Коллектив авторов.

Уголовное право России. Общая часть



скачать книгу бесплатно

© Издательство СПбГУ, 2013

© Коллектив авторов, 2013

Глава 1. Общая характеристика и принципы уголовного права

§ 1. Понятие уголовного права

В современной литературе термин «уголовное право» используется для обозначения 1) отрасли законодательства, 2) отрасли права и 3) отрасли знаний.

Уголовное право как отрасль законодательства представляет собой систему принимаемых представительными органами власти предписаний, определяющих круг общественно опасных деяний, признаваемых преступлениями и устанавливающих наказания и иные меры уголовно-правового воздействия, которые применяются за их совершение.

Понятие «законодательство» употребляется в правоведении в широком и узком смысле. В первом значении оно охватывает весь комплекс различных по юридической силе нормативных актов, регулирующих общественные отношения в той или иной сфере, а во втором – лишь совокупность регламентирующих данные отношения законов. Соответственно, под уголовным законодательством можно понимать только законы, издаваемые по вопросам преступности и наказуемости определенных видов поведения, но можно включать в него и подзаконные акты, имеющие отношение к этим вопросам.

Однако широкая трактовка игнорирует качественные различия между законами и иными нормативными актами и потому представляется неправильной. Более того, она противоречит Конституции РФ, установившей, что уголовное законодательство относится к исключительному ведению органов власти Российской Федерации в лице ее Федерального Собрания (п. «о» ст. 71, ст. 94).

Уголовное право как правовая отрасль – более широкое понятие, охватывающее собой всю совокупность уголовно-правовых норм, выраженных в законах и иных признаваемых государством источниках, образующих целостность вследствие качественной однородности регулируемых ими общественных отношений и единого метода регулирования.

Данное определение касается в первую очередь тех стран, где в число источников уголовного права включаются не только кодексы либо иные консолидированные или так называемые «дополнительные» уголовные законы, но и судебные прецеденты, подзаконные нормативные акты и пр.

Отечественный Уголовный кодекс гласит, что уголовное законодательство России состоит только из УК РФ, в силу чего даже иные законы, предусматривающие уголовную ответственность, не могут действовать, не будучи включенными в него (ч. 1 ст. 1). С тем большим основанием не могут быть отнесены к уголовному законодательству подзаконные нормативные акты.

Монопольное положение УК в качестве официально признаваемого источника российского уголовного права, с одной стороны, означает, что последнее в основном совпадает с уголовным законодательством, являющимся в этом смысле единственно доступной формой его объективации. С другой стороны, хотя понятия «система уголовного права» и «система уголовного законодательства» по своей сути близки, необходимо видеть и существующие между ними различия.

В отличие от системы уголовного законодательства, включающей в себя лишь «первичные», т. е.

принятые высшим представительным органом власти и потому обладающие высшей юридической силой нормативные акты, система уголовного права является более широким понятием, охватывая собой всю совокупность уголовно-правовых норм (как установленных законодателем, так и вытекающих из иных источников, в том числе из судебных прецедентов, международных договоров и т. д.).

Констатация несовпадения отрасли уголовного права и отрасли уголовного законодательства позволяет рассмотреть в уголовном праве как целостном объекте исследования его диалектически противоположные стороны: содержание, представляющее собой систему уголовно-нормативных предписаний, и их юридическое оформление. Анализ взаимодействия этих сторон актуален для отечественной науки уголовного права уже потому, что некоторые ее представители не склонны удовлетворяться признанием УК в качестве единственного источника уголовного права, предлагая включать в число таковых нормы и принципы международного права,[1]1
  Трунцевский Ю. В. Нормы международного права как источники российского уголовного права. Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Рязань, 1995; Кибальник А. Г., Соломоненко И. Г., Шибков О. Н. Принципы и нормы международного права как источники уголовного права. Ставрополь, 2000.


[Закрыть]
нормы Конституции РФ,[2]2
  Звечаровский И. Э. Современное уголовное право России: понятие, принципы, политика. СПб., 2001. С. 43.


[Закрыть]
отдельные законы, на которые сделаны ссылки в тексте УК,[3]3
  Гаухман Л. Д. Квалификация преступлений (закон, теория, практика). М., 2001. С. 247–248.


[Закрыть]
постановления Пленума Верховного Суда РФ,[4]4
  Дроздов Г. В. Правовая природа разъяснений закона высшими органами судебной власти // Советское государство и право. 1992. № 1. С. 70–77; Пудовочкин Ю. Е., Пирвагидов С. С. Понятие, принципы и источники уголовного права: сравнительно-правовой анализ законодательства России и стран Содружества Независимых Государств. СПб., 2003. С. 157–158.


[Закрыть]
 судебные прецеденты.[5]5
  Наумов А. В. Судебный прецедент как источник уголовного права // Российская юстиция. 1994. № 1. С. 11; Кропачев Н. М. Уголовно-правовое регулирование. Механизм и система. СПб., 1999. С. 208–211; Ображиев К. В. Судебный прецедент в уголовном праве. Ставрополь, 2002.


[Закрыть]

Системный подход к уголовному праву предполагает его характеристику не в качестве простой совокупности правовых норм, а в качестве сложной системы, состоящей из комплекса взаимосвязанных компонентов. Элементами отрасли уголовного права являются подотрасли, институты, субинституты (подынституты) и уголовно-правовые нормы.

Что касается подотраслей, то в современном уголовном праве России их нет, хотя некогда его подотраслью считалось тюрьмоведение (пенитенциарное, исправительно-трудовое, а ныне уголовно-исполнительное право).

К числу институтов уголовного права могут быть отнесены, в частности, группы норм, описывающих стадии совершения преступления (ст. 29–31), регламентирующих ответственность за соучастие в преступлении (ст. 32–36), особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних (ст. 87–96 УК).

В институте норм, имплементированных в российское уголовное право из международного уголовного права, могут быть выделены подынституты собственно международных преступлений (против мира и безопасности человечества) и преступлений международного характера.

Уголовное право как отрасль знаний представлено наукой и одноименной учебной дисциплиной, выражающими теоретические взгляды, идеи и представления об уголовно-правовых явлениях.

Наука уголовного права – одна из отраслей юридической науки, отличающаяся от других ее направлений предметом исследования, каковым служат уголовно-правовые явления во всем многообразии их становления, эволюции, современного состояния и перспектив развития. В содержание науки входит не только комментирование текущего законодательства и практики его применения, но и: а) выявление обусловленности и обоснованности уголовного закона; б) изучение истории уголовного права как видоизменяющегося правового явления и прогнозирование его дальнейшей эволюции; в) исследование механизма уголовно-правового регулирования и разработка рекомендаций по его совершенствованию; г) изучение «жизни» уголовного закона и его эффективности; д) сравнительный анализ отечественного и зарубежного уголовного права; е) уяснение места данной отрасли в правовой системе государства и исследование взаимодействия национальной уголовно-правовой системы с иными системами права, включая международное право, и т. д.

§ 2. Предмет уголовно-правового регулирования

Как известно, предмет правового регулирования составляют общественные отношения, требующие правового воздействия и подвергающиеся ему. Установление же специфического предмета конкретной отрасли права предполагает выделение качественно однородной группы отношений, организуемых именно ее нормами.

В настоящее время, пожалуй, нет авторов, которые утверждали бы, что уголовное право не имеет собственного предмета регулирования. Однако, признавая регулятивное начало уголовного права, многие все же ограничивают его сферу регламентацией отношений между совершившим преступление лицом и государством в лице уполномоченных им органов.[6]6
  Здравомыслов Б. В. Понятие, предмет, задачи и принципы уголовного права // Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / отв. ред. Б. В. Здравомыслов. М., 1996. С. 4; Прохоров Л. А. Понятие уголовного права, его задачи // Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / под ред. Р. Р. Галиакбарова. Саратов, 1997. С. 4; Ветров Н. И. Уголовное право. Общая часть. М., 1999. С. 9; Уголовное право России. Общая и Особенная части / под ред. В. П. Ревина. М., 2000; Уголовное право Российской Федерации. В 2 т. Т. 1. Общая часть / под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай. М., 2002. С. 11; Пудовочкин Ю. Е., Пирвагидов С. С. Понятие, принципы и источники уголовного права. Сравнительно-правовой анализ законодательства России и стран Содружества Независимых Государств. СПб., 2003. С. 33–34; и др.


[Закрыть]
Тот же факт, что основанием возникновения этих отношений служит преступление, закономерно приводит к выводу о том, что именно последнее и образует предмет уголовного права.

Между тем деструктивные действия людей, именуемые в теории «социальной патологией», представляя собой отклонение от нормы, по определению не подлежат нормированию. С этой точки зрения преступления не могут являться предметом уголовно-правового регулирования точно так же, как, например, инфекционные заболевания не могут быть предметом свода санитарно-гигиенических правил. Установление этих правил подчинено организации таких взаимоотношений между людьми, которые должны либо устранить (или хотя бы свести к минимуму) саму возможность появления инфекции, либо способствовать выздоровлению заболевших.

Хотят того или нет сторонники концепции «предмет – преступление», но отождествление общественно опасного деяния с общественным отношением неизбежно приводит к выводу о том, что уголовное право содержит нормы, устанавливающие правила совершения такого рода деяний. В действительности все обстоит «с точностью до наоборот»: основным содержанием данной отрасли являются правила поведения, повелительно запрещающие совершение преступлений. Если же таковые совершаются, уголовно-правовой регламентации подлежит деятельность государственных органов, уполномоченных на правоограничение преступника в целях предотвращения преступных проявлений с его стороны в будущем.

Отличительным признаком общественного отношения, подлежащего уголовно-правовому регулированию, является общественная необходимость обеспечить общественную безопасность.

К основным объектам безопасности относятся: личность – ее права и свободы; общество – его материальные и духовные ценности; государство – его конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность. Даже в тех национальных кодексах, которые ограничиваются систематизацией преступлений по главам, не подразделяя их на государственные, общественные и личные, за этой прямолинейной, на первый взгляд, схемой классификации можно рассмотреть подобие «родословного древа» с его могучими ответвлениями, представленными государством, обществом и личностью. Естественным основанием для построения такой системы является различие объектов, которые охраняются уголовным правом.

Угроза объектам безопасности может исходить как от внутренних, так и от внешних источников. Этот факт отражают понятия внутренней и внешней безопасности. Не случайно среди основных направлений обеспечения безопасности присутствует международное сотрудничество.[7]7
  См. п. 5 ст. 2, п. 10 ст. 3 и ст. 7 Федерального закона от 28 декабря 2010 г. «О безопасности» (СЗ РФ. 2011. № 1. Ст. 2).


[Закрыть]
Его реализация в сфере уголовного права достигается за счет объединения усилий в противодействии преступлениям международного характера и собственно международным (против мира и безопасности человечества) преступлениям.

В итоге предмет уголовно-правового регулирования можно определить как социальные отношения, обеспечивающие состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества, государства, сообщества государств и всего человечества от преступных посягательств. Их главная отличительная особенность состоит в том, что они гарантируют устойчивое и беспрепятственное развитие иных отношений, которые сами по себе предметом уголовно-правовой регламентации не являются.

Более или менее конкретно круг вопросов, регулируемых рассматриваемой отраслью права, очерчен в ч. 1 ст. 2 УК, в соответствии с которой задачами УК являются: охрана от преступных посягательств прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя РФ, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений.

Уголовно-правовая урегулированность отношений, обеспечивающих предотвращение и устранение опасности означенным объектам, порождает феномен уголовной ответственности, которая выражается в подчиненности деликтоспособных лиц государству в лице законодательной власти, обладающей компетенцией по формулированию уголовно-правовых велений, и в подотчетности делинквентов судебной власти, наделенной полномочиями на применение мер принуждения в отношении субъектов, отступивших от указанных велений.

Исходя из этого, можно сказать, что уголовная ответственность как категория уголовного права выражает меру общественно необходимых требований, предъявляемых уголовным законом к правосубъектным лицам, и характер ответной реакции государства на их нарушение, имеющей целью обеспечение соответствия поведения лица, совершившего преступление, а также иных лиц указанным требованиям.

Процесс закрепления соответствующих требований воплощается в норме уголовного права, представляющей собой официально признанное и надлежащим образом зафиксированное государством общеобязательное позитивное правило поведения превентивного характера, соблюдение которого обеспечивается авторитетом государства и возможностью применения им предусмотренных уголовным правом мер воздействия ретроспективного характера.

Нацеленность на регулирование поведения людей есть то общее, что характеризует нормы уголовного права и ставит их, таким образом, в один ряд с нормами иных правовых отраслей. Специфика же уголовно-правовых норм заключается в следующем.

Во-первых, они регулируют вертикальные отношения между личностью и государственно-организованным обществом.

Во-вторых, они регулируют отношения, возникающие по поводу охраны особо значимых социальных ценностей (жизни, собственности и т. п.) от преступных посягательств.

В-третьих, по способам регулирования нормы уголовного права чаще всего являются запрещающими, реже – обязывающими, еще реже – поощрительными и уж совсем редко – управомочивающими.

В-четвертых, в качестве санкций они предусматривают применение особого, неизвестного иным отраслям права вида ответственности – уголовной, в основе которой лежит государственное осуждение, и особых мер государственного принуждения – наказания и иных мер уголовно-правового воздействия.

В этом отношении уголовная ответственность представляет собой совокупность установленных уголовным законом общественно необходимых запретов и велений (позитивный аспект), соблюдение которых обеспечивается предусмотренными этим же законом мерами воздействия в виде осуждения и наказания (ретроспективный аспект).

Из сказанного следует, что уголовно-правовая норма, как и любая другая норма, имеет двойную (билатеральную) структуру, т. е. структуру, рассчитанную на «прямую связь», и структуру, предусмотренную на случай неадекватной «обратной связи». Такое построение нормы обеспечивает ее работу в двух режимах: регулятивном и охранительном (ex ante и ex post – до и после совершения преступления). В первом варианте норма рассчитана на недопущение преступлений. В той мере, в какой ей это удается, она эффективна. Совершение же преступления свидетельствует о том, что норма не выполнила своего главного предназначения. И тогда она призвана ликвидировать (в пределах возможного) причиненный обществу вред, т. е. восстановить нарушенный правопорядок. Поэтому конкретное содержание трехчленной классической формулы «если – то – иначе» меняется в зависимости от того, в каком аспекте рассматривается данная норма.

Так, в позитивном плане запрещающая и обязывающая нормы уголовного права имеют следующую структуру: 1) гипотеза – часть нормы, указывающая на гражданство, возраст, вменяемость и другие признаки правосубъектности, а также на обстоятельства места, времени и обстановки, при которых к лицу предъявляются соответствующие требования, – словом, на те условия, при наличии которых правило поведения, сформулированное в диспозиции, подлежит соблюдению; 2) диспозиция – часть нормы, возлагающая на ее субъектов обязанность воздерживаться от определенных действий либо обязывающая их к активным действиям; 3) санкция – часть нормы, предусматривающая последствия несоблюдения диспозиционных требований.

Как изменяется содержание тех же структурных элементов нормы, если рассматривать ее в ретроспективном аспекте? В этом случае гипотезой будет описание состава преступления, т. е. юридического факта, с которым связывается действие диспозиции; диспозицией – указание на обязанность суда установить наличие данного факта и решить вопрос о применении к виновному соответствующих мер воздействия; санкцией – последствия вынесения неправосудного акта.

Понимаемая таким образом норма уголовного права порождает возможность возникновения двух типов уголовно-правовых отношений. Первые (регулятивные) возникают в связи с установленными нормой запретом или обязыванием, а вторые (охранительные) – в связи с нарушением этих запретов и обязанностей.

Уголовные правоотношения, взятые в регулятивном аспекте, характеризуются следующим.

Субъектами их являются, с одной стороны, государство, с другой – все подпадающие под его уголовную юрисдикцию лица, которые достигли определенного возраста, обладают способностью осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими, а в ряде случаев – и другими дополнительными качествами.

Объектами уголовного правоотношения выступают такие социальные блага, как неприкосновенность личности, безопасность материальных и духовных ценностей общества, нерушимость конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности государства.

Содержание уголовного правоотношения, вытекающего из запрещающих и обязывающих норм, состоит в обязанности правосубъектного лица воздерживаться от совершения определенного рода действий, а также в его праве требовать от всех других лиц не чинить препятствий к исполнению этой обязанности.

В этом смысле основными формами реализации уголовного права выступают соблюдение запретов (не убивать, не красть и т. д.) и исполнение обязанностей (например, оказать помощь больному). Реализуя указанные запреты и обязанности, вытекающие в приведенных примерах из ст. 105, 158 и 124 УК, лицо вправе рассчитывать на то, чтобы никто не принуждал его физически или психически к прямо противоположному поведению (ст. 40 УК).

Юридическим фактом, порождающим регулятивное правоотношение, являются такие конкретные жизненные обстоятельства, с которыми уголовный закон связывает приобретение общей уголовно-позитивной правосубъектности. Прежде всего речь идет о включенности индивида в данную социосистему, предопределяемой совокупностью таких событий и действий, как его состояние в гражданстве, пребывание на территории данного государства или другие обстоятельства, обусловливающие нахождение данного индивида под юрисдикцией этого государства.

Результатом воплощения уголовно-правовых велений в поведении людей является правопорядок, существование которого означает, что запреты соблюдаются, а обязанности добросовестно выполняются.

Охранительная реакция государства на совершенное преступление, имеющая целью восстановление правопорядка, сама должна осуществляться в рамках правопорядка, т. е. нуждается в урегулированности, гарантирующей от случайностей и произвола. Такой гарантией является уголовно-правовое отношение в ретроспективном его аспекте, содержащее права и обязанности сторон возникшего конфликта. В этом плане преступление есть результат отрицания одного правоотношения и источник возникновения другого.

Субъектами уголовного правоотношения охранительного характера выступают государство в лице суда как носителя обязанности возложить ретроспективную уголовную ответственность и преступник как носитель обязанности понести эту ответственность и обладатель права требовать, чтобы она не превышала установленные уголовным законом пределы. В охранительных же правоотношениях, которые возникают вследствие совершения преступлений, преследуемых в порядке частного обвинения, субъектами являются и потерпевшие.

Юридическим фактом, вызывающим уголовно-охранительное правоотношение, является совершение преступления. Собственно, известная совокупность фактов, обрисованная в уголовном праве посредством состава преступления, и служит основанием возникновения такого правоотношения. Поэтому и моментом его возникновения следует считать время совершения преступления. Ведь суд не создает уголовных правоотношений, а лишь констатирует их наличие.[8]8
  Курс советского уголовного права (часть Общая). В 5 т. Т. 1 / отв. ред. Н. А. Беляев, М. Д. Шаргородский. Л., 1968. С. 14.


[Закрыть]
Подтверждение тому мы находим и в законодательстве. «Преступность и наказуемость деяния, – говорится в ч. 1 ст. 9 УК, – определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния».

Таким образом, уголовная ответственность как категория права так или иначе связана со всеми элементами уголовно-правовой системы: содержание ее находит выражение в нормах уголовного права (собственно ответственность, точнее – модель позитивно ответственного поведения); формой субъективного отражения является правосознание (осознание или чувство ответственности); формой реализации служат регулятивные уголовные правоотношения (ответственное поведение); в результате реализации складывается правопорядок, т. е. порядок отношений, основанный на ответственном поведении, средством восстановления которого в случае нарушения служит все та же ответственность (в ретроспективном ее аспекте), реализующаяся в рамках охранительных уголовно-правовых отношений.

Такова уголовно-правовая система управления, состоящая из подсистем, их элементов и структурных взаимосвязей, системообразующим фактором которых является механизм уголовно-правового регулирования, характеризующий ее в функциональном ракурсе.

Именно данное понятие позволяет раскрыть бытие уголовного права во взаимосвязи всех его элементов, в системе которых позитивно-ретроспективная природа уголовно-правовых мер воздействия сопрягается с дихотомической структурой уголовно-правовых норм и регулятивно-охранительным характером уголовных правоотношений. Все основные категории уголовного права объединяются тем самым в систему последовательно связанных элементов, позволяя на внутрисистемном уровне рассмотреть процесс его автономного функционирования.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное