Коллектив авторов.

Приграничные и трансграничные территории Азиатской России и сопредельных стран. Проблемы и предпосылки устойчивого развития



скачать книгу бесплатно

Высокогорные ландшафты. На рассматриваемой территории верхняя граница леса расположена в пределах 2000–2200 м над уровнем моря [Юнатов, 1950]. Выше пояса горно-таежных ландшафтов наблюдается постепенный переход к типичной высокогорной растительности, представленной лиственничным редколесьем, с угнетенными и разрозненными экземплярами лиственницы сибирской. По мере продвижения вверх к вершинам гольцов высота и количество деревьев уменьшаются, крона приобретает флагообразную форму из-за постоянных ветров. С течением времени верхние ветви засыхают, в то время как нижние, наоборот, хорошо развиты и распластаны по земле. Обращает на себя внимание появление на больших высотах кедра сибирского и отсутствие его в лесном поясе. По мнению Ю. П. Козлова и др. [1988], это связано с увеличением степени континентальности климата в голоцене, что сказалось на изменении природных условий, необходимых для произрастания темнохвойных пород. В ерниках типична кустарниковая береза. Рододендрон даурский и курильский чай встречаются здесь изредка в виде стелющихся куртин. Разнотравье отличается бедным флористическим составов: это первоцвет мучнистый, ветреница сибирская, минуарция весенняя, еремогона красивая, полынь северная.

На больших высотах редколесье сменяется дриадовой тундрой. Травяной покров становится разорванным, проступают участки каменистых россыпей, покрытых накипными лишайниками. На открытых для ветра участках растительность отсутствует, зато в западинах имеются зеленые лужайки с кобрезией мышехвостниковой, осокой Бигелова. Кроме них встречаются почти прижатые к земле кустарнички ивы прямосережковой. Характер разнотравья остается почти прежним, но заметно усиливается роль таких видов, как мак ложносероватый и полынь мощнокорневая.

Самая верхняя часть высокогорного пояса является пределом распространения растительности и характеризуется голыми каменистыми россыпями и щебнистыми участками, покрытыми разноцветными накипными лишайниками. Преобладающими почвами высокогорных ландшафтов являются горно-тундровые торфянисто-перегнойные (глеевые), которые формируются на плоских вершинах хребтов, поверхностях нагорных террас, пологих и средних по крутизне склонах северной экспозиции, а также в понижениях рельефа. Иногда в них наблюдается оглеение. Здесь отчетливо проявляются мерзлотные, в том числе солифлюкционные процессы. По результатам химического анализа почвы характеризуются кислой реакцией водной вытяжки – от 5,2 до 6,2, высоким содержанием гумуса в горизонте А – от 6,1 до 9,3 %. В горизонте В его количество снижается до 2–4 %. В пределах нивальных ландшафтов резко расчлененного рельефа, не покрытых растительностью, развиты горно-тундровые деструктивные почвы, представляющие собой минеральную массу, сильно перемешанную процессами криотурбации или сформированную за счет излияния перенасыщенного водой грунта на поверхность. В верхнем 10-сантиметровом слое деструктивных почв величины рН близки к нейтральным (6,7–7,1), в них содержится небольшое количество гумуса (до 1,8 %).

Горно-таежные ландшафты на трансграничной территории находятся на стыке двух природных поясов – лесного и степного, что обусловливает напряженность всех биологических процессов, обеспечивающих устойчивость существования большинства древесных пород в столь экстремальных условиях.

Неслучайно основными формациями горной тайги Прихубсугулья являются лиственничники, которые в большинстве своем сложены одним видом – лиственницей сибирской, очень выносливой и пластичной породой [Смоляк и др., 1990].

Переходная зона накладывает отпечаток на распространение лесных массивов на данной территории, и, как следствие этого, лиственничники моховые и мохово-лишайниковые можно наблюдать на склонах северной экспозиции. В такого рода ассоциациях в напочвенном покрове доминируют мхи и лишайники, незначительно присутствует разнотравье. Подлесок представлен несколькими видами ив, рододендроном даурским, жимолостью алтайской и смородиной плакучей. Нередко такого рода лиственничники встречаются на курумах, и здесь жимолость занимает доминантное положение в подлеске.

На западных, южных, юго-западных и восточных склонах распространены лиственничники разнотравные и злаково-разнотравные. В большинстве своем такие леса осветлены и редкостойны, с сомкнутостью крон менее 60 %. Солнечные лучи свободно проникают под полог леса, поэтому здесь обильна травянистая растительность, в которой широко представлены злаки и бобовые. Из мхов типичен ритидиум. Лишайники, большей частью накипные, покрывают камни и нижнюю часть стволов деревьев.

Иногда леса носят смешанный характер, но доминирующее положение все равно остается за лиственницей. Это березово-лиственничные и тополево-лиственничные леса. Набор трав в таких сообществах идентичен травянистому составу чистых лиственничников. По восточным открытым склонам в районе р. Их-Хоро-Гол обнаружены монодоминантные заросли из тополя душистого, занимающие небольшие обособленные участки.

Говоря о современном состоянии лесов, нельзя не отметить, что в настоящий момент они находятся в плачевном состоянии. Особенно страдают леса от пожаров (пирогенный фактор). Исследования показали, что вся эта территория в разное время подвергалась воздействию пожаров, причем многие леса горели многократно. Как следствие, всюду можно наблюдать труднопроходимые буреломы и сильное захламление лесов опавшими сучьями. У большинства деревьев обожжены стволы, наблюдается суховершинность, уменьшение прироста в высоту и по диаметру, заражение грибными заболеваниями. Обращают на себя внимание нарушение репродуктивной функции деревьев и слабая выраженность подроста, что со временем при постоянном воздействии пожаров на лесные экосистемы может привести к смене растительности исследуемого района. Неоднократная повторяемость пожаров привела к изменению природных условий в направлении увеличения сухости.

При сильном прогорании подстилки и гумусового горизонта, приводящем к нарушению экосистем в целом, изменения в почвах могут стать необратимыми. В этом случае усиливается процесс формирования дернового слоя, понижается уровень мерзлоты, развивается эрозия почв вплоть до обнажения коренных пород, иногда активизируется процесс заболачивания. Развитие ускоренной эрозии на гарях приводит к деградации и изменению свойств почв. С уничтожением леса связаны изменения гидрологического режима. После интенсивных пожаров нарушается состояние корневой системы, и лес легко подвергается ветровалу, нарушается целостность почвенного покрова. Корневая система вывалов с почвенным комом представляет собой ветровальный бугор. Бугры искорей и особенно западины вывалов оказываются частично лишенными плодородия, поскольку ветровал способствует сносу почвы, а на дне западин обнажаются сильно каменистые горизонты отложений.

В горно-таежных ландшафтах у верхней границы леса сравнительно узкой полосой развиты мерзлотно-таежные торфянистые почвы, в профиле которых наблюдаются оглеение, а также следы криотурбаций и явлений солифлюкции. По данным химического анализа пяти разрезов, в верхних органогенных горизонтах почвы рН в среднем составляет 6,3. В горизонте В его значение увеличивается до 6,9. Количество гумуса резко снижается вниз по профилю почвы. В горизонте А его содержание в среднем составляет 12 %, а в горизонте В на глубине 25 см – 1,1 %.

На северных склонах в условиях хорошего дренажа и при позднем оттаивании сезонной мерзлоты формируются горные дерново-таежные глубокопромерзающие почвы, в профиле которых отмечаются результаты воздействия криогенных процессов и отсутствуют признаки оглеения. По данным химического анализа почвы имеют кислую реакцию в верхних горизонтах (рН – 5,1–6,1) и близкую к нейтральной в нижних (6,1–6,7). Они содержат много гумуса в горизонте А (до 17,8 %). Горные лесные темноцветные глубокопромерзающие почвы встречаются фрагментарно под псевдотаежными лиственничными лесами, возможно, являющимися остатками реликтового плейстоценового комплекса. В почвенном покрове наблюдаются следы воздействия криогенных процессов в виде железисто-марганцовых пятен и криотурбаций. Количество гумуса в горизонте А в среднем составляет 6,3 %, а в горизонте В – 2 %. Значение рН – соответственно, 6,4 и 6,8.

Степные ландшафты наибольшего площадного развития отмечены в центральной части Дархатской котловины. На других территориях местами они носят черты экстразональности и нередко включены в лесную зону, где располагаются небольшими фрагментами на склонах южной экспозиции. Растительный покров степей исследуемого района, развиваясь в условиях континентального климата при недостаточном увлажнении в период вегетации, часто разрежен, а аспект их монотонен и буроват от подсохших листьев. Примером могут служить овсянцево-тонконоговые ассоциации. Они составлены растительностью бедного флористического состава, где эдификаторами являются овсяница ленская и тонконог алтайский. Разнотравья относительно мало, и его состав ограничен полынью, луком, прострелом.

По восточному берегу оз. Хубсугул в районе р. Танын-Гол встречаются холодно-полынные и гребенчато-житняковые степи, сформированные на перевеваемых песках с типичной псаммофитной растительностью, представленной житняком гребенчатым, пырейником, остролодочником шерстистым.

Под степной растительностью наибольшее распространение имеют черноземы маломощные щебнистые. Для них характерна относительно небольшая мощность гумусового горизонта, с содержанием гумуса 5-10 %.

При интенсивном выпасе скота в верхней части гумусового горизонта отмечена нейтральная реакция водной суспензии по сравнению с нетронутыми вблизи расположенными черноземами (табл. 4.1). На месте выпаса скота также наблюдаются разрушение дернового горизонта, уменьшение содержания гумуса, эрозия и уплотнение почв.


Таблица 4.1 Основные почвенные характеристики черноземов


В комплексе с черноземами встречаются каштановые почвы, где количество гумуса в горизонте А составляет 5-11 %, а в горизонте В – 2,1–2,9 %. Реакция водной вытяжки в верхних горизонтах каштановых почв может быть ниже 7,0, а в нижних горизонтах она щелочная – 8,7. Лугово-каштановые почвы формируются в пределах развития каштановых почв в замкнутых понижениях в условиях повышенного грунтового увлажнения. Дерновый горизонт высоко гумусирован (до 24 %). Реакция водной суспензии изменяется от нейтральной в верхних горизонтах до щелочной в нижних.

Заболоченные луга и озерно-болотные комплексы ландшафтов. В прибрежной зоне оз. Хубсугул между реками Джаргалант-Гол и Мунгараг-Гол, в южной части Дархатской котловины, а также в пределах отдельных отрезков некоторых долин рек встречаются заболоченные луга и озерно-болотные ландшафты. Отгороженные прибрежным валом от основной части оз. Хубсугул мелководья являются местом гнездовий множества водоплавающих птиц. Растительность таких участков сформирована гидро– и гигрофитной флорой. Главный аспект дают соцветия горца земноводного, заросли которого издалека кажутся песочными островами среди голубой воды. Здесь также встречаются хвостник, пузырчатка малая, ряска маленькая. Участие крупных осок в сообществе незначительное, поскольку большой урон им наносит скот, объедающий колоски и листья.

Безжилково-осоковые болота занимают обширные площади в устьях рек. Здесь средообразователем является осока безжилковая, которая густо покрывает возвышающиеся над водой кочки и периодически затопляемые участки, из семейства сытевых также встречаются осока дернистая и клопоносная, пушица многоколосая, из злаков типична щучка дернистая. Разнотравье имеет очень бедный флористический состав, в котором преобладает хвощ камышковый, небольшими куртинами встречается мытник длинноцветковый, горец живородящий. Отмечено большое участие в сообществе мхов.

В долинах рек располагаются кустарниково-осоковые болота. Из кустарников типичны некоторые виды ив, которые имеют весьма специфичную форму кроны, напоминая деревья африканской саванны. Бурлящие паводковые потоки полностью затопляют территорию, и высокие кусты ив оказываются погруженными в воду. Нижние ветви их отмирают, и кроны со временем приобретают вид «подстриженных» на одном уровне деревьев. Менее подвержены такому «вымоканию» курильский чай и береза низкая, образующие порой непроходимые заросли. Основным эдификатором травостоя является осока дернистая. Из злаков характерны птилагростис монгольский, щучка дернистая. Отмечены также парнассия болотная, кровохлебка лекарственная, погремок узколистный. Из мхов встречается сфагнум.

На повышенных участках низкой, средней и высокой пойм рек, дельтовых областей и конусов выноса временных водотоков формируются аллювиальные луговые почвы, для которых характерно высокое содержание гумуса (до 13 %). На нижней поверхности гальки обычно наблюдаются гумусово-железистые пленки. Реакция водной суспензии в среднем нейтральная – 7,2. В случае формирования почв на карбонатных породах рН в горизонте В составляет 8,5–8,9. Перегнойно-луговые (глееватые) почвы формируются под луговыми заболоченными ландшафтами в условиях дополнительного притока влаги. Обычно в нижней части профиля выделяется глееватый горизонт, реже – глеевый. Вместе с этими почвами в пониженных элементах рельефа встречаются лугово-болотные почвы с оторфованным и ярко выраженным глеевым горизонтом. Содержание гумуса в горизонте А варьирует от 6,9 до 9,1 %, а рН вниз по профилю почв снижается от 7,5 до 6,4. Кроме того, встречаются аллювиальные дерновые слоистые почвы, характеризующиеся прерывистым гумусонакоплением. Эти почвы имеют слабокислую и нейтральную реакцию водной вытяжки (5,9–7,0). Содержание гумуса в органоминеральном горизонте варьирует в пределах 3–6 %, а в дерновом его величина может достигать 10 %. Аллювиальные болотные почвы распространены в глубоких переувлажненных понижениях на пойме или в зарастающих водоемах. Оглеение здесь стойкое, в виде сизых тонов окраски, начинается с поверхности почвы и прослеживается до водоносного горизонта. По результатам химического анализа рН в горизонте АВ составляет 4,2–5,1. При периодическом привносе карбонатного аллювиального материала в период паводков и подстилания карбонатными породами для почв характерна щелочная реакция водной вытяжки (от 8,3 до 8,6). В данном случае луговые и болотные почвы определяют как карбонатные. Содержание гумуса в горизонте АВ варьирует от 4,2 до 5,1 %.

Ландшафты Юго-Западного Прибайкалья

На распределение современных ландшафтов этой территории решающее влияние оказали характер горного рельефа, контрастность климатических и мозаичность почвенно-грунтовых условий. Кроме того, большое давление испытывают ландшафты со стороны человека, особенно ярко это проявляется в днищах падей и предгорьях, где имеются заброшенные пашни и вырубленные леса.

Господствующим типом растительности на изучаемой территории являются таежные леса на дерново-таежных и дерновых лесных почвах. В поймах рек и понижениях хорошо выражена луговая и лугово-болотная растительность. Степи встречаются на склонах южной и юго-западной экспозиций. Степи Тункинской котловины не поднимаются высоко в горы. Лишь единичные участки остепненных ландшафтов могут быть найдены в пределах подгольцового пояса. По мнению Л. И. Малышева [1965], они оказались здесь реликтами растительного покрова, существовавшими в эпоху ксеротермического максимума. Местами распространения таких ландшафтов являются крутые известняковые склоны, отличающиеся повышенной аридностью климата.

Если рассматривать ландшафты отдельных котловин, слагающих Тункинскую ветвь, можно заметить, что Мондинская котловина выделяется на их общем фоне. Растительность ее сходна с растительностью Северной Монголии (Дархатской и Хубсугульской котловинами) и представлена светлохвойными лиственничными лесами на дерново-таежных, дерновых лесных грубогумусных (сухоторфянистых) почвах. Нередко встречаются березово-лиственничные разнотравные и злаково-разнотравные леса на дерновых лесных почвах. По долинам рек в состав древостоя изредка входит ель обыкновенная, образуя елово-лиственничные леса с подлеском из кустарников (караганы, красной и черной смородины) на аллювиальных дерново(торфянисто) – перегнойных почвах. Травяной покров разрежен, зато обильно разрастаются мхи (проективное покрытие 60–70 %). Таким примером может быть район рек Хурумы и Хулугаймы. По их берегам на аллювиальных дерновых почвах формируются заросли из тополя душистого, отдельные экземпляры которого достигают более 50 см в диаметре и 20 м высоты. Небольшие участки западных склонов с дерновыми лесными почвами заняты осинниками.

Степные ландшафты в этой котловине нередко распространены на юго-западных склонах, где сформированы маломощные черноземы, каштановые, дерново (перегнойно) – карбонатные почвы, а растительность представлена злаково-полынными и ленско-типчаковыми ассоциациями с общим проективным покрытием не более 60 %. Выше верхней границы леса находятся большие поля каменистых россыпей и осыпей. Восточнее Харадабанской межгорной перемычки, разделяющей Мондинскую и Туранскую котловины, начинается постепенная смена растительности. В составе древостоя появляется кедр, усиливается влияние березы, произрастающей на подбурах, горных лесных темноцветных почвах, однако на северных склонах на горных мерзлотно-таежных почвах по– прежнему преобладает лиственница сибирская. В Туранской котловине доминируют сосняки с примесью березы, ели, кедра. Узкой полосой на надпойменной террасе Иркута тянутся березово-еловые леса – разнотравные на аллювиальных дерново-перегнойных почвах, где при достаточном увлажнении широко разрастается травянистая растительность, среди которой нередко встречается марьин корень.

Растительность Хойтогольской котловины представляет собой сложное сочетание лесных, степных и интразональных ценозов, а также агроценозов, в настоящее время заброшенных, со следами восстановительных сукцессий. Довольно широкое распространение имеют прирусловые интразональные леса в пойме р. Ихе-Ухгунь, состоящие из ельников зеленомошно-хвощевых с участием лиственницы на аллювиальных торфянисто-перегнойных почвах. На террасах высотой 4–5 м, где почва менее увлажнена, встречаются елово-березовые и сосново-березовые разнотравные леса на аллювиальных дерново (торфянисто) – перегнойных почвах. На возвышенных плоских элементах рельефа и в нижних сухих частях склонов, сложенных супесчаными дерновыми лесными почвами, встречаются сосняки рододендровые и кострецовые (г. Хайрхан).

Окрестности пос. Хойтогол представляют собой безлесное пространство между р. Ихе-Ухгунь и ее левым притоком Булнай, типичная растительность здесь – безжилково-осоковые луга и злаково-осоковые болота на луговых и лугово-болотных почвах, закочкаренные, со следами сильного антропогенного воздействия. В недалеком прошлом возле поселка находились колхозные пашни, ныне заброшенные и зарастающие. По восстанавливающейся растительности можно судить, что первая стадия зарастания сорными видами сменилась на стадию восстановления луговой растительности, которая, судя по сосновому подросту и кустарникам, через несколько лет сменится сосновым лесом, что не удивительно, так как вокруг преобладают разнотравные сосновые леса.

В целом Мондинская котловина представлена иными ландшафтами, чем другие котловины Тункинской ветви. Эта ее особенность связана с тем, что она расположена на довольно больших относительных высотах и характеризуется суровыми климатическими условиями (большие амплитуды суточных и годовых температур, малоснежные зимы и т. д.). Постепенное снижение высот котловин к востоку [Выркин, 1998], а следовательно, изменение климатического режима, повлекло изменение характера лесной растительности, начиная от Харадабанской перемычки до Быстринской котловины, где преобладают уже смешанные березово-сосновые и сосново-березовые леса на дерновых лесных почвах.

На региональном уровне наблюдается большое сходство растительных сообществ в Дархатской, Хубсугульской и Тункинской котловинах, которые почти все относятся к группе Южно-Сибирских формаций, но на топологическом уровне выявляется ряд отличий. Так, с увеличением гумидности климата и постепенным снижением высот с запада на восток в горной системе Восточного Саяна и котловинах наблюдается смена кобрезиевых лугов на разнотравные и кустарниковые сообщества и выклинивание высокогорного пояса в обрамлении Быстринской котловины.

Бореальные ландшафты Дархатской и Хубсугульской котловин практически полностью сформированы лиственничными лесами на дерновых лесных грубогумусных почвах, которые в Тункинской котловине сменяются на темнохвойные и сосновые на подбурах, дерново-таежных и дерновых лесных почвах. Кроме того, здесь весьма распространены мелколиственные и смешанные леса.

В отношении степной растительности также отмечается ряд различий. В Юго-Западном Прибайкалье растительность типичных Южно-Сибирских формаций обогащается небольшими включениями видов Центрально-Азиатской формации. Среди них сухие тырсовые степи, которые восточнее Мондинской котловины не распространяются, а вострецовые галофитные луга ограничены только Дархатской котловиной. В целом растительность геосистем Дархатской, Хубсугульской и Тункинской котловин является сложным гетерогенным образованием, представленным широким спектром генетически различных типов растительности и их таксономических групп. В соответствии с постепенной ксерофитизацией степных фитоценозов в направлении с севера на юг претерпевает изменения флористический состав за счет увеличения числа видов, общих с Монголией.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64