Константин Штепенко.

Ромштекс с кровью



скачать книгу бесплатно

Приглашение в прошлое

Наконец закончился долгострой, и клуб «Кавказ» уже месяц как переехал из особняка, пожертвованного Дарьей Череминой, вдовой известного авторитета Гогена в отреставрированное здание бывшей библиотеки. Это героическое свершение было целиком и полностью заслугой Толика Глушко, который понимал, как никто другой, бурную стихию Нижнедонского предпринимательства, принимал ее и плескался в этом мутном потоке как ребенок в парковом фонтане. Ему удалось выбить перед самым Дефолтом финансирование для клуба, но деньги пришлось вырывать чуть ли не из горла у затаившихся перед кризисом банкиров, используя для этого связи Дениса в криминальных кругах, вынуждено приобретенные в период сходящего на нет Большого Передела. Предприимчивый Толик создал целевую строительную бригаду из безработных членов клуба, которая за год с небольшим разрослась в серьезную строительную фирму. В результате, вложенные в, казалось бы, непродуктивный проект средства не только вернулись, но и стали давать приличную прибыль, которую было решено пустить на нужды клуба и благотворительные программы. Одной из таких программ было частное целевое агентство по трудоустройству, созданное при клубе, которое худо-бедно, но функционировало и уже помогло найти работу более чем сотне претендентов.

В общем, было что праздновать, и праздновали от души. В залах получившего новую жизнь старинного здания царило не библиотечное оживление. Официальная часть не была особенно долгой и быстро перешла в праздничный банкет, где недостатка в напитках и закусках не наблюдалось, вследствие чего усиленному наряду службы безопасности приходилось выполнять необычную для нее праздничную функцию – слегка перебравших разводили по комнатам отдыха, а слишком загулявших отвозили домой. Закрытый мужской клуб на этот раз открыл свои двери для женщин, и запах духов, постукивание высоких каблучков и музыка женских голосов приятной освежающей волной заполнили бар и танцевальный зал, переводя торжество в неформальное русло.

* * *

Денис сидел в своем председательском офисе, куда почти не просачивался шум дискотеки и пил крепкий кофе без сахара. Время уже перевалило за полночь, но оставались еще срочные дела, которые нужно было закончить. Свою случайную пассию он отправил танцевать и надеялся, что она найдет там себе кавалера, с которым и проведет остаток ночи, оставив его в покое. Настроения для веселья не было. Вчера позвонила из Милана его близкая подруга Наташа, которая более года назад уехала в Европу с бывшим смотрящим по Нижнедонску Геней Армавирским. После успешной операции по отъему капитала у беспредела того поставили смотрящим в Италию, и говорят, под влиянием Наташи он сильно подправил свой имидж. Теперь в определенных кругах он слыл большим ценителем искусств, начал посещать церковь и как хлебосольный хозяин принимал в своем роскошном доме на побережье Адриатики многих известных музыкантов, художников, писателей и политиков.

Но его профессиональная деятельность не осталась прежней, и вот, наконец, судьба предъявила счет. Неизвестно кто был заказчиком его ликвидации – толи обиженная им нижнедонская братва, толи чувствующие свое бессилие перед наплывом российского криминала итальянские мафиози, но однажды во время деловой поездки в Милан машина Армавирского взлетела на воздух. Взрыв был настолько сильным, что опознать трупы четырех пассажиров смогли только по сохранившимся фрагментам челюстей и мелким вещам – часам, кольцам, запонкам, имевшим в мире ювелиров свою родословную.

Наташа осталась богатой вдовой на третьем месяце беременности. Состояние ее было крайне плачевным, и Денису потребовалась вся сила убеждения, чтобы как-то растрясти ее и заставить взглянуть в будущее, где было место материнству и новой жизни, которая уже зародилась в ее лоне. Разговор с Наташей оставил тяжелый осадок. В какой-то момент Денис даже хотел бросить все дела и поехать к ней в Италию. Однако она отговорила его, мотивируя это тем, что появление рядом с ней другого мужчины будет неправильно воспринято русской диаспорой, в среде которой Наташа приобрела довольно привилегированное положение и не столько благодаря деньгам Армавирского, сколько в силу ее личной привлекательности и обаяния. За прошедший год она завела обширные знакомства и связи, которые не разрушила даже гибель Армавирского.

– Ты меня предупреждал, что рядом с ним опасно, но я не послушала, хотя и не жалею. Мне нравилось так жить. Я была ему верной женой при жизни, но и после смерти не хочу ничем очернить его имя. – Сказала она, сдерживая рыдания. – Пусть он был вором в законе, или кем-то еще! Не берусь судить насколько он лучше или хуже тех, кто приходил к нему на поклон за добавкой к государственной милостыне, но главное, что он был настоящим мужчиной!

– Тогда тем более тебе следует собрать силы в кулак и выносить его ребенка, а потом природа подскажет что делать. И учти, по своим законам он не имел права иметь семью, и раз он пошел на это нарушение, то нужно сделать все, чтобы эта семья существовала и без него. А для этого нельзя кукситься и впадать в депрессию, тебе это категорически противопоказано. Кстати, не хочешь вернуться в родные пенаты?

– Нет, Дэн. По крайней мере, не сейчас. У меня здесь свой бизнес и определенное положение. После его гибели гостей на вилле стало еще больше. Многие наверно побаивались более близкого общения с ним, а теперь валом валят, чтобы выразить свои соболезнования…

* * *

Около часа ночи, когда Денис уже собрался домой, зазвонил сотовый телефон. Он не хотел отвечать, но на дисплее высветился нью-йоркский номер Даши, и не отвечать было бы просто свинством с его стороны.

– Здравствуй, Данечка! Случилось что-то?

– Я знаю, что у тебя сегодня открытие нового здания клуба, поэтому и звоню так поздно. Хотела тебя поздравить.

– Спасибо. Но нужно отметить здесь и твой вклад. Подаренный тобой особняк очень нас выручил. Ты, кстати, не хочешь вернуть его обратно? Он в отличном состоянии.

– Ну, во-первых, дареного не отнимают, а во-вторых, как ты и предупреждал, я здесь прижилась, и обратно не тянет. Так что я буду только рада, если дом будет кому-то служить убежищем. Что теперь там будет?

– Мы хотим оборудовать там гостиницу для иногородних гостей.

– Вот и прекрасно! – Даша замолчала, потом начала говорить снова с виноватой интонацией. – Тут такое дело, Денис… Мне нужна твоя помощь. Вернее, даже не мне, а моей подруге…

– А я все жду, когда же ты сподобишься! Сколько тебе говорить, что ты имеешь право быть со мной бесцеремонной. Просить, нет, требовать все что пожелаешь. Если это будет в моих силах, я все для тебя сделаю!

– Не знаю, но перед тобой я как-то робею до сих пор. Ты мне кажешься каким-то огромным и старым. Условный рефлекс какой-то.

– У нас разница всего год с небольшим, а с учетом того, что женщины умнеют быстрее, то ты должна чувствовать свое преимущество.

– Тем не менее, ты был прав во всем, что мне советовал. Я не знаю, как бы я выкарабкалась без тебя. У меня выработался некий синдром ребенка…

– Ладно, хватит расшаркиваться, что случилось?

– Ты знаешь, что я пишу очерки о России в русский журнал «Новый Век». Месяца три назад ими заинтересовался англоязычный журнал, специализирующийся на горячих точках, этнических конфликтах и прочих ужастиках, и мне заказали цикл статей о сегодняшней России. Я подружилась с хозяйкой этого издания и ее бойфрендом, который работает репортером и делает обалденные репортажи буквально с передовой из всех конфликтных регионов. Месяц назад он уехал к ваххабитам в Дагестан – он этнический дагестанец, и вот недавно пропал. Уже неделю от него нет вестей.

– Понял. А твоя подруга уверена, что он не перестал общаться с ней по личным мотивам?

– Нет, это абсолютно исключено. У них ведь кроме всего прочего контракт на серию репортажей. Он потеряет огромные деньги, если не сдаст материал в срок. Очередной номер уже верстается, а от него никаких вестей. Ты же знаешь, что американцы повернуты на деньгах, рейтингах и репутации. Репортер такого класса не может пожертвовать работой ради личных разборок.

– Пожалуй, ты права. Но ты, надеюсь, прочла ей вводную лекцию по Кавказу?

– Еще бы! Я же по матери Арсанова, родилась и выросла под Владикавказом. Мы уехали, когда начались стычки в Пригородном районе.

– Понятно. Значит, вопросом владеешь. Ну и что твоя подруга? Неужели она не понимает, что дело почти безнадежное? Разве только выкуп потребуют. Но если он совал нос, куда не следует, то и косточек его не найдем.

– Я все это понимаю, но она готова заплатить сколько угодно. Она очень богата, и влюблена в него как кошка. Она все равно найдет кого-нибудь, но ты же знаешь, что, скорее всего это будут какие-то проходимцы. А тебя я знаю. Ты надежный человек.

– Спасибо на добром слове. Хорошо, я возьмусь за это дело. Но учти, никаких скидок! Это очень опасное занятие, а рисковать жизнью людей даже за большие деньги я не стану. Возьму только добровольцев, солдат удачи, а они берут дорого! Сам, конечно пойду. Неплохо бы тряхнуть стариной.

– Господи, я уже жалею, что тебе позвонила. Как представлю, что ты сам полезешь в этот ад!

– Ты же меня знаешь, Даня! Это моя работа.

– Тогда мы завтра же вылетаем!

– Постой, постой. Было бы достаточно копии подписанного контракта, чтобы начать шевелиться. В любом случае, нужно сначала обратиться к властям, лучше через посольство. В общем, не порите горячку. Я поговорю пока с людьми, а потом свяжусь с тобой.

Положив трубку, Денис задумался. На самом деле, подобное предприятие ему совсем не нравилось. На Кавказе снова заваривалась кровавая каша, и соваться туда даже при наличии поддержки кого-нибудь из местных было бы крайне опрометчиво. Но он сказал да, чтобы не разочаровывать Дашу сразу. Глядишь, может оказаться, что парень просто загулял, или возникнут какие-нибудь непредвиденные и непреодолимые препятствия. Но он, по крайней мере, сможет увидеть Дашу. Прошло уже больше года после их совместной эпопеи, предшествовавшей ее бегству в Канаду, и ему было интересно посмотреть на нее – какой она стала после года свободной и независимой жизни, не омрачаемой бандитскими наездами и ночными страхами. «Может, все-таки стоит отказаться?»

Дверь открылась без стука, и в офис ворвалась Надя – натуральная блондинка с хитрющими зелеными глазами, с которой он имел неосторожность пару раз переспать, и теперь ему приходилось отбиваться от ее поползновений на серьезные отношения.

– Что, Надюша, уже повеселилась? Может тебе вызвать такси?

– А ты? Я без тебя не поеду!

– Я буду здесь, пока все не кончится, а потом поеду спать к себе домой. – Говорил он, стараясь высвободиться из ее объятий. – Я очень устал, и собираюсь спать совершенно один. Поперек кровати. Я всегда сплю поперек, когда устаю. И вдобавок, храплю!

* * *

– Я ему звонила. Он согласен.

Дарья сидела в редакторском офисе Сью Дайкин, владелицы журнала «EXTREME WORLD REPORT». Панорама, открывавшаяся с высоты девяносто восьмого этажа правой башни Всемирного Торгового Центра, уже не волновала ее своей величественной уродливостью, и она могла сконцентрироваться на собеседнике, не кося исподтишка в огромное окно.

– Это здорово, Дарья! Значит, мы можем вылетать? Я закажу билеты!

– Подожди. Мне кажется, что ты должна оповестить сначала Госдепартамент. Пусть, по крайней мере, они сделают соответствующие запросы, тогда твоя поездка будет более обоснованной, и ты сможешь рассчитывать на какую-то поддержку со стороны властей. Кроме того, визы! Нужно идти в консульство, и еще неизвестно, сколько времени нас промурыжат.

– Ты права. Без Госдепартамента не обойтись. У меня есть там некоторые знакомства.

– Еще одна вещь, или даже две, или десять… Ты хочешь сама ехать в Дагестан?

– А ты бы как поступила? Отсиживалась в Москве?

– С высоты моих знаний я могу тебе сказать следующее. Я бы вообще не покидала Нью-Йорка. Можно передать подписанный контракт и материалы через посольство или послать с Федерал-Экспресс. Деньги перевести банковским переводом… Если ты поедешь сама, то сначала тебе придется сцепиться в смертельной схватке с нашей бюрократией, а потом ты будешь балластом для поисковой группы.

– Почему это? Я не белоручка, я прошла курс выживания, и вообще очень неприхотлива!

– Ты себе не представляешь, что такое Кавказ! О твоем появлении сразу узнают все, кому нужно и не нужно – потому что такая американская штучка, это лакомый кусок для похитителей. За тебя ведь можно получить большой выкуп! И Денису придется уже не искать Джеба, а охранять тебя.

– Но мы можем нанять охрану!

– Даже двадцать человек охраны не смогут гарантировать твою безопасность. Боевики атакуют целые войсковые колонны, убивают по сто человек. Чем поможет тебе охрана, если они узнают, что с тебя можно скачать пару миллионов?

– Какая ты приземленная, Дарья! Кроме того, ты вообще не понимаешь моих мотивов. Мне нужно спасать имя Джебраила. А это гораздо больше, чем его жизнь. Его репортажи были широко разрекламированы, и их ждут. Теперь, когда он пропал, можно сыграть на этом, и вместо провала набрать очки! Я хочу сделать эксклюзивный материал о его поисках!

– Но это цинично, Сью!

– Только не говори мне о цинизме! Я убила десять лет, чтобы создать преуспевающий журнал и не собираюсь выбросить на помойку дело своей жизни из каких-то соображений морали!

– Хорошо, как скажешь, я была женой мафиози и много повидала. Это твое дело, я помогу тебе, потому что мне будет приятно это сделать. – Даша отвлеченно заулыбалась, будто вспомнила о чем-то очень приятном, и это не укрылось от взгляда Сью.

– Так, так, так! – Она подмигнула заговорщически. – У тебя с ним что-то было?

– Ну, было. Что из того! – Даша смущенно потупила взгляд. – Сначала он вступился за меня в ресторане. Ко мне приставал вооруженный бандит, оказавшийся братом одного крупного главаря мафии. Они объявили Денису войну и даже покушались на его жизнь, а через несколько дней их кто-то убил.

– Кто? Он?

– Он мне не признался. О таких вещах не говорят вслух.

– Ой, как интересно. Неужели все это правда? Прямо вестерн! А дальше что?

– Дальше убили моего мужа. Денис прятал меня на конспиративной квартире, а когда появилась возможность, вывез меня из страны и отправил в Канаду. Вот и все.

– Как все? А самое интересное? Пикантные подробности? Ты же сказала, что у тебя с ним был роман!

– Вот именно, у меня с ним. А у него со мной ничего не было. В постели он проводил со мной сеансы психотерапии, боялся, что я сойду с ума. И у него это получалось здорово! – На мгновение ее лицо осветилось мечтательной полуулыбкой. – Потом я его звала с собой, но он отказался. Теперь все.

– А он знал о том, что муж оставил тебе состояние?

– Еще бы! Он даже в качестве выкупа за меня отдал бандитам документы, с помощью которых можно было вернуть им те деньги, что пытался умыкнуть мой покойный муженек. Там было почти сто миллионов.

– Вот это да! Настоящий реликт! Я уже мечтаю с ним познакомиться!

– Только не надо к нему липнуть! Он моложе тебя!

– Вижу, что у тебя на него свои планы. Обещаю, что мешать не буду. Так, потреплю немного нервы. – Сказала она с издевкой. – А историю эту нужно причесать немного, и я смогу ее продать! Можешь написать мне болванку в виде хроники, со всеми деталями?

– Конечно. Мне самой это будет интересно.

– Отлично! Если это понравится читателям, то можно будет сделать для тебя специальную рубрику. А пока я займусь визами и Госдепартаментом. У меня есть там один знакомый клерк средней руки. Это как раз то, что нужно.

* * *

Уже на следующий день Денис проснулся в приподнятом настроении и долго искал в себе причину. Потом в памяти всплыл ночной разговор с Дашей. «Странно, вчера это дело показалось мне совершенно гиблым, а теперь даже радуюсь. Наверно потянуло на разнообразие». Действительно, последнее время его бизнес шел своим чередом. Благодаря событиям, предшествовавшим последней войне группировок Нижнедонска, имя «Денис Краснов» и название «Шит» прочно запало в память всем потенциальным клиентам, так как каждый из них в той или иной степени был связан и с бизнесом, и с криминалом. Охранная деятельность стала доминирующей, а сыском Денис занимался для души, берясь только за дела, которые были ему интересны. Дело, о котором рассказала Даша, сулило много новых впечатлений. Денис заскучал от ежедневной рутины, и теперь он молил Бога, чтобы оно выгорело, несмотря на все непредвиденные препятствия, которые могли возникнуть с самого начала.

Телефонный звонок вывел его из раздумий. Это снова была Даша.

– Ты чего не спишь, красавица? Сколько у тебя на часах?

– Два часа ночи. Я уже зеваю, но Сью загорелась по-настоящему. Ты еще не передумал?

– Утро вечера мудренее. Вчера все виделось в черном цвете, а сегодня оптимизма прибавилось. Но учти, будет трудно.

– Ты еще не представляешь насколько! Она собралась вместо его репортажей публиковать свои отчеты о его поисках. Каково?!

– Ты хочешь сказать, что она потащится за мной?

– Вот-вот. В самую точку. Она хочет подогреть интерес к журналу, а потом, когда найдется Джеб, наступит апофигей, и они захлебнутся в снятых с этого похищения сливках.

– А если не найдут? Вернее, если он уже того?

– Еще лучше. Сенсация! Всплывут его посмертные репортажи, которые он передал перед казнью ветхому дервишу, а тот прошел три моря, три пустыни и донес эти бесценные листки папируса на своей впалой груди.

– Не узнаю тебя, Дашук! В тебе столько сарказма, вернее яда, что сразу понятно – организм функционирует в полную силу.

– Намек поняла. В каждой женщине должна быть змея!

– Точно. Тогда знаешь что… Сделайте мне проект договора, чтобы там были прописаны все ее желания, а я отредактирую его с учетом нашего законодательства и моих возможностей. Идет?

– Хорошо. Сделаем. Целую тебя. Пока. Спатки пора.

* * *

Как и предполагалось по мере продвижения вперед препятствия стали расти как грибы после дождя. Сначала возникли проблемы с оформлением договора. Местные адвокаты не имели опыта в составлении таких документов, поэтому пришлось искать правды в Москве. Также вставал вопрос о правовом статусе группы поиска. Ведь это не был рейд следопытов по родному краю. Уже сам факт похищения иностранного гражданина указывал на то, что придется иметь дело с вооруженной бандой неизвестной численности, и скорее всего не с одной. Дагестан был похож на пороховую бочку с тлеющим фитилем, и далеко не факт, что даже с армейским вооружением там можно будет чувствовать себя спокойно. Об этом Денис советовался со своим другом, следователем прокуратуры Стасом Воскобойниковым и начальником следственной части городской прокуратуры Ниной Гончаровой, с которой у Дениса на удивление всем тоже установились неплохие отношения. Секрет был в том, что неприступная Нина Николаевна была красивой одинокой женщиной тридцати четырех лет, которая не смогла или не захотела устоять перед напором Дениса, и они изредка и тайно встречались, проводя ночи в истовых молитвах богам любви. Кроме того, Денис год назад помог ей выпутаться из неприятной истории, которая могла погубить ее карьеру. Он тогда сделал вид, что ничего не было, и за год ни разу не обмолвился об этом, а она с благодарностью приняла эту игру в «забывалки», но сама не забыла, и старалась помочь ему по мере возможностей.

– Опять ты, Денис, планомерно и неумолимо вляпываешься в истории! – Говорила Нина, выстукивая пальцами какой-то замысловатый ритм на его груди.

Она лежала рядом с ним, прижавшись к нему всем своим обнаженным телом от кончиков пальцев на ногах до кончика носа, спрятанного у него в выемке над ключицей. Их нечастые деловые встречи в основном проходили в постели то у него, то у нее, и были очень продуктивны.

– Во-первых, сама постановка вопроса о частном розыске иностранного журналиста на территории региона, где вот-вот начнется война, вызывает много сомнений. – Теперь она гладила тонкими пальцами его могучую грудь, но говорила о вещах, никак не гармонировавших с обстановкой. – Если хочешь, я свяжу тебя с Конторой. Есть у меня один человечек в нашем управлении. Вместе начинали. Глядишь, может он тебе в частном порядке что-то присоветует, по-дружески. Лучше, чтобы они знали о твоих игрищах, тогда будет больше свободы действий.

– А что Нинка, давай попробуем! Слушай, я не прошу тебя отмазать преступника, а всего лишь дать мне консультацию. Но любая помощь должна быть отблагодарена и не только добрым словом. Я ведь не за бесплатно работаю, а за настоящие зеленые тугрики!

– Неужто ты думаешь, что я возьму деньги, после того что было?

– Но из моих-то рук можно! У тебя ведь дочь растет. Большие дети – большие расходы! Ты же знаешь, я тебя все равно уболтаю, так что соглашайся сразу.

– Хорошо. Давай посмотрим, во что это выльется, а потом уж будем говорить о вознаграждении. Для начала выведу тебя на ФСБ, а там увидим.

– Ты теперь у нас девушка осторожная!

– Еще бы! Обжегшись на прокурорской работе, поневоле будешь дуть на все подряд.

Денис никогда не говорил ей, что ему удалось забрать у человека, который ее шантажировал, весь компромат на нее. Эти материалы он использовать не собирался, поэтому и уничтожил без сожаления.

* * *

Прошло три дня. Денис уже почти отчаялся в своих безуспешных борениях с невидимым бюрократическим драконом, когда ему позвонил майор ФСБ Алексин. Они договорились встретиться в тот же день, но не в Доме на Соборной, а на конспиративной квартире в нескольких кварталах от клуба «Кавказ». Дениса не удивил этот выбор – у конторы свой взгляд на вещи. Но он по обыкновению вызвал двоих своих сотрудников для прикрытия. Когда он входил в подъезд, они уже припарковали свою девятку у соседнего подъезда.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2