Константин Калбазов.

Колония. Дубликат



скачать книгу бесплатно

– Да не придираюсь я к нему. Просто… Он весь такой, ершистый, колючий, а еще его взгляд… Даже не знаю, как объяснить. Боюсь я его, – наконец сумела выразить свои ощущения Даша.

– Глупости. За таким мужиком как за каменной стеной. Не продаст, не предаст и в обиду никому не даст.

– Люб, а ты не устала еще окружать всех урок романтическим ореолом? Ведь за что-то они туда попадают. Или думаешь, что все только по ошибке?

– Не все. Но эти точно не тряпки какие, с которыми страшно рядом идти: случись что – и не заступятся.

– А от кого защищать-то? Ведь тебя послушать, так вся уличная шпана – одни сплошные герои.

– Шпана – это шпана. Молокососы. А постигший лагерную мудрость – это уже другой, он шпаной по определению быть не может.

– Вот же упертая. Ну так возьми дядю Сашу в оборот, раз уж он тебе так понравился. Перед тобой не устоит, точно тебе говорю.

– Хм… – явно задумалась девушка, но потом решительно тряхнула головой: – Нет, он слишком старый. Ему уже сейчас далеко за сорок. И что я с ним буду делать лет через двадцать? А мы к тому времени как раз в самом соку будем.

– Вот балаболка. Собирайся, автобус уже через двадцать минут, – махнула рукой на подругу Даша.

– Да ладно тебе. Что мне собираться-то. Богатства как-то пока не нажили.

Действительно, сборы оказались недолгими. Впрочем, это было в характере Любы, она вообще была как огонь. Вот так загорится, и не вдруг потушишь. При этом еще и натура весьма решительная. Это именно она загорелась идеей переезда в новый мир и сумела убедить Дашу. Что с того, что для подруги она прибегла к аргументам, отличным от тех, которые рассматривала сама. Главное – результат, а он был.

Уже через десять минут они вышли из жилого модуля. Люба задорно помахала сидевшим в курилке Матросову и голландцу Виссеру. Кто бы сомневался, что она успела со всеми перезнакомиться и пользовалась всеобщим вниманием.

– До встречи на той стороне! – задорно выкрикнула она.

– Дьо сви-иданиа, Льуба.

– Счастливо, девчата!

Даша только смущенно улыбнулась и кивнула. С одной стороны, бывший зэк вовсе не представал в героическом облике. С другой, она испытывала смущение перед ним, оттого что он для нее… ну, как бы человек второго сорта, что ли. И перед голландцем она тоже чувствовала себя не в своей тарелке. Видеть, как он подолгу задерживает на ней свой взгляд, и не понять, что она ему нравится, просто нереально. Но… он женат, а на чужом несчастье свое счастье не построить. Что же до глупостей… Для кого-то это просто перепихон, кайф, шаг во взрослую жизнь, а для нее – глупость и есть.

Ну, все. Теперь осталось только дойти до диспетчерской. Именно там им предстояло сесть в микроавтобус, вместе с дядьками довольно пропитой внешности. Даже отстиранная одежда и мытье в душе не сумели отбить въевшийся в них специфический запах. Нет, очень даже может быть, что Даше это только казалось, так сказать, фантомные запахи, но для нее они были больно уж реалистичными.

Самого исторического перехода через портал она так и не увидела.

Микроавтобус пристроился за железнодорожным составом и ехал так сравнительно недолго. Пару минут, не больше. А потом вдруг остановился. Разве только отвесный склон из слоистого камня, вполне обычного для их местности, в какой-то момент сменился серой бетонной стеной.

– Все, приехали. С вещами на досмотр, – скомандовал водитель и кивнул в сторону приближающихся к ним двоих бойцов.

Еще несколько серьезно экипированных мужчин проверяли железнодорожный состав, стоявший в стороне. Водитель объехал его, как только прошел встречный состав, после чего остановился на месте. Ага, похоже, им нужно войти вот в эту массивную стальную дверь. А для чего еще было здесь вставать?

Досмотр прошел быстро и как-то буднично. Кстати, одним из бойцов оказалась женщина. Просто Даша не сразу это определила. Мало того что она была в форме, так еще и фигура у нее спортивная. В общем, процесс скорого личного досмотра не вызвал у девушки отторжения.

После этого их и впрямь повели через ту самую дверь, и они тут же попали в руки людей в белых халатах. Вроде как медиков. Сомневаться в этом причин не было, но медицинское обследование оказалось каким-то странным.

Женщина-оператор попросила девушку раздеться до трусиков, после чего усадила в кресло и нацепила на нее несколько электродов. Плюс к этому на голову водрузили какой-то шлем. Сказала, что будет снимать кардиограмму и еще что-то там, вроде как они изучают природу портала и то, как он действует на человеческий организм.

Что же, значит, не зря ей этот медосмотр и медики показались странными. Похоже, это вообще не медики, а какие-то научные работники. Впрочем, а чему тут удивляться. Должны же они изучать природу портала.

Странно только, что нет ничего подобного с той стороны. Или есть? Очень может быть. Ведь им разрешалось ходить далеко не везде. А еще там была территория, выгороженная глухим забором, и что там, она так и не узнала. Спросила раз у поварихи, но та только отмахнулась, потому как и сама не знала.

– Все, красавица, одевайся, – мило улыбнувшись, распорядилась моложавая женщина. – Вот, держи, – протянула она небольшой пластиковый контейнер с красным крестиком. – Там карта памяти, она же твоя электронная медицинская карта. Хранишь все время при себе. Это экономит время.

– А если потеряю?

– Не страшно. Восстановить не трудно. Ты же встанешь на учет в больнице или на худой конец в амбулатории. У нас к медицине отношение серьезное, так что медики есть практически везде. Просто, если что-то случится, наличие такой карты уменьшает риск врачебной ошибки. После того как обоснуетесь в Андреевском, обязательно пройди медосмотр. Сейчас здесь совсем немного сведений, – постучала она ногтем по пластику, – но в больнице это живо исправят. У Натальи Игоревны не забалуешь.

– А если я не захочу оставаться в поселке?

– Без вариантов. Без оружия за пределы поселка никого не выпускают. А для этого нужно получить допуск. Ты с оружием обращаться умеешь?

– Нет.

– Ну вот видишь. Так что двухнедельные курсы огневой подготовки тебе гарантированы. Оделась? Ну все, на выход, нечего создавать очередь.


– Александр Николаевич, ваш переход на Колонию одобрен, – обрадовал его уже знакомый улыбчивый молодой человек. – Вы не имеете ничего против, если мы подсадим вас к машинисту, в кабину тепловоза?

– Ехать-то далеко?

– Нет. Пару сотен метров до портала и пару сотен после. Потом контроль, и дальше вас транспортом доставят в Андреевский. Ну а там уже сами определитесь, как и что. Это на сегодняшний день самое развитое наше поселение. Население около полутора тысяч человек.

– Столица, получается?

– Не совсем. Андреевская администрация контролирует только три поселения. Во всех остальных полное самоуправление. Правда, они продолжают тяготеть к нам, но это связано скорее с экономическими вопросами. Администрация не оказывает на их органы самоуправления никакого давления и не собирается делать этого в будущем.

– Но помощь оказываете?

– Помощь оказываем. Как не прекратим и впредь, пока будет для этого возможность. Значит, вы не имеете ничего против того, чтобы проехаться с машинистом?

– Нет. А если машинист Коля, так и вовсе только за. Душевный мужик.

– Да, сегодня состав поведет Николай Семенович.

– Вот и договорились.

– Превосходно. На ваш счет уже переведены подъемные в размере тысячи колониальных рублей. Если у вас есть другая валюта, то предлагаю ее обменять. На Колонии имеют хождение только колониальные рубль и доллар. Вы, конечно, еще сможете совершить обмен, но думаю, что откладывать это просто неразумно.

– Согласен. Правда, ваш курс… Как бы это помягче сказать? Несколько смущает и по большому счету высосан из пальца.

– Да, это так. Но никто из наших переселенцев еще на этом не потерял. Администрация оказывает населению всестороннюю финансовую поддержку. Так что на разнице курса валют мы не зарабатываем, это сделано скорее для удобства.

– Но для того, чтобы оказывать финансовую поддержку, нужно зарабатывать.

– С прибыльностью у администрации все в порядке. Правда, пока это основано на поставке дефицита и эксклюзивных товаров. Но при незначительной численности населения Колонии говорить о производстве просто неразумно. Опять же конкурировать с земными производителями… Вы сами должны понимать всю абсурдность этого предположения. На сегодняшний день Колония, она и есть колония. Итак, вы желаете обменять валюту?

– Ну, у меня есть сотня тысяч. Раз уж они там бесполезны, то, пожалуй, я обменяю.

– Отлично. В настоящий момент на вашем счете полторы тысячи рублей, – через некоторое время объявил парень.

– Вы хотели сказать, колониальных рублей.

– Мы там не заморачиваемся по этому поводу. Так, вы простите, но до отправления состава осталось ровно сорок три минуты. Вам необходимо собраться и быть в диспетчерской за десять минут до отправления. Так сказать, во избежание нестыковок.

– Я понял. Прощайте.

– До свидания, Александр Николаевич. Только до свидания. Я колонист и работаю здесь вахтовым методом, как и остальной персонал. Так что мы еще встретимся. При всех своих необъятных просторах Колония – невероятно тесный мир.

Нищему собраться – только подпоясаться. Дойти до жилого блока – пять минут. Побросать в сумку свои нехитрые пожитки – дело одной минуты. Ну и еще пяток, чтоб дойти до диспетчерской. Хм, в запасе времени более чем достаточно. Ну и какого там делать? Недолго думая, Александр завернул в курилку, чтобы там скоротать оставшееся время.

С курением здесь строго. Любой из служащих этой перевалочной базы тут же на дыбы встанет, если только увидит с сигаретой в неположенном месте. Александр аж удивился подобному. Ну не похоже это на русских. В России с пониманием относятся к курящим даже на заправочной станции. Причем на это вполне нормально реагируют те же служащие самой АЗС. Бред, но тем не менее реальность.

Как оказалось, ларчик просто открывался. У колонистов не так чтобы много правил и законов, они просты и понятны. Однако все дело в том, что бесполезных законов у них попросту нет. Если есть запрет, то, будьте уверены, за его нарушение непременно последует наказание. Если выяснится, что кто-то видел и не воспрепятствовал правонарушению или не поставил об этом в известность соответствующие инстанции, в случае если не мог предотвратить сам, то наказание последует однозначно. Разумеется, в зависимости от тяжести проступка.

С адвокатами там даже хуже, чем с законами. Их просто нет. Конечно, это может привести и к злоупотреблениям, но тут вступает в дело саморегулирующий процесс. Не стоит злить вооруженного человека. Тем более того, кто на полном законном основании может вызвать тебя на смертельный поединок. Что там у них с дуэлями, доподлинно Александр пока не разбирался, но сам факт, что это имеет место, говорил о многом.

Переход в параллельный мир или на другую планету оказался каким-то уж очень обыденным. Состав тронулся с привычным перестуком, а потом начал постепенно набирать ход. Правда, был момент, когда Александр усомнился в здравомыслии Николая. Нет, ну а как тут не усомниться, если он шпарит как угорелый прямиком в тупик искусственно расширенного оврага.

– Спокойно, Саня. Не впервой. Видишь, семафоров сколько, и все с секундомерами. Тут все четко, как в аптеке. В идеале с цифрой «ноль» нужно быть на стрелке, но, если чуток проскочим, тоже ничего страшного.

Тут, кстати, две ветки. Причем уложены на бетонное основание, и рельсы идут вровень с резиновой поверхностью, как на железнодорожном переезде. К концу две ветки сходятся в одну, и она идет строго посредине. Ну а сама дорога выгорожена довольно высоким бордюром, который даже грузовик не вдруг перепрыгнет. И эта своеобразная проезжая часть так же сужается, превращаясь из двухполосной в однополосную.

Эта метаморфоза с дорогой появилась, когда они достигли стрелки. Все же Николай спец в своем деле: вывел состав тютелька в тютельку. Одновременно впереди показался эдакий круг со срезанным понизу сегментом, а посредине и блещут рельсы. Причем шлагбаума, обозначающего тупик, не было и в помине. Рельсы убегали дальше, между двумя высокими бетонными стенами, и дорога снова стала расширяться.

Хм, а вон и навстречу катит такой же состав. Четко у них тут все.

– Вон она, Колония, – не без гордости и самодовольства прокомментировал картину машинист.

Глава 3
Покушение

– Здоров, дядя Коля.

– Здравствуй, Мишаня. Принимай поселенца. – Машинист по-приятельски опустил руку на плечо Александра, одновременно слегка подталкивая его на выход. – Все, Саня, приехали. Теперь тобой займутся профессионалы.

– В смысле? – уперся было Александр.

– Ну, ты даешь! Через границу ездишь, досмотр проходишь? Проходишь. А тут та же граница. Да не тушуйся, у нас тут все демократично. Мишаня, чтобы мне без глупостей, мужик из сидельцев, резкий, как понос, шуток ваших служивых может и не понять. Уяснил?

– Дядя Коля, ну ты за кого меня держишь. Ну чего глядишь, давай уже, спускайся, сиделец.

Хм, не все то истина, что кажется. Вот так и тут. При виде группы военных при полной боевой, появившихся в этом каменном мешке, где остановился поезд, Александр понял, что ничего хорошего ждать не следует, тем более когда вдоль состава пробегают матерые бойцы. А то, что они именно матерые, видно невооруженным глазом.

Пока остальные проверяли состав на предмет, не затесался ли тут какой супостат, тот самый боец – или все же скорее командир группы по имени Мишаня – просмотрел документы Александра. Не нашел ничего предосудительного, ловко и привычно обыскал, потом столь же профессионально проверил сумку.

– Не тушуйся, сиделец. У нас это обычная процедура, – вполне доброжелательно пояснил он.

– И что, всех переселенцев вот так в этом каменном мешке досматриваете?

– Всех. Коридор сейчас под прицелом минимум дюжины пулеметов. Так, на всякий случай. Мало ли что наша любимая Родина решит учудить.

– Не такая уж и любимая, как я погляжу.

– Любимая, любимая, ты не передергивай. Россию мы любим, но там сейчас слишком много разных паразитов развелось. Дай им волю, так они и тут развернутся так, что любо-дорого. Вот и не пускаем их сюда.

– Командир, здесь «заяц», – вдруг послышался голос одного из бойцов, который что-то тянул из-под состава.

– Малец, что ли? – выкрикнул Михаил.

– Он, родимый, – ответил боец.

– Вот же паршивцы. Сколько их уже отловили, одному Богу известно, – это уже к Александру, наблюдавшему за тем, как к ним за шиворот ведут нарушителя, мальчонку лет тринадцати. – Перед их изобретательностью даже спецназ ГРУ отдыхает. Это я тебе авторитетно заявляю: каждый раз умудряются учудить что-то эдакое, чтобы просочиться на охраняемый Объект. Виртуозы!

– И что с ним теперь будет? Со следующим сеансом на Землю?

– Мы что, больные, от таких добровольцев вот так за здорово живешь отказываться? Сейчас выясним, кто он, откуда, сделаем фото– и видеосъемку, после чего отправим на Землю. Если из семьи каких алкашей, детдомовский или беспризорник, хрен его наша любимая Родина увидит. Станет колонистом.

– И там вот так все просто схавают?

– Пока не давятся. Да и что они нам могут сделать? Колония – это сфера стратегических интересов. По мелочам нас раздражать не будут, а то еще решим вдруг отгородиться окончательно. А они еще не успели к нам ключик подобрать.

– Думаешь, подбирают?

– Слушай, сиделец, ты вроде на дурака не похож, а глупости говоришь.

– Ясно. А если семья нормальная? – вновь кивнув в сторону мальца, поинтересовался Александр.

– Тогда ничего не попишешь. Семья здесь самое святое. Правда, пока будем выяснять, обязательно ему организуем экскурсию, чтобы все своими глазами посмотрел. Свозим на полигон пострелять. Школу обязательно покажем, чтобы четко понимал, что и тут за партой придется сидеть. А потом обратно, до совершеннолетия.

– Это что же, вы и их как вербовочный ход используете?

– Ну так, самую малость. – Мишаня широко улыбнулся и, слегка разведя пальцы, показал, какую именно «малость» они отводят в своих действиях вербовке.

Угу. А ведь может статься и так, что благодаря вот таким мальцам сюда валом повалит молодежь. Пацаны восемнадцати-девятнадцати лет, у которых вместо мозгов одни эмоции. К гадалке не ходи, повалят. И правительство на это все смотрит сквозь пальцы? Да не бывает такого.

В России чиновники, конечно, чуть не самые жадные и самые наглые. Уж он-то это знает точно, сам в этой системе крутился. Но это вовсе не значит, что страной руководят такие же тупые и жирные ублюдки. Поделать пока ничего не могут или не хотят – это да, но в том, что касается стратегических интересов…

Крым, с территории которого можно контролировать чуть не всю акваторию Черного моря, четко и ясно показал: в России не разучились думать стратегически и все еще могут блюсти интересы страны. А тут целый мир. Параллельный или другая планета – не суть важно. Это целый девственный мир! Да тут никто не станет спокойно стоять в сторонке, а уж Россия и подавно.

– О! Юрка, твою дивизию! Опять ты? – Михаил в удивлении вскинул брови.

– Здрасть, дядь Миш.

– Старый знакомый? – поинтересовался Александр.

– Есть такое дело. Уже снимали его разок. А он, вишь, опять просочился. Ладно, сиделец, тебе в ту дверь. Тебя там встретят. Пройдешь первичное обследование, а дальше тебя отправят в поселок с первым же транспортом. А нам с мальцом в другую сторону. Пошли, Буратино.

– Чего это сразу Буратино? – возмутился мальчишка.

– Да потому что твердолобый, сиречь деревянный, с первого раза не понимаешь. Теперь-то хотя бы не станешь нас пичкать сказками про родителей алкашей.

– А чего брехать, если вы все одно все знаете. Смысла нет, – рассудительно ответил малец, а потом умоляюще посмотрел на мужчину: – Дядь Миш, не отправляйте меня сразу, а? Ну как будто я здесь в первый раз. А то столько мучился – и облом…

– Пострелять хочется?

– Хочется.

– Не боись. На сегодня окон больше не будет, а до завтра времени у нас целый вагон. Так что настреляешься. Только смотри…

Этот диалог двух давних знакомых с разницей в возрасте лет в двадцать Александр слушал уже вполуха, так как собеседники отдалялись от него. А до чего они договорились, так и вовсе не услышал, дверь перед ним открылась, впуская в ярко освещенный коридор, пролегавший в бетонной толще.

В районе портала его продержали недолго, всего-то минут десять. Короткое обследование в каком-то кресле, затем вручили пластиковый контейнер с электронной медицинской картой, ну и направление в поселковую больницу. После этого вывели с другой стороны стены, где обнаружилась стоянка автомобилей. Усадили в один из УАЗов, который тут же сорвался с места по направлению к поселку. Матросов удивился было этому, мол, столько внимания одному-единственному переселенцу. Но водитель только отмахнулся и заявил, что здесь это в порядке вещей.

– У нас тут мелочей не бывает. К каждому переселенцу со всем вниманием. Конечно, если бы вас было несколько человек, то отправили бы на микроавтобусе. Но мне и так нужно по делам в поселок, вот и попросили малость обождать.

– А если алкаш какой или бомж?

– Это там алкаши и бомжи, а здесь простые переселенцы. Про второй шанс слышал? Вот он, родимый, тут каждому и предоставляется. Я сам наркошей конченым был. А теперь ничего, завязал, причем куда легче, чем на Земле. Я и там пытался, да без толку.

– И что, прямо все используют свой второй шанс?

– Отчего же. Не все. Но большинство. Тут ведь как, подъемные тебе выделяют, и не малые, не вопрос. Если не шиковать, то этой тысячи тебе хватит надолго: продукты тут дешевые, так что с голоду загнуться сложно. Но деньги все одно закончатся. Милостыню подавать никто не станет. Не принято тут это, скорее пинка получишь. Работы кругом – только работай, причем за вполне достойную зарплату.

– Понятно… – Александр с любопытством осматривался вокруг.

Дорога пролегала между крутым склоном горы слева и решетчатым забором справа. По верху ограды была натянута егоза. Как пояснил водитель, здесь без нее вообще ни одно ограждение не обходится, приходится защищаться от хищников, у которых все еще есть определенные проблемы с уважением к человеку. За забором располагался целый железнодорожный узел. В разрывах между вагонами порой просматривалось большое озеро и причал с грузовым терминалом.

Серьезного грузооборота здесь пока нет, так что все это сделано на вырост. Но зато, когда время придет, никто не растеряется, и процесс уже будет отработан в мелочах. Александр вспомнил то, как сегодня разъезжались два состава, и вынужден был с этим согласиться.

До поселка добрались довольно быстро. Как говорится, даже не успел заскучать. Впрочем, чему удивляться, если тут ехать всего-то километра три. А вот сам поселок удивил. Нет, во многих местах все еще ведутся строительные работы. Но, во-первых, все довольно прилично, и грязь не развозится по округе. Во-вторых, уже сейчас видно, что халупы здесь не предвидятся.

– Я не пойму, тут что, дома одинаковые ставят?

– Не одинаковые, а в одном стиле. Ладыгин настоял на том, чтобы никаких безвкусных коробок. Архитектора под это дело специально затащили. Не сказать, что выдающийся мастер, но свое дело все же знает. Вишь, как все пристойно получается, – охотно пояснил водитель.

– А кирпич откуда? Заводик поставили?

– Поставили. Это там, километрах в шести от южного берега Большого озера. Поначалу предлагали завозить с Земли, но Ладыгин уперся. Мол, строиться нужно на века или не мучить задницу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

сообщить о нарушении