Коллектив авторов.

Русско-турецкая война: русский и болгарский взгляд. 1877-1878. Сборник воспоминаний



скачать книгу бесплатно

В России эти события вызвали отклик в самых широких массах: собирались пожертвования, отправлялись военные госпитали, возникло массовое добровольческое движение. «Кто из нас не помнит этого замечательного времени. Нет деревушки, которая не слышала бы о «добровольцах»; нет города, в котором толпы народа не провожали бы их с благословениями и пожеланиями. Помещик, мужик от сохи, отставной солдат, офицер – все потянулись на войну, где рядом с кровью братьев-сербов лилась уже русская кровь», – вспоминал современник[76]76
  Цит. по: Кочуков С. А. Русский солдат в балканском кризисе середины 70-х годов XIX века // Известия Саратовского университета. 2011. Т. 11. Сер. История. Международные отношения. Вып. 2. Ч. 1. С. 76.


[Закрыть]
. Во главе сербской армии встал генерал-майор в отставке, «лев Ташкента» М. Г. Черняев. Всего порядка пяти тысячи русских добровольцев сражались против турок. Среди них присутствовали и офицеры, которым сохранялись чины и очередность продвижения по службе. Они укрепили милиционную армию Сербии, но этого было недостаточно. Войска султана одерживали победы, и лишь угроза Петербурга вмешаться в войну предотвратила разгром королевства.

* * *

Параллельно дипломаты искали пути выхода из кризиса. Канцлер Горчаков стремился к договоренности с Австро-Венгрией и считал, что личная встреча императоров сможет тому поспособствовать. Августейшие особы увиделись 8 июля (26 июня) в замке Рейхштадт. Переговоры не завершились подписанием соглашения, на нем была достигнута устная договоренность, и позднее каждая сторона зафиксировала собственный вариант результатов встречи и настаивала на нем. Но дальнейшие маневры как Петербурга, так и Вены и остальных столиц великих держав на дипломатическом поприще не давали результатов. В российских правящих кругах набирала все большую силу «партия действия». Осенью 1876 г. войскам трех военных округов было предписано готовиться к мобилизации.

В ноябре – декабре 1876 г. мелькнул последний луч надежды на благополучный исход затянувшейся переговорной одиссеи. Собравшиеся в Константинополе представители держав под председательством Н. П. Игнатьева договорились (без турецкого участия) о программе реформ, являвшихся, по мнению Горчакова, приемлемым минимумом, – предусматривалось объединение Боснии и Герцеговины, разделение Болгарии на Восточную и Западную со столицами в Тырново и Софии. Им гарантировалась местная администрация, свобода вероисповедания, равенство прав христиан и мусульман.

3 января 1877 г. (23 декабря 1876 г.), едва конференция официально открылась, прозвучал пушечный салют, и представитель султана радостно возвестил, что его величество даровал верноподданным конституцию, в которой предоставил им всем, независимо от религии, широкие права, и, стало быть, ни в каком особом попечении болгары, боснийцы и герцеговинцы не нуждаются

по: Виноградов В. Н. Б" id="a_idm140232746220832" class="footnote">[77]77
  Цит. по: Виноградов В. Н. Балканская эпопея князя А. М. Горчакова. М., 2005. С. 214.


[Закрыть]
. Нигде эти обещания не были приняты всерьез, но они лишали дипломатическое вмешательство формального обоснования.

В России общественное мнение оказывало сильнейшее давление на царя и его окружение. Газеты пестрели призывами к войне, поддался общему порыву Ф. М. Достоевский: «На войну! Мы всех сильнее!» Да и бесконечно содержать ударную армию, сосредоточенную в Бессарабии еще в ноябре 1876 г. и приготовленную для броска на Балканы, Россия не могла. 24 (12) апреля 1877 г. Александр II[78]78
  Александр II (1818–1881) – император Всероссийский. Во время Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. находился в действующей армии на Европейском театре военных действий.


[Закрыть]
подписал в Кишиневе[79]79
  Кишинев – административный центр Бессарабской губернии, в котором находилась главная квартира действующей армии до выступления в поход.


[Закрыть]
манифест о войне. По своим побудительным мотивам это была, как писал Достоевский, народная война, итог давления общественности на власть[80]80
  Виноградов В. Н. Балканская эпопея князя А. М. Горчакова. С. 209.


[Закрыть]
. В официальных документах Генерального штаба ее цели формулировались так: «Вырвать из власти турок ту страну, Болгарию, в которой они совершили столько злодейств».

* * *

Военная кампания 1877–1878 гг. План военной кампании против Турции разрабатывался генерал-лейтенантом Н. Н. Обручевым[81]81
  Обручев Николай Николаевич (1830–1904) – русский военный деятель, один из ключевых сподвижников Д. А. Милютина во время проведения военных реформ 1860–1870 гг. Перед русско-турецкой войной 1877–1878 гг. считался одним из главных специалистов в русской армии по Балканскому театру военных действий.


[Закрыть]
, который к середине 1870-х гг. постепенно становится правой рукой военного министра Д. А. Милютина[82]82
  Милютин Дмитрий Алексеевич (1816–1912) – русский военный деятель, военный министр (1861–1881), основной разработчик военных реформ 1860–1870-х гг. Перед русско-турецкой войной 1877–1878 гг. выступал за активные действия против Турции. Во время войны находился при Александре II.


[Закрыть]
. Обручев делал ставку на решительность и хотел, чтобы русская армия избежала затяжной позиционной войны. «Мы должны перейти Дунай, так сказать, мгновенно, – говорилось в плане, – затем разом очутиться за Балканами, а из укрепленных пунктов брать только то, что безусловно необходимо для ограждения нашего тыла»[83]83
  Газенкампф М. А. Мой дневник. 1877–1878. СПб., 1908. Приложение 1. С. 2.


[Закрыть]
. Затем, «решаясь занимать часть Болгарии с долиной Марицы и Адрианополем[84]84
  Адрианополь – ныне Эдирне, город в Турции.


[Закрыть]
включительно, надо быть готовым (выделено в оригинале. – Прим. ред.) и к следующей, еще более энергичной мере побуждения турок, т. е. к удару на самый Константинополь»[85]85
  Газенкампф М. А. Приложение 1. С. 1.


[Закрыть]
. Кавказскому театру отводилась вспомогательная роль.

Впрочем, план Обручева не являлся обязательным к выполнению и подвергся существенной корректировке. Если изначально планировалось привлечь к действиям за Дунаем шесть корпусов (около 300 тысяч человек), то в действительности в начале войны в распоряжении главнокомандующего великого князя Николая Николаевича Старшего[86]86
  Великий князь Николай Николаевич Старший (1831–1891) – сын императора Николая I, брат Александра II, русский военный деятель. С 1864 г. командовал войсками Петербургского военного округа. Во время русско-турецкой войны 1877–1878 гг. – генерал-фельдмаршал, главнокомандующий действующей армией на Европейском театре военных действий.


[Закрыть]
оказалось лишь четыре корпуса (около 200 тысяч человек). Этих сил было недостаточно для решения поставленной задачи[87]87
  Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877–1878 гг. на Балканском полуострове. Вып. 10а. СПб., 1898. С. 30–31; Айрапетов О. Р. Забытая карьера «русского Мольтке»: Николай Николаевич Обручев (1830–1904). СПб., 1998. С. 146–149.


[Закрыть]
.

Выбор Николая Николаевича в качестве главнокомандующего в начале войны вызвал полное одобрение в военной среде, однако в ходе боевых действий сказалась его недостаточная опытность в самостоятельном командовании, а штаб великого князя, возглавляемый генералом от инфантерии А. А. Непокойчицким[88]88
  Непокойчицкий Артур Адамович (1813–1881) – русский военный деятель, генерал от инфантерии, участник Кавказской войны, Венгерской кампании 1849 г., Крымской войны 1853–1856 гг., русско-турецкой войны 1877–1878 гг. В 1860-е гг. – председатель военно-кодификационной комиссии, член Военного совета; начальник штаба главнокомандующего великого князя Николая Николаевича. По многочисленным свидетельствам, проявил себя как малоэнергичный руководитель штаба.


[Закрыть]
и его помощником полковником К. В. Левицким[89]89
  Левицкий Казимир Васильевич (1835–1890) – русский военный деятель. До русско-турецкой войны 1877–1878 гг. преподавал в Николаевской академии Генерального штаба; во время войны генерал-майор, помощник начальника полевого штаба действующей армии на Европейском театре военных действий. Впоследствии генерал-лейтенант.


[Закрыть]
, заслужил массу нареканий из-за плохой организации штабной работы и ошибок в планировании операций[90]90
  Вълков Г. Българското опълчение. С., 1983; Гурко И. В. Записки о кампании 1877–1878 гг. // Русский орел на Балканах: Русско-турецкая война 1877–1878 гг. глазами современников. Записки и воспоминания. М., 2001. С. 198; Газенкампф М. А. Мой дневник… С. 43–44, 91; Нагловский Д. С. Кишеневское сиденье (Из дневника) // Русская старина. 1902. № 11. С. 245–246; Боткин С. П. Письма С. П. Боткина из Болгарии 1877 г. СПб., 1893. С. 122.


[Закрыть]
.

Таким образом, еще до начала кампании были приняты решения, ставившие русскую армию в непростые условия: ни количество сил, ни Верховное командование не соответствовали поставленным задачам.

24 (12) апреля 1877 г. Османской империи была объявлена война, и русские войска, по соглашению с румынским правительством, вошли на территорию Румынии. Вместе с русскими на войну отправлялись и болгарские добровольцы, из которых было сформировано шесть дружин[91]91
  О болгарском обществе см.: подробнее, Дойнов Ст. Българската общественост и Руско-турската освободителна война (1877–1878). С., 1978; Генов Ц. Освободителната война 1877–1878. С., 1978.


[Закрыть]
. Командование над Болгарским ополчением[92]92
  Болгарское ополчение – часть русской армии, сформированная в 1877 г. из болгарских добровольцев под командованием русских офицеров (в том числе и болгарского происхождения). Состояла из шести дружин пятиротного состава.


[Закрыть]
было доверено русскому генералу Н. Г. Столетову[93]93
  Столетов Николай Григорьевич (1831–1912) – русский военачальник, участник Крымской войны 1853–1856 гг., туркестанских походов и русско-турецкой войны 1877–1878 гг. Помимо военной занимался дипломатической и научной деятельностью. В октябре 1876 г., перед началом войны, в чине генерала-майора Николай Григорьевич назначен начальником Болгарского ополчения, которое и сформировал численностью в 5000 человек. Со своим отрядом принимал участие в обороне Шипки, командовал авангардом генерала М. Д. Скобелева при Шейново. Впоследствии генерал от инфантерии.


[Закрыть]
. Делегация города Самары вручило болгарам знамя – красно-бело-синее полотнище с крестом. Сейчас Самарское знамя почитается в Болгарии как национальная святыня.

В мае 1877 г. действующая армия заняла территорию Румынии, и началась подготовка к переправе через Дунай. Моряки провели минирование русла Дуная, в ходе которого отличились лейтенанты А. П. Шестаков[94]94
  Шестаков Александр Павлович (1848–1903) – герой русско-турецкой войны 1877–1878 гг. Вместе с Ф. В. Дубасовым стал первым кавалером ордена Св. Георгия в ходе войны; дослужился до звания контр-адмирала.


[Закрыть]
и Ф. В. Дубасов[95]95
  Дубасов Федор Васильевич (1845–1912) – герой русско-турецкой войны 1877–1878 гг., военно-морской теоретик. В 1897–1899 гг. командовал Тихоокеанской эскадрой. Руководил подавлением Декабрьского вооруженного восстания в Москве в 1905 г.; в 1906 г. ранен при покушении.


[Закрыть]
со своими подчиненными, потопившие турецкий монитор. Трофеем русских моряков стало турецкое знамя, а их подвиг, первый в этой войне, стал широко известен в России и за рубежом.

Традиционно боевые действия Русско-турецких войн в конце XVIII – начале XIX в. развивались главным образом в нижнем течении Дуная. Простота морского снабжения армии сравнительно с сухопутным заставляла русскую армию тяготеть к побережью Черного моря. Однако из-за того, что после Крымской войны 1853–1856 гг. Россия не успела восстановить Черноморский флот, вариант снабжения войск по морю отпадал. С другой стороны, переправа в среднем течении Дуная сулила определенные выгоды. Русская армия с запада обходила мощный четырехугольник турецких крепостей Рущук (Русе)[96]96
  Здесь и далее в скобках даны современные названия населенных пунктов и других топонимов.


[Закрыть]
– Шумла (Шумен) – Силистрия (Силистра) – Варна[97]97
  Варна – город в турецкой Болгарии, важный черноморский порт. Население в 1877 г. – около 24 000 человек.


[Закрыть]
, в котором располагалась бо?льшая часть турецких войск, и избегала операций в малонаселенном районе Добруджи, где было проблематично снабжать армию водой и продовольствием. Стратегические и политические мотивы требовали переправы через Дунай в промежутке между Видином и Силистрией. Все это было учтено в плане Обручева.

Местом переправы был избран участок Зимница (Зимнича)[98]98
  Зимнича (Зимница) – ныне город Зимнича, Румыния – населенный пункт на реке Дунай, рядом с которым в июне 1877 г. русская армия форсировала реку. Напротив него находится город Свиштов (Систово). Население города в 1877 г. составляло около 3000–4000 человек.


[Закрыть]
– Систово (Свиштов)[99]99
  Систово – ныне город Свиштов в Болгарии. В районе Систово в 1877 г. русские войска высадились на болгарском берегу при форсировании Дуная.


[Закрыть]
, где лежит самая южная точка течения Дуная. Отсюда было ближе всего до Шипкинского (Шипченского) перевала через Балканский хребет[100]100
  Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 2344. Оп. 2. Д. 251. Л. 70; Сборник материалов по Русско-турецкой войне… Вып. 23. С. 41–44, 60.


[Закрыть]
. Этот перевал изначально намечался в качестве ворот, через которые русская армия должна пройти к Константинополю.

В ночь на 27 (15) июня 1877 г. 14-я пехотная дивизия генерал-майора М. И. Драгомирова[101]101
  Драгомиров Михаил Иванович (1830–1905) – русский военный деятель, генерал-адъютант, генерал от инфантерии. Родился в Конотопе в семье офицера польского происхождения. Закончил Киевское военное училище и Николаевскую военную академию. Еще до 1877 г. был известен как яркий военный теоретик. Выполнял миссии за границей. Во время русско-турецкой войны 1877–1878 гг. генерал-майор, командующий 14-й пехотной дивизией; командовал русскими войсками при переправе через Дунай в июне 1877 г., тяжело ранен при обороне Шипкинского перевала 12 (24) августа 1877 г. В 1878–1889 гг. возглавлял Николаевскую академию Генерального штаба, превратив ее в передовое образовательное учреждение, центр военной теоретической мысли России. В 1889–1903 гг. был командующим Киевским военным округом. После ухода на пенсию стал членом Государственного совета. Художник И. Е. Репин рисовал его как персонажа известной картины «Запорожские казаки пишут письмо турецкому султану» (1891 г.).


[Закрыть]
при поддержке других частей с боем переправилась через Дунай в районе болгарского города Систово. Первое крупное столкновение русских и турецких войск на Балканском театре окончилось блестящим успехом русского оружия. Переправа прошла с умеренными потерями, и саперы принялись наводить мосты для основных сил действующей армии. Довольно быстро на другом берегу было сосредоточено до 120 тысяч человек[102]102
  Остапов А. 14-я пехотная дивизия в войну 1877–1878 гг. (Из записок участника) // Военный сборник. 1881. № 12. С. 362–418; Цуриков С. А. Воспоминания о войне 1877–1878 годов // Исторический вестник. 1901. Т. 83. Январь. С. 118–140; Февраль. С. 536–558; Т. 84. Апрель. С. 429–431; Соболев С. Русско-турецкая война в Болгарии 1877–1878 // Русская старина. 1887. Т. 54. Июнь. С.761–784; Т. 55. Июль. С. 183–200; Август. С. 339–376; Моторный [И. Г.] Переправа через Дунай 15-го июня 1877 г. 2-й стрелковой роты Минского полка // Военный сборник. 1883. № 6. С. 171–216.


[Закрыть]
.

Чтобы обеспечить движение к Константинополю, великий князь Николай Николаевич выставил заслоны к западу и востоку. Командование Западным отрядом принял генерал-лейтенант Н. П. Криденер[103]103
  Криденер (Крюденер) Николай Павлович (1811–1891) – барон, русский военный деятель, участник подавления Польского восстания 1863 г. В чине генерал-лейтенанта во время русско-турецкой войны 1877–1878 гг. командовал 9-м армейским корпусом. Впоследствии стал генералом от инфантерии. После войны занимал пост помощника командующего Варшавским военным округом.


[Закрыть]
, который обложил крепость Никополь (Никопол)[104]104
  Никополь (ныне Никопол) – город в Турции, затем – в Болгарии. В 1877 г., будучи крепостью, был взят русскими войсками генерала Криденера.


[Закрыть]
. Восточный фланг армии прикрыл Рущукский отряд, который возглавил цесаревич Александр Александрович (будущий Александр III[105]105
  Александр III (1845–1894) – император Всероссийский. Во время русско-турецкой войны 1877–1878 гг. – цесаревич, наследник престола, генерал-лейтенант, командующий Рущукским (Восточным) отрядом.


[Закрыть]
), в задачу которого входило обложить и, по возможности, взять крепость Рущук.

Наступление начал Передовой отряд под командованием генерал-лейтенанта И. В. Гурко[106]106
  Гурко (Ромейко-Гурко) Иосиф Владимирович (1828–1901) – русский военачальник, генерал-фельдмаршал. Во время русско-турецкой войны 1877–1878 гг. генерал-лейтенант, начальник 2-й гвардейской кавалерийской дивизии, начальник Передового отряда действующей армии на Европейском театре военных действий, начальник кавалерии Западного отряда, командующий войсками гвардии и кавалерии. Войска под руководством Гурко взяли Тырново, Казанлык, Шипку, Филиппополь (Пловдив) и одержали ряд побед над турками. Впоследствии генерал-фельдмаршал, варшавский генерал-губернатор, член Государственного совета. Подробнее о его действиях см. вступительную статью.


[Закрыть]
, в который вошли русские части и болгарское ополчение. Небольшой отряд генерала Гурко 2 июля (25 июня) 1877 г. овладел Великим Тырновом (Велико-Тырново), средневековой столицей Болгарии. Затем Гурко перешел Балканский хребет и оказался по ту сторону Балкан к полной неожиданности для противника. Вскоре турки были выбиты с ключевого Шипкинского перевала, где солдаты обнаружили пирамиды из голов русских пленных – первое свидетельство турецких зверств[107]107
  Нагловский Д. С. Действия передового отряда генерала Гурко в 1877 году // Военный сборник. 1900. № 7. С. 28–49; № 8. С. 269.


[Закрыть]
. После того как русские и болгарские части оказались за Балканским хребтом, а 15 (3) июля Криденер взял Никополь, в Константинополе началась паника.

Война начиналась вполне успешно для армии Александра II, а легкие победы вселяли в русское командование уверенность в быстром и благополучном исходе войны. Однако в этот момент начал сказываться недостаток сил. Отряд генерала Гурко был слишком слаб, чтобы всерьез угрожать забалканским владениям султана. Обеспокоенные турки начали морем перебрасывать из Албании мощную армию генерала Сулеймана-паши[108]108
  Сулейман-паша (1838–1892) – турецкий военачальник, автор нескольких военно-научных трудов. Участвовал в свержении султана Абдул-Азиза в 1876 г., руководил подавлением восстания в Боснии и Герцеговине и турецким наступлением в Черногории. По итогам русско-турецкой войны 1877–1878 гг. приговорен к лишению чинов и заключению в крепости, но был помилован султаном.


[Закрыть]
, насчитывающую 25 тысяч человек. В боях при Нова-Загоре и Стара-Загоре состоялось боевое крещение Болгарского ополчения. Командир 3-й болгарской дружины подполковник П. П. Калитин[109]109
  Калитин Павел Петрович (1846–1877) – во время русско-турецкой войны 1877–1878 гг. подполковник, командир 3-й дружины Болгарского ополчения. Погиб в бою при Еске-Загре, защищая знамя Болгарского ополчения.


[Закрыть]
погиб, спасая Самарское знамя из рук турок, но мужество русских и болгарских солдат не могло компенсировать численное превосходство противника, и Гурко вынужден был отойти к Балканам. После ухода Передового отряда болгарское население подверглось зверскому насилию, а Стара-Загора, цветущий прежде город, был сожжен и разорен[110]110
  Нагловский Д. С. Действия передового отряда генерала Гурко в 1877 году // Военный сборник. 1900. № 10. С. 264.


[Закрыть]
.

В этот ключевой момент войны русские войска занимали территорию за Дунаем, представляющую собой почти правильный квадрат 90 на 90 км, с трех сторон которого нависали турецкие силы. 19 (7) июля Западный отряд Криденера неожиданно натолкнулся на войска Османа-паши, которые опередили его в Плевне (Плевен)[111]111
  Плевна (ныне – Плевен) – город в турецкой Болгарии на пути от Систова к Софии. Население в 1877 г. – около 14 000. В 1877 г. крепость Плевна была осаждена русскими войсками. Гарнизон крепости отбил три штурма, но после неудачной попытки прорыва блокады капитулировал 28 ноября 1877 г.


[Закрыть]
буквально на несколько часов. Несмотря на доблесть, проявленную войсками, особенно Костромским полком, взять Плевну с ходу не удалось. Вторая попытка, состоявшаяся 30 (18) июля вопреки мнению Криденера и его штаба, окончилась уже более крупной неудачей. Штурмующие потеряли около 3,5 тысячи человек, и в их тылах на некоторое время воцарилась паника.

Эта первая серьезная неудача оказала деморализующее воздействие на все русское командование. Стало ясно, что легкого похода не получается, а начальствующие лица теперь действовали с опаской[112]112
  Милютин Д. А. Дневник. 1876–1878. М., 2009. С. 268–269; Боткин С. П. Письма С. П. Боткина из Болгарии… С. 62–63; Газенкампф М. А. Мой дневник… С. 62.


[Закрыть]
. Провал штурмов 19 (7) и 30 (18) июля отчасти объясняется недостатком сил в Западном отряде. Рущукский отряд (12-й и 13-й корпуса), прикрывавший противоположный фланг, был слишком велик для своей пассивной задачи, но слишком мал для того, чтобы вести активные действия. Положение на южном фланге также было угрожающим, поскольку соединение Сулеймана-паши, накопившего под своим началом до 40 тысяч человек, с армией, находившейся в четырехугольнике крепостей (70 тысяч человек, не считая гарнизонов), грозило полностью перевернуть стратегическое положение на Балканском театре военных действий. Ситуация была опасной еще и потому, что Плевна, где спешно окапывался Осман-паша[113]113
  Осман-паша (1832–1900) – выдающийся турецкий военачальник, участник Крымской войны 1853–1856 гг., сербо-турецкой войны 1876 г. и русско-турецкой войны 1877–1878 гг., в ходе которой особенно прославился во время обороны Плевны. Попал в русский плен. После войны занимал пост военного министра и возглавлял турецкую армию в ходе войны с Грецией в 1897 г.


[Закрыть]
, находилась в двух переходах от Систова. Значение этого последнего города, где находились все переправы через Дунай, можно сравнить с гвоздем, на котором «висела» вся действующая армия. Неудача Западного или любого другого отряда ставила под угрозу фланги и тыл других войск. К этому следует добавить, что при армии находились император Александр II, его брат великий князь Николай Николаевич, наследник престола Александр Александрович, великий князь Владимир Александрович, следующий в очереди на престолонаследие, и, наконец, военный министр. Ошибка могла поставить под угрозу не только кампанию, но и правящую династию.

Пока на Балканском театре турки перехватывали инициативу и для войск великого князя Николая Николаевича создавалось угрожающее положение, неблагоприятный оборот приняли и боевые действия на Кавказе. Кавказский театр представлял собой изолированный район, пересеченный горными хребтами. Действующий корпус русской Кавказской армии насчитывал чуть более 50 тысяч человек под командованием генерала от кавалерии М. Т. Лорис-Меликова[114]114
  Лорис-Меликов Михаил Тариэлович (1825–1888) – русский военачальник армянского происхождения. Участвовал в Кавказской войне, Крымской войне 1853–1856 гг. и русско-турецкой войне 1877–1878 гг. После войны занял пост министра внутренних дел с расширенными полномочиями. После гибели Александра II в 1881 г. ушел в отставку.


[Закрыть]
. Взятие Ардагана и Баязета, двух приграничных турецких крепостей, не составило большого труда, однако встретив упорное сопротивление турок на Зивинских позициях, Лорис-Меликов вынужден был отступить.

Август 1877 г. стал кульминационным моментом Русско-турецкой войны на Балканском театре. Попав в сложную ситуацию, русское командование приняло решение задействовать подкрепления. На помощь великому князю Николаю Николаевичу мобилизовывалась гвардия, гренадерский корпус и еще две армейские дивизии. К боевым действиям привлекались румынские войска.

19 (7) августа накопивший силы Сулейман-паша показался перед немногочисленными защитниками Шипкинского перевала. 21 (9) августа на Орловский полк и дружины Болгарского ополчения обрушился шквал турецких атак. Отряд, которым командовал генерал-майор Н. Г. Столетов, насчитывал около 6 тысяч человек. Против них разворачивалось не менее 40 тысяч турок, из которых 12 тысяч участвовало в первом штурме. Несмотря на численное превосходство неприятеля, отряд Столетова отразил все атаки[115]115
  Кренке В. Д. Шипка в 1877 г. Отрывок из воспоминаний ген. – лейт. В. Д. Кренке // Исторический вестник. 1883. № 2. С. 363–367.


[Закрыть]
.

Решение Сулеймана-паши пробиваться «в лоб» через Шипкинский перевал удивило русское командование[116]116
  Газенкампф М. А. Мой дневник… С. 88.


[Закрыть]
. Генерал-лейтенант Ф. Ф. Радецкий[117]117
  Радецкий Федор Федорович (1820–1890) – русский военачальник. Во время русско-турецкой войны 1877–1878 гг. генерал-лейтенант, генерал от инфантерии, командир 8-го армейского корпуса, руководил русскими войсками при героической обороне Шипкинского перевала, 28 декабря 1877 г. (9 января 1878 г.) разбил турок в решающем сражении при Шипке-Шейново. С 1882 г. – командующий Харьковским военным округом. В 1888–1889 гг. – командующий Киевским военным округом. Впоследствии член Государственного совета.


[Закрыть]
, командовавший южным флангом русских войск, считал более вероятным, что неприятель попытается обойти Шипку[118]118
  Шипка – в 1877 г. деревня, а ныне город в Болгарии у южного входа на Шипкинский перевал.


[Закрыть]
по одному из соседних перевалов и выйти на соединение либо с Османом-пашой, либо с войсками четырехугольника крепостей. Получив ошибочное донесение о появлении крупных сил турок у города Елены[119]119
  Елена – город в Болгарии. 22 ноября (4 декабря 1877 г.) русские войска под натиском турок вынуждены были оставить Елену и отступить.


[Закрыть]
, Радецкий двинул туда свой резерв как раз в тот момент, когда он потребовался на Шипке. Когда же выяснилось истинное положение дел, резерв был двинут в обратном направлении, а затем поспешил на помощь Столетову. В результате 14-я пехотная дивизия и 4-я стрелковая бригада совершили тяжелый четырехдневный марш под палящим солнцем и успели достигнуть Шипки 23 (11) августа вечером, в самый решающий момент, когда турки уже начали отрезать обороняющихся. Последний переход часть войск преодолела на казачьих и обозных лошадях[120]120
  Сборник материалов по Русско-турецкой войне… Вып. 10. С. 143–144.


[Закрыть]
.

С прибытием подкреплений положение защитников Шипки, которых теперь возглавил сам Радецкий, было более или менее обеспечено. С одной стороны, войска оборонялись на практически неприступной скале, которую было чрезвычайно тяжело взять приступом. С другой стороны, соседние вершины доминировали над ней, и на позиции войск Радецкого практически не было мест, которые бы не простреливались турками. Дорога, связывавшая Шипку с Тырновом, тоже находилась под обстрелом. За шесть дней августовских боев русские и болгары потеряли более 3,5 тысячи человек. Был тяжело ранен генерал М. И. Драгомиров. Но ни яростные атаки турок, ни жара, ни недостаток пищи и воды не смогли сломить геройский гарнизон перевала[121]121
  Greene F. V. Sketches of Army Life in Russia. New York, 1880. P. 49–50.


[Закрыть]
.

Положение защитников Шипки теперь напрямую зависело от того, насколько быстро будет решена проблема Плевны. 3 сентября (22 августа) в ходе кровопролитного штурма войска генерал-майора М. Д. Скобелева[122]122
  Скобелев Михаил Дмитриевич (1843–1881) – выдающийся русский военачальник. Участник Туркестанских походов и русско-турецкой войны 1877–1878 гг.: генерал-майор, генерал-лейтенант, начальник штаба Кавказской казачьей дивизии, командующий несколькими отрядами, отличился при осаде Плевны, взятии Ловчи, сыграл большую роль в победе русской армии при Шипке-Шейново. Впоследствии генерал от инфантерии. Командовал русскими войсками во время Ахалтекинской экспедиции 1880–1881 гг., в ходе которой штурмом взял крепость Геок-Тепе.


[Закрыть]
взяли Ловчу (Ловеч)[123]123
  Ловча – ныне город Ловеч в Болгарии. В августе 1877 г. был взят русскими войсками. Население в 1877 г. – около 7000 человек.


[Закрыть]
, лежавшую к югу от Плевны. Против Османа-паши, под командованием которого было чуть более 30 тысяч турок, сосредотачивалась армия силой в 84 тысячи человек. 7 сентября (26 августа) началась артиллерийская подготовка штурма, которая продолжалась четыре дня. 11 сентября (30 августа) русские войска пошли в новую атаку на плевненские укрепления[124]124
  Куропаткин А. Н. Ловча, Плевна и Шейново. СПб., 1881. С. 125–176.


[Закрыть]
.

Артиллерийский обстрел не причинил существенного вреда хорошо укрепленным позициям турок. Войска шли в бой под моросящим дождем в мрачном настроении. На северном направлении русско-румынские войска с большим трудом сумели овладеть Гривицким редутом, а на южном войска генерала Скобелева захватили еще несколько укреплений. Этот успех был достигнут ценой больших потерь и не мог быть закреплен, так как у Скобелева иссякли резервы. Сказалось и отсутствие на солдатах шанцевого инструмента, из-за чего укрепления пришлось спешно поправлять манерками[125]125
  Манерка – походная металлическая фляга.


[Закрыть]
, штыками и даже голыми руками. Контратакой турки выбили обескровленные части Скобелева из редутов. Комендант редута Каванлык майор Ф. М. Горталов остался в укреплении с горсткой защитников и был поднят турками на штыки. В ходе третьего штурма Плевны погибло 43 тысячи русских и 3 тысячи румынских солдат[126]126
  Гудим-Левкович П. М. Записки о войне 1877–1878 гг. // Русская старина. 1905. № 12. С. 545–546; Паренсов П. Д. Из прошлого (воспоминания офицера Генерального штаба). Ужасные дни // Русская старина. 1902. № 10. С. 61–63.


[Закрыть]
.

13 (1) сентября 1877 г. в штабе состоялось совещание, на котором великий князь Николай Николаевич и начальник штаба А. А. Непокойчицкий предложили отвести войска. Против отвода выступили К. В. Левицкий и Д. А. Милютин, поддержанные Александром II[127]127
  Милютин Д. А. Дневник… С. 297–298.


[Закрыть]
. Решено было войска не отводить, но отказаться от штурмов и перейти к осаде Плевны. Для руководства осадными работами из Петербурга был вызван генерал Э. И. Тотлебен[128]128
  Тотлебен Эдуард Иванович (1818–1884) – русский военачальник, блестяще проявивший себя при обороне Севастополя в ходе Крымской войны 1853–1856 гг. Фактически руководил военно-инженерным ведомством в 1860–1870 гг. Планировался на должность главнокомандующего действующей армией перед русско-турецкой войной 1877–1878 гг., но не получил назначения из-за противодействия Д. А. Милютина.


[Закрыть]
.

Для полного обложения Плевны было необходимо захватить Софийское шоссе, по которому Осман-паша получал продовольствие и боеприпасы. Турки устроили на шоссе сеть укрепленных этапов, среди которых важнейшими были Телиш, Горный Дубняк (Горни-Дыбник) и Дольний Дубняк (Долний-Дыбник)[129]129
  Дольный Дубняк – ныне Долни-Дыбник, город в Болгарии.


[Закрыть]
. Для захвата этих пунктов предназначалась прибывшая к Плевне гвардия. Операция поручалась генералу Гурко. 24 (12) октября 1877 г. гвардия ценой больших потерь выполнила задачу. Горный Дубняк был взят штурмом, а Телиш и Дольний Дубняк через несколько дней были принуждены к сдаче[130]130
  Пузыревский А. К. Десять лет назад. Война 1877–1878 гг. СПб., 1887.


[Закрыть]
.

Успех на Софийском шоссе стал поворотным моментом кампании. Осман-паша оказался лишен снабжения. К концу октября у него оставался запас продовольствия на 14 суток, который он сумел растянуть на шесть недель. 10 декабря (28 ноября), после отчаянной попытки прорваться из окружения, гарнизон Плевны капитулировал. Раненный в бою Осман-паша попал в плен.

Успех на Балканах совпал с успехом на Кавказе. Генерал Обручев разработал план захвата Авлияр-Аладжинских позиций, который был блестяще реализован 14–15 (2–3) октября 1877 г. 17 (5) ноября внезапным ночным штурмом русские войска овладели крепостью Карс[131]131
  Карс – турецкий город-крепость недалеко от кавказской границы с Российской империей. В 1877 г. население – более 4000 чел. (66 % – турки, 24 % – армяне, 9 % – греки). После 1878 г. вошел в состав Российской империи.


[Закрыть]
, которая мога бы стать таким же камнем преткновения, как Плевна. После этого боевые действия на Кавказе практически закончились.

Воспрял духом и гарнизон Шипки, которому приходилось противостоять туркам в практически невыносимых условиях. Уже 8 октября (26 сентября) на перевале появились первые случаи обморожения солдат, а в ноябре в горах начались настоящие морозы с метелями и снежными буранами. Ко второй половине декабря стужа достигла такой силы, что башлыки[132]132
  Башлык – остроконечный суконный капюшон, надеваемый поверх головного убора для защиты от непогоды.


[Закрыть]
можно было отламывать кусками, а масло застывало в винтовках. Турки имели возможность обстреливать перевал перекрестным огнем с соседних вершин. Несмотря на тяжелое положение солдат, генерал Радецкий неизменно докладывал фразу, вошедшую в историю: «На Шипке все спокойно». С падением Плевны появилась надежда, что четырехмесячные мучения гарнизона Шипки близятся к завершению.

Встал вопрос о перспективах продолжения боевых действий. Наступающая зима, казалось, говорила за перенос операций на 1878 г. Однако русское командование приняло решение о немедленном переходе через Балканский хребет. За это решение говорило соотношение сил на Балканском театре. К тому моменту войска за Дунаем насчитывали уже 554 тысячи русских и 47 тысяч румынских солдат, против которых оставалось 183 тысячи турок. После падения Плевны в войну вступила Сербия. Внезапность перехода гор в зимнее время должна была сыграть на руку союзникам. Форсирование Балканских гор проходило последовательно тремя отрядами.

Первым начал переход 25 (13) декабря Западный отряд под командованием Гурко. Путем обхода русские войска заставили турок оставить позиции у Араб-Конака и без боя заняли Софию, после чего пошли на помощь другим отрядам. Отряд генерала П. П. Карцова[133]133
  Карцов (Карцев) Павел Петрович (1821–1892) – русский военачальник и военный историк. Автор истории лейб-гвардии Семеновского полка, мемуаров и целого ряда военно-исторических и военно-бытовых заметок. Во время русско-турецкой войны 1877–1878 гг. генерал-лейтенант, начальник 7-й пехотной дивизии, начальник Ловче-Сельвинского отряда, совершил с войсками труднейший переход через Троянов перевал. Впоследствии генерал от инфантерии.


[Закрыть]
переходил Балканы по Троянскому перевалу, выступив 4 января 1878 г. (23 декабря 1877 г.). Карцову пришлось выдержать бой с хорошо укрепившимися на перевале турками, но они не помешали русским войскам перевалить на южный склон и войти в связь с отрядом Гурко[134]134
  Карцов П. П. Из прошлого. Ч. 2. СПб., 1888. С. 709–724.


[Закрыть]
. Наконец, 5 января (24 декабря) начал движение усиленный Шипкинский отряд под командованием Радецкого. Радецкий отправил две колонны по соседним перевалам с тем, чтобы они одновременно атаковали турок в укрепленном лагере у Шейнова. Атака назначалась на 8 января (27 декабря). Однако правая колонна генерала М. Д. Скобелева запоздала с атакой. Левая колонна генерала Н. И. Святополк-Мирского[135]135
  Святополк-Мирский Николай Иванович (1833–1898) – князь, русский военачальник. Во время русско-турецкой войны 1877–1878 гг. генерал-лейтенант, начальник 9-й пехотной дивизии. 8–9 января (27–28 декабря) войска князя Мирского сражались с турками у Шейнова и потерпели большие потери. Дело окончилось 9 января (28 декабря) успешной атакой генерала М. Д. Скобелева. В 1881–1898 гг. – атаман Войска Донского; впоследствии генерал от кавалерии. За бой у Шипки удостоен ордена Святого Георгия 3-й степени и золотого оружия с надписью «За храбрость».


[Закрыть]
повела изолированные атаки и понесла большие потери. Видя отчаянное положение левой колонны, Радецкий 9 января (28 декабря) повел защитников Шипки в лобовую атаку, которая также привела к большим потерям. Только днем 9 января (28 декабря) Скобелев сосредоточил свои силы и поддержал Радецкого и Святополк-Мирского. Это привело к пленению 22 тысяч турок под Шейновом[136]136
  Соболев Л. Н. Последний бой за Шипку. По поводу воспоминаний В. В. Верещагина. 1877–1878 гг. // Русская старина. 1889. № 5. С. 422–431.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10