Константин Воронин.

Камень, Клинок, Кулон. Трилогия



скачать книгу бесплатно

Никто не ожидал, что так получится.

– Никто ничего не ожидал, – злобно сказал сержант, – Петров, перезаряди кассету.

Четвертый охранник, до этого молча стоявший в стороне, высыпал из кассеты гильзы в кучу таких же отстрелянных гильз (а я-то думал, почему при стрельбе гильзы из робота не летят?), стал укладывать патроны из цинки в пустую кассету.

Я подошел к нему, и по-русски спросил: – Петров, а по имени-то как?

– Веня.

– Серега. Иванов. А мне Донован сказал, что весь русский взвод погиб.

– Весь и погиб. Знаешь, какие там ребята были!.. Рост у каждого – не меньше метра восьмидесяти, вес – под сотню кило накачанных мышц. У каждого черный пояс по карате, или по дзю-до, или по рукопашке. Все отслужили в спецназе, все – снайпера. Я калибром не вышел служить в этом взводе. Нас тут несколько человек русских из других подразделений, – он шмыгнул носом. – У меня двоюродный брат в русском взводе служил.

Ребята полегли достойно. Как всегда, русскими трупами «дыры затыкают». Что в 1812 году, что в 1914-м, в 1941-м, в 2049-м годах. Я по рации слышал, как они дрались до последнего патрона, а потом пошли в рукопашную. Последний из них успел передать: «Мы все погибли здесь, выполняя приказ», – он опять шмыгнул носом.

Дежа вю. Где-то я эту фразу про приказ уже слышал.

– Сержант, нельзя ли и моего робота подзарядить патронами? – спросил я у негра.

– Нет. Указаний никаких не было, а патроны нам самим нужны. Сколько мы еще тут просидим – неизвестно. Это сейчас чуть полегче стало, а поначалу так на нас перли…

Ровненькая куча гильз показывала, что стреляет тут только робот. Вспомнились охранники возле вычислительного центра. Они действительно воевали, а эти отсиживались за спиной патрульного робота. Бывают и в нашем саду гнилые яблочки…

– Пока, Веня, может и свидимся, – кивнул я соотечественнику и поспешил за своим роботом. Попутно прокачивал полученную информацию. Кто-то в старых лабораториях проник в центр связи и отключил связь на базе, а, может быть, и внешнюю связь. Хоккинс? А зачем это ему? Посмотрел на GPS-ку. Центр связи в самой середине старого корпуса. Ладно, попробуем добраться и туда.

Впереди по полу полутемного коридора зашлепали чьи-то ноги. Но робот огня не открыл. А вдруг патроны кончились? Да, нет, глупости. И тут мне на шею из темноты бросилась девушка. Она была в пижаме и босиком.

– Я знала, что вы придете. Я верила, что спасете, – хриплым, сорванным голосом, горячо зашептала она на русском языке.

Мне с трудом удалось развести, судорожно вцепившиеся в меня с недюжинной силой, девичьи руки.

– Ты кто? Как сюда попала? – Тоже по-русски спросил я, разглядывая высокую, длинноногую, но широкобедрую девушку с высокой грудью, выглядывающей в вырез пижамы.

– Я – Валя. Валя Сомова. Лаборантка из группы профессора Ясуловича, – торопливо выпалила девушка, ухватив меня за рукав, точно боялась, что я вдруг исчезну.

Из сбивчивого рассказа девушки, я узнал, что Валя отсыпалась после бурной, допоздна затянувшейся, встречи Нового года.

Ее разбудил топот возле дверей комнаты, громкие крики и истошный женский вопль. Выскочив из комнаты в пижаме и шлепанцах, Валя сразу же наткнулась в коридоре на Ванду, сотрудницу из их группы. Ванда валялась на полу с откушенными выше коленей ногами и пронзительно визжала. Валя, зажав уши ладонями, подошла к Ванде, но та дернулась и затихла. За углом коридора раздалась бешеная пальба, и обезумевшая Валя бросилась туда, не думая, что может попасть под пули. Она увидела на полу тающие, как снег под лучами весеннего солнца, останки какого-то зверя, а впереди виднелись спины уходящих охранников.

Валя бросилась за ними, пытаясь их окликнуть, но крик застрял в сведенном спазмом горле. Охранники побежали и девушка оставила надежду их догнать. Она увидела дверь своей лаборатории, и, привычно набрала код доступа. Но на табло появилась надпись: «Дверь заблокирована». Валя решила вернуться в свою комнату и запереться там.

И тут навстречу Вале вышел седоголовый профессор Генрих Ясулович в пижаме. Он прохрипел: – Валечка.., – и рухнул к ее ногам. Вся пижама на спине профессора и сама спина были разодраны, так, что виднелись кости. Кровь хлестала ручьями из ран. Валя присела перед ним, но профессор не шевелился. Девушка схватила его руку и не нащупала пульс, а рука начала холодеть. Из-за угла, где находилась Валина комната, раздался громкий звериный рев. Валя подскочила и понеслась по бесконечным коридорам, потеряв на бегу шлепанцы. По дороге ей попалась оторванная от стены, узкая металлическая панель. Совершенно бездумно девушка подхватила полосу металла. Когда на Валю бросилась из темноты какая-то тварь, со всего маху Валя огрела ее этой панелью, рванула, как спринтер на дистанции, и налетела на меня.

Робот деловито расстрелял ту зверюгу, которая, похоже, очнулась после Валиного удара.

– Вы же не бросите меня? Можно я пойду с вами?

В огромных глазах девушки стояли слезы. Круглое личико с маленьким курносым носиком, полные, дрожащие от страха губы. Ах, как она была хороша! С каким удовольствием я встретился бы с ней в другой, спокойной обстановке. But, war is war!*

* Но, война есть война (англ.)

– Ни на шаг не отставать! Иди рядом со мной. Робот нас защитит от любой опасности.

Валя благодарно всхлипнула и пошла рядом, по-прежнему не отпуская мой рукав. Уже уверенный в мощи и реакции патрульного робота, я взял в свою ладонь узенькую, нежную Валину ладошку. Полная идиллия, но вот, посреди коридора валяется труп с выгрызенными внутренностями.

– Я его не видела. Или не заметила, – прошептала, вздрогнув, Валя.

Я увлек девушку за собой. Мы прошли мимо мертвого Ясуловича, мимо скрючившейся в предсмертной судороге Ванды. Потная ладонь Вали все сильнее стискивала мою ладонь. Это было тяжелейшим испытанием для девушки, мирно и беззаботно жившей на свете.

Когда мы прошли еще две сотни метров, Валя вздохнула:

– Надо было в комнату зайти, хоть кроссовки одеть.

– Проехали. Раньше надо было думать, радость моя, – добродушно пробормотал я, и удивился, увидев, как глаза Вали, раньше наполненные страхом и тревогой, вдруг вспыхнули счастливым светом.

«Много ли женщине надо? Лишь одно ласковое слово…»

– Да, конечно, пол гладкий, теплый.

Панель в коридоре была оторвана и из дыры торчал конец разорванной трубы. А из трубы, на уровне моей груди, била струя огня, опаляя противоположную стену коридора.

– Валя, придется проползти под огнем.

– Хорошо, – Валя безропотно опустилась на четвереньки.

Препятствие было ерундовым. Через пару метров я поднялся на ноги и протянул руку Вале, чтобы помочь ей встать. В широкий вырез Валиной пижамы были отчетливо видны крупные, полные груди девушки, но не отвисшие, а чашеобразные, с широким основанием, с маленькими нежно-розовыми сосками.

Валя перехватила мой пристальный взгляд и залилась алой краской смущения. «Ей и бесстыдство не знакомо? Просто уникум какой-то! Если останусь в живых… Вот именно, если останусь. «Мы все погибли здесь, выполняя приказ…". Где же я это слышал?». Взял опять Валю за руку и почувствовал, как дрожит слегка ее ладонь. Ну, надо же было встретиться с этой девушкой в такой обстановке?!

Вот и конец «безоблачному счастью». Впереди замаячили широкие двустворчатые двери со старой, запыленной надписью: " Лабораторный комплекс». Но перед дверями лежали три охранника. У одного голова была оторвана напрочь, автомат валялся в стороне. Другой был разодран на куски: ноги – отдельно, руки – отдельно. От третьего остался обгоревший скелет, но возле него была россыпь гильз, похоже, парень успел расплатиться за свою смерть.

Валя сильно побледнела при виде трупов, но держалась мужественно.

Я присел перед безголовым трупом. Размер ноги у него был совсем маленьким, и я решительно начал расшнуровывать его берцы. Носки, слава богу, оказались чистыми, без стеснения стащил их с окоченевших ног. Вид покойников не вызывал у меня никаких эмоций. Ну, умерли и умерли, через полчаса, может, и я умру. Еще в школе охранников совершенно спокойно ходил на обязательные посещения морга, с присутствием на вскрытиях. Чего бояться покойников? Живых бояться надо.

Протянул носки и ботинки Вале.

– Обувайся.

Она отрицательно помотала головой.

– Они же с мертвого!

– Вот именно. Ему они уже не нужны. Но мы-то живы. Тут не только гладкий пол бывает, есть и рифленка, и решетчатый. Одевай!!!

Окрик подействовал. Валя уселась на пол и принялась обуваться. Я стоял рядом и любовался девушкой. Валя встала на ноги и потопала по полу берцами:

– Точно по ноге. Нигде не жмет, не давит.

Надо же, как повезло с этой обувью тридцать девятого размера. Помедлив, я снял с убитого бронежилет, отстегнул от пояса фляжку с водой и нож в ножнах. Нож прицепил себе на пояс, а «броник» подал Вале.

– Для защиты, на всякий случай.

Валя неумело принялась возиться с застежками. Бронежилет был, вроде бы, как и впору, но совершенно не сходился на груди. Ну, хотя бы спина и бока прикрыты.

– Стрелять умеешь?

– Нет, совсем не умею.

– Тогда оставлять тебе пистолет бесполезно. Вот фляжка с водой и плитка шоколада. Робот защитит тебя от любого врага. Даже, если я не вернусь обратно, кто-нибудь здесь появится. Робота просто так не бросят, а на возвращение он не запрограммирован. Но, если вдруг он куда-то пойдет, иди за ним следом. Он выведет тебя к нашим. Садись рядом с роботом и отдыхай. А мне пора дальше двигаться.

Подобрал с пола автомат, взял у покойников шесть магазинов, засовывая их во все имеющиеся у меня карманы. Прихватил и пару пистолетных обойм. Но главным приобретением были ручные гранаты.

Валя тронула меня за рукав: – Можно я пойду с тобой. Мне страшно одной оставаться, – в голосе были слезы.

– Валюша, – как можно мягче, сказал я ей, – ты не одна. С тобой – робот. А там очень опасно. Намного опаснее, чем здесь. Стрелять ты не можешь. В некотором роде, будешь лишь обузой.

Пока мы с Валей препирались, робот выпустил две длинных очереди в разные концы коридора, и я с тревогой подумал: сколько же в нем осталось патронов? «Ну, и сволочь этот сержант-негр возле центра связи», – вспомнил я кучу патронных ящиков возле баррикады. А, если патроны в роботе закончатся, когда он будет охранять Валю? Я заколебался.

Валя подошла ко мне вплотную, взяла в свои маленькие ладошки мою руку, посмотрела умоляющим взором огромных карих глаз с длинными, пушистыми ресницами.

– Ну, пожалуйста, возьми меня с собой. Я буду твой автомат нести, тебе же неудобно, когда оба плеча оружием заняты.

Обаяния ей было не занимать. Все, кого о чем-либо просила красивая девушка, меня поймут. Я протянул Вале автомат. Она повесила ремень на плечо и радостно, по-детски непосредственно, захлопала в ладоши.

– Ура! Ура! А как мы туда попадем? Мне рассказывали, что после того, как лаборатории перевели на новое место, здесь частенько любили уединяться влюбленные парочки. После какого-то несчастного случая корпус закрыли наглухо. Все двери заварили, шлюзы тоже. Оставили только эту дверь, но она на замке.

– У меня есть ключ, – я достал электронный ключ, который дал мне Донован, приложил его к запыленному, но светящемуся дисплею замка. Загорелась надпись: «Вход разрешен», дверь поехала в сторону и я шагнул к входу, держа плазмомет наизготовку.

– Валя, иди за моей спиной, если что-то увидишь необычное, или услышишь, или почувствуешь, говори мне. Я могу что-то пропустить, чего-то не заметить. Мы должны найти человека, прошедшего в этот корпус до нас. Предположительно, это – мистер Хоккинс.

– Ой, наш директор.

– Ты его знаешь?

– Да, так, видела несколько раз. Здоровенный такой дядька, ростом метра два будет.

– А в старом корпусе приходилось бывать?

– Нет. Когда я сюда приехала, он уже был заперт.

– Значит так, робота-хранителя теперь с нами не будет. Осторожность и еще раз осторожность. Это не кино, умирают один раз и навсегда. Может, передумаешь и останешься?

– Нет. Я пойду с тобой. Хоть в ад.

Приятно слышать такое от симпатичной девушки.

– Пойдем. Удачи всем нам!


Сразу за дверями была небольшая площадка от которой тянулся узкий металлический мост, огражденный трубчатыми перилами. Мост заканчивался другой дверью. Что было под мостом – не разглядишь, все терялось в густой темноте. Но чувствовалось, что высота не маленькая. Освещение было довольно тусклым, метров на двадцать вперед было видно, не дальше.

Валя топала сзади ботинками по решетчатому металлу настила. Похоже, она чувствовала себя спокойно за моей спиной. А вот меня не покидало смутное беспокойство, что я чего-то не учел, что-то важное пропустил. Не снимая пальца со спускового крючка, периодически быстро оглядывался назад, неизменно встречая ласковую Валину улыбку. Пройдя мост, мы очутились за дверью в длинном коридоре, с таким же полутемным освещением.

– Валя, а у тебя бой-френд или по-нашему – парень, есть? – Идти молча было тягостно.

– Нет, точнее, раньше не было, а теперь есть. Я тебя ждала.

Я остановился и Валя со всего маху налетела мне на спину.

– Ой!

Никаких слов в ответ на такое откровенное признание у меня не нашлось. А Валя продолжила:

– Я ведь даже не знаю, как тебя зовут. Девчонки из лаборатории умерли бы от смеха: «Валя-недотрога влюбилась в человека, не зная его имени».

Проглотив комок в горле, я выдавил: – Сергей. Сергей Иванов.

– Сереженька!

Это было сказано так, что кровь бросилась мне в голову, но в конце полуосвещенного коридора показались две «крысы». Вскинув плазмомет, нажал коротко на спуск раз, потом другой. Прицел был автоматическим, да, и, что можно было разглядеть из-за струи белого, слепящего пламени, вырывавшегося из дула. Я только почувствовал, как оружие дернулось сначала чуть влево, потом – чуть вправо. Блин! Ох, уж эта война! Сейчас бы целоваться с Валей, после такого ласкового и страстного произнесения моего имени, но ведь сожрут же гады в момент любовных объятий!

За дверью был опять узенький решетчатый мост с тоненькими трубчатыми поручнями. В конце его – дверь. Что там ждет – неизвестно. Но пока какая-нибудь тварь добежит к нам через мост, я сто раз успею выстрелить. И я повернулся к Вале:

– Следи за дверью в конце моста, – взял в ладони ее лицо, и, не закрывая ей обзор на дверь, короткими поцелуями стал покрывать ее шею, округлый подбородок с неглубокой милой ямочкой.

– Валечка, я тоже ждал встречи с тобой всю жизнь. Ты – моя мечта.

Валя протянула мне навстречу свои нежные, пухлые губы. Я только коснулся их своими губами, почувствовав их упругую свежесть, и тотчас отпрянул, поворачиваясь к Вале спиной.

– Валюшенька, у нас все с тобой еще будет, солнышко мое, но здесь опасно, очень опасно. Вперед, за мной! – и мы побежали через мост.

Как бы в подтверждение моих слов, когда до конца моста оставался метр, дверь в его конце, начала открываться. На площадке перед дверью стояли несколько металлических контейнеров, и я нырнул за один из них, увлекая за собой Валю. От контейнера пахло какими-то химикалиями. Это нас и спасло, заглушая наш запах. Кто-то громко фыркнул и по мосту двинулась огромная туша, еле помещавшаяся между поручнями.

Когда эта зверюга дойдет до конца моста, то на площадке перед дверью сможет повернуться, и тогда увидит нас. Осторожно сняв с Валиного плеча автомат, я прицелился в отверстие, видневшееся под лихо загнутым кверху хвостиком. Передвинул предохранитель на автоматический огонь, и эти два тихих щелчка остановили зверя, заставив его прислушаться. Но повернуться на мосту он никак не мог и, с чувством победного злорадства, я разрядил полмагазина в цель. Чудище подскочило, и, сминая поручни, полетело вниз с моста. Через какое-то время внизу раздался гулкий шлепок.

Все стихло.

– Пойдем, – потянул я за собой онемевшую Валю. Вставил в автомат новый магазин, сунув полупустой в разгрузку. Быстро чмокнул Валю в щеку, вешая ей на плечо автомат.

– Вперед, мой храбрый оруженосец!

А дальше были бесконечные извилистые коридоры и все те же узенькие металлические мостики. Не знаю, о чем думали создатели этого старого корпуса, но, с точки зрения охраны и обороны, архитектура не годилась ни к черту! Несколько раз из-за поворота коридора на нас выскакивали твари. Я решил экономить плазму (одна обойма уже опустела) и взял у Вали автомат. Плазмомет ей не отдал, откинул за спину – вдруг появится какой-нибудь монстр, против которого автомат бессилен. Но магазины автомата пустели катастрофически быстро. Вскоре пришлось отбросить автомат в сторону – кончились патроны. Теперь я лучше понимал братьев-охранников. Против этих тварей автомат был неэффективным оружием.


Наконец-то мы добрались до лифта, который мог привезти нас к центру связи. По закону подлости, светилась тусклая табличка: «Лифт не работает из-за нехватки энергии».

Я достал GPS-ку. Рядом с лифтом должна находиться ремонтная лестница. Подсвечивая фонариком, нашел узенькую дверцу, открывавшуюся вручную. Дернув ручку вниз, потянул дверь на себя. Спасла реакция. Когда в дверь просунулась «крысиная» морда, я отшатнулся и изо всех сил врезал по двери ногой. Металлическая дверь сработала, как гильотина. Через минуту пол был чист. Мы вошли в тесный закуток, где и начиналась лестница. Закинув оружие за спину, я взялся руками за холодные металлические прутья, стал подниматься вверх.

Лестнице, казалось, не будет конца. Позади тяжело дышала Валя. Насколько мы беззащитны сейчас, находясь на этой лестнице. Хорошо, что среди тварей не было «летучих», а то не добрались бы на самую верхотуру.

Перевалившись через невысокий поребрик, я помог вылезти Вале. Даже мне пришлось туго на таком подъеме, что уж говорить про нетренированную, слабую девушку.

Мы лежали рядом на металлическом настиле, пытаясь отдышаться.

– Какая ты у меня молодчина!

– Стараюсь, – слабо улыбнулась Валя. Незастегнутый бронежилет на груди вздымался частыми толчками. И, в очередной раз мне пришлось напомнить самому себе, что смерть гуляет совсем рядом. А я тут разлегся!

Подскочив, огляделся вокруг. Рядом – дверь.

– Пойдем, Валюшенька, – протянул руку, помогая подняться.

За дверью находился совершенно темный зал. Джипиэска показала, что короткий коридор из этого зала ведет прямо к центру связи. Не видно ни зги. Я включил фонарь, мы пошли к нужному коридору. И тут на плитах пола, покрытых толстым слоем пыли, в ярком свете фонаря, я отчетливо разглядел две цепочки свежих следов. Одна из цепочек была оставлена ботинками размера тридцать восьмого-тридцать девятого. Другая – еще меньшими следами.

А ведь Хоккинс, по словам Вали, был очень крупным мужчиной.

– Валя, какой, примерно, размер обуви у Хоккинса?

– Ну-у-у, где-то размер сорок пятый, сорок шес…

Обернувшись назад, вместо Вали я увидел клыки чудовища из моего сна, перепачканные алой кровью.

Прыгнув, каким-то неестественным, фантастическим прыжком, спиной вперед, нажал на спуск плазмомета, и давил на него, пока не кончилась обойма. Плазма отшвырнула чудовище на несколько шагов, превращая его в горстку пепла. Перезарядив плазмомет (первым делом – приведи оружие в боевую готовность), я включил фонарь. От Вали осталась голова с плечами и ноги, чуть ниже колен. По киношному сценарию полагалось истошно кричать: «Валя! Валя!». Или закрывать Валины широко распахнутые карие глаза, обещая отомстить за смерть любимой. Но, это в кино. Я был в ступоре пару секунд. Вот оно – шуршание мягких лап. Втиснувшись в угол между залом и коридором, в полном мраке, я нажал на спуск плазмомета, направив его на светящиеся красные глаза.

И понеслась «веселуха». Плазмомет дергался, повинуясь наводке автоприцела. Запах чего-то горелого заполнил зал. Норадреналина мне было в этот момент не занимать. «Сдохните, суки! Умрите, твари! Подыхайте, сволочи!». Громко щелкнул плазмомет – кончилась обойма. Откинуть крышку, из разгрузки рвануть новую обойму, запихнуть ее на место пустой, выскочившей на пол. Пара секунд, но уже сработало «надцатое» чувство – моя нога вылетела вперед, воткнувшись во что-то мягкое, зубы зверя щелкнули впустую, промахнувшись. И снова плазмомет начал пляску смерти – только удержи в руках. Струя плазмы давала отсвет на зал. Вот повалили толпой «серые скелеты». Что они делают со своими жертвами? Душат? Разрывают на части? Выпивают кровь? Но до меня им сегодня не добраться! Горите белым пламенем, адово семя! Плюнула огнем «жаба». Увернулся, отпрыгнул в сторону, не отрывая спину от стены. А как насчет плазмы в брюхо?! Расстегнул кобуру пистолета. Меняя следующую обойму с плазмой, вырвал из кобуры пистолет и палил перед собой наугад. Повезло, не съели. Повел плазмомет, преодолевая сопротивление автоприцела, широкой дугой, слева направо, сметая струей плазмы все, попадавшееся на пути. Огненный шар полетел на меня. Кувырок через голову. Всю пыль с пола собрал. Не отходи от стены – зайдут сзади. На, получай!

Когда зарядил в плазмомет последнюю обойму, глаза, адаптировавшиеся к полной темноте, сменяемой вспышками плазмы, увидели гору, двигающуюся ко мне. Король тварей? Оружие застыло на месте. Пока цель не уничтожена, автоматический прицел не передвинет дуло в сторону.


Фу-у-ух! Вот, похоже, и все. Маленький дисплей на плазмомете показывал остаток заряда в обойме – 3%. На один хороший выстрел. В «зале смерти» было тихо. Сменив обойму в пистолете, я медленно побрел по коридору, ведущему к центру связи. Сил осталось – на раз пописать.


Вот она – дверь в центр связи. А сзади, по коридору снова еле слышный топот. Ручную гранату – за угол. Разрыв. Пауза. Еще одну. Подождать, пускай полезут. Третью. Разрыв. Ожидание. Четвертую. И бешеный рывок к двери центра. Если заперто – мне хана!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное