Комбат Найтов.

По следам «Мангуста»



скачать книгу бесплатно

© Комбат Найтов, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

На маленьком зеленом островке никогда не было ядовитых змей. И вдруг там поселился Мангуст. Звали его совершенно по-другому, но именно это слово связал с ним человек, который в то время подписывал свои радиограммы «Чесс». Он был очень влиятелен, этот Чесс, всю свою жизнь играл как в шахматы чужими судьбами, делая совершенно немыслимые ходы на сложнейшей доске истории, где клеточек существенно больше, чем шестьдесят четыре.

Вот и сейчас шифрограмма, подписанная Чессом, заставила затрястись на взлетном режиме двигатели шести DC-46 и одного DC-54 на маленьком грунтовом аэродроме, затерянном в тропических джунглях Гватемалы. Предстоял тысячестокилометровый перелет через самую глубокую часть Карибского моря. За штурвалом головного самолета сидел человек, личность, но не имя которого знал весь «свободный мир» благодаря роману Грэма (Грехема) Грина «Тихий американец». Мир тогда не догадывался, что герой Грина списан с натуры. Кто-то в Европе и в СССР говорил: «Не может быть! Американцы – культурная нация!» Впрочем, они то же самое говорили о немцах двадцать лет назад. А кто-то решил, что таким и должно быть лицо Америки. Ведь уже начали говорить, что это они спасли Европу от коммунизма – прошу заметить, что не от Гитлера. Что они должны остановить продвижение идей Маркса на весь остальной мир, и зоной их ответственности является весь земной шар. Толерантностью они тогда не страдали и называли негров – неграми, японцев – узкоглазыми макаками, а мужеложцев сажали на электрический стул. От нападения на бывших союзников их удерживал проигрыш войны в Корее да недавно взлетевший спутник.

Перещелкнув тумблерами, включавшими автопилот, и выдохнув густой клубок дыма длиннющей сигариллы из гватемальского табака, «тихий американец» знаком подозвал радиста в светло-голубом комбинезоне. Тот, приподняв ухо шлемофона, наклонился к шефу.

– Дай на восьмом Фолли: «2506» исполнено в 02:32, обнаружены патрулем, патруль ликвидировать полностью и тихо не удалось. Вариант «два» начнем в 07:00. Группа в воздухе.

«Фолли» – это тот же Чесс в просторечье среди подчиненных низшего и среднего звена, из-за четырех «л» в имени и фамилии. Радист черканул в блокноте только цифры и, получив кивок от шефа, перешел к своему столику и заработал на ключе.

К этому времени двенадцать человек из основной группы находились на месте высадки, пятеро летели на этой ржавой коробке. Второй пилот был тоже из Штатов, но не «местный» – из Национальной Гвардии штата Флорида. Еще тридцать пять прикомандированных из Флориды находилось в трех коттеджах на аэродроме. Они должны были подстраховать группу пилотов ВВС одной из стран Карибского бассейна и «не делать глупостей». Готовился очередной военный переворот в Центральной или Южной Америке, коих Управление Стратегических Служб, или ЦРУ, как оно сейчас называется, устроило немало! За спиной генерала, отделенные перегородкой кабины и двумя внутренними дополнительными топливными баками, сидели двадцать четыре «коммандос», которые должны были взять под контроль единственную дорогу, ведущую к пляжу, где должна с рассветом начаться выгрузка бронетанкового батальона «бригады 2506».

Будущий диктатор Хосе Миро Кардона еще находился в Гватемале. Ему еще не время. Этим бортом летит его «заместитель» – Нино Диас. Но латинос пристегнут к тросу и молится своему католическому богу, не подозревая, что его жизнь находится совсем в других руках.

Его десантников тренировал целый полковник морской пехоты США, правда, у полковника нет ни одной высадки за плечами, во время японской войны он командовал лагерями для военнопленных. Но это тоже «боевой опыт»! Подготовкой первого батальона (воздушно-десантного) занимался лично «тихий американец». Он имеет опыт. Воевал – занимался армейской и агентурной разведкой, – помогал генералу Макартуру с Гавайских островов выбить неприятеля из Гвинеи. Дальше Гонолулу до самого конца войны его, правда, не отпускали, ибо был ценнейшим работником. Затем послали во Вьетнам, помогать Франции избавиться от непосильной ноши в виде Индокитая. Там он занимался обучением и формированием армии Нго Динь Зьема. Который, конечно, был сукиным сыном, но это был их сукин сын! Конец службы во Вьетнаме был совершенно испорчен Женевскими переговорами, но и тут повезло! Его повысили в звании и сделали из него «главного знатока» по военным переворотам и главным борцом с коммунизмом – коммунистическими же, партизанскими, методами. Так его преподнес Грэм Грин, и, чувствуя прикуп, новоиспеченный генерал-майор не стал возражать. Теперь он занимался Кубой.

На покатых стеклах кабины отсвечивали крупные тропические звезды. Летчики из-за этого не сильно любили DC-46, особенно на малой высоте, предпочитали им «сорок седьмые». Но в Гватемале и Никарагуа таких машин не было, поэтому пришлось использовать то, что было под рукой, так как два президента Соединенных Штатов «хотели бы стоять как можно дальше от этих событий». Поэтому приказано действовать таким образом, чтобы внешне это выглядело как операция кубинцев против кубинцев. Лидер «свободного мира» такими вещами не занимается. Внутренние разборки. Основная надежда возлагалась на двадцать шесть бомбардировщиков «Мародер», стоявших в готовности на аэродромах у Самосы в Пуэрто-Кабесас. Им уже нанесли новые кубинские опознавательные знаки. Они должны были дать прикурить Кастро, Боске и Че Геваре.

– Чифф, довольно сильный встречный ветер, идем с опозданием на тридцать минут! – голос штурмана в СПУ отвлек Эдварда Лансдейла от воспоминаний на тему подготовки операции.

– Во сколько восход?

– Успеваем, имеем двенадцать минут в запасе, генерал.

Пилот поднял руку, показывая штурману, что ответ принят, и этой же рукой полез во внутренний карман за фляжкой. Глоток кентуккского бурбона не помешает! Как и еще одна сигарилла. Секундомер на приборной доске почти застыл на месте. Так всегда: когда требуется поспешать, вечно что-то или кто-то тормозит время, растягивая его как «Риглис». Эдвард немного покрутил плечами, снимая напряжение, осмотрел приборную доску и выжал кнопку переговорного устройства.

– Джонни, последи тут, я пройду к десанту, – сказал он второму.

– Йес, сё! – ответил второй и поднял два больших пальца. Эта машина проектировалась как скоростной лайнер, правда, в тридцать шестом году, она не имела оборонительных точек, два R-2800-43 были мощнее, чем 1800-е на C-47, но этот самолет был переделан для нужд ЦРУ в вариант «D» и приспособлен для выброски парашютистов. На откидных креслах в салоне сидели только три человека. Остальные лежали на полу, жевали коку и передавали друг другу бутылки с ромом или виски и делились зажженными сигаретами. Большинство из них было завербовано в «батальонах смерти» – сорок долларов в неделю на человека, одиннадцать на жену и четыре на ребенка. Большие деньги!

– Идем с небольшим отставанием, зайду чуть ниже, чтобы солнцем не осветило, – сказал Лансдейл командиру батальона коммандос. Впрочем, это не батальон, а рота, да и коммандос из этих латиносов весьма условные. Тот закивал головой и быстро заговорил по-испански, предлагая выпить за удачу и победу. Генерал отрицательно покачал рукой и хлопнул по руке комбата, поддерживая его страх перед прыжком. Внизу будут джунгли, поэтому как повезет!

Недовольно осмотрев заплеванную красными – из-за коки – слюнями палубу, на которой лежали десантники, он вернулся в кабину, немного постоял за спиной радиста, глядя, как тот расшифровывает радиограмму. На трех площадках высадки идет перестрелка с неизвестным количеством обороняющихся барбудос, они обозначены как «311» – бой малой интенсивности. Перенос, по требованию президента, времени высадки с рассвета на ночь ничего в плане скрытности не дал, все группы обнаружены, и задерживается высадка бронетанкового батальона. Так всегда бывает, когда в дело военных вмешиваются гражданские, ведь десантироваться ночью в джунгли занятие самоубийственное.

Группа «А» сумела подавить огонь противника, но тот отошел недалеко и ведет беспокоящий огонь. Подмочили бульдозер, и к подготовке ВПП приступить не могут, требуются свечи зажигания для пускового двигателя. Найти в темноте ящик с запасными свечами не сумели, а из-за огня противника использовать фонари невозможно. Ищут.

«Хорошо еще, что время выбрали подходящее! Хотя бы успели высадиться», – подумал генерал, проходя на место первого пилота. Он не стал надевать гарнитуру, а зажег свет над креслом, узким лучиком освещавший его колени, но не мешающий второму пилоту следить за приборами. Он достал из папки, висевшей за спинкой кресла, довольно большие отпечатанные фотографии и решил еще раз их просмотреть. Это были расшифрованные снимки, сделанные самолетом «U-2» пять и три дня назад – до и после удара по трем основным аэродромам ВВС Кубы.

Список самолетов ВВС Кубы имелся: восемь реактивных учебно-тренировочных самолётов T-33; пятнадцать бомбардировщиков B-26; пятнадцать истребителей F-47D «Тандерболт»; два самолёта De Havilland L-20 «Beaver»; восемь штук T-6 «Тексан»; восемь самолётов AT-6C Harvard; десять транспортных самолётов C-47; один Douglas C-53; двадцать штук легких невооруженных самолетов Piper PA-18, 20, 22 и 23 различных модификаций. Шесть из боевых и транспортных самолетов можно минусовать сразу. На них улетели в Мексику и США сами летчики и члены их семей, когда в Гавану вошли части команданте Сьенфуэгоса и Че Гевары первого и второго января пятьдесят девятого года. С лупой в руках генерал еще раз пересчитал обнаруженные и уничтоженные самолеты. Все совпадало, даже номера на борту. Отсутствовал один Т-6 – это учебно-боевой поршневой самолет с двигателем в четыреста пятьдесят киловатт. Где он потерялся или стоял, было неизвестно.

Генерал сунул аэрофотоснимки обратно в папку, понял, что напрасно волнуется, хотя мелких срывов планов было полно! Молчала Гавана, там в крепости Ла-Кабанья должен был прозвучать взрыв, который лишил бы барбудос командования, но известия об этом не поступало. У противника было очень мало боеприпасов. Жесткое эмбарго действовало уже полтора года. Центрально– и южноамериканские диктаторы все как один приветствовали антикастровский пакт и мечтали о том дне, когда объявят, что прокоммунистический режим низложен. Попытки поставки боеприпасов из Европы были блокированы. Пришлось даже взорвать французский пароход, зато подкреплений и боеприпасов армия Кастро не получила.

Вот и сейчас идут бои малой интенсивности, у противника нехватка патронов. Правда, в прошлом году СССР проводил здесь выставку достижений народного хозяйства, и приезжала делегация во главе с Анастасом Микояном, что окончательно рассорило командование Второго фронта с Кастро и его командой. Второй фронт объявил о возобновлении боевых действий в Эскамбрайе, откуда они действовали против Батисты. Они вернулись на старые партизанские базы, куда доступа представителям «Движения 26 июля» не было. Туда, в адрес Уильяма Моргана, под Тринидад, было направлено подкрепление из людей «Движения 13 марта», в основном бывших студентов, оружие и боеприпасы. Все это было успешно доставлено. Теперь появилась возможность открыть второй фронт против диктатора и обеспечить этим победу. Пусть восторженные студенты пока отвлекут Мангуста от «бригады 2506». Ведь для ее вооружения даже списанных танков не пожалели. Что не сделаешь ради победы антикоммунизма! Приходится последнюю рубаху отдавать, списанную за ненадобностью.

Обменявшись позывными, прошли над авианосной группой во главе с «Эссексом» в составе девяти кораблей. Слева остался остров Пинос, впереди Bahнa de Cochinos. Уже заалел восток, и генерал повел группу ниже, пытаясь остаться в темноте ночи до самой выброски. Через пятнадцать минут уточнили место и курс по береговым ориентирам и выставленным радиомаякам. В десантном салоне коротко зарявкал ревун и замигала желтая лампа. Два бортмеханика проверили крепление вытяжных веревок на тросах салона и открыли десантные двери в обе стороны. Сами пристегнулись к стенке кормового салона. Сзади два ряда десантников подпирала пара сержантов-инструкторов из ЦРУ. Лица у цветных побелели, плеваться красным они стали чаще. Сплошной ревун, красная лампа, крики: «Go! Jump!» Замешкавшийся было Нино Диас получил сильнейший пинок под зад от сержанта и вылетел наружу. Два ведра воды на палубу, и на проемы обеих дверей начали навешивать пулеметы М3. Подошел Лансдейл, обожавший такую работу после высадки. И вдруг в машине начали появляться отверстия, остро запахло бензином из пробитого резервного танка. Стало несколько не до стрельбы. Генерал убежал в кабину и с помощью «уоки-токи» пытался выяснить, что происходит. Но десант еще в воздухе, а снизу их расстреливают. Площадка оказалась занятой!

Сэр Эдвард непрерывно вызывал полковника Диаса, перемешивая позывные с отборной «лексикой», и дождался его ответа. Бортмеханики забили чоп в пробитый бак и теперь перекачивали остатки топлива. Было даже не перекурить.

По дороге, которую требовалось оседлать, двигался отряд бородачей милисианос, небольшой, но с двумя пулеметами. Десант понес потери в воздухе, выбить противника с небольшого пригорка не может, просит воздушную и артиллерийскую поддержку. Четыре эсминца кодом передали, что не имеют таких указаний. Этот свинья Кеннеди продолжал по-мелкому гадить: флот двинул, но запретил его применять. Четвертого марта он говорил совсем по-другому! Но пять дней назад улыбающийся молоденький русский пролетел над Соединенными Штатами на недосягаемой высоте, и президент изменил приказ. Знали бы – даже бы и не начинали!

Выяснив остаток топлива на борту, генерал прибавил обороты. Ветер теперь попутный, и требовалось его присутствие на берегу. Видать, у генерала Бисселла весу не хватает продавить необходимое решение. Лансдейл, вспомнив открытый рот еще кандидата в президенты, когда он доводил до него некоторые подробности войны во Вьетнаме, и свое поспешное назначение на должность главного советника по антикоммунистической деятельности, теперь торопился к телефону, чтобы доказать президенту, что тот своей нерешительностью ставит всю операцию под удар.

Пропеллеры накручивали мили, никарагуанский берег приближался. С утра пошли доклады о высадке бронетехники и о том, что начали готовить посадочную площадку. В душе генерал ненавидел латиносов за их гонор, говорливость и трусость, но приходилось работать с этими отбросами. Одна надежда: он установил контакт с команданте Уильямом Александером Морганом – единственным американцем, входившим в Высший Революционный Совет, популярным и влиятельным командиром барбудос. Именно ему Лансдейл отправил боеприпасы и снаряжение под Тринидад. Тот, конечно, сложнейший человек, но безотчетно верит в американскую демократию и считает ее образцом для подражания. С ним удается договориться! И главное, он – действует! (Лансдейл не знал, что с октября шестидесятого года команданте Морган находился в крепости Ла-Кабанья под арестом, а его, Лансдейла, резидент на острове работает на кубинскую контрразведку.)

Убедить президента отменить приказ и оказать десанту огневую поддержку не удалось.

– Генерал, ситуация на Кубе – это внутреннее дело Кубы, члена ОАГ (Организации Американских Государств). Я распорядился выделить еще двенадцать миллионов для поддержки оппозиции на Кубе и считаю, что суммарных наших усилий в 232 миллиона вполне должно хватить, чтобы ликвидировать режим Кастро. Покупайте людей, и пусть они наводнят остров. Обеспечьте их переброску туда, бюджета вашей организации для этого достаточно.

Наступление на участке Плайя-Ларга остановлено подошедшей ротой милисианос, но Диас сумел поднять и расшевелить второй батальон у Плайя-Хирон, который двинулся, несмотря на обстрел, в сторону Сан-Блас для соединения с десантом. Стало известно, что в Гаване идет митинг, на котором беспрерывно выступает Фидель, началась раздача оружия населению. Фидель явно паникует! Чует кошка, чье мясо съела. Кругом и всюду с собой таскает Мариту Лоренц, которая призывает женщин встать на защиту революции. Новости пошли хорошие, раздача оружия сейчас как нельзя кстати! Выдают по две обоймы на человека, так что с патронами у барбудос туго.

На утро назначили вылет всех бомбардировщиков. Генерал немного даже успокоился, особенно после разговора с Фолли. Аллен Даллес поделился с ним информацией из Гаваны. В Майами – митинг, прилетевший туда будущий диктатор Хосе Миро Кордона призвал соратников вставать под ружье. В феврале пятьдесят девятого он уже перехватывал власть у Фиделя и считал, что имеет больше опыта и сторонников на Кубе.

Неприятности начались с самого утра: пять самолетов не вернулись на базу, четыре транспорта, в том числе танкодесантный, оказались утоплены в заливе Свиней! Налет на десант выполняли пять бомбардировщиков В-26, восемь учебно-боевых Т-6, которых прикрывали истребители Sea Fury. Откуда, откуда у них летчики и самые скоростные из поршневых истребителей?! Стало известно, что барбудос перешли в наступление силами до шести-восьми батальонов пехоты при поддержке артиллерией и… танками!!! Один из танков десантники из «2506» сумели подбить из базуки. Но точный гаубичный огонь вынудил их оставить позиции и отойти к самому урезу воды. Среди наступавших были замечены Фидель и его любовница. Лансдейл приказал нанести воздушный удар всеми имеющимися средствами. И тут бывшие кубинские летчики заявили, что второй раз они туда не полетят без истребительного прикрытия. Пять машин осталось на острове, восемь спешно ремонтируются. Пришлось из Гватемалы перебрасывать национальных гвардейцев-летчиков. Утром четырнадцать оставшихся бомбардировщиков взлетели и направились в район ожидания, где должна была состояться встреча с истребителями прикрытия. Но они появились только через час, не была учтена разница в часовых поясах: истребители вылетали из Флориды, а бомбардировщики из Никарагуа. У бомберов оставалось топлива только на обратный путь. Налет не состоялся.

Удалось дожать адмирала Сета Сирси двинуть вперед эсминцы и поддержать десант, коли его «Скайхоки» летают только по ночам и никакого толка от них десанту нет. Корабли вошли в залив Свиней и вылетели оттуда, как пробка из бутылки. С берега их обстреляли прямой наводкой танки. Один из бронебойных снарядов застрял и был классифицирован: 100-миллиметровый (39,37'') снаряд «три УБээР три». За четыре минуты корабли получили семнадцать попаданий!

Адмирал Сирси связался с Джоном Коналли, министром ВМС США, тот только переспросил:

– В каких водах находились эсминцы, когда их атаковали?

– В территориальных водах Кубы, сэр.

– Повреждения представляют опасность для кораблей?

– Все повреждения выше ватерлинии или в надстройках. В основном прошли навылет, использовались только бронебойные снаряды. Осколочно-фугасные не применялись. Это была демонстрация возможностей, но не артналет.

– Кто-нибудь пострадал?

– Есть несколько ожогов из-за перебитых паропроводов, восемь человек с легкими осколочными ранениями и контузиями.

– Следуйте в Норфолк, имею предписание президента не вмешиваться в конфликт между кубинцами и не нарушать суверенитет страны – члена ОАГ.

– Но господа из Лэнгли требуют поддержать или снять десант.

– Требуют? Вот как?! Мы его не высаживали! – и морской министр прервал разговор.

Увидев маневр «Все вдруг!» американского флота, командир батареи подал команду: «Батарея, вперед! Рубеж – ориентир три, прицел восемь, осколочно-фугасным, заряжай!» И батарея длинноствольных, приземистых и угловатых «СУ-100» выкатилась на прямую наводку. Люк на машине комбата был открыт, громкоговоритель возле него – настроен на громкую связь. Москва передавала песню: «Зеленый цвет у наших трав некошеных…»

– Батарея! Стой! Ориентир двенадцать, выбор цели – произвольный. Залпом! Товсь!

«Солдат молоденький…»

– Пли!

«В пилотке новенькой…»

– Готово! Пли!

«Хранитель мира на земле!»

– Готово! Пли!

«Солдат молоденький в пилотке новенькой – хранитель мира на земле!»

Во время повтора затрепыхались белые флаги: «бригада 2506» погибать не собиралась. Столкнувшись с серьезнейшим противником, она предпочла сдаться.

Увидев белый флаг, из-за башни тяжелого «ИСа» подскочила женская фигурка, орущая: «Lanzar!» Её дернули за ногу, она упала и выругалась.

– Лежи тихо, твою мать! – прозвучало по-русски. – Не время кричать!

Девушка не поняла и попыталась оказать сопротивление, которое ограничил огромный кулак перед ее носом.

– Молчи, дура! Лежать!

Одетый в маскировочный комбинезон спецназовец вскинул бинокль и внимательно осматривал позиции гусанос.

– Пятый! Ориентир четыре, справа три, стекло!

Где-то вдалеке прозвучал одиночный выстрел, уничтоживший вражеского снайпера. Далеко не все «черви» были настроены сдаваться. Некоторые продолжали наблюдение с закрытых позиций и пытались использовать последний шанс.

– Всем лежать! Механик! Пять метров вперед!

Выбросив густой дым из глушителей, машина лязгнула гусеницами, продвинулась вперед и встала.

– Всем! Наблюдать! Команданте, вас это не касается, пригните голову. Девушка, я в последний раз повторяю: башку свою дурную убери! Лежать! Дырку проделают, не запломбируешь.

– Что он говорит? – раздался женский голос. Лежавший на спине за башней танка команданте Фидель хлопнул по заднице подружку:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5