Константин Муравьёв.

Серый: Серый. Подготовка. Стальной рубеж



скачать книгу бесплатно

Ну, или, в крайнем случае, даже не пытался сделать что-то еще.

Хотя и деваться-то ему оттуда было особо некуда.

Только в пасть этих монстров или под дула бластеров резатов, которые те, правда, еще даже не вытащили.

Видимо, своих зверей новички тренировали не просто так.

Загоняли жертву их ручные демоны в обличье «домашних» и «ручных» зверюшек вполне профессионально, если так можно сказать о животных. Они взяли дикаря в плотное полукольцо, отрезав тому пути к побегу, и теперь быстро приближались, с каждым мгновением сокращая расстояние до своей жертвы, ну или будущего обеда.

Блондин как раз пытался отойти на пару шагов в сторону, стараясь увидеть, что же творится там, на арене, как раздался какой-то первобытный не то рык, не то вой, не то рычание.

И в нем прозвучало столько яростной злости, жажды смерти, крови и убийства, что все зрители отскочили от окон, ведущих на арену, и замерли на несколько мгновений.

Наверное, каждый ощутил, что именно он стал целью этого невидимого и опасного хищника.

Сам Корявый даже не смог определиться с тем, что же это он сейчас услышал. Но этот звук пробрал его до мозга костей. Ноги перестали слушаться, и он замер в страхе и отчаянии, не в состоянии даже шелохнуться, боясь привлечь к себе внимание неизвестного.

– Смотрите, – первым вышел из оцепенения Док, указывая куда-то за стекло.

А на арене происходило странное.

* * *

И звери, и их погонщики замерли, как, впрочем, и все остальные.

Первые мгновения они лишь пустыми и заторможенными взглядами смотрели куда-то в направлении стены.

* * *

«Так там же дикарь», – наконец-то дошло до блондина, и он прильнул к окну, стараясь разглядеть, что же произошло.

«Получается, это его рык мы все слышали», – еще успел додумать он свою мысль до того момента, как события на песке арены стали развиваться со скоростью света или даже еще быстрее.

* * *

Этих нескольких мгновений всеобщего оцепенения дикарю хватило на то, чтобы он начал действовать первым.

Как оказалось, он не замер неподвижной статуей у стены арены. Нет, он готовился к битве, или охоте, или убийству – кто поймет это животное в обличье хоть и необычного, но все же хумана?

Но то, что он готовился, это несомненно.

Его рык дезориентировал и заставил на несколько мгновений замереть как резатов, так и их монстров.

Следующее мгновение.

Маленькая комета, оттолкнувшись от стены, полетела в направлении ближайшего к нему зверя.

Тот не раздумывая прыгнул навстречу дикарю.

Видимо, на это и был некоторый расчет.

* * *

Это животное думает и рассчитывает? Невероятно.

* * *

Но когда летящий монстр, казалось, уже должен был передними лапами врезаться в несущегося ему навстречу дикаря и располосовать тому голову, плечи и грудь, тот невероятным образом извернулся в воздухе и оказался летящим прямо под зверем резатов.

Еще мгновение, и сильнейший удар двумя ногами в не слишком защищенный толстенным и густым мехом живот зверя подбрасывает пролетающего над мелким хуманом монстра немного вверх.

Небольшой же хуман тем временем, со всей силы ударившись спиной о пол, покрытый песком, кувыркаясь и переворачиваясь в воздухе, оказывается за границей того кольца, в которое его взяли животные фаворитов Трока.

Но он не останавливается на этом.

Даже не замедляясь, дикарь прыгает за спину ближайшего к нему резата.

До того оказывается пара метров, и он в одно мгновение преодолевает это расстояние.

Резат только успевает среагировать на движение, как еще в полете мелкий хуман, проскользнув под его рукой, ударяет гиганта по ноге. Тем самым он заставляет ее одеревенеть, замереть, зависнуть на месте, зафиксировавшись в странном, занесенном для очередного шага, положении.

Дикарь же в это самое мгновение, не останавливая своего непрерывного и растянутого во времени движения, использует ее как какой-то необычный опорный шест или трамплин.

Тем самым он закручивается вокруг толстенной ноги резата и, используя силу инерции уже двух тел, своего собственного и гиганта, изгибается, изворачивается в воздухе и ударяет того ногами в спину.

Так он направляет движение этого прямоходящего трехметрового варвара в десантном костюме прямо в сторону напарника.

* * *

Как это можно сделать, Корявый не понимал, но все прекрасно видел своими глазами.

* * *

Мелкий хуман не собирался сдаваться, он нападал.

Вслед за метнувшимся в направлении второго резата снарядом в виде первого гиганта, последовал и мелкий дикарь.

Второй гигант уже ждал его, вытащив и приготовив к выстрелу оружие, но бластер его не спас, он не ожидал такого сюрприза, как летящее в него тело напарника.

И поэтому замешкался. А потом, уже на автомате, второй гигант сделал шаг в сторону, уходя с линии полета этого странного снаряда.

Но отошел он не в ту сторону, куда следовало.

Нужно было двигаться в направлении кинувшихся к нему на помощь животных, а он сделал несколько шагов к противоположной стене.

За что и поплатился.

Дикарь уже ждал его тут. Вернее, именно к этому маневру противника он и был готов.

Разбежавшись и оттолкнувшись от близлежащей стены, он схватил гиганта за голову и попросту свернул тому шею, благодаря инерции и силе тяжести закрутив ее вокруг своей оси и сломав позвонки.

* * *

«Первого нет», – констатировал Корявый.

* * *

Тело упало.

Дикарь, даже не обратив на это внимания, ринулся в сторону уже слегка пришедшего в себя второго резата.

Что он сейчас делал, никто понять не мог.

Но этот безумец несся навстречу бежавшим к нему животным.

Теперь все четыре монстра были уже на ногах, тот единственный из них, что получил оплеуху от дикаря, слегка подволакивая задние лапы, бежал последним.

Они должны были столкнуться как раз над телом последнего еще живого резата.

Звери учли предыдущий опыт столкновения с этим мелким хуманом и сейчас не кидались на него сломя голову.

Но, похоже, именно их осторожность ему и была нужна.

Он сделал вид, что будет сейчас подныривать под ближайшего к нему зверя, но когда тот пригнул голову, стараясь перехватить, казалось бы, поднырнувшего под грузное тело дикаря, то, вместо того чтобы отскакивать или пытаться ускользнуть от животного, мелкий и проворный хуман нанес два быстрых и явно сильных размашистых удара прямо по морде зверя.

Раздался жалобный скулеж и повизгивание.

Третий удар.

Нет, не удар: дикарь, схватившись за морду зверя, вернее его ноздри, быстро взобрался на него и, дождавшись, когда два ближайших зверя ринутся в его сторону, резко перепрыгнул на монстра, бегущего самым последним – того, что был уже ранен им.

А с него, даже не останавливаясь, прыгнул прямо на лежащего перед ним первого резата.

Удар коленом пришелся куда-то в область поясницы лежащего на полу гиганта, и сильнейший хруст разнесся по арене.

Звери резко замирают на месте и разворачиваются в сторону спокойно стоящего над трупом хумана. Утробное рычание. Они, прижав уши, склонились к самому полу арены. Еще мгновение, и все звери ринутся на этого непонятного дикаря.

Тот, кажется, совершенно спокоен, и его абсолютно не трогают направленные на него кровожадные и бешеные взгляды оставшихся без своих повелителей животных. Но неожиданно раздается все тот же рык, что прозвучал вначале, который повторно повергает всех в мгновенное замешательство. Тем временем дикарь резко садится или даже падает, ударив рукой по телу гиганта. Какие-то брызги разлетаются от его руки. Проходит еще мгновение, и он встает. При этом держа что-то в своей ладони.

* * *

Что это?

Приглядевшись, блондин понимает, что.

Это сочащаяся кровью плоть. Печень или сердце.

– Печень, – комментирует увиденное Док, будто услышав его мысли.

* * *

Дикарь неторопливо подносит плоть ко рту и начинает ее есть, слегка порыкивая и урча.

Тут он останавливается и поворачивает голову в сторону замерших на месте и так и не сдвинувшихся зверей.

Утробное рычание и кивок в направлении лежащих на полу тел.

И он отходит к стене, садится у нее и наблюдает за животными, осторожно крадущимися мимо него.

Наконец, те подходят к трупу своего бывшего погонщика, обнюхивают его и внезапно, накинувшись все разом, начинают разрывать тело на части, пожирая его.

Когда от первого гигантского гуманоида остаются лишь кровавые ошметки, звери, порыкивая и бешеными глазами со своих кровавых морд оглядываясь кругом, идут ко второму трупу.

Несколько минут, и от второго гиганта остается лишь кучка кровавых обглоданных костей.

А потом эти дикие звери, эти яростные монстры, как маленькие щенки, прижав хвосты и наклонив головы практически к самому полу, поскуливая, на брюхе подползают к тому единственному зверю, действительно опасному зверю, что сейчас властвовал на арене.

К дикарю с отсталой планеты.

* * *

– Док, что это было? – обратился капитан к единственному из присутствующих, кто не потерял головы.

Тот обвел задумчивым взглядом существ, собравшихся в смотровой комнате арены.

И именно в этот момент блондин понял, кто действительно является лидером этой странной четверки, прибывшей когда-то на их планету.

Главным был Док, как бы парадоксально это ни звучало. И именно сейчас это стало очевидно.

– Сам удивлен случившимся не меньше, чем вы, – спокойно ответил местный медик капитану, снисходительно глядя на него, – сказать больше я смогу только после того, как обследую это.

И Док, а может, истинный глава на их корабле, посмотрел на арену и добавил:

– Но уже сейчас я могу точно сказать, что от нормального хумана там, в принципе, ничего нет, – и он кивнул в направлении дикаря. – Это типичное животное, и поведенческие реакции у него такие же. Только вот это животное очень умное, хитрое и опасное. Какими бывают прирожденные хищники и убийцы. Что странно, на мой взгляд. Раньше в нашем экземпляре подобных реакций не наблюдалось. Однако чтобы сделать подобный вывод, даже анализа его поведения проводить не нужно. Все прекрасно видно и так. Но что заставило пробудиться или проснуться в нем такого ярко выраженного хищного зверя, я пока сказать не могу, и мне это очень интересно.

– В смысле? – переспросил у Дока капитан.

– Ну, есть два предположения, – пожал медик тощими плечами в своеобразном подобии халата. – Первое, это игры нашей многоуважаемой хозяйки, – и Док кивнул в сторону съежившейся под его взглядом женщины.

«Она ведь его боится, – подумал, наблюдая за этой картиной, Корявый, и от этого ему стало почему-то хорошо и даже как-то весело. – Она такая же, как и мы, – понял он, – все они такие же. Все, кроме него». И блондин перевел взгляд на Дока.

А тот между тем продолжал свои рассуждения:

– Но тогда встает вопрос, почему она все еще тут и разговаривает с нами, если бы это произошло раньше, то от нашей госпожи остались бы только ошметки.

И медик пожал плечами.

Женщина же от его слов передернула плечами и боязливо посмотрела в направлении арены.

«А ведь она, похоже, даже на сантиметр больше не приблизится к этому дикарю, – констатировал блондин. – Вот ее истинная сущность – садистка и стерва. Но если что-то будет угрожать ее драгоценной жизни, засунет свою похоть поглубже и будет стараться обходить этого уродца за семь парсеков. Она же боится его до дрожи».

Повторно подобные мысли согрели душу Корявого.

– А что второе? – неожиданно поинтересовался Трок, прервав мысли блондина.

– Они, – и Док кивнул на арену, – в нем остались только базовые инстинкты, мы это прекрасно видели при последнем осмотре. Всю его прошлую личность, ну или что там у него было, начисто затерли ее забавы, – новый кивок в направлении хозяйки, – осталось только то, что есть в каждом из нас. Зверь. Внутренний зверь. И его инстинкты. А самым базовым и сильным инстинктом у всех и всегда был инстинкт выживания. Так что таким зверем его сделали обстоятельства. Но все равно, более точно я смогу сказать вам не раньше, чем полностью обследую его.

И посмотрев на часы, он добавил:

– Тем более прошло уже больше пяти минут с тех пор, как вы забрали его из моей лаборатории.

– И что? – не понял Трок, отсутствовавший при последнем разговоре.

– Я залил ему полный боевой гипнокурс, что мы захватили у аграфов, и он все еще не умер, что странно. Так что нам есть, о чем подумать.

И Док, поднявшись, направился к выходу.

Но его остановил вопрос капитана, который, долгим и задумчивым взглядом посмотрев на арену, неожиданно произнес:

– А ты не думаешь, что его мог изменить сам гипнокурс?

И он пристально всмотрелся в лицо истинного владетеля этого корабля.

– Нет, – спокойно ответил ему тот.

– Док, почему ты так в этом уверен? – допытывался у того капитан.

– Да потому, – тихо произнес тот, – что этот гипнокурс рассчитан на тех, у кого есть хотя бы зачатки разума, а у нашего дикаря разум мертв. Там пусто. Его менто-информационное поле девственно чисто. И все это благодаря стараниям небезызвестной вам особы.

И Док тяжелым взглядом посмотрел в направлении хозяйки.

– Но как ни странно, в этом есть и свои плюсы, – весело сказал он.

– Какие? – удивленно переспросил у него капитан.

– Мы сможем оттестировать и откалибровать благодаря ему все остальные имеющиеся у нас гипнокурсы, – ответил медик, – а у нас их сейчас много, и столь ценный экземпляр бездарно и тем более бессмысленно использовать лишь для ваших забав. Кто же знал, что это животное окажется настолько ценным и полезным. А как ты сам говорил, мне нужен подопытный, и мне кажется, что лучшего кандидата, чем он, мы для этого не найдем.

После чего, подойдя к стеклу, медик последний раз глянул на арену, где в окружении диких и опасных хищников сидел самый опасный и дикий зверь во всей Вселенной.

Зверь, который за долгую историю существования их расы, а они были намного старше, чем предполагали и знали в Содружестве, похоже, был обнаружен впервые. Зверь, каким он и другие подобные ему, всегда считали представителей расы хуманов и прочих их подвидов, например аграфов.

– Он мне нужен живым, помните об этом, – сказал Док напоследок, – притащите его в лабораторию.

А затем медик, будто согласившись с чем-то, кивнул своим мыслям и, больше особо не церемонясь, вышел из комнаты.

– Ну, ты все слышал, – сказал Троку капитан, – вырубите его и тащите в медотсек.

– Да, – кивнул тот и, уже гораздо тише, спросил, обращаясь к капитану: – Как думаешь, когда он станет не нужен Доку, мы сможем выставить его на общую арену как своего бойца?

– Не знаю, – честно ответил тому капитан, – наш многоуважаемый научный эксперт им всерьез заинтересовался, – и местный босс задумался, а потом добавил: – Да и что об этом думать или говорить, когда мы как минимум пару месяцев еще проболтаемся в открытом космосе. Ну а ближе к делу я поговорю с ним, может, к тому времени у Дока отпадет надобность в этом дикаре, если, конечно, тот все еще будет жив.

Капитан, поднявшись из кресла, подал руку хозяйке, и они вместе покинули помещение над ареной.

За ними потянулись и другие. Остались только гигант и его подручные.

Им досталась самая трудная и грязная часть работы – вырубить и доставить к Доку этого дикаря и вычистить арену.


Два месяца спустя

– Корявый, ну ты что? – будто бы оправдывался Крыс, прижатый блондином к стене в узком коридоре их корабля. – Никто больше не знает о твоей последней находке, никто. Поверь мне. У десантника, что с тобой обшаривал тот отсек, случайно отказал фильтр воздуха в скафандре, и он задохнулся. Помощь к нему не успела, ведь этот идиот забрался в такие дебри, куда так просто не попадешь. И что он, интересно, там забыл?

И Крыс невинно поднял свои мелкие круглые глазки ввысь, стараясь показать, что он тут ни при чем.

Хотя блондину было достоверно известно, что именно этот мелкий слизняк направил десантника проверить тот злополучный отсек, якобы там была замечена какая-то биологическая активность.

К тому же ведь это именно он тогда и отговорил его, Корявого, от сопровождения десантника, видите ли, ему понадобилась срочная помощь.

«Еще тогда все продумал», – понял блондинистый.

– Остались только ты и я, – протянул Крыс, – но как ты понимаешь, если и со мной случится несчастный случай, капитану и Доку станет практически мгновенно обо всем известно. Я надеюсь, нить моих рассуждений тебе ясна? – уже напрямую спросил у Корявого этот мелкий клерк, занимающийся их теневой бухгалтерией, счетами, а также сбытом трофеев и прочего не слишком ценного барахла.

Как Крыс вообще смог пронюхать о том, что блондин утаил часть захваченного на корабле аграфов груза от капитана и Дока, он не знал, но то, что ему все известно, не вызывало никаких сомнений.

– Да, – тихо пробурчал обозленный уголовник и пират в одном лице и спросил: – Так что ты хочешь?

И вопрос был уместен, этот проныра не затеял бы весь этот разговор, если бы не хотел что-то получить от Корявого.

– Все просто, – не стал отнекиваться тот и выпалил: – Долю от продажи того, что ты там нарыл.

– Чего? – и холодная сталь абордажного клинка прижалась к шее Крыса. – Чего ты сказал?

– Мне нужна половина, – даже не повел бровью тот, – ты все равно не сможешь сбыть товар в обход госпожи. А я смогу, у меня есть свои каналы.

Корявый задумался. Крыс был прав. Во многом. У блондина не было своих покупателей на столь специфичный товар, и он даже примерно не знал, куда его можно толкнуть, чтобы получить приличную прибыль, а не дополнительную дырку в черепе.

Он понимал, что с таким товаром легко засветиться и перед боссом или хозяйкой, а уж рисковать пересекаться с Доком, после тех относительно недавних событий, он бы вообще поостерегся.

И теперь этот чемодан лежал мертвым грузом в потайном месте, с каждым днем увеличивая вероятность быть пойманным с поличным.

Когда он только нашел тот чемодан, то предполагал, что там могут находиться или деньги, или какие-то иные легко реализуемые ценности. Ну что можно еще перевозить в бронированном и заминированном чемоданчике!

Но когда ему все-таки удалось разобраться с защитой и открыть столь ценный, по его мнению, кейс, то он не нашел ничего для себя интересного.

Только дополнительные проблемы на свою голову.

И вот сейчас, с небольшой долей риска, у него появилась возможность избавиться как от самого кейса, так и от его содержимого.

Передача чемодана капитану или Доку даже не обсуждалась, за воровство его сразу прибьют.

Ну а тут, хоть, конечно, доля риска присутствовала, и достаточно большая, но была и вероятность прибыли.

Правда, и Крыс не знал, во что впутывается. А слететь с крючка ему уже не получится. Блондин, как только тот подкатил к нему со столь странным разговором, практически мгновенно стал протоколировать всю их беседу. Он был уверен, что подобным образом поступил и Крыс. Тот-то прожженный и опытный делец.

Но в этот раз попал именно он.

Крыс не знал главного.

Товар, найденный блондином, бесполезен и опасен, если попадет в руки к Доку. Тот мгновенно сможет понять, что это и откуда оно появилось на корабле.

– Ладно, – решил внагляк сыграть Корявый, – только не пополам, тебе сорок, мне шестьдесят. Если нет, можешь уже сейчас идти к капитану.

Он специально постарался указать, что направляет Крыса к боссу, для того чтобы потом можно было утянуть этого дельца с собой.

Но, видимо, и сам мелкий проныра не ожидал такого, он явно рассчитывал на меньший процент, а потому сразу же согласился.

Потом эти двое быстро и под протокол составили совместный договор о сотрудничестве, и только потом, наконец, Крыс осмелился спросить, а о чем все же все-таки идет речь.

– Я сразу догадался, что ты ничего не знаешь о содержимом кейса, – прямо ответил тому блондин.

– Но почему ты тогда согласился? – Крыс так и не понял, в чем же подвох.

– Сейчас все поймешь. Идем, покажу, – вместо ответа сказал тому Корявый.

И они направились на один из дальних складов, как раз туда, где содержали рабов и животных на продажу.

– Там, – указал блондин на небольшую шахту, – этот участок складов не просматривается камерами безопасности, здесь слепая зона для датчиков, и поэтому я тут сделал небольшой схрон.

– Да? – удивился Крыс. – А я и не знал. И добавил: – Я думал, не просматривается только медотсек и каюты большой четверки.

– Нет, – мотнул головой блондин, – есть еще пара мест.

– Понятно, – кивнул Крыс.

И двинулся след в след за крадущимся блондином.

А тот, завернув за ближайшую клетку, нырнул в крохотный технический закуток.

– Это здесь, – произнес он и залез куда-то под самый потолок.

Крыс не видел, что там делал блондин, но обратно тот вылез уже с небольшим кейсом в руках.

Сев на какой-то небольшой выступ, он положил кейс на колени и, не став затягивать, быстро открыл его.

– Рашшас, – выругался Крыс, – это нейросеть!

– Во-во, – усмехнувшись, поддержал того Корявый, – согласен, но ты еще самого главного не понял.

И он вытащил ту единственную не очень большую пластиковую коробочку, что хранилась в кейсе.

– К ней у меня нет никаких характеристик и инструкций. Ничего. Мы ее не сможем продать даже за пару кредитов.

– Рашшас, – еще раз выругался Крыс.

– Теперь ты понял, почему кейс до сих пор у меня и почему я согласился на сотрудничество с тобой? Мне и правда нужна помощь.

Крыс сидел и молча смотрел в пол.

– Я мало взял, – грустно пробурчал он под свой длинный и вытянутый нос.

А потом неожиданно оживился.

– Знаешь, – медленно произнес он, – а у меня, кажется, есть одна идея.

И посмотрел на блондина.

– Излагай, – сразу сказал тот.

У него самого давно уже никаких собственных идей, кроме как выкинуть этот кейс в утилизатор, не было.

– Четверка завтра едет на торговые переговоры по последнему делу, их не будет где-то три-пять часов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

сообщить о нарушении