Коллектив авторов.

Приграничные и трансграничные территории Азиатской России и сопредельных стран. Проблемы и предпосылки устойчивого развития



скачать книгу бесплатно

Введение

Процессы глобализации, необходимость сохранения идентичности, самостоятельности, обострение экологических проблем вносят существенные изменения в геополитику и социально-экономическое развитие России на федеральном и региональном уровнях. В связи с этим в постсоветском пространстве особенно острым является вопрос устойчивого развития приграничных территорий России с учетом экологических и геополитических факторов. Решение данного вопроса невозможно без учета процессов и явлений, происходящих на сопредельных приграничных территориях соседних стран. В современных условиях развития интеграционных взаимодействий в социально-экономической, культурной, экологической, природоохранной сферах приграничные территории могут рассматриваться как единые трансграничные территории, для которых необходима разработка согласованных между странами единых программ развития. Особенно актуально этот вопрос стоит в Азиатской России, с ее слабой заселенностью, обилием разнообразных природных ресурсов и в целом низким социально-экономическим потенциалом. Россия в ее азиатской части граничит с различными государствами (Казахстаном, Монголией, Китаем, КНДР), темпы социально-экономического развития которых и характер межгосударственных отношений с которыми весьма различаются. Эти трансграничные территории отличает большое разнообразие природных условий: от степных ландшафтов российско-казахстанского и российско-монгольского пограничья, горно-лесных ландшафтов Алтая, Саяна, Большого и Малого Хингана, Восточно-Маньчжурских гор (российско-монгольские и российско-китайские трансграничные геосистемы) до водно-болотных угодий среднего Амура, оз. Ханка и р. Туманная. Вместе с тем государственной границей пересекаются целостные природные и природно-ресурсные системы различных типов, например, бассейны рек Иртыш, Селенга, Амур, Байкальская природная территория. Большое разнообразие трансграничных территорий требует дифференцированного перечня требований и информации для формирования программ устойчивого развития приграничных территорий России в ее азиатской части. Определение стратегии сбалансированного социально-экономического развития включает разработку возможных сценариев социально-экономического развития районов, подготовку рекомендаций по согласованию отраслевых стратегий (развития сельского и лесного хозяйств, промышленности, инвестиционного комплекса, социальной и инженерно-транспортной инфраструктур, земельных отношений, рационализации местных бюджетов и финансовых потоков). Итогом интегрирования целей ландшафтного и социально-экономического планирования развития территорий может стать разработка наиболее адекватной стратегии оптимизации территориальной организации на уровне районных муниципальных образований.

Россия активно развивает внешние связи, в последнее время вступила в различные авторитетные международные организации Европы и Азии, стоит на пороге вступления во Всемирную торговую организацию.

Как известно, в конце XX в.

произошли кардинальные политические изменения на территории бывшего Советского Союза и прилегающих государств. Все бывшие союзные республики обрели самостоятельность, при этом некоторые из них проводят политику, которую вряд ли можно назвать добрососедской, и ориентируются на сотрудничество с военным блоком НАТО – традиционным противником России на международной арене.

Точно так же практически страны бывшего Варшавского договора или партнеры по социалистическому лагерю вступили или вступают в тот же блок НАТО[1]1
  Можно ли столь прямолинейно сегодня толковать НАТО как нашего потенциального противника: ведь имеется комитет НАТО «Наука ради мира», да и последние политические события свидетельствуют о возможности договариваться с НАТО, например, проект создания единой военной базы ПВО в Азербайджане, и др.


[Закрыть]
, со всеми вытекающими отсюда геополитическими последствиями.

Таким образом, происходит политическая изоляция России на западных рубежах. Поэтому российское руководство вынуждено диверсифицировать свою политику, искать интересы и развивать сотрудничество с восточными соседями. Следует отметить, что геополитические изменения на постсоветском пространстве привели к изменению государственных границ и появлению 8 новых соседей по планете. Не случайно, в новых геополитических условиях Россия выступила одним из инициаторов создания ЕврАЗС и Шанхайской организации содружества, развивает тесные контакты с Ассоциацией Тихоокеанского экономического сотрудничества. На этом фоне важнейшей задачей внешней политики России становится дальнейшее усиление сотрудничества с Китаем – растущим мировым экономическим лидером и с Монголией, страной, имеющей давние связи с Россией, занимающей стратегическое геополитическое положение, располагаясь между Россией и Китаем. Этой проблеме посвящены многочисленные публикации, которые исследуют различные аспекты социально-экономического развития этих стран и решения природоохранных проблем.

Однако большинство из этих работ посвящено анализу межгосударственных отношений России, Китая и Монголии, в них практически не затрагиваются проблемы комплексного развития приграничных регионов. По нашему мнению, индикатором эффективности геополитического и экономического сотрудничества государств являются в первую очередь трансграничные территории. Между тем приграничные территории Азиатской России в социально-экономическом плане как отставали по темпам социально-экономического развития, так и продолжают отставать, даже от прилегающих регионов. В этом плане мы наблюдаем резкую асимметрию развития наших приграничных районов по сравнению с такими же территориями сопредельных стран.

Поэтому в нашу задачу не входит анализ глобальных политических событий или оценка ситуации, формируемой федеральным центром. Для нас особый интерес представляет изучение процессов, происходящих на региональном уровне, в пределах территорий субъектов Российской Федерации, граничащих с Китаем, Монголией, Казахстаном – нашими историческими и стратегическими партнерами[2]2
  На наш взгляд, нельзя рассматривать региональные процессы вне контекста национальной и международной политики, особенно для приграничных территорий.


[Закрыть]
. Главной задачей настоящей работы является анализ доказательной базы данного факта и разработка системных мероприятий по развитию социально-экономического потенциала субъектов, расположенных вдоль государственных границ Азиатской России, как важнейшее условие решения геополитических проблем страны в XXI в.

Необходимо признать, что кроме политических и экономических задач в последнее время все большее внимание привлекают экологические проблемы, связанные в первую очередь с использованием водных ресурсов трансграничных бассейнов. События с загрязнением р. Амур со стороны китайской р. Сунгари показали сложность трансграничного сотрудничества в сфере совместного использования речных вод. Без всяких согласований китайская сторона ведет работы по отводу части стока рек Черный Иртыш и Аргунь на цели мелиорации. Такие масштабные гидрологические эксперименты будут иметь самые тяжелые последствия для наших речных экосистем и экономики территорий прилегающих территорий. По всем прогнозам, следующее десятилетие будет ознаменовано политическими конфликтами, связанными с недостатком пресной воды для питьевых, промышленных, жилищно-коммунальных и мелиоративных целей. Многие крупнейшие реки планеты пересекают границы ряда государств, и от разработки общих принципов водопользования зависит жизнь миллионов людей (Дунай, Рейн, Нил, Конго и др.).

Мы должны признать тот факт, что политические, экономические и экологические вопросы на трансграничных территориях тесно связаны между собой и их решение возможно только на основе системных исследований, учитывающих общие интересы сторон.

Не менее важным обстоятельством является и этнокультурный фактор. Южная Сибирь и Забайкалье, Северный Китай и Монголия относятся к центрам распространения различных течений буддизма[3]3
  Заметим, что на западной части рассматриваемой территории распространено мусульманство, сильны и языческие обряды, шаманизм.


[Закрыть]
. Коренные народы, живущие на этой огромной территории, традиционно занимаются кочевым животноводством, что позволило Л. Н. Гумилеву объединить ее под условным названием Великая Степь, которая простирается от берегов Волги до Тихого океана.

Важнейшей проблемой России становится дефицит трудовых ресурсов, особенно в ее азиатской части[4]4
  На самом деле, такого рода проблем значительно больше: например, низкая плотность населения и диспропорции в расселении, причем дефицит кадров, если его рассматривать с позиций всей Азиатской России, относителен. Главный вопрос в качестве трудовых ресурсов и их территориальном распределении, но его решение выходит за рамки регионов ближнего приграничья.


[Закрыть]
, где расположены стратегические запасы всех природных ресурсов, обеспечивающие основные бюджетные поступления. Начиная с перестроечного периода во всех регионах Сибири и Дальнего Востока происходит сокращение населения.

Интенсивное сокращение отмечено и в приграничных субъектах федерации, в том числе в муниципальных образованиях, расположенных вдоль государственной границы. На этом фоне происходит рост населения Монголии и особенно Китая – в провинциях, расположенных вдоль российской границы. На основании сказанного очевидно, что российская экономика на восточных рубежах уже не может функционировать без привлечения иностранной рабочей силы. Вопрос в том, как это сделать в рамках взаимовыгодного сотрудничества.

Особую тему представляет существующее сегодня нерациональное использование лесных ресурсов, отсутствие комплексного подхода к освоению минерального сырья и других природных ресурсов. Причем ввоз сырья становится частью государственной экономической политики Китая. Все это приводит к заведомому отставанию приграничных регионов России.

Большое число исполнителей проекта усложнило задачу координации исследователей на этой обширной территории от Урала до Дальнего Востока. Отсюда понятно разнообразие подходов к решению поставленных проблем, что иногда нарушало монографический стиль изложения материала. Тем не менее данная работа представляет собой первое системное исследование ресурсного потенциала и проблем социально-экономического развития приграничных территорий Азиатской России с тремя важнейшими соседями – Казахстаном, Монголией и Китаем.

Вышеизложенное актуализирует широкомасштабное и комплексное исследование приграничных и трансграничных территорий Азиатской России с целью разработки научных основ программы устойчивого развития приграничных территорий азиатской части России с учетом экологических, социально-экономических и геополитических факторов. Следует особо отметить интеграционный характер проведенных исследований. Ни один, даже самый крупный, институт не в состоянии самостоятельно решить поставленные задачи. Совместными усилиями институтов географического профиля Сибирского, Дальневосточного и Уральского отделений РАН в 2006–2008 гг. реализовывался Интеграционный проект № 6.12 «Трансграничные территории азиатской части России и сопредельных государств: геоэкологические и геополитические проблемы и предпосылки устойчивого развития». Научное руководство проектом осуществлялось академиком РАН П. Я. Баклановым (инициатор проекта), членом-корреспондентом РАН А. Н. Антиповым, членом-корреспондентом РАН А. К. Тулохоновым, членом-корреспондентом РАН А. А. Чибилевым и доктором географических наук Ю. И. Винокуровым.

В написании монографии приняли участие сотрудники следующих институтов:

Байкальский институт природопользования СО РАН (г. Улан-Удэ): чл. – кор. РАН А. К. Тулохонов – введение [соавт.], гл. 2, § 9.6; А. К. Тулохонов, Э. М. Зомонова, Д. А. Дарбалаева – § 11.9; А. К. Тулохонов, Б. Л. Раднаев – заключение; В. С. Батомункуев, М. В. Слипенчук – § 6.2.1; В. С. Батомункуев – § 10.4 [соавт.], § 11.11 [соавт.]; А. Г. Базарова – § 13.3; А. Н. Бешенцев – § 6.2.5; Д. Г. Будаева [соавт.] – § 12.3; Б. О. Гомбоев, А. И. Литвинцева, А. В. Макаров, Б. Б. Гомбоев – § 6.2.2; А. Н. Гладинов, Т. Б. Цырендоржиева (Бурятский госуниверситет), В. С. Батомункуев – § 10.4; З. А. Данилова – § 13.2; Д. А. Дарбалаева, У. В. Цыренжапова – § 12.1; Г. Г. Жамбалова – § 12.4; А. В. Макаров, Д.Ц.-Д. Жамьянов – § 8.2; A. С. Михеева – § 8.3; П. В. Осодоев, Д. Дамба – § 11.5; С. Д. Пунцукова – § 6.2.3; Б. Л. Раднаев – введение [соавт.], заключение [соавт.], § 9.2; Б. Л. Раднаев, Н. А. Бардаханов – § 12.2; Э. Д. Санжеев – § 6.2.4; Л. М. Ханджапова, Н. Б. Лубсанова – § 11.10.

Институт водных и экологических проблем СО РАН (г. Барнаул):Ю. К. Винокуров, С. Г. Платонова, В. В. Скрипко – § 5.2; Б. А. Красноярова, П. П. Спирин – § 9.1; Б. А. Красноярова – § 11.4; П. П. Спирин – § 11.2, 11.3; С. П. Суразакова – § 9.3.

Институт географии СО РАН (г. Иркутск): Ю. М. Семенов – гл. 3; B. Б. Выркин, И. А. Белозерцева, Е. Н. Миронова – гл. 4; Н. В. Воробьев – § 13.1; О. В. Евстропьева [соавт.] § 12.3.

Институт природных ресурсов, экологии и криологии (г. Чита): В. Ф. Задорожный – § 14.2, § 11.11 [соавт.]; А. Н. Новиков – § 1.3; В. З. Багова – § 14.4; Ф. Ф. Быбин – § 6.3.1; О. Н. Гурова, М. С. Новикова – § 8.5; О. Ф. Малых – § 6.3.2; А. Т. Соловова – § 14.1, 14.3; А. П. Чечель – § 8.4.

Тувинский институт комплексного освоения природных ресурсов (г. Кызыл): Т. М. Ойдуп – § 6.1, 8.6, 9.4, 9.5; Т. М. Ойдуп, А. Ч. Кылгыдай – § 11.6.

Тихоокеанский институт географии ДВО РАН: акад. РАН П. Я. Бакланов – введение [соавт.]; П. Я. Бакланов, С. С. Ганзей – § 1.1, 1.2, 10.1, 11.7; С. С. Ганзей, Н. В. Мишина – § 7.1; С. С. Ганзей – § 7.2; О. С. Корниенко, С. С. Ганзей – § 11.8; М. Т. Романов – § 10.2; Г. Г. Ткаченко – § 7.3; Г. Г. Ткаченко, С. С. Ганзей – § 7.4.

Институт комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН:C. В. Аносова, Т. М. Комарова, С. Н. Мищук – § 7.5.

Институт степи УрО РАН: чл. – кор. РАН А. А. Чибилев, А. А. Соколов – § 5.1; А. А. Чибилев (мл.) – § 8.1, 11.1.

Часть I
Теоретические основы изучения приграничных и трансграничных эффектов

Глава 1
Теоретико-методологические подходы к исследованию устойчивого развития приграничных и трансграничных территорий
1.1. Понятие приграничных и трансграничных территорий

На рубеже XX и XXI вв. международное сотрудничество перешло, по-видимому, на новый этап – широкого развития интеграционных отношений. В разнообразные интеграционные процессы стали активно вовлекаться приграничные территории. В связи с этим усилилось внимание к научным исследованиям приграничных и трансграничных территорий, проблемам и предпосылкам их развития [Колосов, Мироненко, 2001; Баденков, 2003; Бакланов, 2000; Бакланов и др., 1995, 2001, 2003а; Бакланов, Ганзей, 2004; Винокуров и др., 2002; Ганзей, 2003; 2004; Гуня, Бауш, 2002; Колосов, Бибанов, 1991; Колосов, Туровский, 1997а; и др.].

Стали предприниматься попытки разработки специальных программ природопользования и развития приграничных и трансграничных территорий [Программа устойчивого землепользования…, 1996; Kachur et al., 2001; Комплексная программа политики., 1993; Трансграничный диагностический анализ., 2002; и др.]. Однако подходы и критерии выделения приграничных и трансграничных территорий остаются недостаточно строгими.

Приграничная территория в целом может быть выделена как территория с наличием свойств реального или потенциального взаимодействия и взаимовлияния соседних государств. Такие свойства проявляются на разных территориальных уровнях. Непосредственно вблизи государственной границы, как правило, и с той, и с другой стороны формируются структуры, обслуживающие функции охраны границы, ее разделяющие функции и функции межгосударственных связей – таможенные и транспортные структуры. Сочетание всех этих звеньев именуют приграничной инфраструктурой. В пределах территории, удаленной от государственной границы на десятки километров, размещаются (или могут размещаться) различные структуры внешнеэкономического сотрудничества: совместные предприятия, торговые центры, туристические фирмы, ориентированные, прежде всего, на взаимодействие с приграничными районами соседней страны. Наконец, определенные формы взаимовлияния и взаимодействия появляются в пределах административных территорий, непосредственно прилегающих к государственной границе. Во-первых, это так называемые низовые, или муниципальные, районы, а в Китае, например, уезды. Во-вторых, это субъекты Российской Федерации, т. е. республики, края, области и т. п., в Китае – провинции. Если некоторая административная территория выходит к государственной границе, то в ее управленческой структуре, как правило, появляется функция и орган приграничного сотрудничества, который будет стремиться усилить положительные стороны приграничного сотрудничества, распространить их на всю подведомственную территорию, а в отдельных случаях – и защитить ее от негативных воздействий.

В более строгом смысле приграничные территории – это территории, непосредственно прилегающие к государственной границе, испытывающие на себе наибольшее влияние границы и соседней страны и обладающие особым, дополнительным потенциалом развития и международного сотрудничества. Его можно назвать специфическим потенциалом приграничья.

Специфический потенциал приграничья складывается из ряда составляющих, или факторов.

1. Географическое положение приграничной территории, ее близость к государственной границе и, соответственно, зарубежной стране – примерно до 100 км при 1,5-2-часовой доступности. В этой связи любая территория с любым типом ландшафта и освоенности, прилегающая к государственной границе, является приграничной. Вопрос заключается в том, где проходит ее внешняя граница.

2. Специфическая инфраструктура: наличие транспортных переходов на государственной границе (причем часто для различных видов транспорта); энергетических переходов; инфраструктуры пограничного и таможенного контроля, связи, объектов сервиса и др. Приграничная территория может обладать значительным транзитным потенциалом.

3. Возможность широкого использования ресурсов и потенциала приграничья соседней страны, в том числе различных природных ресурсов – земельных, лесных, водных, рекреационных и др.

4. Возможность привлечения к различным формам сотрудничества населения из приграничья одной страны в приграничье другой, и наоборот.

5. Возможность вовлечения в различные формы международного сотрудничества, в том числе во внешнеэкономическую деятельность значительной части населения приграничья (до 50 % и более).

6. Широкое использование рынков двух стран в пределах территорий, прилегающих к границе.

7. Возможность развития в приграничье сочетания разных видов деятельности на основе взаимовыгодного международного сотрудничества: в сфере торговли, экспортно ориентированных производств, в том числе небольших и малых предприятий, компаний, производств по переработке импортного сырья, полуфабрикатов (т. е. основанных на импорте); туристических компаний и объектов международного туризма; развитие культурно-образовательных видов деятельности и др.

Выделив все составляющие потенциала приграничья, можно достаточно строго определить и рубежи, а на их основе и границы такой территории. Последние будут выделять территорию с максимально высоким или существенным потенциалом приграничья, включающим все его составляющие.

Таким образом, в пределах приграничной территории одной страны реализуется значительное влияние приграничной территории другой страны. В процессе многостороннего взаимовлияния и взаимодействия приграничных территорий двух соседних стран происходит формирование особой достаточно целостной территории – международной трансграничной территории.

Целостность международных трансграничных территорий усиливается, если в их основе лежат целостные природные системы, например, бассейны рек, озер, пересекаемые государственной границей (для юга Дальнего Востока России – это бассейны рек Амура, Уссури, Туманной, бассейн оз. Ханка). Для достижения устойчивого природопользования и развития таких территорий необходима разработка совместных международных программ. Основу последних должны составлять совместные комплексные исследования соответствующих территорий и акваторий.

Две приграничные территории соседних стран скрепляют, соединяют в международную трансграничную территорию особые трансграничные структуры, формирующиеся на основе использования потенциала приграничья, а именно:

– трансграничные переходы для разных видов транспорта;

– инфраструктура, формирующаяся при трансграничных переходах (службы пограничного и таможенного контроля, объекты связи, торговли, сервиса, другой рыночной инфраструктуры);

– энергетические переходы;

– различные виды деятельности компаний, населения и др.

Хорошим примером этого являются, например, формирующиеся российско-китайские производственно-торговые комплексы Пограничный – Суйфыньхэ, Забайкальск – Маньчжурия и др. В перспективе они могут стать многоотраслевыми трансграничными социально-экономическими системами с особым режимом регулирования. Важную роль в управлении такой системой должны играть специальные межправительственные соглашения, а также международные комиссии из представителей бизнеса и регионального управления.

Вместе с тем, приграничная территория, как правило, не является целостной географической системой, так как одна из ее границ, совпадающая с государственной, проведена искусственно и не отражает закономерного изменения структуры и типа функционирования природной среды. Более того, динамика приграничной территории зачастую определяется и рядом факторов, расположенных по другую сторону от границы. Поэтому полный, комплексный анализ приграничной территории возможен лишь с учетом естественных и антропогенных процессов, происходящих и на соседней приграничной территории в пределах соседнего государства.

Это обстоятельство также определяет необходимость выделения и изучения трансграничных территорий [Программа устойчивого землепользования…, 1996; Kachur et al, 2001; Трансграничный диагностический анализ. Каспийская экологическая программа, 2002; Transboundary diagnostic analysis. Tumen River…, 2002; и др.], состоящих, как минимум, из двух взаимосвязанных приграничных территорий. Такой подход позволяет рассматривать трансграничную территорию как относительно целостную природно-антропогенную систему, обладающую своей структурной организацией и типом функционирования, и проводить географический анализ всей этой территории на основе принципов комплексности и общности методических подходов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64