Константин Калбазов.

Колония. Дубликат



скачать книгу бесплатно

– Я тебя понял. Но нет, спасибо. Уж лучше иметь в руке что-то более привычное.

– Тогда «стечкин»?

– «Макаров».

– Пугач. Самый натуральный пугач. Потому здесь и нет новых образцов, хотя наладить поставки проще простого.

– Может, и так. Но он мне привычнее. И потом, если передумаю, я ведь могу всегда его заменить с доплатой?

– Можешь, но цена на прием будет уже другой, даже если просто выйдешь за порог.

– И это справедливо. Тогда «макаров», два магазина, оперативную кобуру и пачку патронов.

– На стрельбище не собираешься?

– А разве к пистолету там не выдадут?

– Бесплатно выдается только сотня патронов, но все к длинностволу. С пистолетами можно тренироваться только за свой счет.

– Понятно. Нет, тренироваться я не буду. Всегда хорошо стрелял из этой машинки.

– Ну-ну, тебе виднее, – с явным сомнением произнес оружейник.

Александр остановил свой выбор на этом оружии вовсе не из-за дешевизны, а именно потому, что пистолет был ему хорошо знаком. Сейчас это обстоятельство для него было определяющим. Не мог он себе позволить рисковать, используя другую модель. Взять тот же парабеллум, про удобство которого говорят все. Может, это и так, но он его раньше никогда в руках не держал. Из того же ТТ он когда-то выстрелил несколько раз. Но все же этого слишком мало. А вот штатный «макаров» ему приходилось использовать довольно часто. В тире, разумеется. А за последние годы он прошел достаточно суровую школу, чтобы рука не дрогнула при стрельбе по живой мишени.

Расплатиться за оружие сразу не получилось. Карточки тут не принимали. Впрочем, Александр и не рассчитывал на это. Просто понятия не имел, сколько нужно снять наличных. Да и нет в этом никаких проблем. Банк находился неподалеку, пару минут на велосипеде, а товар мог пока спокойно подождать своего нового владельца в сторонке.

Покончив с приобретением оружия, Матросов с удовлетворением отметил, что вполне уложился в намеченные рамки. Время приближалось к часу дня – пора посетить местное кафе и немного пообедать. Еще пара минут на велосипеде – и вот оно, кафе с летней площадкой.

Расположено кафе на центральной площади поселка, не заасфальтированной, как все улицы, а забранной в тротуарную плитку. Впрочем, ничего удивительного: здесь располагается пешеходная зона, устроен фонтан, разбиты клумбы, засеяны газоны, расставлены скамейки с дарящими тень и прохладу козырьками, увитыми зеленью, – словом, тут люди отдыхают.

Напротив кафе – администрация. Справа – местный клуб, двухэтажное кирпичное здание с парадным крыльцом и колоннадой. Далее по периметру площади разбросаны различные магазинчики, салоны красоты, ателье. Все как в нормальном городке и даже как-то театральнее, – ну прямо картинка какая-то. Впрочем, вполне возможно, что местными это воспринимается как норма. К хорошему вообще быстро привыкаешь.

Пристроив велосипед у стойки (кстати, свободных место практически не было, время-то обеденное), Александр поднялся на площадку.

Быстро окинул взглядом все столики. Но, как видно, того, кого искал, не обнаружил, потом прошел внутрь. Отдельных кабинетов там не было, так что все посетители как на ладони, – в общем, и здесь мимо.

К удивлению владельца и официантов, Александр отказался сделать заказ и вышел на улицу. Правда, ни забирать свой велосипед, ни отходить далеко не стал. Вместо этого он пристроился на одной из лавочек, откинулся на спинку и надвинул на глаза козырек прикупленной кепки. А что, вполне нормальная картина. Человеку спешить некуда, вот и решил посидеть в тишине. А то, что он из-под козырька следит за всеми проходящими мимо, не больно-то и понятно.

Ну наконец-то. Вот и он. Хм, не один. С ним какой-то мужик, о чем-то увлеченно говорит, активно при этом жестикулируя. Впрочем, плевать. Александр и не думал, что будет легко. Он вообще не рассчитывал, что ему это сойдет с рук. Просто поступить иначе он никак не мог. Для него это была уже идея фикс, из-за нее он даже решил отправиться сюда. Впрочем, какая, собственно говоря, разница, если его жизнь уже давно пошла под откос. Оставалось только посчитаться.

Позиция выбрана правильно. Эти двое пройдут буквально в десятке шагов от него. Плевое расстояние. Даже для «макарова» это стрельба буквально в упор. Опять же, так будет надежнее, все-таки пять лет оружие в руках не держал. Да еще и что-то потряхивает. Нет, не от страха, от охватившего возбуждения и нетерпения.

Двое прошли мимо. Матросов оказался у них сбоку и за спиной. Пора! Ну, здравствуй, Ладыгин. Александр поднялся на ноги, одновременно выхватывая пистолет и отработанным движением взводя курок. Все как когда-то в тире. Разве только стрелять он собирался не в мишень, а в живого человека. Но у него не было и тени сомнений. Единственное, чего он сейчас хотел, это увидеть его труп.

Кто-то сильный схватил его за руку, так и не позволив поднять оружие. Матросов непроизвольно нажал на спусковой крючок, выстрел огласил площадь, пуля с визгом ушла в рикошет от тротуарной плитки. И это было последнее, что выхватила память. А нет, еще локоть, несущийся в сторону его лица. Все, дальше только темнота…


– Ну, здравствуй, Володя. – Ладыгин, опираясь локтями о рабочий стол и скрестив кисти рук, подался вперед, рассматривая сидящего напротив.

Ничего так, крепким оказался или успел на зоне задубеть. В челюсть ему прилетело от души, так что выключило на добрых пять минут. Без сотрясения, конечно, не обошлось, но выглядит вполне пристойно, и никаких следов соприкосновения с локтем пластуна. А там ребята не подарок, работают качественно. Впрочем, долгая отключка клиента говорит сама за себя.

– Не могу в ответ пожелать тебе здоровья, Саша.

– Еще бы. Ты ведь собирался понаделать во мне лишних дырок. О каком здоровье тут можно вести речь. Но как говорится, хорошо все то, что хорошо кончается.

– Для кого как, – не согласился собеседник.

– Это точно. Но ты ведь и не собирался выжить, а, Володя? Вон даже имечко себе выбрал, чтобы грудью да на амбразуру.

– Не собирался, твоя правда, – тряхнув головой, ответил Валковский. – Только сначала должок получить бы, а там можно и на вечный покой. Так, чтобы знать, что и тебе не все масленица.

– Костя, снимите с него наручники и обождите все за дверью, – приказал Ладыгин.

– Сергеич…

– Костя, мне нужно повторять? Просто сделай, как я говорю.

Наручники сняли, и тут же все присутствовавшие покинули кабинет. Впрочем, совсем одни они не остались, как бы на этом ни настаивал Ладыгин. Близость людей, готовых ворваться в помещение, ощущалась даже сквозь массивную дверь.

– Не боишься, а, Саша? Я ведь уже не тот Валковский, что был твоим начальником. На зоне учителя были хорошие.

– Да плевать мне, Володя. Я тоже не пальцем деланный. Или думаешь, обложился охраной и начисто позабыл, как стрелять или махать кулаками. Да и не нужно мне этого по большому счету.

– Это ты на гипноз намекаешь?

– На него. И ты его учитывал, когда в спину собирался стрелять. Иначе обязательно заглянул бы мне в глаза. Не так?

– Так, – пожав плечами, согласился Валковский.

– Вот только не возьму в толк – за что, Володя?

– Надо же?.. А то, что ты всю мою жизнь пустил под откос, это ничего?

– Ну так откупился бы. Ты же всегда говорил, что все вопросы решаемы.

– Не взяли ублюдки. Даже когда предложил все, что у меня было, не взяли. И в суде не взяли. А все из-за тебя, Ладыгин. Побоялись связываться с таким ублюдком. Ты ведь и судью зарядил, и следователя. Не поскупился.

– Напрасно думаешь, что это стоило так уж дорого. Тут скорее сработала моя репутация. Как видишь, не все определяют деньги.

– Спасибо за науку, теперь я это понял. Потому и должок решил взять кровью, а не деньгами, – сквозь зубы процедил Валковский.

Нда-а. Ненависть из него буквально сочится. Если останется жив, то к гадалке не ходи, будет искать варианты добраться до Александра. И ведь не успокоится, пока не добьется своего или его самого не остановят. Можно, конечно, прибегнуть к гипнозу. Но полную гарантию он не даст. Можно просто отправить на пару метров под землю, но…

– У тебя ведь жена была, сын. Начал бы жизнь сначала.

– Вот именно, что они у меня были. Жена выскочила за моего бывшего подчиненного, и укатили они в Хабаровск. Он там самым молодым начальником отдела полиции стал. К чему ей бывший зэка? И сына отвадили.

– Я должен тебя пожалеть, Володя? А вот мне не жаль. Я тебе сколько раз говорил: забудь о том, что я вообще существую. Но ты же упертый. Тебе всех под себя загнуть нужно. Так что сам виноват. Нарвался на лом. Ладно. Хотя и не в наших это правилах. В общем, сегодня же переправлю тебя обратно на Землю. Ну и конечно же компенсирую твои затраты. А хочешь, оставайся здесь. Найдешь себе занятие.

– Предлагаешь землю пахать? – ухмыльнулся Валковский.

– Боюсь, что хуторянин из тебя никакой. Но мы оказываем помощь в любом деле. Так что поживи, оглядись, а там решишь, чем заняться. Во всяком случае, на Земле тебе такую поддержку точно не получить. А от былого жирка, как я понимаю, у тебя не осталось ничего, все увели бывшая жена и ее муж.

– А ведь ты виновен, Саша, – вдруг невпопад произнес Валковский. – И тогда я тебя по делу прессовал. Доказать ничего не смог, но рыльце у тебя в пушку. Ты же ответку врубал, только если тебя не по делу задеть. А тут вдруг решил спонсорскую помощь оказать, да еще и без предъяв. А ведь я тебя грохнул бы. Не подоспей твой преторианец, грохнул бы и даже не поморщился.

– Для тебя это так принципиально? Ладно. В то утро, когда гражданка Знойная позвонила в отдел, один ушлепок решил меня убить. Я оказался быстрее, потом вывез тело сюда и выбросил в озеро. Кроме того, мы совершали хищения техники из государственных контор. И часть денег с ограбления сбербанка я прикарманил, с этого все и началось. Помнишь ту историю с черными банкирами? Тоже мы. Первые колонисты вообще сплошь все здесь не по доброй воле. Так что рыльце у меня не в пушку, а с окладистой бородой, причем по самые брови. Не смотри на меня так, Володя. Ты бабки греб себе в карман, хотел, чтобы золото на тебе килограммами, чтобы Куршавель, Мальдивы, чтобы все, как у самых-самых. А я хотел освоить этот мир, ради этого я был готов на самые тяжкие преступления. И знаешь, ничуть об этом не жалею. Потому что так уж вышло, что ты для себя, а я для других. Нас здесь уже перевалило за десять тысяч, и большинство из колонистов воспользовались возможностью снова стать нормальными людьми, а не быдлом и бомжами, кем они были раньше.

– Большинство? Но не все?

– Да даже если бы меньшинство. Оно того стоило. И меня греет то, что я к этому приложил руку. Кем они были там? А кем стали здесь. И знаешь, ведь для этого нужно совсем немного. Дать работу, достойную зарплату и самую малость закрутить гайки. Те же, кто не захотел исправляться… А какая им разница, где подыхать, там или здесь.

– А ничего, что они сами могут решать, где им умирать?

– Этот грех я уж как-нибудь переживу. Что ты решил?

– Это насчет твоей подачки?

– Не моей. И не подачки. Это программа развития Колонии. Так что заем ты получишь под конкретное дело. Чин чином закроешь долг, сможешь получить следующий заем. В сумме ограничений практически нет, если сможешь обосновать.

– А если я попрошу осмотреться? – склонив голову набок, забросил камень Валковский.

– Решение нужно принимать сейчас. Я и без того не знаю, что ты за эти сутки успел узнать, а через несколько дней дорога на Землю будет заказана однозначно.

– А чего тебе опасаться? Боишься, что там узнают о твоих преступлениях? Так, я думаю, они и без того уже все знают.

– Боюсь ненужной огласки в некоторых вопросах. Это может отрицательно сказаться на имидже и как следствие в значительной степени уменьшить поток переселенцев.

– Знаешь, а я останусь. И если ты решишь от себя лично мне что-нибудь в качестве компенсации подогнать, ничуть не откажусь. Пусть будет подачка. Я же теперь пес подзаборный, так что мне не зазорно.

– Подзаборные псы зачастую очень умные и хитрые, Володя. Но беда к ним приходит тогда, когда они решают, что они самые умные. – Александр внимательно посмотрел на Валковского и нажал кнопку селектора: – Костя, войди вместе с Витей и Мишей.

Дверь открылась, и в кабинете появились трое. Начальник службы безопасности, боец из спецподразделения – тот самый пластун, успевший вовремя обезвредить покушавшегося, и давний знакомый Валковского, Конев. Этот когда-то служил под его началом вместе с Ладыгиным.

Валковский обернулся и смерил всех троих ироничным взглядом. Он и прежде не выглядел побитой собакой, а сейчас и вовсе имел вид победителя. Александр едва не заскрипел зубами, но все же сумел совладать с собой.

– Витя, сегодня в поселке новичок сдуру пальнул в белый свет как в копейку, за что был задержан. Какое у нас там наказание за подобное нарушение?

– Если в первый раз, то пять суток административного ареста и исправительных работ, – глухо ответил Конев, являвшийся начальником Управления внутренних дел, как бы это громко ни звучало.

– Все еще остаешься или на Землю? – Александр вновь посмотрел на задержанного.

– Виноват, начальник. Ну а коли виноват, то отвечать надо. Так сказать, в новую жизнь с чистой совестью и руками.

– Ну что же, ты выбрал, Вова. Витя, после того как отбудет свое наказание, обеспечь его УАЗом, ну и в оружейной лавке пусть себе подберет что по душе. Это за мой личный счет. После чего Колония в полном его распоряжении.

– Ясно.

– Костя, ты не против, если Миша доставит и сдаст его в отдел милиции?

– Нет конечно же.

– Миш, не забудь сдать там же и его пистолет.

– Мне этого добра и даром не нужно. Сделаю в лучшем виде, Александр Сергеевич. Пошли, сиделец, – это уже к Валковскому.

– Как мне выписать документы на свое имя? – поднявшись, но все же не торопясь выходить, уточнил Владимир.

– Это в милиции, в рабочем порядке, – указав на дверь, ответил Александр.

– Ты что же, его вот так отпустишь? – возмутился Конев, когда дверь за задержанным и его конвоиром закрылась.

– А в чем проблема?

– Ты предлагал ему вернуться на Землю, как собирался? – в свою очередь задал вопрос Лукин, присаживаясь у приставного столика.

– Он отказался. Решил остаться здесь.

– Зря ты его оставил. Ничего особенного узнать он не успел. Мы полностью отработали все его контакты. А от своего не отступится. Потому и остался. Матросов, мать его!

– Ты не на него ругайся, а на себя. Как так случилось, что он сумел вот так запросто ко мне подобраться?

– Извини, но откуда мне было о нем знать? Ты многих отправил в места не столь отдаленные, и сегодня часть из них – уважаемые граждане Колонии. Вот и не выставили на него сторожки. А вообще я сколько раз говорил о необходимости телохранителей, но ты же у нас упертый. Спасибо вон Конев случайно увидел его фотографию, когда в управлении обрабатывали данные по переселенцам, и сразу же всполошился. Протяни он еще хотя бы пару минут… Миша с парнями едва успели взять площадь под контроль.

– Но ты же говорил, что я нужен и России, и Америке живим и непотресканным. Что, мол, и те и другие будут водить хитрые хороводы с подходцами, а если и решат действовать радикально, то в самом крайнем случае.

– Правильно. Но ведь есть еще и вот такие идиоты. Словом, я предлагаю закопать проблему. Ну, или отправить его на Землю, – поправился Лукин, заметив взгляд Ладыгина.

– Значит, так, ребятки. Насчет телохранителей – делайте. Надо, значит, надо. Насчет Валковского, если с ним что-то случится и я узнаю, что это имеет какое-то отношение ко мне, пеняйте на себя. Минимум, получите подъемные для обустройства хутора у черта на куличках. Максимум… Пока не знаю, все зависит от того, насколько разозлюсь.

– Что так, Сергеич? – с глухим недовольством поинтересовался Конев.

– Витя, я привык жить по принципам. От многого мне пришлось отступиться, но я до сих пор уверен, что каждый раз я делал это для воплощения в жизнь чего-то достойного. Валковского же я упрятал за решетку просто потому, что он меня достал.

– Он мог стать помехой, – возразил Лукин.

– Его можно было убрать с дороги и иначе. Например, устроить перевод куда-нибудь, хоть с повышением, хоть с понижением. Или вообще уволить, с намеком, что ему в городе не рады. Но я поступил иначе, причем тогда, когда он пытался прижать меня за дело. Как бы то ни было, по конкретно тому факту как минимум статью за незаконное хранение и ношение оружия я нарушил. Словом, не обсуждается. Мое решение останется неизменным.

– Саш, ты понимаешь, что если человек решил тебя убить, то остановить его практически нереально? – внимательно посмотрев на Ладыгина, произнес Конев.

– Слушайте, он не американский рейнджер и не боец спецназа ГРУ, он даже не омоновец и вообще не имеет боевого опыта. И если наше УВД и СБ не смогут остановить такого парня, то грош вам цена. С этим вопросом все. Извини, Витя, мне тут с Костей пошептаться нужно.

– Я понял, – тут же поднялся из-за стола Конев.

Обиды? Да бога ради, о каких обидах может идти речь. Когда-то, в самом начале, вопросы безопасности лежали на Коневе. Потом появился Лукин, ставший его помощником. Капитан ФСБ с соответствующим опытом работы, он вскоре оттеснил Конева в сторону, полностью забрав бразды правления колониальной конторой в свои руки. И по праву.

Сам бывший опер возглавил Управление внутренних дел, которое было создано по настоянию того же Лукина. Кстати, несмотря на свои дружеские отношения с Виктором, Константин всячески насаждал конкуренцию между их ведомствами. Все гениальное уже давно создано до них, и не стоит сбрасывать со счетов тот простой факт, что конкуренция между силовыми структурами пойдет на пользу обеим. Она не позволяет службам заплесневеть и превратиться в болото.

– Как там Даша?

– Все нормально. Сейчас вместе с подругой проходит курс огневой подготовки. Беда у девочки с оружием, так что еще около недели будет тренироваться, и вряд ли у нее получится полностью избавиться от боязни стрелять. Не ее это, однозначно. С ближайшими перспективами полный порядок. У нее уже есть место преподавателя в школе в Рыбачьем. Глава даже машину за ней прислал с сопровождающим. Сидит парень и мается, пока дивчина на стрельбище пропадает.

– Смотри, чтобы за девочкой глаз да глаз.

– Не переживай. У меня в Рыбачьем позиции сильные, присмотрят. А через годик, глядишь, и утащим ее сюда под каким-нибудь благовидным предлогом. Девочка-то хорошая, правильная.

– Ты что же, в сводники решил податься? – невольно улыбнулся Александр.

– А почему бы и нет? Да вон хоть с тем же Мишаней окручу. Этому медведю давно пора семьей обзаводиться, а он все по красным фонарям шляется.

Даша Дрожкина, одна из последних переселенок, и сама не представляла, насколько ценна для Колонии. Турбину, продолжавшему изучение природы портала уже на протяжении шести лет, все же удалось систематизировать и обобщить данные. В результате ему удалось выработать алгоритм отбора кандидатов на роль дублеров.

Именно этим и объяснялось обследование всех переселенцев в непосредственной близости от портала. Таких кандидатов было мало, буквально единицы. Но даже из их числа далеко не все могли стать дублерами. За последние полтора года Даша была первой.

Александр сумел активировать ее, после чего вычеркнул из ее памяти этот факт. Она еще вернется в Андреевский, и с ее мнением никто считаться не будет. Но ввиду секретности проделать это нужно так, чтобы не вызвать никаких подозрений.

Глава 4
Новый знакомый

– Темницы рухнут, и свобода вас встретит радостно у входа, – шумно вдохнув и поправляя кобуру с маузером, произнес мужчина лет пятидесяти, заросший уже даже не щетиной, а короткой бородкой.

– Эка тебя разобрало, Семеныч, – ухмыльнувшись, возразил вышедший на ступени парадного входа Валковский. – Какая же это темница? Это так, санаторий-профилакторий.

– Это для тебя профилакторий, сиделец ты наш. А для меня самое что ни на есть лишение свободы. Поживешь на вольных просторах, поймешь, о чем я толкую. А главное, за что? Ну подумаешь, принял лишка на грудь. Не палил же куда ни попадя, как некоторые, – скосил он взгляд на собеседника.

– Ну так ведь и получил только трое суток, – развел руками Владимир.

– Так ведь у нас за пьянку без дебоша больше и не дают. Получается, мне под потолок навесили.

– Видать, не в первый раз.

– Это да. Но с другой стороны, я, бывает, и месяцами не пью, – выгнув грудь колесом и напыжившись, возразил мужчина.

– Ну чего встали? Отпустили вас, так и валите по своим делам. А то недолго и по новой угодить в каталажку, – недовольно пробурчал вышедший на ступени дежурный.

– А теперь-то за что? – искренне удивился Семеныч.

– Был бы человек, причина найдется. Верно я говорю, сиделец? Ты же вроде из бывших, такие вещи понимаешь.

– Да я-то понимаю, – смерив взглядом крепкого парня лет двадцати пяти, ответил Валковский. – Вот только тут это тебе не там. Можно и спросить.

– Хлопотно это, сиделец. Так что валите-ка вы подобру-поздорову.

– Не закипай, Володя, – Семеныч положил руку на плечо Валковскому, – добром оно не кончится, а парень по-своему прав, нечего тут без дела торчать.

– Ладно, гражданин начальник, наше вам с кисточкой. – Владимир приложил кончики пальцев к козырьку кепки.

– И тебе не хворать, – степенно кивнул в ответ милиционер.

– Ну так как, Володя, что решил? Со мной или сам по себе? – поинтересовался Семеныч, когда они наконец отошли от управления милиции.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

сообщить о нарушении