Коллектив авторов.

Уголовное право России. Особенная часть



скачать книгу бесплатно

Собрание – совместное присутствие граждан в специально отведенном или приспособленном для этого месте для коллективного обсуждения каких-либо общественно значимых вопросов.

Митинг – массовое присутствие граждан в определенном месте для публичного выражения общественного мнения по поводу актуальных проблем преимущественно общественно-политического характера.

Демонстрация – организованное публичное выражение общественных настроений группой граждан с использованием во время передвижения, в том числе на транспортных средствах, плакатов, транспарантов и иных средств наглядной агитации.

Шествие – массовое прохождение граждан по заранее определенному маршруту в целях привлечения внимания к каким-либо проблемам.

Пикетирование – форма публичного выражения мнений, осуществляемого без передвижения и использования звукоусиливающих технических средств путем размещения у пикетируемого объекта одного или более граждан, использующих плакаты, транспаранты и иные средства наглядной агитации, а также быстровозводимые сборно-разборные конструкции.

Под незаконным воспрепятствованием проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования понимается совершение действий, направленных на отказ организаторов от проведения или прекращение уже начавшегося мероприятия, организованного в соответствии с требованиями законодательства РФ.

Под незаконным воспрепятствованием участию в собрании, митинге, демонстрации, шествии, пикетировании понимается совершение действий, направленных на отдельных лиц либо их групп с целью побудить их отказаться от участия в соответствующих мероприятиях.

Под принуждением к участию в собрании, митинге, демонстрации, шествии, пикетировании понимаются действия, направленные на отдельных лиц либо их группы с целью их участия в соответствующих мероприятиях.

В диспозиции уголовно-правовой нормы ст. 149 УК РФ определены способы, которыми должны создаваться препятствия для реализации права граждан мирно собираться, – применение насилия или угроза применения насилия, а также использование служебного положения в случае, если указанные выше действия совершаются должностным лицом. Состав преступления является формальным, поэтому он считается оконченным с момента, когда применено насилие, угроза применения насилия доведена до адресата (организатора, участника или потенциального участника мероприятия) либо должностное лицо использует свое служебное положение с целью воспрепятствования проведению собраний, митингов, демонстраций, шествий, пикетирования.

Не могут признаваться незаконными действия лиц, направленные на пресечение проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования, организованного с нарушением требований нормативных актов.

Так, в соответствии с п. 6 ст. 3 Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещаются.

Не допускаются организация и проведение публичных мероприятий за пределами территорий ядерных установок и пунктов хранения, а также забастовок, если в результате этого может произойти нарушение работоспособности ядерной установки или пункта хранения, будет затруднено выполнение работниками ядерных установок или пунктов хранения своих служебных обязанностей либо будут иметь место иные угрозы безопасности населения, окружающей среды, здоровью, правам и законным интересам других лиц (ст. 39 Федерального закона от 21.11.1995 № 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии»).

Действия лиц, которые препятствуют проведению публичного мероприятия вблизи объектов религиозного культа, имеющих особое значение для верующих (объекты религиозного почитания, паломничества), либо ядерных пунктов и пунктов хранения, не могут быть квалифицированы по ст. 149 УК РФ независимо от способа их совершения.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 149 УК РФ, могут быть как должностные лица (в случае использования ими своих служебных полномочий), так и лица, таким статусом не обладающие (если способом совершения преступления выступает применение насилия или угроза его применения). В последнем случае субъектом преступления признается вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Цели и мотивы значения для квалификации не имеют.

§ 4. Преступления против социально-экономических прав и свобод человека и гражданина

Нарушение требований охраны труда (ст. 143 УК РФ). Право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, предусмотрено ч 3 ст. 37 Конституции РФ.

Каждый имеет право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (ч 1 ст. 37 Конституции РФ). Однако реализация права на труд может осуществляться в различных формах – как в форме самостоятельного (независимого) труда (такой труд характерен для предпринимательской деятельности, основанной на самостоятельном несении всех рисков), так и в форме несамостоятельного (зависимого) труда. В последнем случае речь идет о трудовых отношениях, в рамках которых человек (работник) подчиняется частному правопорядку работодателя и в силу этого не может в полной мере самостоятельно определять свое поведение, формы и способы выполнения действий, обусловленных исполнением трудовых обязанностей (функций). Состояние зависимости работника от его работодателя в трудовых отношениях предопределяет объект уголовно-правовой охраны преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ.

Объект преступных нарушений требований охраны труда – общественные отношения, обеспечивающие безопасность труда, т. е. состояние защищенности жизни и здоровья человека (работника) от вредных и опасных факторов производственной среды в условиях подчиненного (несамостоятельного) труда.

Дополнительный объект преступления – жизнь и здоровье человека (работника).

Потерпевшим от нарушения требований охраны труда является лицо, состоящее в трудовых отношениях (работник), которому при исполнении им своих трудовых обязанностей (индивидуальных трудовых функций) в результате нарушения таких требований причинены тяжкий вред здоровью или смерть.

Объективная сторона преступления предполагает нарушение требований охраны труда, под которыми в соответствии с примечанием к ст. 143 УК РФ понимаются государственные нормативные требования охраны труда, содержащиеся в федеральных законах и иных нормативных правовых актах РФ, законах и иных нормативных правовых актах субъектов РФ.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 2 Постановления от 29.11.2018 № 41 «О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных и иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов» (далее – Постановление № 41) отмечает, что суд обязан сослаться на конкретные пункты действующих нормативных правовых актов, нарушение которых повлекло указанные в законе последствия. Ссылка на локальные нормативные акты, содержащие нормы трудового права, может также указываться в судебном решении дополнительно, если они приняты в развитие соответствующих нормативных правовых актов, не противоречат им и не изменяют их содержание.

Состав нарушения требований охраны труда является материальным, а само преступление считается оконченным с момента наступления общественно опасных последствий: тяжкого вреда здоровью (ч 1 ст. 143 УК РФ) или смерти потерпевшего (ч 2 ст. 143 УК РФ) либо потерпевших (ч 3 ст. 143 УК РФ).

Причинение тяжкого вреда здоровью нескольких потерпевших в результате нарушения требований охраны труда подлежит квалификации по ч 1 ст. 143 УК РФ как одно преступление.

Установление причинной связи по делам о нарушениях требований охраны труда имеет особенности, поскольку последствия могут быть результатом взаимодействия ряда условий конкретного технологического процесса. Наступление общественно опасных последствий, как правило, связано не с воздействием самого виновного лица, а с воздействием вредных и опасных производственных факторов, которые это лицо вызывает или, наоборот, не предотвращает (при бездействии).

Роль потерпевшего в развитии причинной связи в рассматриваемых случаях имеет особое значение, поскольку собственное небрежное поведение пострадавшего может полностью исключать взаимосвязь в качестве причины и следствия между нарушениями требований охраны труда и наступлением последствий в виде тяжкого вреда здоровью или смерти. Пленум Верховного Суда РФ в п. 6 Постановления № 41 отмечает, что, если несчастный случай на производстве произошел только вследствие небрежного поведения самого пострадавшего, суд должен, при наличии к тому оснований, решить вопрос о вынесении оправдательного приговора.

Субъект нарушения требований охраны труда специальный – лицо, на которое возложены обязанности по их соблюдению. Однако согласно ст. 21 и 22 Трудового кодекса РФ от 30.12.2001 № 197-ФЗ (далее – ТК РФ) соблюдение требований по охране труда и обеспечению безопасности труда относится к обязанностям работника, тогда как работодатель обязан обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда. Некорректное использование формулировок в ст. 143 УК РФ создало условия для распространительного толкования нормы уголовного права, согласно которому ответственность за нарушение требований охраны труда могут нести лица, не выполняющие функции работодателя (его представителя), и, как следствие, для противоречивой правоприменительной практики.

Пленум Верховного Суда РФ в своих разъяснениях в п. 4 Постановления № 41 указал, что по смыслу ч 1 ст. 143 УК РФ субъектами данного преступления могут быть руководители организаций, их заместители, главные специалисты, руководители структурных подразделений организаций, специалисты службы охраны труда и иные лица, на которых в установленном законом порядке (в том числе в силу их служебного положения или по специальному распоряжению) возложены обязанности по обеспечению соблюдения требований охраны труда.

Таким образом, Верховный Суд РФ подчеркнул, что само по себе нарушение требований безопасности со стороны работников, повлекшее причинение тяжкого вреда здоровью или смерть потерпевшего (другого работника), не является достаточным основанием для квалификации деяния по ст. 143 УК РФ; необходимо установить исполнение виновным лицом функций (обязанностей) работодателя.

Субъективная сторона нарушения требований охраны труда характеризуется неосторожной формой вины.

Определенную сложность представляет отграничение нарушений требований охраны труда от других преступлений, связанных с нарушением специальных правил.

В п. 8 Постановления № 41 Пленум Верховного Суда РФ указывает, что вопрос об отграничении преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ, от преступлений, предусмотренных ст. 216 и 217 УК РФ, следует разрешать исходя из того, при производстве каких именно работ нарушены специальные правила. В случае если нарушение специальных правил (в том числе требований охраны труда) было допущено при производстве строительных и иных работ, а равно работ на опасных производственных объектах, то содеянное при наличии других признаков составов соответствующих преступлений должно квалифицироваться по ст. 216 или 217 УК РФ.

Иными словами, Пленум Верховного Суда РФ при отграничении нарушений требований охраны труда от преступлений, предусмотренных ст. 216 и 217 УК РФ, руководствуется двумя критериями: видом работ (ст. 216 УК РФ) или видом объекта (ст. 217 УК РФ). Вид специальных правил не предопределяет решения при отграничении рассматриваемых преступлений и носит вторичных характер.

В случае если нарушение требований охраны труда допускается при движении транспортных средств, отграничение от преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, должно осуществляться в зависимости от того, выполнялись ли при этом погрузочно-разгрузочные, строительные, дорожные, сельскохозяйственные и иные виды работ. При установлении факта отсутствия нарушения правил дорожного движения, в том числе в случае, когда соответствующие нарушения требований охраны труда допускаются при движении транспортных средств вне дорог, соответствующие деяния подлежат квалификации по ст. 143 УК РФ (либо по ст. 216, 217 УК РФ – при наличии признаков указанных преступлений) (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения»).

Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов (ст. 144 УК РФ). Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 в п. 1 ст. 10 закрепляет право каждого свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Согласно п. 4 ст. 29 Конституции РФ каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.

Непосредственный объект воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналистов – общественные отношения, обеспечивающие право на свободное распространение информации, собранной в установленном порядке.

Статья 144 УК РФ предназначена для обеспечения уголовно-правовой охраны тех лиц, для кого сбор и распространение информации является частью профессиональной деятельности, – журналистов. Последние в контексте указанной статьи УК РФ признаются потерпевшими.

Само понятие «журналист» раскрывается в ст. 2 Закона РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации». Под ним понимается лицо, занимающееся редактированием, созданием, сбором или подготовкой сообщений и материалов для редакции зарегистрированного средства массовой информации, связанное с ней трудовыми или иными договорными отношениями либо занимающееся такой деятельностью по ее уполномочию. Однако обращает на себя внимание то, что журналистами признаются только те лица, которые связаны в своей деятельности с зарегистрированными средствами массовой информации. В то же время в ст. 12 указанного Закона определены основания, при наличии которых регистрация средства массовой информации не требуется.

Тем не менее подобное ограничение объекта уголовно-правовой охраны, проистекающее из положений законодательства о средствах массовой информации, вполне оправданно, поскольку основания, по которым средства массовой информации не требуют регистрации, связаны с ограничением круга лиц, выступающих адресатами (получателями) информации.

Объективная сторона преступления может быть выражена в действиях, направленных на принуждение журналистов к распространению или к отказу от распространения информации. Если способом принуждения к распространению или к отказу от распространения информации выступает насилие над журналистом или его близким либо повреждение или уничтожение их имущества, а равно угроза применения насилия, соответствующие действия подлежат квалификации по ч 3 ст. 144 УК РФ.

По ч 1 ст. 144 УК РФ должны быть квалифицированы действия виновных лиц, выразившиеся в угрозах уничтожения или повреждения имущества, принадлежащего журналисту или его близким, распространения информации компрометирующего характера или иных сведений. По смыслу уголовного закона само по себе воспрепятствование законной деятельности журналистов может осуществляться иным способом, не связанным с психическим или физическим насилием.

Так, в соответствии с п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2010 № 16 «О практике применения судами Закона РФ “О средствах массовой информации”» требование обязательного предварительного согласования материалов или сообщений может быть законным, если оно исходит от главного редактора как от лица, несущего ответственность за соответствие требованиям Закона содержания распространенных материалов и сообщений. Законность подобного требования, исходящего от учредителя средства массовой информации, зависит от того, предусмотрена ли такая возможность в уставе редакции или заменяющем его договоре. В отсутствие соответствующих положений любое вмешательство учредителя в сферу профессиональной самостоятельности редакции и права журналиста незаконно.

Определение границ законности деятельности журналистов должно осуществляться с учетом положений ст. 4 Закона РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации», устанавливающих ограничения и запреты использования средств массовой информации. Действия, направленные на пресечение незаконной деятельности журналистов, не могут образовывать состав рассматриваемого преступления, но при определенных обстоятельствах квалифицируются как преступления против личности или против собственности.

Состав воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналистов является формальным.

Субъект преступления – вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Мотивы и цели преступления значения для квалификации не имеют.

Квалифицирующий признак преступления, предусмотренного ст. 144 УК РФ, – его совершение лицом с использованием служебного положения. Под использованием лицом служебного положения понимается использование не только его полномочий, но и иных возможностей, которыми обладает такое лицо в силу его служебного положения.

Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение лица, достигшего предпенсионного возраста (ст. 1441 УК РФ). Реализация права на труд для отдельных категорий граждан подвержена дополнительным рискам. К такой категории в ст. 1441 УК РФ отнесены лица, достигшие предпенсионного возраста.

Под предпенсионным возрастом в соответствии с примечанием к ст. 1441 УК РФ понимается возрастной период продолжительностью до пяти лет, предшествующий назначению лицу страховой пенсии по старости в соответствии с пенсионным законодательством РФ.

Объект преступления – общественные отношения, обеспечивающие недискриминационное трудоустройство и осуществление трудовых прав лицами, достигшими предпенсионного возраста.

Объективная сторона преступления может выражаться в необоснованном отказе в приеме на работу или необоснованном увольнении лица, достигшего предпенсионного возраста.

Отказ в приеме на работу должен признаваться необоснованным в тех случаях, когда лицо предпенсионного возраста соответствует предлагаемой работе по своим деловым качествам и установленным нормативным требованиям, но ему отказывают в трудоустройстве, при этом работодатель имеет вакансии и возможность трудоустройства.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 10 Постановления от 17.03.2004 № 2 «О применении судами РФ Трудового кодекса РФ» определил: под деловыми качествами работника следует, в частности, понимать способности физического лица выполнять определенную трудовую функцию с учетом имеющихся у него профессионально-квалификационных качеств (например, наличие определенной профессии, специальности, квалификации), личностных качеств работника (например, состояние здоровья, наличие определенного уровня образования, опыт работы по данной специальности, в данной отрасли). Работодатель вправе предъявить к лицу, претендующему на вакантную должность или работу, и иные требования, обязательные для заключения трудового договора в силу прямого предписания федерального закона либо необходимые в дополнение к типовым или типичным профессионально-квалификационным требованиям в силу специфики той или иной работы (например, владение одним или несколькими иностранными языками, способность работать на компьютере).

Само по себе достижение лицом предпенсионного возраста не предоставляет ему как кандидату дополнительных гарантий или преимуществ при трудоустройстве. Поэтому ответственность по ст. 1441 УК РФ наступает только в том случае, когда работодатель намеренно отказывает в приеме на работу по мотиву достижения лицом предпенсионного возраста, игнорируя наличие деловых качеств, необходимых знаний и навыков для занятия вакантной должности.

Субъект преступления специальный – вменяемое физическое лицо, наделенное полномочиями выступать в качестве работодателя (в случае трудовых отношений с индивидуальным предпринимателем или собственно физическим лицом) или от его имени (в случае трудовых отношений с юридическим лицом; как правило, речь идет о руководителе организации). При этом необходимо учитывать положения ст. 20 ТК РФ, согласно которой заключать трудовые договоры в качестве работодателей имеют право физические лица, достигшие 18 лет, при условии наличия у них гражданской дееспособности в полном объеме, а также лица, не достигшие указанного возраста, – со дня приобретения ими гражданской дееспособности в полном объеме.

Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной виной и прямым умыслом. Мотив является для данного состава преступления конститутивным признаком и может быть охарактеризован как дискриминационный, поскольку связан с личностью потерпевшего, его возрастом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

сообщить о нарушении