Конн Иггульден.

Дариен



скачать книгу бесплатно

– Доброе утро, минейр, – оживленно поприветствовал его Дидс, остановившись перед клеткой. – Должен признать, я думал, ты не вытянешь, так далеко зашла болезнь. – Стрелок наклонился вперед и присмотрелся к охотнику. – Генерал содрал бы с меня шкуру, если бы ты умер после всего того, что мы ему показали.

Он указал на дверь клетки. Один из солдат вставил ключ в замок, но Дидс жестом остановил его и некоторое время пристально глядел на Элиаса.

– Твои мысли написаны у тебя на лице, минейр, ты это знаешь? Да, ты умеешь делать странные вещи, но я не думаю, что в этой игре у тебя есть козыри – вряд ли. Как я могу выпустить тебя, зная, что ты можешь легко проскользнуть мимо дюжины человек, а? Нет, нет. Если мы позволим тебе выйти, ты просто пойдешь домой, и мы будем не в силах тебя остановить, не так ли? И никакие пули, мечи и стрелы тебе не помеха.

– Возможно, – сказал Элиас. – Давай проверим.

Дидс рассмеялся.

– Однако вот эта клетка – она неплохо справляется, да? Ты не можешь уклониться от прутьев, не можешь просчитать их следующий шаг… – Он внимательно наблюдал за охотником. Элиас пытался сохранять бесстрастное выражение лица, но Дидс все равно сумел прочесть его мысли и улыбнулся.

– Я прав, верно? Значит, генерал не ошибся. Старик умен. Ты можешь предвидеть некоторые события, что случатся в будущем. Это объясняет и карты, и даже пули. Но в насколько далеком будущем? Это ведь важнее всего, не так ли? Как далеко ты можешь заглядывать? Что, если кто-то передумает и решит шагнуть в другую сторону? Это возможно?

Элиас молча смотрел на него, болтовня этого человека была невыносима. Он чувствовал в Дидсе жестокость, холодность. Ему уже доводилось видеть у охотников эти черты, и чаще всего они служили им хорошую службу. Когда ты один против всех, для сентиментальности не остается места. Как и для милосердия.

Дидс постучал костяшками по толстой железной решетке.

– Ты произвел на генерала Джастана впечатление, знаешь ли. Он сказал: «Найди такую клетку, которая сдержит его, Дидс». Прямо так и сказал. Но этот ящик совершенно не подходит, не так ли? В этом капкане ты для нас бесполезен. Тебе не по нраву, да? Что ж, мне жаль, но пришлось тебя запереть. Ты нам очень нужен. Я понял это, когда увидел тебя в таверне, а теперь это знает и генерал. Он найдет для тебя дело, не сомневайся. И найдет подходящую клетку. – На секунду Дидс опустил взгляд себе под ноги, Элиас почувствовал, что ему стыдно. – Прости за это.

Элиас в замешательстве огляделся, а Дидс кивнул сопровождавшим его солдатам. Они взялись за клетку, перевернули ее и подняли в воздух вместе с пленником, кряхтя и чертыхаясь. Дидс подождал, пока клетка не перестала качаться. Поначалу Элиасу пришлось вцепиться в прутья, но потом он успокоился и молча уселся с угрюмым видом.

– Вперед, – приказал Дидс. – У генерала есть на него планы.


Теллиус достал свои лучшие куртку и штаны, чтобы явиться во Двор Мастера. Да, его самый широкий кожаный ремень и огромная старая шинель были все в дырах, проеденных молью.

И да, шов на одном из его сапог разошелся, хотя этого было не видно, если Теллиус стоял на месте. Прошло много лет с тех пор, как Теллиус выходил в люди, и теперь ему казалось, будто богатые мужчины и женщины потешаются над ним, – и рука сама тянулась к небритому подбородку. Он знал, что выглядит нелепо. В своем доме и на своих улицах он ходил королем, но в этом богатом квартале, куда поистине благородные горожане приводили своих сыновей, чтобы те показали себя или посмотрели на других, он постоянно ожидал, что в любую минуту чья-нибудь рука ляжет ему на плечо или чей-нибудь сапог отвесит ему пинка.

Мальчик, которого он нарек Артуром, разумеется, не выказывал ни малейшего волнения. После очередной обработки мочалкой Теллиус выдал ему старенькую одежду из числа «лучшего» из своих закромов, и теперь мальчик выглядел почти прилично. Но все равно Артур был как-то по-особому молчалив и внимателен.

Теллиус мысленно улыбнулся, хотя лицо его при этом ни на каплю не утратило серьезности. Маленький Артур – настоящее чудо, но все это крайне подозрительно. Быть может, сама Богиня послала его в подарок человеку, которому хватит мудрости не упустить этот шанс. И этим человеком оказался Теллиус. Он поднял голову и захлопал в ладоши вместе со всеми, когда Мастер Аврелиус вышел на укрытую тростником квадратную площадку.

– Смотри на него, – пробормотал Теллиус, наклонившись к мальчику.

Этого можно было и не говорить. Аврелиус всегда приковывал к себе взгляды, и нынешний день не стал исключением. Даже в свои пятьдесят, когда белизны в волосах стало больше, чем черноты, этот человек двигался превосходно. Во всем Дариене набралось бы не больше дюжины человек, кто мог бы распознать в его грации древние корни. Трое были учениками самого Аврелиуса, «учениками Мастера», как он называл их.

Шестеро служили в личной королевской страже, они закончили обучение в этой же школе. И еще двое: сам Теллиус и его ученик Микахель, который ничуть не уступал капризным отпрыскам из богатых семей, которых обучал Аврелиус. Возможно. Правда в том, что Аврелиус преподавал нечто большее, нежели просто Мазеровы шаги, как бы он их ни называл. Этот человек был настоящим мастером владения мечом и преподносил это как науку, учил читать чужие мысли и даже самолично написал две книги. Теллиус купил и прочел их обе. В награду за службу король даровал Аврелиусу целый дом, который теперь открывал двери перед публикой лишь один раз в месяц, а платой за аренду служило представление, одно из которых должно было вот-вот начаться у них на глазах.

Теллиус наблюдал, как Аврелиус разминается; «Мазеровы шаги» – прямо-таки кричали его движения в ухо каждому, кто знал, что это такое. На Теллиуса накатили воспоминания. Он закрыл глаза – и перед его внутренним взором возник личный страж императора, закованный в сверкающую броню из черной и белой стали, он держал равновесие, плывя, будто облако дыма, через весь древний Зал Святых. Дыхание Теллиуса замедлилось, а память извлекала все новые и новые яркие картинки из прошлого. Колонны из полированного темно-красного дерева, высокие, как деревья в лесу, а среди них – очертания воинов, плавно перетекавшие из одной формы в другую на гладком как стекло полу. Запах воска и ладана. Его народ. Его юность. Теллиус отдал бы все, чтобы стать одним из этих избранных. Его дед мечтал о том же. Старая рана снова заныла, вся его жизнь рухнула в один глупый день. Ему нельзя возвращаться. Приказ о его казни выпущен, но бумага до сих пор не запятнана его кровью. Хотя прошло уже почти сорок лет, Теллиус не сомневался, что, если им доведется узнать, что Теллиус жив, в долгий путь до Дариена отправят не меньше дюжины человек.

Он открыл глаза, когда в толпе раздались ликующие возгласы. Сотни мужчин и женщин явились сюда посмотреть представление, некоторые из них были так молоды, что Теллиус вздрогнул, мигом ощутив всю тяжесть прожитых лет. Давным-давно, когда Аврелиус впервые снял комнаты над старой конюшней и огласил об открытии школы фехтования, он едва сводил концы с концами, чтобы держать кредиторов за порогом. Оставшись с пустым кошельком, Аврелиус придумал выставлять напоказ своих учеников, как любой другой торговец поступает со своим товаром.

Первым зрителям – нескольким местным жителям – он продемонстрировал владение двумя мечами и еще дюжиной видов оружия. Он пронзал коровьи туши, позаимствованные на бойне, и с разбега взбирался по отвесным стенам. Закончив обучение, двое учеников Аврелиуса стали давать регулярные представления, смеясь, они подпрыгивали, разрезали подброшенные в воздух фрукты. Эти выступления со временем прочно заняли место в календаре городских событий, а вскоре билеты на них стали расти в цене. И вот их уже стали вручать в качестве подарка. Благодаря королевскому одобрению школа Аврелиуса стала самой известной в Дариене.

Брови Теллиуса сдвинулись сильней. Аврелиус всегда был балаганщиком, скачущим по сцене, как чертов менестрель. Он торговал своим мастерством, как торгуют любыми другими навыками: словно талантливый музыкант, который преподает гаммы тугоухим детям. Теллиусу хотелось верить, что королевский мастер меча не мог слышать музыку за этими простыми движениями, но в действительности дела обстояли иначе. В каждом городе однажды найдется самый проворный человек, точно так же как отыщется и самый медлительный, тот, кто не несет опасности ни для кого, кроме самого себя. Когда люди начинают ценить умения, восхищаться ими, должен появиться мечник, чье искусство выше, тот, кто может вершить правосудие – жить или умереть – в мгновение ока, позволяя соперникам до поры до времени рубить воздух и махать оружием, а потом, наконец, пронзая их острием в самое сердце. Таким мастером был Аврелиус, с этим Теллиус поспорить не мог. Старик знал, что никогда не сумел бы одолеть его, даже если бы ему хватило самонадеянности встать у него на пути после первого представления двадцать лет тому назад.

Всплыли воспоминания более темные, более тревожные. Теллиус попытался сосредоточиться на сальто и прыжках, которые исполнял Аврелиус, стремительно переходя от одного упражнения к другому, пока весь не покрылся потом. Теллиус был еще не настолько стар, чтобы забыть давнее. Когда человек ненамного моложе самого Теллиуса прямо на его глазах безупречно исполнил шестой Мазеров шаг, толпа зааплодировала, но Теллиуса охватило стремительно растущее негодование. Да как этот самозванец посмел украсть тайные знания? Он с трудом сдерживал гнев, пока торговцы не начали расходиться и Аврелиус не прошел мимо него, пересмеиваясь с одним из своих приближенных.

Теллиус скривился, вспомнив, что случилось тогда. Его требования, его унижение. Охваченный яростью, он ударил этого человека. В ответ молодой Аврелиус безо всякого труда перекинул его через бревно и отходил ножнами по ягодицам. Теллиус почувствовал, как волна стыда накатывает на него с новой силой. С того дня он не подходил к школе Аврелиуса. Потребовались годы, прежде чем смех обидчика перестал звучать у него в ушах, едва он закрывал глаза.

Быть может, именно поэтому он начал обучать Мазеровым шагам своих ребятишек. Годы брали свое, ему нужно было начинать беречь свое дыхание, это верно. Вряд ли ему хоть раз приходилось тренироваться на чердаке, не будучи окруженным мальчишками, глазеющими и задающими вопросы. И все-таки в его душе остался старый шрам: он знал, что в городе есть еще один человек, который пришел с Востока или же обучался у выходца с Востока. Теллиус никогда не был уверен до конца. Его беспокойство слегка притуплялось, когда он обучал мальчиков упражнениям своей юности, одному за другим, все быстрее, обретая уверенность по мере того, как память о тренировках возвращалась к нему. Годы шли, и он уже свыкся с болезненными воспоминаниями о позоре, но пока они не начали угасать.

И вот он снова здесь. Он подумал: а научился ли он хоть чему-нибудь? Разве он здесь не для того, чтобы досадить врагу? Слегка сбить с него спесь? Мелочная фантазия, но Теллиус знал, что он не мелочный человек, и если бы не этот наглец… Он снова закрыл глаза, пытаясь успокоиться.

На открытую площадку Аврелиус вывел троих своих учеников: двух юношей и одну девушку. Толпа – все как один – тут же подалась вперед. Ничто так не притягивало взгляды, как гибкая грация и подтянутые тела тренированных убийц. Теллиус хорошо это знал. Почти то же самое наблюдать за большими кошками, которые играют, прыгают, наносят удары и вертятся на радость толпе.

Они не улыбались, и хотя бы это обрадовало Теллиуса. Они не артисты, не циркачи, а воины, способные вспороть кому-нибудь живот своими мечами. Теллиус лишь единожды оторвал от них взгляд, чтобы убедиться, что Артур внимательно наблюдает. Так оно и было, мальчик пристально следил за происходящим на площадке, и Теллиус позволил себе слегка улыбнуться.

Королевская рента требовала, чтобы школа публично демонстрировала дариенские военные искусства и выпускала как минимум одного мастера раз в несколько лет. Все остальное делалось лишь на потеху толпе, и Теллиус, разумеется, выложил приличную сумму за билет на одно из лучших мест, откуда все было хорошо видно. Из-за бродивших по рынкам слухов о войне цена на билеты взлетела вдвое. Это означало, что настало самое подходящее время для обучения владению мечом. Теллиус разглядел на балконе сверху королевских стражей в ливреях, они видели сцену сзади, но были явно довольны, что им выпал шанс бесплатно наблюдать за представлением, в то время как всем прочим пришлось раскошелиться.

Представление завершилось, литавры отгремели тремоло, и Теллиус с кислым видом наблюдал за тем, как трое учеников воздели руки к своему мастеру, будто актеры, которые просят постановщика выйти на сцену.

Аврелиус вышел снова, держась важно и с достоинством, и поклонился в ответ на шквал аплодисментов.

Теллиус возненавидел его и почувствовал, что снова заливается краской при воспоминании о нанесенном ему оскорблении. Он стоял неподвижно, пока толпа не устремилась к воротам, ведущим во внутренний двор, а за ними – в город. Теллиус не двигался, он камнем стоял на пути движущегося потока. Он почувствовал, как взгляд Аврелиуса споткнулся об него – мастер умел замечать угрозу в любом ее проявлении. Теллиус встретился взглядом с тем, кого не видел вот уже двадцать лет. Делая вид, будто это сущий пустяк, Теллиус жестом подозвал его к себе, как какого-то слугу. Затем отвернулся, зная, что гордого Аврелиуса непременно оскорбит такое обращение. Теллиус наклонился к стоящему рядом мальчику.

– Ты все видел, что он показывал?

Артур кивнул. Теллиус выпрямился и едва не отшатнулся от неожиданности: мастер меча стоял прямо перед ним. Он не слышал, как Аврелиус подошел, и вновь ощутил, что его лицо заливается краской.

– Я тебя раньше встречал, ведь так? – спросил Аврелиус. – Ты ли это, старик? Тот, кого я поставил на колени за оскорбление чести моего дома?

– Ты не ставил меня… – начал было Теллиус, но слишком поздно спохватился. Аврелиус рассмеялся над его реакцией. Тычки и колкости в каждом слове – его обычная манера. Он был невыносим, и Теллиус подумал, что никогда в жизни не встречал более неприятного соперника.

– Годы не пощадили тебя, старик, – сказал Аврелиус. – А? Ты меня слышишь? Годы, говорю, тебя не пощадили.

– А ты так и не научился хорошим манерам, – ответил Теллиус, стараясь держать спину так ровно, как только мог.

– Не тебе меня учить, старик. Ну, так зачем ты сюда явился?

Теллиус заметил, как взгляд Аврелиуса скользнул вниз, на Артура, который наблюдал за происходящим так внимательно, что от этого становилось неуютно.

– Хотел, чтобы мой… ученик поглядел на мастерское владение мечом, оценил влияние Мазеровых шагов на твой стиль.

– Ах да! Так вот как ты сказал тогда. «Мазеровы шаги». Это до сих пор не дает тебе покоя, не так ли? Что ж, сегодня я повторю тебе то же самое, что сказал в прошлый раз. Я ни с кем не обсуждаю свои методы.

– Идем, Артур. Он уже не таков, каким был прежде, – сказал Теллиус, опустив руку мальчику на плечо.

– Это твой ученик, да? – спросил Аврелиус. Кожа вокруг его губ побелела после слов Теллиуса, но он все же заставил себя улыбнуться. – Я должен оценить, как ты обучил его? А ты этого хочешь, парень?

Последняя реплика была обращена к Артуру, но Теллиус ответил за него, не понимая, как глупо выглядит из-за своей гордости.

– Возможно, тебе было бы интересно на это посмотреть. Знаешь, Аврелиус, все это очень впечатляет. Но твоя школа не единственная в Дариене.

– Неужели? Ну, мальчик, давай, – скомандовал Аврелиус Артуру. – Выходи на площадку, показывай, чему тебя научили.

Артур вскарабкался по невысокой стене, окружавшей сцену. Несколько зрителей замешкались, надеясь перемолвиться словом с одним из лучших учеников или даже с самим мастером. Они оживились, когда увидели маленького мальчика, который встал в самом центре укрытой тростником и засыпанной опилками площадки. Едва Аврелиус бросил ему меч, трое лучших учеников тут же прервали свою тихую беседу, подошли и, усевшись на стену, стали наблюдать. Теллиус тоже устроился с важным видом, хотя сердце его бешено колотилось и он уже чувствовал, как от его старой одежды начинает разить камфорой и потом.

Аврелиус взял еще один тренировочный меч с подставки и со свистом рассек им воздух, глядя на мальчика.

– Ну, старик? Что ты хочешь, чтобы он мне показал?

– Артур, если ты не возражаешь, покажи, пожалуйста, Мастеру Аврелиусу, чему ты сегодня научился.

Сказав это, Теллиус демонстративно зевнул, хотя внутри дрожал от волнения. Он смотрел, как Артур начинает двигаться, и сердце его забилось сильней. Словно повторялся момент в его старой мастерской. На этот раз он хотя бы знал, чего ожидать.

Стиль владения мечом у каждого свой, но большинство этого даже не замечают. Он складывается из гибкости мышц, силы костей, подвижности суставов. Этот стиль становится частью своего носителя, по нему проще распознать человека, чем по подписи или осанке. Аврелиус видел свой собственный стиль, словно отраженный в зеркале, копию своей грации. Разумеется, прежде он никогда не видел себя со стороны, поэтому распознал не сразу; движения лишь показались на удивление знакомыми. Его брови ползли все выше, а глаза сужались, пока маленький мальчик повторял каждое движение, которое мастер продемонстрировал на сцене в тот день. Каждый поворот, каждое сокращение мышцы, каждый прыжок и круговой удар.

Теллиус понаблюдал за несколькими движениями Артура. А затем перевел взгляд на Аврелиуса, предвкушая выражение лица человека, который понял, что у него украли работу всей его жизни. Несмотря на всю его заносчивость, на все колкости и насмешки, он и впрямь был самым талантливым мастером меча из всех, кого Теллиус видел за всю свою жизнь, вплоть до сегодняшнего утра. И вот теперь он видит отражение десятилетий упорного оттачивания мастерства в выпадах и прыжках маленького мальчика на тростниковой сцене.

Теллиус покосился на Артура, когда тот подпрыгнул на одной ноге и сделал сальто, перевернувшись в воздухе и приземлившись так искусно, что во взглядах каждого, кто смотрел на него, мелькнула зависть. По спине Теллиуса потек пот, когда он вдруг осознал, что взгляды всех вокруг, каждого мужчины и каждой женщины, прикованы к мальчику.

Пора было уходить. Месть свершилась, теперь он мог спокойно оставить и эту школу, и самого Аврелиуса в прошлом и если уж вспоминать об этом месте, так только с чувством полного удовлетворения. Он вскрыл давний нарыв, выросший из унижения. И все– таки он чувствовал, что напряжение вокруг нарастает.

Теллиус ощущал тяжесть большого черного стального револьвера, спрятанного под пальто, и надеялся, что им позволят спокойно уйти. И в маленьком Артуре, и в пристальном взгляде мастера было что-то такое, что внушало глубокое беспокойство.

Трое учеников уставились на ребенка разинув рты. Они знали стиль Аврелиуса лучше, чем он сам, ведь им приходилось видеть его со стороны тысячи раз. Теллиус увидел, что эта истина дошла наконец и до самого Аврелиуса. Щеки мастера внезапно побелели, будто кто-то вмиг высосал из них всю кровь. Артур кружился и делал выпады все быстрее и быстрее.

– Довольно, – сказал Теллиус.

Вмиг Артур остановился. Мальчик тяжело дышал, глаза его сверкали, но в остальном Артур как-то поблек, будто внутри него погас свет. Мальчик подошел к Теллиусу, встал рядом с ним и стал терпеливо ждать.

Аврелиус перевел взгляд, и отчего-то выражение его лица напомнило Теллиусу о том, с какой легкостью он был бит в прошлый раз. Возраст не добавил Теллиусу ни сил, ни скорости, а ведь прошло уже двадцать лет.

Именно поэтому он взял с собой оружие.

– Что ты наделал, старик? – спросил Аврелиус. В его голосе не осталось и следа легкомыслия и насмешливости. Он стал противным, грозным. – Кто этот мальчик?

– Всего лишь один из моих учеников, Мастер Аврелиус, – сказал Теллиус.

Разговоры с взаимными издевками ему порядком надоели. Он сбил со своего врага спесь, вернул себе уверенность. Из-за гордости он вел себя как глупец, это верно. Все, чего он в тот момент желал, – это уйти вместе с Артуром подобру-поздорову. Теллиус проклинал сам себя, ему хотелось сжать кулаки от отчаяния и стыда за собственную глупость. Все эти годы он жил очень осторожно – и вот теперь повел себя как мальчишка, забыв о всякой предусмотрительности! То наслаждение, которое он испытал поначалу, казалось жалким по сравнению с угрозой, нависшей над ним в лице Аврелиуса.

– Ты обокрал меня, старик, – сказал Аврелиус.

– Что? Да это ты вор! Я сразу узнал Мазеровы шаги в твоем стиле, а где ты мог этому выучиться, кроме как у меня на родине? Кто тебя научил, а?

Когда Аврелиус вновь заговорил, голос его был напитан тихой злостью, его терпение иссякло.

– Ну, старик, давай, выходи сюда. Покажи мне свои чудесные шаги. И я пролью твою кровь, раз ты так хочешь.

В словах мастера меча сквозило столько злобы, что самообладание Теллиуса таяло, словно лед под солнечными лучами. Он замялся, но Аврелиус, полный решимости, с ужасающей стремительностью шагнул к нему, схватил Теллиуса за пальто обеими руками, перетащил через стену и швырнул на площадку.

Теллиус не знал подобного обращения с тех самых пор, как стоял в прошлый раз на этом же самом месте. Ничего не слыша из-за гула в ушах, он вытащил револьвер и наставил его на своего мучителя. Кто-то из учеников закричал, но Аврелиус развернулся и выхватил оружие из рук Теллиуса, прежде чем тот успел выстрелить. Теллиус мог лишь с изумленным видом смотреть на мастера, а тот ударил его рукояткой револьвера по лицу с такой силой, что Теллиус рухнул на колени.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7