим. Возможно, существует другой способ. Например, индийские факиры добиваются результатов, которые не имеют простого объяснения. То, что мы называем сверхъестественным, – всего лишь естественное, законы которого мы пока не понимаем.

– Что вы имеете в виду? – спросил я, завороженный его словами.

– Я не могу полностью исключить возможность того, что человек способен подключиться к какой-то мощной разрушительной силе и использовать ее в своих целях. Те средства, при помощи которых это было сделано, могут казаться нам сверхъестественными, но в действительности таковыми не являются.

Я молча смотрел на него.

Он рассмеялся и небрежно произнес:

– Это рассуждение, только и всего… Скажите, вы заметили тот жест, который она сделала, когда упомянула о Доме Кристалла?

– Она приложила руку ко лбу.

– Вот именно. И нарисовала там круг. Почти так же, как католик осеняет себя крестом. Я вам расскажу кое-что интересное, мистер Энстратер. Слово «кристалл» так часто встречается в бессвязной речи моей пациентки, что я одолжил кристалл и однажды неожиданно достал его, чтобы проверить ее реакцию на него.

– И что же?

– Результат был очень любопытный и наводил на размышления. Все ее тело оцепенело. Она уставилась на него, словно не верила своим глазам. Потом опустилась перед ним на колени, прошептала несколько слов – и лишилась чувств.

– Что это были за слова?

– Очень любопытные слова. Она произнесла: «Кристалл! Значит, Вера все еще жива!»

– Потрясающе!

– Наводит на размышления, не так ли? А теперь еще кое-что любопытное. Когда она очнулась от обморока, то все забыла. Я показал ей кристалл и спросил, знает ли она, что это такое. Она ответила, что, по ее мнению, это такой кристалл, каким пользуются гадалки. Я спросил, видела ли она раньше такой кристалл. Она ответила: «Никогда, мсье доктор». Но я видел ее озадаченный взгляд. «Что вас беспокоит, сестра моя?» – спросил я. И она ответила: «Это так странно. Я никогда раньше не видела кристалла, но все же мне кажется, я хорошо его знаю. Есть что-то… если бы я только могла вспомнить…» Попытка вспомнить явно так ее расстроила, что я запретил ей думать об этом. Это было две недели назад. Я намеренно ждал подходящего момента. Завтра я перейду к следующему эксперименту.

– С кристаллом?

– С кристаллом. Я заставлю ее смотреть в него. Думаю, результат должен быть интересный.

– Чего вы надеетесь добиться? – с любопытством спросил я.

Я спросил просто так, но мои слова оказали неожиданное действие. Роуз замер, покраснел и заговорил уже другим тоном, более официальным, тоном профессионала.

– Пролить свет на некоторые психические расстройства, не до конца понятные. Сестра Мария Анжелика – очень интересный объект для изучения.

Значит, интерес Роуза был чисто профессиональным? Я в этом сомневался.

– Вы не возражаете, если я тоже приду? – спросил я.

Возможно, это была просто игра моего воображения, но мне показалось, что он заколебался, прежде чем ответить. Моя интуиция вдруг подсказала мне, что он против моего присутствия.

– Конечно. Не вижу препятствий. – И прибавил: – Полагаю, вы здесь пробудете не очень долго?

– Только до послезавтра.

Мне показалось, что ответ его обрадовал. Лицо его просветлело, и он заговорил о недавних опытах на морских свинках.

III

Я встретился с доктором, как мы договорились, на следующий день после ленча, и мы вместе отправились к сестре Марии Анжелике. Сегодня доктор был образцом добродушия. Я подумал, что он стремится стереть то впечатление, которое произвел вчера.

– Вы не должны принимать всерьез то, что я наговорил вчера, – заметил он со смехом. – Мне бы не хотелось, чтобы вы сочли меня любителем оккультных наук. Моим самым большим недостатком является то, что я всегда стремлюсь добраться до истины.

– Неужели?

– Да, и чем более фантастичный случай попадается, тем больше он мне нравится.

Он рассмеялся, как смеется человек над забавной слабостью.

Когда мы пришли в коттедж, медсестра захотела проконсультироваться о чем-то с Роузом, и я остался наедине с сестрой Марией Анжеликой.

Я видел, что она пристально меня разглядывает. Потом заговорила:

– Наша милая медсестра сказала мне, что вы – брат той доброй леди из большого дома, куда меня поместили по приезде из Бельгии?

– Да, – ответил я.

– Она была очень добра ко мне. Она хорошая.

Она помолчала, словно размышляя о чем-то. Потом продолжала:

– Мсье доктор, он тоже хороший человек?

Мне стало немного неловко.

– Ну, да. То есть я так думаю.

– А! – Она сделала паузу, потом сказала: – Конечно, он ко мне очень добр.

– Я в этом уверен.

Она бросила на меня внимательный взгляд.

– Мсье, вы… вы, который сейчас разговаривает со мной, вы считаете меня безумной?

– Сестра моя, такая мысль никогда…

Она медленно покачала головой, прервав мои протесты.

– Безумна ли я? Не знаю, то, что я помню… то, что я забываю…

Она вздохнула, и в этот момент в комнату вошел Роуз. Он весело поздоровался с ней и объяснил, чего хочет от нее.

– Некоторые люди, видите ли, обладают даром видеть что-то в кристалле. Мне кажется, вы владеете таким даром, сестра моя.

По-видимому, она расстроилась.

– Нет, нет, я не могу. Пытаться прочесть будущее – это грех.

Роуз был поражен. Это была точка зрения монахини, которой он не предвидел. Он проявил находчивость и изменил обоснование опыта.

– Не следует заглядывать в будущее. Вы совершенно правы. Но смотреть в прошлое – другое дело.

– В прошлое?

– Да, в прошлом так много странного. У человека внезапно возникают картинки из прошлого, он их видит одно мгновение, потом они снова исчезают. Не старайтесь что-то увидеть в кристалле, раз вам это не позволено. Просто возьмите его в руки, вот так. Посмотрите в него, загляните глубоко. Да, еще глубже, еще глубже… Вы вспоминаете, не так ли? Вы вспоминаете. Вы слышите, как я с вами разговариваю. Мы можете отвечать на мои вопросы. Ведь вы меня слышите?

Сестра Мария Анжелика взяла кристалл, как ей велели; она держала его со странным благоговением. Затем, когда она всмотрелась в него, ее глаза стали пустыми и невидящими, голова поникла. Казалось, она уснула.

Доктор осторожно взял у нее кристалл и положил его на стол. Приподнял край ее века. Потом подошел и сел рядом со мной.

– Мы должны подождать, пока она проснется. Это ненадолго, мне кажется.

Он был прав. Прошло пять минут, и сестра Мария Анжелика шевельнулась. Ее глаза сонно раскрылись.

– Где я?

– Вы здесь, дома. Вы немного вздремнули. Вам ведь что-то снилось, не так ли?

Она кивнула головой.

– Да, я видела сон.

– Вам снился Кристалл?

– Да.

– Расскажите нам об этом.

– Вы сочтете меня безумной, мсье доктор. Потому что, видите ли, в моем сне Кристалл был священным символом. Я даже придумала себе второго Христа, Учителя Кристалла, который умер за свою веру; его сторонников преследовали, казнили… Но вера устояла… Да, пятнадцать тысяч полных лун, то есть пятнадцать тысяч лет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении