Константин Муравьёв.

Серый: Серый. Подготовка. Стальной рубеж



скачать книгу бесплатно

«Ну, вот и ответ на мой вопрос, – подумал я, – что это за интерфейс и с чем он связан».

Интерфейс какой-то нейросети.

«Практически все понятно», – сарказм никогда не был моей сильной стороной, а так, умел бы смеяться, рассмеялся бы своей шутке.

В кои-то веки сумел сострить.

Откинем пока предположение, что я в гробу, – значит, это какой-то агрегат.

Блин, есть причины у меня не любить разные механические штуки и моменты нахождения в них. Ну да ладно, сейчас не до фобий.

Что это?

= Автономный медицинский модуль – «АвтоДок-32». Производство: Звездное Содружество Независимых Государств. Империя Агар. Поколение оборудования: три. Модификация: вторая версия.

«Тупею с каждым мгновением, раньше нужно было спросить», – понял я, услышав ответ.

И поэтому сразу спросил:

«Цель моего нахождения тут?»

Не просто так же меня засунули в этот медицинский модуль.

Может, кто-то меня хочет вылечить. Правда, это вряд ли, с учетом всего того, что я слышал о трансплантации органов и вспомнил о доброжелательности местного контингента.

И особенно нет никакого доверия к версии моего лечения с учетом того чувства опасности, что меня сопровождало во время нахождения тут.

= Провожу сканирование. Сканирование не выявило результатов. Необходимо подключение к интерфейсу медицинского модуля. Произвести?

«Давай, делай, что нужно», – соглашаюсь я – а какие есть варианты?

Умирать в третий раз как-то уже не улыбается и не смешно. Так что поборемся, коль есть такая возможность.

= Подключение установлено. Сканирую рабочие параметры установки. Параметры получены. Недостаточно локальных ресурсов и данных для анализа. Необходимо подключение к базе знаний пользователя. Произвести?

«Да», – кратко ответил я.

Зря я это сделал.

Когда-то, правда не знаю когда, я думал, что та штука хозяйки делала мне больно.

Это оказалось не так. Сейчас ощущение было таким, будто кто-то прогрызается мне прямо в мозг.

Не знаю, сколько это длилось, я думал, что бесконечно долго и что от этой странной боли в своей голове я сойду с ума, но, как ни странно, не сошел.

Даже не пискнул и не брыкнулся, что непонятно.

= Рецепторные и нервные реакции оператора на время процедуры подключения были заблокированы.

«Если заблокированы, то почему же я все это так прекрасно почувствовал?» – зло спросил я.

= Нет данных, – просто ответили мне.

Но зато практически сразу последовала фраза:

= Анализ полученных параметров текущей активности медицинского модуля завершен.

«И что там?» – спросил я.

= Ментомодуль находится в режиме, запрограммированном на извлечение нейросети из оператора. Вероятность извлечения нейросети – сто процентов. Вероятность сохранения целостности нейросети – сто процентов. Вероятность гибели оператора – семьдесят процентов. Вероятность необратимых повреждений мозга оператора – сто процентов.

«Ну ни черта себе, – резко забеспокоился я, – так это я в любом случае если и не труп, то полный дебил.

Как-то такая перспектива меня тоже не сильно устраивает».

Но что-то меня немного смущало в последней полученной информации, и тут до меня дошло.

«Постой, – обратился я к этой самой нейросети, – а как ты вообще узнала о грозящей мне опасности, если данные получены только сейчас?»

= Предыдущий информационный пакет данных получен от самого оператора и передан в управляющий интерфейс одним из активированных ментомодулей.

«Чего? – удивился я. – Как это – переданы мной? Я и находился-то без сознания».

= Нет ответа.

«А что за ментомодуль?» – спросил я о том, за что зацепился мой слух.

= Модуль, отвечающий за ментальную и информационную активность оператора.

Ага, все стало еще понятнее.

Хотя ментал – это вроде что-то из каких-то непонятных способностей человека вроде интуиции, телепатии и прочего.

О, они и называются вроде ментальные.

Необычно. Ну да ладно, примем на веру.

Что делать дальше?

* * *

Счет.

Раз. Я в каком-то медицинском модуле.

Два. Из меня хотят извлечь какую-то нейросеть, предположительно ту, с которой я общаюсь. Блин, так она во мне. Полезно иногда начинать думать. Надеюсь, это что-то вроде небольшого импланта и со стороны его совсем не заметно.

Три. Нейросеть каким-то образом смогла подключиться к этому самому АвтоДоку.

Четыре. Если смогла подключиться и просканировать, то почему бы и не остановить.

«Попробуй завершить активную операцию медицинского модуля», – передаю я нейросети.

= Меню отключения заблокировано внешним интерфейсом. Нет возможности провести отключение.

Плохо. Думаем дальше.

Пять. Нельзя отключить – нужно выиграть время. Нужно максимально замедлить процесс работы.

«На каком этапе сейчас процесс извлечения нейросети?»

= Текущий этап предварительно сканирования. Он завершится через пятнадцать секунд.

«Следующим будет, я так понимаю, этап извлечения?»

= Нет, этап подготовки препаратов и загрузки нужного набора микропрограмм по обеспечению работы аппаратуры хирургического модуля. Длительность работы этапа – семь секунд.

«Понятно. Есть ли возможность замедлить эти процедуры?»

= Текущий этап уже не подвержен внешнему влиянию, так как проводится обработка и выгрузка результатов на визор медицинского модуля.

Несколько мгновений и следующий ответ:

= Последующие этапы защищены на уровне микрокода. Необходим административный доступ к ресурсам модуля. Время его получения с учетом всех задействованных ресурсов – двадцать восемь секунд.

«Так, это гораздо дольше того времени, когда меня начнут препарировать. Не подходит».

Шесть. Не можем затормозить на программном уровне. Что тогда можем? Так, а если тормозить не само исполнение необходимой операции, а сделать так, чтобы она сама затормозила? Не по собственной инициативе, а по косвенной причине. Так сказать, воспроизвести тут болезнь всех наших домашних компьютеров, загаженных разным левым программным обеспечением, иногда убивающим производительность в ноль. Провести своеобразную, настроенную именно под это оборудование, DoS-атаку и заставить этот, в общем-то, похоже, какой-то умный аппарат отказаться работать из-за нехватки ресурсов и невозможности им сделать еще что-то дополнительное.

Приведем нашу идею «отказа в обслуживании» в действие.

Интересно, тут антивирусное программное обеспечение применяют и стоит ли оно?

Так, приступаем.

«Перечисли доступные тебе на текущий момент опции и операции по управлению медицинским комплексом».

= Процесс повторного сканирования.

= Процесс обновления микрокода.

= Процедура экстренного открытия капсулы.

= Процесс автодиагностики.

«Чего? Так можно открыть капсулу, не останавливая операцию?»

Несколько мгновений.

= Активации процедуры экстренного открытия капсулы возможна вплоть до начала активации хирургического или иных модулей прямого воздействия.

«Так включай ее», – сразу сказал я.

= Опция неактивна. Процесс экстренного открытия завершится уже после начала работы хирургического модуля. В этом случае экстренное открытие медицинского модуля невозможно.

«Хм, понятно. Наверное, даже разумно. Но мне от этого не легче. Что из перечисленных опций ты можешь сейчас активировать?»

= Повторное сканирование, обновление микрокода, автодиагностику.

«Совместное параллельное выполнение этих операций возможно, и что из них можно запустить несколько раз для параллельного выполнения?»

= Все операции можно выполнять параллельно. Параллельный запуск нескольких экземпляров одной и той же операции доступен только для процесса автодиагностики. Сокращается время диагностики, но возрастают накладные расходы, мощности и ресурсы, выделяемые под ее выполнение. Причем диагностируемый ресурс медицинского модуля на время сканирования переводится в неактивный режим и отключается от системы.

«Уже лучше. Рассчитай, сколько потребуется запустить экземпляров этой опции, чтобы единовременно отключить весь аппарат?»

= Семь тысяч девятьсот сорок три.

«Ничего себе, ну да ладно. Если аппарат будет отключен, система экстренного открытия сработает или вообще отключится?»

= При отключении медицинского модуля все магнитные замки автоматически будут деактивированы.

Значит, и вылезти я смогу.

«Сколько времени у меня будет?»

= Восемь секунд.

Не густо, мне казалось, что автодиагностика проработает дольше.

Но это все равно лучше, чем ничего.

Только вот интересно, я хоть двигаться-то смогу? А то я лежу сейчас, и даже тело свое ощущаю, как сквозь какую-то пленку.

= Выполняю активацию нанитов. Задаю программу восстановления физического состояния оператора. Двигательная активность будет восстановлена через шесть секунд, – радует меня новостью нейросеть.

«Тогда через шесть секунд и запускай все экземпляры процесса автодиагностики», – даю последнее указание я.

И морально готовлюсь к событиям.

Черт. Забыл про замершее время. Долго я еще буду ждать.

«Как только все процессы будут запущены, переключи меня в текущий режим восприятия», – дал я приказ нейросети, вспомнив, как еще тогда, на арене, в нужный момент времени меня автоматически выкидывало и закидывало в него.

= Принято к исполнению, – передала мне нейросеть.

«Да и вообще, переключай меня в этот самый боевой режим при какой-либо опасности или внешней угрозе», – решил я перестраховаться на всякий случай. Сейчас режим параноика, если тут такой есть, мне только на руку.

Задача – выжить. И ее нужно выполнить.

= Изменен алгоритм реагирования, – доложила нейросеть.

= Какой статус присвоить новому режиму?

«Максимально приоритетный», – ответил я.

= Выполнено.

Ну и ладненько. Посмотрим, что будет дальше.

И только после этого я уже самостоятельно вышел из того состояния транса, в котором находился.

* * *

= Все дублирующие экземпляры автоматической диагностики медицинского модуля запущены, – было первым, что я услышал, провалившись в транс.

Казалось бы, только из него вышел, а уже обратный отсчет.

= Все составные модули АвтоДока отключены. Магнитные замки деактивированы.

Понятно, процесс пошел. У меня восемь секунд.

Так, что у меня есть? Пытаюсь проанализировать свое физическое состояние.

И первый вопрос. Могу ли я уже пошевелиться в этом состоянии?

Стараюсь поднять руку.

= Перегрузка костно-мышечной системы оператора в двести двенадцать раз. Выполняю подключение нанитов.

Конечно, не знаю, как это выглядит со стороны, но рука сейчас хотя бы стала шевелиться и понемногу подниматься.

Долгие мгновения, и наконец я упираюсь ладонью в крышку этого АвтоДока.

Усилие.

= Подключены дополнительные резервные мощности, – сообщает нейросеть.

= Достигнута предельная нагрузка на опорно-двигательный аппарат оператора.

Ну, достигнута и достигнута. Главное, что крышка начала медленно приподниматься.

Проходит некоторое время, и я уже вижу перед собой щель, в которую, по моим ощущениям, способен спокойно проскользнуть.

На всякий случай приподнимаю крышку этого медицинского гроба еще на несколько сантиметров и потом опускаю руку.

Все так же не слишком торопясь, она ложится на уже вполне видимый мною край этого медицинского ящика или бокса – не слишком понятно, чем он тут является на самом деле.

Свет. Я вижу вполне нормальный, хотя и слегка тусклый свет.

И как следствие, вижу уже вполне нормальную картинку окружающего меня пространства, наложившуюся на структурную модель и модель, построенную нейросетью.

Все вроде не так и плохо. Я уже практически выбрался из АвтоДока.

Но почему все еще не отключен боевой режим или почему я все еще чувствую опасность?

Все так же медленно я выскальзываю из бокса.

Вернее будет не так.

Не выскальзываю, а как бы вытекаю. Даже не знал, что так умею, но вышло вполне себе быстро и плавно.

Вокруг уже полностью нормальная картинка какого-то помещения, видимая мною вполне обыденно, и именно так, как я привык, ну с учетом дополнительных нововведений, которые заметил, находясь в боксе.

Так в помещении сейчас кроме меня три человека. А люди ли они?

Вон тот, что прямо напротив меня, уж точно никак не похож на человека. Скорее, на какое-то чешуйчатое прямоходящее существо в каком-то комбинезоне.

Не знаю его.

Второй. Ба, да это мой знакомый, который блондин! Этот точно человек.

А третий, блин, похож на крысу. Был у них тут некто Крыс. Буду считать, что это он.

Так, рассуждаем дальше. Я в медотсеке – ну коль тут какая-то медицинская капсула. Тут трое: блондин, вроде кличка Корявый, Крыс и, получается, Док.

Дальше.

Все замерли. Опасность исходит от кого-то из них.

И вспоминаю о нейросети и том, что было когда-то на той арене.

«Оценить уровень исходящей угрозы», – приказываю я.

= Выполняю оценку уровня опасности.

= Сканирование завершено.

= Уровень опасности.

= В радиусе пятисот метров обнаружено семьдесят объектов с индексом интеллекта, превышающим пятый уровень (разумные), уровень опасности от тридцати единиц и выше. Более точные данные можно получить при индивидуальном сканировании.

= В радиусе, доступном для индивидуального сканирования, находится три существа.

= Первое. Хуман. Степень угрозы – тридцать две единицы. Вооружение: бластер армейского образца неизвестной модификации, десантный нанотрилиумный нож. Наиболее важные зоны поражения. Уязвимые точки.

По мере выводимого мне отчета, все, о чем только что упоминалось, подсвечивалось на модели находящегося тут человека. Блондина, значит. Он для меня человек, а для тех, кто создал эту нейросеть, хуман.

= Второе. Релаец (подсветился крыс). Уровень опасности – двадцать. Вооружение: гражданский ударник разрешенного образца, марка «Резонт». Снят с производства семь лет назад.

Дальше были зоны поражения и уязвимые точки.

= Третье.

Вот тут как раз и взвыла моя внутренняя сирена.

= Представитель расы раакшас.

Высветился Док. Весь помеченный темно-бурым.

= Степень угрозы неизвестна. Минимальный уровень опасности превышает двести единиц. Запрещено нахождение на территории Содружества. В контакт не вступать.

Угу, не вступишь тут, вот он напротив меня стоит.

И что он делает? Тянет руку к своему поясу.

Я так привык, что в этом неподвижном мире живу только я, что не обратил внимания на то, что и этот раакшас тоже может двигаться, и не намного медленнее меня.

= Вооружение. Армейский бластер десантного образца «Тайфун». Запрещено ношение для гражданских лиц. Десантный костюм «Теранец». Запрещено ношение для гражданских лиц.

И дальше пошли наиболее вероятные зоны поражения и возможные уязвимые точки.

К сожалению, их практически не было. Только на голове. Две. Глаза этого странного чешуйчатого существа.

Все, надо действовать.

«Счет», – по привычке командую я себе.

Так мне проще решать те проблемы, что у меня есть.

Первое. Почему-то Док медлит с выстрелом. Это мне только на руку.

Второе. Нужно уйти с линии атаки.

Третье. Вариантов три. Но два из них помечены как вероятная зона поражения. Я еще не понял почему, но решил довериться нейросети.

Четыре. Медленно присаживаюсь, как бы продолжая свое падение. Примерно так и должна выглядеть моя попытка выбраться из медицинского бокса со стороны.

Пять. Я на полу. Но мне нужно пролезть под камерой, что сейчас находится как раз надо мной.

Шесть. Раакшас понимает, что я ускользнул от него не просто так, и мне вслед раздается выстрел. Но он пролетает у меня над головой. Есть несколько мгновений, пока Док возьмет поправку и прицельно выстрелит в меня.

Семь. Я оказался на другой стороне, позади медицинского модуля. Тут замерли неподвижными статуями блондин и крысоподобный. То, что мне нужно. Не поднимаясь с пола, подползаю к блондину. Он вооружен лучше, да и стрелять отсюда сподручнее.

Восемь. Не уверен, что тело этого человека защитит меня от выстрела армейского бластера, а потому просто вытаскиваю находящийся на поясе у этого бандита десантный нож и на возвратном движении перерезаю ремень, держащий кобуру на поясе. Бластер из нее вытащить было бы не так удобно, как ножик.

Девять. Делаю я это вовремя, так как буквально в следующее мгновение в груди блондина появляется огромнейшая кровавая дыра.

Десять. Поздно. Я уже откатился за какой-то высокий ящик.

Одиннадцать. Док должен видеть оба выхода из-за него. Поднимаю голову вверх. А вот если я с него заберусь вон в ту странную и непонятную нишу под потолком, то он меня вряд ли увидит.

Двенадцать. Бластер за пояс. Нож в руки. Удар в верхний край ящика. Подтягиваюсь и оказываюсь на нем. Не подлезая к краю, забираюсь в нишу и уже по ней ползу в сторону этого змееподобного.

Тринадцать. Вот и он. Только стрелять в него неудобно. Не вижу его глаз, которые как раз и указаны как единственные уязвимые точки.

Четырнадцать. Зато нейросеть говорит о том, что у него где-то в районе шеи есть еще одна точка уязвимости. Правда, ее с этого угла обзора не видно. Ее вообще ниоткуда не видно. Чтобы ее достать, нужно оказаться прямо за ним.

Пятнадцать. Не зря я залез в этот желоб. По нему осторожно, как червяк, – создается такое ощущение, что я всю свою сознательную жизнь только так и перемещался, – я доползаю до того места, где он засел. Тоже ведь не сидит и не ждет меня на одном и том же месте. Переместился, гад.

Шестнадцать. Сзади к нему не подобраться. Позади него еще какой-то ящик. Хотя… И я посмотрел на зажатый в руке бластер. Терять-то мне, в общем-то, нечего.

Семнадцать. Падаю вниз. Жду. Жду. Жду.

Восемнадцать. Выстрел. Но не в раакшасца, нет. Себе под ноги. Ящик разлетается вдребезги.

Девятнадцать. Вот я и за ним. Он начал разворачиваться в мою сторону.

Двадцать. Он не успел. Лезвие отличного армейского ножа вошло точно туда, где и наметила на модели маркером нейросеть уязвимую точку.

Все, бой.

Нет, не все. Отсюда хорошо виден последний оставшийся в живых.

Крыс.

Двадцать один. Поднять руку. Прицелиться. Выстрелить. Голова Крыса разлетелась в мелкие ошметки.

А вот теперь, по крайней мере тут, все.

* * *

Выйдя из транса, холодно осматриваюсь вокруг.

Трупы этих непонятных существ не вызывают во мне никаких чувств или эмоций. И это хорошо. Эмоции мне пока не нужны. Потом. Если выживу, то буду переживать о случившемся, а сейчас быстро обыск, да и вообще.

Надо бы посмотреть, а как я сам-то выгляжу. Но все это потом, когда надо мной не будет висеть дамоклов меч.

А сейчас оценим то положение, в котором я оказался.

* * *

Счет. Транс.

Трупы трех существ. И только одного из них некая нейросеть, находящаяся во мне, отнесла к людям, вернее хуманам. Остальные к понятию «человек» имеют достаточно опосредованное отношение. Отсюда делаем вывод. Про то, что Землю посещают разные инопланетяне, я, конечно, слышал, а вот теперь удосужился все это еще и увидеть.

Дальше. Я, скорее всего, нахожусь не на Земле.

Часто упоминался какой-то капитан. И если исходить из того, что это не просто воинское звание, а по аналогии Земли, капитан некоего судна или корабля, то получается, что я нахожусь на этом самом корабле и этот самый корабль, скорее всего, космический.

Корабли не плавают и соответственно не летают или бороздят просторы космоса просто так. Для этого есть какие-то определенные предпосылки и цели. А судя по тому, что я видел и как здесь оказался, как ни прискорбно так думать об остальных внеземных цивилизациях и звездном просвещенном и ушедшем далеко от нас обществе, это или пираты, или работорговцы, ну или как вариант, они и то и другое в одном флаконе.

А значит, и вести себя с ними мне можно и даже нужно соответственно.

* * *

Решив для себя текущую моральную проблему дальнейшего своего поведения подобным образом, я осмотрелся кругом.

А коль я на войне, то не побрезгуем и таким понятием, как мародерство, вернее сформулируем его несколько более привлекательно и назовем «сбор трофеев».

После этого я еще раз оглядел данное помещение, но уже с точки зрения полезных для меня предметов.

Так. Начнем с самого интересного и привлекательного в этом плане персонажа.

Док. Осмотрю сначала его. Во-первых, у него самое мощное и опасное оружие. И во-вторых, у него может быть и еще что-то интересное. Подхожу к нему. Бластер так и не выпущен из руки. С трудом преодолеваю сжавшие его рукоять пальцы. Длинные и невероятно гибкие. При этом очень и очень сильные.

Дальше. К моей радости, на его десантный костюм кровь не попала, что меня вполне устраивает. Рост у нас примерно одинаковый, по крайней мере тот, что я помню, а так он несколько худее меня, но это не критично. Главное, что костюм цел и невредим. Да к тому же столь опасный противник не стал бы облачаться в какие-то не слишком ценные тряпки, как, например, блондин и Крыс, лежащие тут же.

Правда, куртка у блондина была вполне приличная, но до того момента, пока в ней не появилась огромная сквозная дыра.

Теперь нужно подумать о том, как и дальше не извозюкать в крови одежду змеелицего.

И поэтому я огляделся вокруг.

Это подойдет, решил я, беря какие-то непонятные салфетки. После вернулся к трупу раакшасца.

Теперь быстро выдергиваем воткнутый в его шею нож. Именно то, что он все еще был там и затыкал рукоятью рану, не дало набежать большому количеству крови. Прикладываю найденные салфетки, зажимая его рану.

А теперь туго затягиваю эти салфетки какими-то то ли жгутами, то ли проводами на его шее. Сейчас не до эстетики. Главное, чтобы сработало.

Промокнут быстро, но мне времени будет достаточно, чтобы стянуть десантный костюм с этого существа.

Приступили.

Никогда мне не приходилось раздевать труп. Но справился я достаточно быстро, а главное, успел до того, как раакшасец стал обильно кровоточить.

Пока снимал с Дока одежду, проверил все его карманы, коих оказалось чуть ли не с десяток.

Нашел какие-то карточки. Несколько непонятных кристаллов и странные очки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

сообщить о нарушении