Коллектив авторов.

Уголовное право России. Общая часть



скачать книгу бесплатно

Парадокс, таким образом, заключается якобы в том, что субъект преступления оказывается то за пределами объекта, то внутри его. Парадокс исчезает, если четко представлять себе, что конкретный состав преступления – это законодательное описание преступления в законе, т. е. совокупность признаков, характеризующих все четыре элемента состава преступления: объект, объективную сторону, субъект и субъективную сторону. Состав преступления описывает преступление как определенный юридический факт, поэтому описание не сводится к характеристике преступления как деяния, обладающего указанными в ст. 14 УК признаками, а используются и другие юридически значимые обстоятельства – те, что лежат за пределами деяния, но характеризуют его. Субъект преступления – элемент состава, человек – участник общественных отношений.

Общественные отношения функционируют в качестве упорядоченной системы. Правовые нормы, и уголовно-правовые нормы в частности, охраняют, сохраняют, обеспечивают состояние порядка, упорядоченности общественных отношений. Порядок, закрепленный нормами права и поддерживаемый при их помощи, становится правопорядком – правовой формой общественных отношений. Поэтому посягательство на защищенные уголовным правом общественные отношения есть одновременно посягательство на правопорядок, а деяние не только общественно опасно, но и уголовно противоправно. Объект, таким образом, имеет свою правовую форму, «правовую оболочку», по выражению В. Н. Кудрявцева.[137]137
  Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1971. С. 151.


[Закрыть]
Если видеть в правовой оболочке не нечто внешнее, механически надетое на общественные отношения, а их субстанциальное проявление, то правонарушение и нарушение общественного отношения – синонимы. Не следует забывать только, что правопорядок как объект преступления – не второй, дополнительный объект, а внешнее проявление его собственного содержания. Возможное расхождение между содержанием и формой исключает преступность деяния (ч. 2 ст. 14 УК).

Как известно, в XVIII в. в период становления современного уголовного права ведущая позиция принадлежала нормативистской теории, согласно которой преступление – это нарушение уголовно-правовой нормы и, следовательно, норма права – ее объект. Нормы уголовного права не могут быть признаны объектом преступления потому, что, как правильно отметил А. В. Наумов, рассматривать норму в качестве объекта значит отвлекаться от реального содержания тех благ (интересов), которые охраняются уголовно-правовой нормой от преступных посягательств.[138]138
  Наумов А. В. Российское уголовное право.

Общая часть. С. 149.


[Закрыть] Однако господствующее мнение не ограничивается констатацией указанного обстоятельства. Норма, как утверждается, «не терпит и не может терпеть ущерба от преступления»,[139]139
  Беляев Н. А. Объект преступления. С. 277.


[Закрыть]
«она не испытывает какого-либо вредоносного воздействия».[140]140
  Галиакбаров Р. Р. Уголовное право. Общая часть. Учебник. Краснодар, 1999. С. 97.


[Закрыть]
«Наоборот, то обстоятельство, что преступник осуждается по определенной норме уголовного права, свидетельствует о незыблемости нормы».[141]141
  Беляев Н. А. Объект преступления. С. 277.


[Закрыть]
Более того, осуждение преступника свидетельствует о «“победе” этой нормы над лицом, нарушившим уголовно-правовой запрет».[142]142
  Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть. С. 149.


[Закрыть]
Заметим, что прежде, чем одержать указанную «победу», норма потерпела «поражение», ее требование не было выполнено, запрет нарушен, а осужденный – лишь один из многих, кто избежал ответственности. Если сказать, что нормативное требование «красть нельзя» остается неизменным, даже если кража совершена, незыблемость нормы очевидна. Но столь же очевидно, что каждое нарушение нормы (нормы, а не ее текста; и чем чаще оно совершается, тем в большей мере) разрушает ее нормативность: норма говорит «нельзя», преступление – «можно». Преступление способно к воспроизведению, т. е. несет в себе то, что П. А. Фефелов назвал «антиобщественной ценностной ориентацией»,[143]143
  Фефелов П. А. Общественная опасность преступного деяния // Советское государство и право. 1977. № 5. С. 138.


[Закрыть]
иначе говоря, норме противоречит антинорма. Практика показывает, что при определенных условиях «преступность начинает ходить с гордо поднятой головой», авторитет нормы умаляется, а то и вообще голос ее не слышен. Итак, нарушение уголовно-правового запрета – это и есть тот ущерб, который нанесен норме. Нарушение нормы – нарушение правопорядка. За правопорядком, как за щитом, находятся объекты уголовно-правовой защиты – общественные отношения. Преступление, разрывая защиту, нарушает нормальный естественный порядок отношений между людьми – действительный объект преступления.

§ 2. Классификация объектов преступления

Действующее уголовное законодательство подразделяет все объекты преступления на четыре группы. Критерием классификации является степень общности характера общественных отношений, взятых под уголовно-правовую охрану. Особенная часть УК разделена на разделы, разделы – на главы, главы – на статьи. Соответственно, объекты преступления делятся на общий, родовой, видовой и непосредственный (классификация по вертикали).

Общим объектом преступления является вся совокупность охраняемых уголовным законом общественных отношений. Выделение общего объекта говорит о том, что уголовное право охраняет не все существующие в обществе общественные отношения, а лишь часть из них – наиболее ценные, и только они могут быть нарушены преступлением.

Таким образом, УК содержит исчерпывающий перечень объектов, их совокупность – общий объект.

Родовой объект – часть общего объекта, объединяющая группу видовых объектов. Примером родового объекта могут служить все общественные отношения, обеспечивающие безопасность, свободу и достоинство личности, т. е. объекты преступлений против личности (разд. VII УК).

Видовой объект – группа наиболее близких по содержанию непосредственных объектов. Он – часть более широкого по объему родового объекта. Каждая глава УК объединяет преступления, имеющие общий видовой объект. Так, общий видовой объект в рамках раздела преступления против личности имеют все преступления против жизни и здоровья (гл. 16 УК).

Непосредственный объект – это то конкретное общественное отношение, на которое осуществлено посягательство. Непосредственный объект в рамках видового объекта гл. 16 УК, например, имеют все преступления против жизни – все виды убийств (ст. 105–108 УК), причинение смерти по неосторожности, доведение до самоубийства, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК).

Значение родового и видового объектов преступления заключается в том, что они отражают общие особенности характера общественной опасности преступлений, входящих в классификационные группы, и позволяют построить на этой основе систему Особенной части УК.

Установление непосредственного объекта преступления имеет решающее значение для квалификации преступлений, т. е. установления соответствия признаков совершенного деяния с признаками состава преступления, предусмотренного в законе. Зачастую внешние картины события (объективная сторона) ряда преступлений схожи или тождественны. Гибель человека может быть результатом убийства (гл. 16 УК), террористического акта (гл. 24), нарушения санитарно-эпидемиологических правил (гл. 25), ряда экологических преступлений (гл. 26), преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта (гл. 27), посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля (гл. 29) или сотрудника правоохранительного органа (гл. 32) и других преступлений. Похищены могут разные предметы: вещи, т. е. имущество (гл. 21), ядерные материалы или оружие (гл. 24), наркотические средства или психотропные вещества (гл. 25). Всякий раз посягательство осуществляется на разные объекты. Их установление требует, по существу, производить анализ всех элементов и признаков преступления: предмета посягательства, формы и содержания вины и т. д. Поэтому установление непосредственного объекта преступления всегда образует заключительный этап квалификации преступления.

Как правило, конкретное преступление наряду с его непосредственным объектом причиняет ущерб и другим социальным ценностям, – достаточно вспомнить, к каким далеко идущим последствиям приводит, например, убийство человека. Эти последствия не игнорируются законодателем, а как бы включаются в само понятие «убийство». В отдельных случаях, конструируя составы преступления, законодатель специально указывает на способность деяния посягать одновременно на два непосредственных объекта. В этих случаях различают основной и дополнительный объект (классификация по горизонтали). В конкретном составе преступления оба объекта равно необходимы, дополнительный объект противополагается основному только потому, что именно основной объект, по мнению законодателя, определяет принадлежность преступления к определенному роду или виду. Разбой, например, – нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья человека, либо с угрозой применения такого насилия. При разбое, таким образом, посягательство осуществляется как на отношения собственности, так и на отношения личной безопасности человека. Состав разбоя помещен в главу «Преступления против собственности» – такова историческая традиция. Поэтому собственность – основной объект, личность – дополнительный. Дополнительный объект в ряде случаев может иметь факультативный характер. Так, загрязнение атмосферы – экологическое преступление, его основной объект – общественные отношения, обеспечивающие чистоту атмосферного воздуха. Причинение вреда здоровью человека – возможные, т. е. факультативные последствия, которых, следовательно, может и не быть, так же как факультативен и другой объект, связанный с причинением по неосторожности смерти человеку. В ч. 2 и 3 ст. 251 УК этим дополнительным объектам придан обязательный характер.

§ 3. Предмет преступления

Предмет преступления – это элемент объекта преступления, та социальная ценность, по поводу которой складываются общественные отношения. Дискуссионность проблемы объекта преступления, естественно, вызывает в теории уголовного права разногласия и по поводу предмета преступления. Все общественные отношения имеют свой объект – то, по поводу чего люди вступают в связывающие их отношения. Поэтому последовательная защита концепции «объект преступления – общественные отношения» приводит к выводу: объект общественного отношения – это предмет преступления. Б. С. Никифоров правильно писал: «То, что в настоящее время принято именовать предметом, соотносится с объектом не как части неназванного единства, расположенные внешне по отношению друг к другу, а как составная часть целого – с этим самым целым, которое помимо “предмета” включает в себя и другие элементы».[144]144
  Никифоров Б. С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М., 1960. С. 130.


[Закрыть]

Итак, предмет преступления – это элемент объекта преступления, та социальная ценность, по поводу которой складываются общественные отношения. Эти ценности (блага, интересы и т. п.) всегда индивидуальны, всегда имеют конкретную принадлежность.

В учебной литературе различие между объектом преступления и его предметом принято иллюстрировать примером кражи имущества (автомобиля). Утверждается, что сам автомобиль – предмет преступления, а объект – право собственности на него. На что посягает преступник? Кто терпит ущерб в приведенном примере? Собственник. Он утратил свое имущество, нарушено его право собственности. Событие приобрело характер локального конфликта. Это гражданско-правовой деликт. Но преступление – это нарушение определенной области общественных отношений, т. е. отношений, функционирующих в масштабе общества, в приведенном примере – отношений собственности, охраняемых уголовным законом. Можно сделать вывод: предмет преступления представляет своего обладателя, объект – общество.

Предмет преступления обретает свои свойства только в системе общественных отношений. Одна и та же вещь, переходя на протяжении веков вслед за сменой общественно-экономических формаций из одних общественных отношений в другие, меняет свою правовую природу. И в повседневной жизни при внешней неизменности предмета происходит его перемещение из одной области общественной жизни в другую; украдены деньги: объект – отношения собственности; деньги легализированы («отмыты»): объект – сфера экономической деятельности; деньги использованы для финансирования терроризма: объект – общественная безопасность.

Из взаимосвязи объекта и предмета преступления следует, что беспредметных преступлений не существует. Иное мнение основано на представлении, что предмет – это «овеществленный элемент материального мира», «всегда материальная субстанция»,[145]145
  Пашковская А. В. Объект преступления. С. 210.


[Закрыть]
что в этом качестве выступают предметы внешнего мира»,[146]146
  Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть. С. 153–154.


[Закрыть]
«материальные феномены».[147]147
  Игнатов А. Н. Объект преступления. С. 111.


[Закрыть]
Отсюда же следует, что «предмет присутствует не в каждом преступлении… Не имеют предмета преступления такие преступления, как изнасилование, оскорбление, дезертирство».[148]148
  Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть. С. 154.


[Закрыть]
С этим мнением нельзя согласиться. Предметом преступления может быть любая социальная ценность. При изнасиловании предметом преступления, надо полагать, будет половая свобода женщины, подвергшейся насилию, т. е., как и всегда, то конкретное благо (интерес), на которое осуществляется посягательство. Поэтому перечень нематериальных предметов преступления можно продолжать долго. Это такая нематериальная ценность, как, например, душевное спокойствие человека, его уверенность в своей защищенности в случае угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК), сведения о частной жизни лица, составляющие его личную или семейную тайну (ст. 137), ложная информация (ст. 140), авторство (ст. 146) и многие другие.

Для обоснования утверждения, что предметы преступления – это предметы, обладающие материальной субстанцией, и, как следствие, положения о существовании беспредметных преступлений говорится, что признавать предметом преступления действия, идеальные вещи и интересы нет оснований, поскольку на них не может быть оказано непосредственное воздействие. «Воздействуя на предмет, – полагает Т. В. Бушуева, – преступник нарушает или пытается нарушить общественные отношения».[149]149
  Бушуева Т. В. Объект преступления // Русское уголовное право. Курс лекций / под ред. А. И. Коробеева. Т. 1. Преступление. Владивосток, 1999. С. 309. – См. также: Коржанский Н. И. Объект посягательства и квалификация преступлений. С. 65.


[Закрыть]
Но, напротив, и это главное, механизм посягательства таков, что, нарушая общественные отношения, преступник воздействует или пытается воздействовать на предмет преступления; кроме того, непосредственное воздействие на предмет преступления – возможный, но не единственный способ нарушения общественных отношений; наконец, нематериальные ценности также могут испытывать воздействие: нарушаться, искажаться, присваиваться и т. п.

Предмет преступления может не только терпеть ущерб, но и, напротив, улучшаться: похищенная картина реставрирована, украденный автомобиль отремонтирован и т. п. Не терпит ущерба предмет преступления, как правило, и при неоконченной преступной деятельности, т. е. при приготовлении и покушении, а также в случаях совершения преступлений, имеющих формальный или усеченный состав. Поэтому, таким образом, предметом преступления является не только то, на что воздействует деяние, но и то, на что оно направлено.

Значение предмета преступления заключается в следующем: во-первых, предмет преступления может указывать на то, какие общественные отношения явились объектом посягательства; во-вторых, его индивидуальные особенности позволяют провести разграничение между сходными преступлениями, например, между кражей любого чужого имущества и кражей предметов, имеющих особую историческую, научную, художественную ценность (ст. 158 и 164 УК); в-третьих, величина ущерба, причиненная предмету преступления, в каждом конкретном случае влияет на степень общественной опасности совершенного преступления.

Основная литература

Бикмурзин М. Н. Предмет преступления. Теоретико-правовой анализ. М., 2006.

Мальцев В. В. Объект охраны (преступления) в уголовном праве. М., 2012.

Никифоров Б. С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М., 1960.

Новоселов Г. П. Учение об объекте преступления. Методологические аспекты. М., 2001.

Прохоров В. С. Преступление и ответственность. Л., 1984.

Глава 7. Объективная сторона преступления

§ 1. Понятие, содержание и значение объективной стороны преступления

Объективная сторона представляет собой один из элементов состава преступления. Состав преступления включает в себя совокупность всех признаков, которые характеризуют общественно опасное деяние как преступление. Объективная же сторона – это совокупность тех законодательно определенных признаков, которые характеризуют общественно опасное деяние как преступление только с внешней стороны. Иначе говоря, это внешнее выражение преступления, которое проявляется в поведении виновного лица, а именно в причинении вреда охраняемым уголовным законом объектам, происходящего в определенных условиях, в определенном месте и в определенное время.

В уголовно-правовой литературе правильно обращается внимание на то, что разделение в человеческом поведении объективного и субъективного носит условный характер и делается лишь в научных и учебных целях для более глубокого познания изучаемого явления.

Законодательного определения понятия «объективная сторона» нет, оно встречается лишь в научной и учебной литературе.

Однако в доктрине уголовного права, а также в учебной литературе встречаются два похожих понятия: 1) объективная сторона состава преступления и 2) объективная сторона преступления. Соотношение данных понятий в понимании разных авторов неоднозначное. Их иногда или отождествляют, или противопоставляют. Однако ни того, ни другого делать нельзя.

Представляется, что понятия «объективная сторона состава преступления» и «объективная сторона преступления» представляют собой две стороны одного явления, но на разных плоскостях правовой реальности. Понятие «признаки состава преступления» связано с законом, оно относится к описанию преступления в УК РФ. Понятие «признаки преступления» связано с конкретным деянием, совершенным в действительности. Однако данное деяние, совершенное в действительности, должно иметь все признаки инкриминируемого виновному состава преступления, предусмотренного законом. Иначе говоря, понятия «объективная сторона состава преступления» и «объективная сторона преступления» друг без друга не существуют. Они соотносятся как явление действительности и его законодательное описание. Человек совершает преступление тогда и только тогда, когда его поведение, поступок, деяние предусмотрены в законе в качестве какого-либо состава преступления.

Понятие «объективная сторона состава преступления» в Общей части уголовного права означает внешнюю сторону преступления вообще, конкретно не определенного. Оно раскрывает объективные признаки, характерные для всех составов преступлений или их значительного количества, выделяемого по какому-либо критерию, например, законодательному определению момента окончания преступления.

В Особенной части уголовного права принято употреблять понятие «объективная сторона состава убийства, кражи, изнасилования и т. д.», т. е. конкретно называемого состава преступления. Например, в ч. 1 ст. 105 УК дается понятие «состав убийства», которое раскрывается следующим образом: «Убийство, т. е. умышленное причинение смерти другому человеку». Объективная сторона состава убийства передается словами «причинение смерти другому человеку».

Объективная сторона преступления всегда имеет признаки, характерные только для данного конкретного преступления, так как не может быть двух одинаковых преступлений, как нет двух одинаковых листьев на дереве. Однако разрозненные преступления могут иметь общие признаки, характерные для какого-либо одного состава преступления. С этой точки зрения характеристика объективной стороны состава преступления гораздо ?же, чем характеристика объективной стороны конкретного преступления. Достаточно указать на перечень требований, подлежащих доказыванию в уголовном судопроизводстве, предусмотренных в ст. 73 УПК РФ.

Тем не менее в процессуальных документах должно быть отражено, что содеянное виновным подпадает под признаки того или иного состава преступления, предусмотренного конкретным пунктом, частью, статьей УК. Поэтому в уголовном судопроизводстве наряду с установленными многочисленными признаками совершенного преступления в обязательном порядке указывают формулу обвинения, описывающую инкриминируемый состав преступления, например такую: «В деянии виновного имеются признаки состава преступления, предусмотренного п. “а” ч. 2 ст. 105 УК РФ, т. е. умышленного причинения смерти двум или более лицам».

Таким образом, следует иметь в виду, что понятие «объективная сторона» в зависимости от контекста может означать:

– научную абстракцию, характеризующую внешнюю сторону поведения человека как преступления; в этом случае правильно употреблять понятие «объективная сторона состава преступления»;

– законодательную конструкцию, описывающую объективные признаки конкретного состава преступления; иначе говоря, в таком случае речь идет о признаках состава преступления, предусмотренного определенной статьей УК; данному случаю соответствует понятие «объективная сторона состава убийства, вымогательства, истязания и т. д.»;

– внешнюю сторону совершенного субъектом преступления, т. е. объективную сторону убийства, кражи, изнасилования и т. д., совершенного определенным лицом; в этом случае справедливо употребление понятия «объективная сторона преступления».

Содержание объективной стороны состава преступления составляют признаки, характеризующие внешнюю сторону преступления. К ним относятся:

– деяние (действие или бездействие);

– последствия;



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17