Коллектив авторов.

Уголовное право России. Особенная часть



скачать книгу бесплатно

Субъективная сторона. Все преступления против семьи и несовершеннолетних совершаются умышленно. Поскольку составы, включенные в гл. 20 УК, по конструкции формальны, необходимым является установление осознания субъектом социального смысла, общественной опасности деяния. Вопрос о возможности косвенного умысла в формальных составах является дискуссионным.[188]188
  Применительно к нормам гл. 20 УК противоположные мнения высказаны, например, А. Н. Игнатовым (Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2 т. / под ред. А. Н. Игнатова и Ю. А. Красикова. Т. 2. Особенная часть. М., 2005. С. 189–190) и А. Е. Якубовым (Курс уголовного права. Особенная часть. Учебник для вузов / под ред. Г. Н. Борзенкова и В. С. Комиссарова. Т. 3. М., 2002. С. 361).


[Закрыть]
Современная законодательная конструкция умысла не позволяет определить его виды в формальных составах, каковыми являются составы, включенные в гл. 20 УК. Можно лишь констатировать, что вина здесь является умышленной.

В отдельных составах преступлений против семьи и несовершеннолетних в качестве конститутивного признака может выступать также мотив: корыстные или иные низменные побуждения – конститутивные признаки в ст. 153–155 УК.

Законодатель оценивает общественную опасность преступных посягательств в отношении семьи и несовершеннолетних как сравнительно невысокую, относя их, как правило, к категориям преступлений небольшой и средней тяжести; лишь деяния, предусмотренные ч. 3, 4 ст. 150 и ч. 3 ст. 151 УК, являются тяжкими преступлениями.

В структуре современной российской преступности доля преступлений, предусмотренных составами, включенными в гл. 20 УК, невелика и составляет в среднем около 2 %. Наиболее распространенным среди них является злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК); доля этих посягательств среди преступлений рассматриваемой группы – около 60 %.[189]189
  При абсолютном преобладании среди них уклонения от уплаты алиментов на содержание детей.


[Закрыть]
Относительно распространено и вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений (ст. 150 УК) – до трети среди преступлений рассматриваемой группы. Третьим по распространенности является неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК). Доля преступлений данного вида незначительна, не более 3 %. Однако здесь статистика обнаруживает устойчивую негативную динамику.[190]190
  Принимая во внимание статистические данные о распространенности несчастных случаев с детьми, о самоубийствах подростков, детском травматизме, наркотизации и алкоголизации несовершеннолетних, о числе лиц, лишенных родительских прав, о неблагоприятной динамике беспризорности и безнадзорности, исследователи не без оснований полагают, что значительная часть преступлений против семьи и несовершеннолетних остается латентной.


[Закрыть]

§ 2.
Преступления, нарушающие интересы развития и социализации несовершеннолетних

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150 УК). В данной статье предусмотрена ответственность взрослого за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления.

Непосредственным объектом преступления являются общественные отношения, охраняющие социально-позитивное формирование личности несовершеннолетнего, его нравственное и психическое развитие. Общественная опасность преступного посягательства в этом случае определяется прежде всего влиянием вовлекателя на личность и поведение несовершеннолетнего, которое формирует у него социально-негативные качества личности, препятствует успешной социализации или создает соответствующую угрозу. В качестве дополнительного объекта может выступать здоровье, телесная неприкосновенность несовершеннолетнего (ч. 3 ст. 150 УК).

Объективная сторона. Объективную сторону образует вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления. Для раскрытия ее содержания необходимо уяснение ряда понятий, использованных в диспозиции ст. 150 УК.

Поскольку в норме речь идет о вовлечении в совершение преступления, криминализированным следует считать совершение действий, направленных на возбуждение у несовершеннолетнего желания, стремления совершить преступление или привлечение его к совершению преступного деяния. Пропаганда привлекательности жизни криминального мира, демонстрация преимуществ от противоправного поведения не образуют состава данного преступления, если они не связаны со склонением несовершеннолетнего в той или иной форме к участию в преступлении или к самостоятельному совершению преступного деяния.

Способ совершения данного преступления может быть любым, поскольку закон говорит об обещаниях, обмане, угрозах или ином способе. Согласно исследовательским данным, вовлечение чаще совершается путем предложения (43,7 %), уговоров (25 %), обещаний материальной выгоды (25 %), а также сочетания этих способов.[191]191
  Кушпель Е. В. Проблемы и специфика расследования и предупреждения преступлений против семьи и несовершеннолетних. Автореф. дис…. к. ю. н. Волгоград, 1998. С. 11.


[Закрыть]


У., будучи лицом, достигшим 18-летнего возраста, совершил преступления, предусмотренные п. «а», «б» ч. 2 ст. 158 (кражу, т. е. тайное хищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в иное хранилище) и ч. 1 ст. 150 УК (вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний и обмана) при следующих обстоятельствах. Находясь в переходе станции метрополитена, он подошел к Р. М. и поинтересовался его возрастом. Узнав, что тот является несовершеннолетним, У. предложил последнему совместно совершить хищение чужого имущества из торгового павильона, расположенного в переходе, мотивируя это безнаказанностью за совершение преступления для Р. М., так как он является несовершеннолетним, т. е. путем обмана, а также путем обещания передать ему часть похищенного имущества вовлек несовершеннолетнего Р. М. в совершение тайного хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в иное хранилище.[192]192
  http://судебныерешения.рф/bsr/case/802380.


[Закрыть]


Квалификация действий по ст. 150 УК возможна в случае, если действия по вовлечению совершаются в отношении лица, не достигшего совершеннолетия на момент вовлечения. При этом предшествующее вовлечению поведение несовершеннолетнего (совершение им преступлений, других антиобщественных поступков) не имеет значения для уголовно-правовой оценки действий вовлекателя.

Вопрос о моменте окончания данного преступления является дискуссионным. В литературе на этот счет высказывались различные мнения. Следует ли признать вовлечение состоявшимся, когда у подростка под влиянием действий вовлекателя возник умысел на совершение преступления,[193]193
  Уголовное право России. Учебник для вузов / под ред. А. Н. Игнатова и Ю. А. Кра сикова. Т. 2. С. 185 (автор главы «Преступления против семьи и несовершеннолетних» – А. Н. Игнатов).


[Закрыть]
или момент окончания преступления следует связывать с тем, что подросток начал участвовать в преступлении, в которое его вовлекал виновный,[194]194
  См., напр.: Курс советского уголовного права / под ред. А. А. Пионтковского, П. С. Ромашина, В. М. Чхеидзе. Т. VI. М., 1971. С. 365.


[Закрыть]
либо сами действия, направленные на возбуждение желания совершить преступление, образуют состав вне зависимости от того, насколько успешными они оказались?[195]195
  Любавина М. А. Комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» / под общ. ред. А. Н. Попова. СПб., 2012.


[Закрыть]
Думается, последний из названных подходов в большей степени отражает содержание общественной опасности действий, предусмотренных ст. 150 УК.

Ранее такую позицию разделял и Пленум Верховного Суда РФ, указывая, что вовлечение следует признавать оконченным с момента его совершения, независимо от того, совершил ли несовершеннолетний преступление.[196]196
  Пункт 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» (БВС РФ. 2000. № 4).


[Закрыть]
В настоящее время позиция Пленума претерпела изменение: судебным органам предлагается считать данное преступное деяние оконченным с момента совершения несовершеннолетним преступления, покушения на преступление или приготовления к нему, а в случае ненаступления таких последствий по не зависящим от вовлекателя обстоятельствам его действия предлагается квалифицировать по ч. 3 ст. 30, ст. 150 УК как покушение на вовлечение в совершение преступления.[197]197
  Пункт 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» (БВС РФ. 2011. № 4).


[Закрыть]

Объективной стороной данного преступления охватывается лишь вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления; совместное участие взрослого вовлекателя в совершении преступления с несовершеннолетним требует самостоятельной уголовно-правовой оценки как соисполнительства либо как соучастия в форме организаторства, подстрекательства или пособничества. Если вовлеченный в преступление несовершеннолетний не подлежит уголовной ответственности в силу недостижения возраста или иных обстоятельств, согласно ч. 2 ст. 33 УК единственным исполнителем преступления является взрослый вовлекатель, независимо от того, действовали ли они совместно, или объективную сторону преступления выполнял лишь несовершеннолетний.[198]198
  Пункт 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» (БВС РФ. 2011. № 4).


[Закрыть]

Субъект данного преступления является специальным: это физическое вменяемое лицо, достигшее 18 лет.

С субъективной стороны преступление является умышленным. Лицо сознательно, понимая социальный смысл своих действий и желая совершить их, угрозами, уговорами, обещаниями или иным способом вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления.

Самостоятельного рассмотрения заслуживает вопрос о субъективном отношении виновного к несовершеннолетию вовлекаемого, поскольку именно этот признак обусловливает общественную опасность и сам факт криминализации этого деяния. Между тем позиция законодателя не определена здесь с достаточной однозначностью. Имеет ли место преступление, предусмотренное ст. 150 УК, если взрослый не знал достоверно о несовершеннолетии вовлекаемого, а лишь допускал такую возможность? Большинство авторов отмечают, что для квалификации действий по ст. 150 УК необходимой является осведомленность субъекта о возрасте потерпевшего, осознание того, что он является несовершеннолетним, поскольку в умышленном преступлении отношение к отдельным элементам деяния может быть только умышленным. Сознательное же допущение согласно ст. 25 УК может быть относимо лишь к последствиям.

Такой позиции придерживается в настоящее время и Пленум Верховного Суда РФ, указывая: «Следует устанавливать, осознавал ли взрослый, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления… Если взрослый не осознавал этого, он не может привлекаться к ответственности по ст. 150 УК».[199]199
  Пункт 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» (БВС РФ. 2011. № 4).


[Закрыть]

Квалифицирующий признак ч. 2 ст. 150 УК – совершение преступления родителем, педагогическим работником либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего. Субъектом здесь являются лица, осуществляющие функции воспитания в отношении данного несовершеннолетнего: родители, опекуны, попечители, педагоги образовательных, воспитательных, лечебных учреждений.

Часть 3 ст. 150 УК предусматривает повышенную уголовную ответственность за вовлечение, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения. Вопрос об объеме физического насилия, охватываемого составом ч. 3 ст. 150 УК, решается в литературе различно. Одни авторы полагают, что вреда здоровью состав не охватывает,[200]200
  См., напр.: Пудовочкин Ю. Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних по российскому уголовному праву. СПб., 2002. С. 116; Курс уголовного права. Особенная часть / под ред. Г. Н. Борзенкова и В. С. Комиссарова. Т. 3. С. 367 (автор главы «Преступления против семьи и несовершеннолетних» – А. Е. Якубов).


[Закрыть]
другие включают в него, наряду с побоями, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью.[201]201
  См., напр.: Красиков А. Н. Преступления против личности. Саратов, 1999. С. 166.


[Закрыть]
Позиция Пленума Верховного Суда РФ по этому вопросу не определена. Сопоставительный анализ с нормами гл. 16 УК позволяет сделать вывод о том, что диспозиция данной нормы охватывает применение в отношении несовершеннолетнего психического насилия, понимаемого как угроза применением любого физического насилия, а также причинение побоев, легкого и средней тяжести вреда здоровью, поскольку эти деяния оцениваются законом как менее тяжкие, чем преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 150 УК. Однако причинение тяжкого вреда здоровью требует дополнительной квалификации как соответствующее преступление против личности.

Особо квалифицированный состав данного преступления, предусмотренный ч. 4, образуют, по существу, три признака: деяние, связанное с (1) вовлечением несовершеннолетнего в преступную группу либо (2) в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, а также (3) в совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Поскольку понятия преступной группы закон не раскрывает, признак вовлечения несовершеннолетнего в преступную группу толкуется в литературе неоднозначно. Иногда его рассматривают как охватывающий вовлечение во все формы совместной преступной деятельности, что представляется проблематичным.[202]202
  Курс уголовного права. Особенная часть / под ред. Г. Н. Борзенкова и В. С. Комиссарова. Т. 3. С. 366 (автор главы «Преступления против семьи и несовершеннолетних» – А. Е. Якубов).


[Закрыть]
Поддержки заслуживает предложение о том, что было бы уместно придерживаться традиционной для российского уголовного закона логики дифференциации наказания, отнеся признак «вовлечение в группу лиц по предварительному сговору» к квалифицированным видам данного преступления, а вовлечение в организованную группу, преступное сообщество – к особо квалифицированным.[203]203
  Пухтий Е. Е. Преступления против семьи и несовершеннолетних: вопросы техники конструирования составов и дифференциации ответственности. Автореф. дис…. к. ю. н. Ярославль, 2004. С. 23.


[Закрыть]

Характеристика признака «вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы» совпадает с характеристикой аналогичного признака преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 105 УК.

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (ст. 151 УК). Состав данного преступления по конструкции и содержанию ряда признаков близок к ст. 150 УК: тождественны объект уголовно-правовой охраны, признаки субъекта, субъективной стороны, квалифицированные виды, предусмотренные ч. 2 и 3. Сущностное же различие посягательств состоит в том, что общественные отношения, охраняющие нормальное развитие, социализацию несовершеннолетних, защищаются нормой ст. 151 УК путем криминализации вовлечения несовершеннолетнего в антиобщественное поведение непреступных видов: в систематическое употребление алкогольной и спиртосодержащей продукции, одурманивающих веществ, в занятие бродяжничеством или попрошайничеством.

Общественная опасность вовлечения несовершеннолетнего в систематическое употребление алкогольной и спиртосодержащей продукции, одурманивающих веществ обусловлена тем, что в силу возрастных особенностей организма зависимость от них в несовершеннолетнем возрасте формируется значительно быстрее, чем у взрослых, приводя к алкоголизму и токсикомании; под воздействием спиртосодержащих, одурманивающих веществ подросток особенно быстро утрачивает контроль за своим поведением, а длительная, многократная интоксикация ведет к деформации внутренней сферы личности, формирует вредные для физического и нравственного здоровья привычки.

Понятие систематичности в законе не раскрывается, в уголовном праве под системой действий традиционно понимается их совершение три и более раз.[204]204
  В ст. 6.10 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в употребление алкогольной и спиртосодержащей продукции и одурманивающих веществ. Таким образом, признак систематичного вовлечения является криминализирующим такие действия по ст. 151 УК. Аналогично подходит к пониманию систематичности действий и Верховный Суд РФ (см. п. 36 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. № 1).


[Закрыть]
Объективную сторону образует в этом случае система фактов по вовлечению несовершеннолетнего в употребление спиртосодержащих или одурманивающих веществ (предложение, склонение, уговоры), независимо от достижения результата. Единичный факт или двукратное склонение несовершеннолетнего к потреблению алкоголя или одурманивающих веществ являются покушением на преступление лишь при установлении умысла вовлекателя на систематическое совершение таких действий.

К спиртосодержащей продукции относится как пищевая, так и непищевая продукция, содержащая этиловый спирт более 0,5–1,5 % объема.[205]205
  Федеральный закон от 22 ноября 1995 г. № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» // СЗ РФ. 1995. № 48. Ст. 4553.


[Закрыть]
Это может быть алкогольная продукция, такая как вино, водка, пиво или напитки, изготавливаемые на основе пива, или спиртосодержащая непищевая продукция, например, парфюмерно-косметическая. Поскольку криминализация рассматриваемых действий, их общественная опасность связываются законом с системой действий в отношении несовершеннолетнего, одновременное однократное их совершение в отношении нескольких подростков, как и многократные действия, совершаемые каждый раз в отношении другого несовершеннолетнего, состава данного преступления не образуют.

Одурманивающие вещества – это вещества, не включенные в список наркотических и психотропных веществ и не являющиеся алкогольными напитками, которые способны вызвать одурманивание, т. е. эффект подобного им действия. К одурманивающим веществам относят лекарственные средства, кроме содержащих наркотические и психотропные вещества, бытовые ядохимикаты, клеи и т. п. Ответственность за склонение несовершеннолетнего к потреблению наркотических и психотропных веществ предусмотрена ч. 3 ст. 230 УК.

Термины «бродяжничество», «попрошайничество» в настоящее время используются уголовным законом лишь в диспозиции ст. 151 УК как обозначение видов деятельности, вовлечение в которые препятствует нормальному развитию и социализации несовершеннолетних. Хотя содержание этих понятий в законе не раскрывается, теорией и практикой они трактуются однозначно. УК РСФСР бродяжничество и попрошайничество рассматривались как преступления, посягающие на общественный порядок, представление об их содержании у правоприменителей сформировано.

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 28 июня 1973 г. № 10[206]206
  Сборник Постановлений Пленума ВС СССР 1924–1977 гг. Ч. 2. М., 1981. С. 310.


[Закрыть]
разъясняло, что под бродяжничеством следует понимать перемещение в течение длительного времени из одного населенного пункта в другой либо в пределах одного города лица, не имеющего постоянного места жительства или оставившего его; занятие попрошайничеством – это систематическое выпрашивание у посторонних лиц денег, продуктов питания, одежды, других материальных ценностей. Как следует из приведенных выше определений, бродяжничество и попрошайничество также представляют собой систематические действия. В отличие от вовлечения в систематическое употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ система действий при вовлечении в бродяжничество или попрошайничество может выражаться не только в многократности отдельных поведенческих актов, но и в определенной линии поведения, состоящей в его продолжительности.

Примечание к ст. 151 УК декриминализирует случаи вовлечения несовершеннолетнего в занятие бродяжничеством, если это совершено родителем вследствие стечения тяжелых жизненных обстоятельств, вызванных утратой источника средств существования или отсутствием места жительства.[207]207
  Эта норма, по сути, легализует в уголовно-правовом смысле ситуацию чрезвычайного социального неблагополучия части населения, вызванного объективными обстоятельствами, в силу которых родители несовершеннолетних не имеют жилья и источника средств существования. Декриминализация действий родителей в таких случаях, как представляется, не является достаточно обоснованной, так как согласно ст. 13–15 Федерального закона от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» несовершеннолетние, оказавшиеся в тяжелой жизненной ситуации, в зависимости от ее специфики и возраста несовершеннолетних могут быть временно помещены в школы-интернаты, детские дома, специальные учебно-воспитательные учреждения открытого типа, социальные приюты, центры помощи и т. п.


[Закрыть]

Розничная продажа несовершеннолетним алкогольной продукции (ст. 1511 УК). Указанные действия криминализированы сравнительно недавно.[208]208
  Статья введена Федеральным законом от 21 июля 2011 г. № 253-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части усиления мер по предотвращению продажи несовершеннолетним алкогольной продукции» (СЗ РФ. 2011. № 30 (ч. 1). Ст. 4601).


[Закрыть]
Общественная опасность преступного посягательства определяется тем, что лица, осуществляющие розничную продажу алкогольной продукции, игнорируя законодательный запрет (ч. 2.1 ст. 14.16 КоАП РФ), способствуют формированию у подростков социально-негативной привычки, посягая таким образом на их нормальное нравственное и физическое развитие.

Непосредственным объектом преступления являются общественные отношения, охраняющие социально-позитивное формирование личности детей, подростков и юношества, их нравственное и психическое развитие. При этом закон направлен на противодействие распространению среди несовершеннолетних любой продукции, содержащей алкоголь, независимо от ее крепости или иных характеристик.

Объективную сторону преступления образует отпуск алкогольной продукции несовершеннолетним по договорам розничной купли-продажи, совершенный неоднократно. К алкогольной продукции относится пищевая продукция, которая произведена с использованием или без использования этилового спирта, с содержанием этилового спирта более 0,5 % объема готовой продукции. Алкогольная продукция, таким образом, включает в себя не только водку, вино, винные напитки, но и пиво, и напитки, изготавливаемые на его основе.[209]209
  Федеральный закон от 18 июля 2011 г. № 218-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции” и отдельные законодательные акты РФ и признании утратившим силу Федерального закона “Об ограничениях розничной продажи и потребления (распития) пива и напитков, изготавливаемых на его основе”» // СЗ РФ. 2011. № 30 (ч. 1). Ст. 4566.


[Закрыть]

Согласно примечанию к ст. 1511 УК неоднократность розничной продажи несовершеннолетнему алкогольной продукции образует ее продажа лицом, которое ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние, в течение 180 дней. Таким образом, преступление окончено с момента повторной продажи алкогольной продукции несовершеннолетнему лицом, которое ранее привлекалось к административной ответственности.


Т., будучи привлеченной к административной ответственности по ч. 2.1 ст. 14.16 КоАП РФ за розничную продажу несовершеннолетнему алкогольной продукции, через три месяца, т. е. до истечения 180 дней после совершения правонарушения, вновь умышленно продала пиво несовершеннолетней Б.[210]210
  http://rospravosudie.com/court-kolpinskij-rajonnyj-sud-gorod-sankt-peterburg-s/act-106893696.


[Закрыть]


Субъект данного преступления является специальным: это физические лица, в силу трудовых отношений осуществляющие отпуск алкогольной продукции покупателям по договорам розничной купли-продажи (продавцы), индивидуальные предприниматели, осуществляющие ту же деятельность. Лица, распространяющие алкогольную продукцию среди несовершеннолетних и не обладающие данным признаком (например, продающие содержащую алкоголь продукцию домашнего приготовления), не являются субъектами данного преступления, при наличии соответствующих признаков они подлежат ответственности по ст. 151 УК.

Должностные лица организаций, индивидуальные предприниматели, непосредственно не осуществлявшие продажу алкогольной продукции несовершеннолетнему, но способствовавшие этому либо подстрекавшие продавца к совершению преступления, могут выступать в качестве организаторов, подстрекателей, пособников к совершению данного преступления; их действия квалифицируются по ст. 1511 УК со ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК.

Субъективная сторона преступления характеризуется умыслом. Лицо сознает, что совершает розничную продажу несовершеннолетнему алкогольной продукции неоднократно и желает совершить данные действия.

Подмена ребенка (ст. 153 УК). Непосредственным объектом данного преступления являются не только общественные отношения, охраняющие права и интересы ребенка (его право на нормальное нравственное развитие, воспитание и проживание в родительской семье), но и права и законные интересы родителей, установленные гл. 12 Семейного кодекса РФ (далее – СК).

На практике преступления этого вида встречаются редко: единичные факты их совершения регистрируются в России не каждый год. Вопрос о возрасте потерпевшего как о конститутивном признаке состава здесь существен. Как отмечалось выше, в нормах данной главы понятия «дети», «ребенок» используются наряду с понятием «несовершеннолетний» для обозначения лиц возрастной группы до 18 лет. Однако дети с достаточно раннего возраста уже обладают неповторимыми индивидуальными признаками, которые, скорее всего, исключают возможность подмены. Поэтому в литературе обычно отмечается, что подмена возможна лишь в отношении новорожденного. На этой предпосылке основывается и предложение по уточнению понятийного аппарата нормы путем замены термина «ребенок» на «новорожденный ребенок».[211]211
  Пухтий Е. Е. Преступления против семьи и несовершеннолетних… С. 16.


[Закрыть]
Шире подходит к определению потерпевшего Ю. А. Красиков: он связывает возможность подмены с неосознанием этого факта самим несовершеннолетним в силу возраста или отставания в развитии.[212]212
  Красиков Ю. А. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. Саратов, 1996. С. 201.


[Закрыть]



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22