Коллектив авторов.

Правовая система Российской Федерации



скачать книгу бесплатно

Романо-германская правовая семья более доктринальная в смысле восприятия и абсорбирования правовых теорий и доктрин, чем англосаксонская правовая система. В соответствии со сложившейся в пределах романо-германского права концепции (во Франции, Италии, Германии и т. д.) право не должно быть только профессиональным достоянием юристов. В системе континентального права существуют общие принципы и идеи, на основе которых формируется и развивается право.

Право стран романо-германской правовой семьи – это всегда право, основанное на принципах. На формирование принципов системы права стран романо-германской правовой семьи существенное влияние оказало римское право. С практическим использованием римских норм и институтов в право континентальной Европы внедряются и соответствующие принципы права римской юриспруденции, формирование которых непосредственно связано с исследованием римских источников права, преимущественно Кодификации Юстиниана. Такие общетеоретические принципы, как принцип верховенства права и верховенства закона, принцип юридического равенства перед законом и судом, принцип справедливости правосудия, принцип недопустимости повторного наказания за одно и то же правонарушение и другие принципы берут свое начало из классического римского права.

Тесная связь с римским правом во многом предопределила другие особенности романо-германского права:

1) основной источник – нормативные правовые акты. Данная правовая система предполагает, что правоприменитель осуществляет квалификацию тех или иных действий на основе имеющихся правовых нормативов. В странах с романо-германской правовой системой роль судебного прецедента как источника права по сравнению с нормативно-правовым актом незначительна. Судебный прецедент, как правило, в континентальной правовой семье признавался и признается. Но он является вторичным, а не первичным источником права. И в данном случае можно и нужно говорить о приоритете закона перед прецедентом – продуктом судейского правотворчества;

2) главная роль в формировании права отводится законодателю. В период становления государств в континентальной Европе главным законодателем являлся монарх (за редким исключением). Но уже в период расцвета Средневековья в Европе появляются представительные органы (например, в Англии – парламент, во Франции – Генеральные штаты), которые от имени государства также, наряду с монархом, принимают участие в принятии законов, т. е. в формировании позитивного права. В дальнейшем они занимают доминирующее положение в принятии законов, а после буржуазных преобразований прерогатива издания законов всецело переходит к представительным органам;

3) четко выраженное деление на отрасли права. Данное деление в большинстве стран континентальной Европы произошло значительно раньше и носило более последовательный характер, чем в России;

4) ярко выраженное деление на частное и публичное право. Отметим, что в самом римском праве деление на публичное и частное право появилось лишь на одной из самых поздних стадий его развития – в классический период.

Следует подчеркнуть, что в различных странах романо-германской правовой семьи перечень отраслей права, причисляемых к частным и публичным, не одинаков. Так, в правовой системе Франции к публичным отраслям обычно относят: конституционное право, административное право, финансовое право и международное публичное право. К частным – «собственно частное право», коммерческое право, включающее в себя также морское право, гражданское процессуальное право, уголовное право, трудовое право, сельскохозяйственное право, право индустриальной собственности, право интеллектуальной собственности, лесное право, право социального обеспечения, транспортное право, воздушное право, право, регулирующее отношения в угольной промышленности, и международное статутное право. Кроме того, специалисты в области французского права отмечают, что, несмотря на то, что уголовное право «по своей природе и характеру является публичным правом», тем не менее по французской классификации оно относится к разряду частного права, поскольку содержит в себе множество положений, «направленных на защиту частноправовых интересов и отношений».

Несколько иначе решается вопрос об отношении той или иной отрасли права к публичной или частной в Германии. К категории публичных отраслей в данной стране относится не только конституционное, административное, финансовое (налоговое) и международное публичное право, но и уголовное право, уголовно-процессуальное право, гражданско-процессуальное право, система правовых норм и институтов, опосредствующих отношения сторон, возникающих в результате банкротства, церковное право и так называемое «согласительное право». К частноправовым дисциплинам в Германии относятся такие как: гражданское право, коммерческое право, право компаний, право «переговорного инструментария», право интеллектуальной собственности, патентное право, торговое право и международное частное право. Кроме того, существуют отрасли, которые не относят ни к частным, ни к публичным. Это такие отрасли, которые могут рассматриваться в одних отношениях как частные, а в других – как публичные. Это относится, например, к трудовому праву;

5) высокий уровень нормативных обобщений достигается при помощи кодифицированных нормативных актов. В отличие от других правовых семей, в романо-германской правовой семье кодификация имеет глубокие исторические корни и охватывает практически все отрасли и институты права.

В романо-германской правовой семье, как правило, используются следующие источники права: нормативно-правовые акты; правовые обычаи; нормативные договоры; общие принципы права, именуемые иногда в научной литературе как «высшие принципы»; общие принципы и нормы международного права; доктрины, с помощью которых вырабатываются многие принципы романо-германского права. В романо-германской правовой семье используются и судебная практика, судебные прецеденты, которые, однако, не играют такой важной роли, как в странах англосаксонской семьи.

Среди источников права важнейшую роль играют нормативно-правовые акты, которые имеют ряд признаков, присущих для романо-германской правовой семьи:

1) исходят от государства, являются результатом деятельности компетентных субъектов правотворчества;

2) содержат в себе правовые нормы;

3) имеют определенную документально-письменную форму;

4) принимаются и осуществляются в юридически урегулированном процедурно-процессуальном порядке;

5) их реализация обеспечивается комплексом мер государственного воздействия, в том числе и мерами государственного принуждения. Последнее предполагает, что в случае нарушения норм права государство применяет соответствующие меры государственного воздействия в виде уголовно-правовых, гражданско-правовых, административно-правовых и иных санкций в отношении нарушителей.

Нормативно-правовые акты классифицируются по различным основаниям: по субъекту правотворчества, по сфере действия, по сроку действия, по предмету правового регулирования и др.

В целом все источники права во многих странах романо-германской семьи часто классифицируются по комплексу критериев, которые включают в себя их юридическую силу, социальную значимость и степень распространенности среди других источников права.

По данным критериям выделяют, соответственно, первичные и вторичные источники права. Первичные источники охватывают собой нормативные акты и обычаи. Иногда к первичным источникам относят также общие принципы права.

К вторичным источникам относятся судебная практика, судебные прецеденты и доктрины, которые имеют определенный юридический вес в странах романо-германской правовой семьи тогда, когда первичные источники отсутствуют или же когда они не в полной мере могут регулировать соответствующие общественные отношения.

Среди первичных источников романо-германского права первостепенную роль играет закон, который является основой правопорядка. В отличие от законов других правовых семей (например мусульманской или англосаксонской) занимает высшую ступеньку в иерархии всех источников права.

Иерархия имеет место и в самих законах. Как правило, законы в странах романо-германской правовой семьи имеют соответствующий иерархический структурный ряд: конституционные законы; кодексы; обычные законы.

Следует отметить, что закон в странах романо-германского права рассматривается не только в узком, своем изначальном смысле как акт, исходящий от законодательного органа, принятый в особом процессуальном порядке, обладающий высшей юридической силой и регулирующий наиболее важные общественные отношения, но и в более широком контексте.

Под законом в широком смысле (при расширительном толковании) понимаются практически все нормативно-правовые акты. Другими словами, в этом случае под законом понимаются фактически все письменные юридические акты, принятые в установленном порядке компетентными субъектами правотворчества и содержащими нормы права (иногда закон в широком смысле обозначается как законодательство).

С учетом особой роли закона в романо-германской семье особое значение приобретает вопрос о том, чтобы его текст воспринимался всеми участниками правоотношений одинаково. Отметим, что в романо-германском праве в отношении законов, а вместе с ними и других нормативных актов существует расхождение между теорией, требующей строго следовать букве закона, и практикой, ставящей правоприменителей перед необходимостью «широкого, смыслового» понимания и толкования законов.

К первичным источникам романо-германской правовой семьи относятся и правовые обычаи. Данные источники права в различных странах континентального права играют различную роль. Так, во Франции и Германии они имеют весьма ограниченное влияние. В то же время в некоторых провинциях Испании, в особенности в Каталонии, обычное право, сформированное на базе местных обычаев, почти полностью заменяет собой национальное гражданское право и, в силу этого, вполне обоснованно рассматривается как весьма важный первичный источник права.

В числе вторичных источников права особое положение занимает судебный прецедент. Он в странах романо-германской правовой семьи занимает неопределенное и довольно противоречивое положение среди других источников права. В некоторых странах фактически действует прецедентное право. Так, в Испании официально признается правотворческая роль судебной практики, которая, будучи основанной на ряде решений Верховного суда Испании, формирует так называемую «общую правовую доктрину», нарушение которой, согласно закону, является одним из важнейших оснований для обжалования судебных решений в Верховный суд. В некоторых государствах (Италия, Греция, Норвегия и др.) прецедент в качестве источника права не признается, а фактически применяется. В Германии судебное право формально не признается сколько-нибудь значащим источником права, но в то же время в реальной жизни этой страны суды играют довольно значимую роль как толкователи правовых норм.

Наиболее «ортодоксальным противником» прецедентного права является Франция. Неприятие прецедента как источника права имеет исторические корни. Еще Законом от 16.08.1790 судам запрещалось использовать прецеденты. Позже эти запреты были несколько смягчены ст. 4 и 5 Гражданского кодекса Франции (Кодекса Наполеона). Однако эти концептуальные положения, по сути, действуют и в настоящее время.

У судебного прецедента в странах романо-германской правовой семьи имеются особенности соотношения с законом. В отличие от стран англосаксонской системы права в странах романо-германской закон неизменно находится на первом плане по отношению к прецеденту, который, по общему правилу, возникает и действует в соответствии с законом.

Наряду с судебным прецедентом к числу вторичных источников права в романо-германском праве относят доктрины.

Отметим, что в самом широком смысле доктрина в романо-германском праве употребляется: а) как учение, философско-правовая теория (например, в Западной Европе возникла доктрина марксизма, оказавшая огромное влияние на развитие многих государств Европы, в первую очередь в России); б) как мнения ученых-юристов по тем или иным вопросам, касающимся сущности и содержания различных юридических актов, по вопросам правотворчества и правоприменения; в) как научные труды наиболее авторитетных исследователей в области государства и права; г) в виде комментариев различных кодексов, отдельных законов и др.

Следует отметить, что доктрины опосредованно влияют на законодателя. Им приходится становиться на сторону той или иной юридической концепции. Доктрины создают способы, методы толкования и реализации права, генерируют идеи, создают правовые понятия. Они оказывают значительное влияние на правоприменительный процесс, особенно в тех случаях, когда имеются пробелы или коллизии в праве.

Таким образом, романо-германская правовая семья имеет определенные особенности, присущие только ей, в частности: органическая связь с римским правом; образования и формирования романо-германского права на основе изучения римского и канонического права в итальянских, немецких и французских университетах; ярко выраженная доктринальность и концептуальность по сравнению с другими правовыми семьями; в системе источников права закон имеет особую, доминирующую роль; абстрактный характер норм права; ярко выраженный кодифицированный характер; разделение на публичное и частное право.

1.3. Англосаксонская правовая семья

Англосаксонская правовая семья является одной из наиболее распространенных в мире правовых систем. Примерно треть населения земного шара руководствуется ее процедурами. Англосаксонская правовая семья охватывает такие страны, как Англия, США, Канада, Австралия, Северная Ирландия, Новая Зеландия, а также многие другие страны.

Англосаксонская правовая система имеет характерные особенности, за счет которых значительно отличается от правовых систем мира.

Система англосаксонского права зародилась и сформировалась в Англии. На формирование англосаксонского права главным образом повлияла автономность по связям с континентального Европе. В англосаксонской правовой семье выделяют две правовые группы: английское общее право и американское право.

В группу английского права входят правовые системы Англии и Уэльса, Канады, Австралии, Новой Зеландии и других правовых систем Британского содружества наций (36 государств-участников). Не подпадают под признаки английского права правовые системы Северной Ирландии, Шотландии, а также провинции Квебек (Канада), хотя они и входят в Содружество. К американскому праву относится правовая система США.

Англосаксонское право не имеет внутреннего разделения на публичное и частное, общесоциальное и юридическое. Оно не дифференцируется на гражданское и административное, уголовное и торговое. В английском праве не существует отраслевых институтов, как совокупности однотипных норм права. Нормы права не делятся на императивные и диспозитивные, нормы законов и подзаконных актов.

Следовательно, важной особенностью английской правовой семьи является отсутствие четко выраженного (по сравнению с континентальным правом) разделения на отрасли права. Нормы общего права направлены, прежде всего, на решение проблем, а не на формулировку общего правила поведения как ориентира на будущее. То есть английское право не является кодифицированным. Здесь до сих пор речь идет лишь о систематизации путем консолидации – процесса соединения законодательных положений по одному вопросу в единый акт. Основную роль в правовой жизни общества играет юридическая практика (административный или судебный прецедент).

По своей структуре английское право делится на общее право и право справедливости. Это обусловлено историческими особенностями развития английской судебной системы. Общее право создавалось королевскими судами, а право справедливости – судом лорд-канцлера.

Если королевские суды не могли рассмотреть или разрешить спор, то у истца оставалась еще одна возможность – обратиться непосредственно к королю как источнику всех справедливостей и милостей. Но это обращение должно было пройти через лорда-канцлера. Лорд-канцлер, по существу, становится автономным судьей и единолично решает дела от имени короля и совета, делегировавших ему свои полномочия. Решения, выносимые лорд-канцлером, принимались с учетом «справедливости в данном случае» и приобретали систематический характер.

В 1873–1875 годах произошла модернизация судебной системы: было ликвидировано формальное различие между судами общего права и канцлерскими судами справедливости. Все английские суды получили право применять и нормы общего права, и нормы права справедливости, в отличие от прежде существовавшего положения, при котором надо было обращаться в суд общего права, чтобы получить разрешение на применение норм права справедливости.

Право справедливости – это совокупность норм, которые создавались судом канцлера, с тем чтобы дополнять, а иногда и пересматривать систему общего права. В силу пробелов и недостатков системы общего права граждане имели возможность обратиться за помощью к королю, чтобы он сам осуществил правосудие либо обязал суд принять справедливое решение. Его вмешательство было обоснованным в тех случаях, когда иные правовые средства отсутствовали. Но перед этим истец должен был обратиться к лорд-канцлеру.

Юристы и судьи Англии до наших дней воспитываются главным образом практикой. Университетское образование не столь необходимо для них, и в течение многих веков они часто обходились без него.

Нормы в англосаксонском праве делятся на законодательные и прецедентные. Нормы – это правила поведения общего характера. Прецедентные нормы являются частью судебного решения по конкретному делу, выносимого высшими судебными инстанциями, и имеют юридическое заключение по делу, аргументацию и мотивировку решения. Прецедент становится «образцом» для последующих судебных решений.

Судебный прецедент является важным источником англосаксонского права. Закон в англосаксонском праве реализуется именно через прецеденты. Право создавать прецеденты в Англии принадлежит только высшим судебным инстанциям: палате лордов, Судебному комитету Тайного совета, Апелляционному суду и Высокому суду. Суть прецедента заключается в том, что обязанность судов принимать решения на основе решений высших судебных инстанций.

Еще одним источником англосаксонского права выступают законы (уставы) и подзаконные нормативные акты. Закон может отменить прецедент – в этом заключается приоритетность устава над прецедентом. Известным является тот факт, что Великобритания не имеет писаной конституции, однако существует определенная совокупность норм законодательного происхождения, регламентирующего основные права и обязанности подданных. Законы и подзаконные нормативно-правовые акты признаются источником права только после того, как они будут апробированы судебной практикой.

Английская классическая теория видит в законе второстепенный источник права, способно только дополнять и вносить ряд поправок к нормам права, созданным судебной практикой. Источником английского права признается также обычай. Однако его значение второстепенное. Сейчас обычай имеет очень ограниченное использование.

Правовая доктрина, которая является концептуально оформленной мыслью известных ученых по праву, также признается источником английского права.

В Англии и США – одна и та же концепция права, существует одно и тоже разделение права, используются одни и те же понятия и трактовка нормы права. Для американского юриста, как и для английского, право – это, прежде всего, право судебной практики. Нормы, созданные законодателем, по-настоящему входят в систему американского права только тогда, когда они неоднократно применяются судами и когда можно будет ссылаться на судебные решения. Право США в целом имеет аналогичную с общим английским правом структуру, однако при анализе конкретных вопросов выявляются многочисленные структурные различия. Одно из таких существенных расхождений связано с федеральной структурой США. Штаты, входящие в эту страну, наделены широкой компетенцией, в пределах которой создают свое законодательство и свою систему прецедентного права. Основным источником права юристы США считают нормы, как правила судебной практики, сформулированные в связи с конкретными делами.

Американское право имеет характерные особенности, что позволяет его выделить в отдельную группу англосаксонской правовой семьи: наличие Конституции, двухуровневый характер правовой системы (одновременно функционируют федеральная правовая система и правовые системы штатов), наличие большого количества кодифицированных и консолидированных актов, структурированность правовой системы, а также сочетание судебной практики с быстрым развитием отраслевого законодательства.

Таким образом, основной чертой, отличающей англосаксонскую правовую систему от других, является то, что основным источником права в ней есть судебный прецедент. Суды при решении вопросов должны руководствоваться решениями, вынесенными высшими судебными инстанциями. Можно утверждать, что признание прецедента источником права означает, что суд осуществляет не только юридическую функцию (решение конфликтов на основе права), но и фактически создает право.

Англосаксонское право не имеет внутреннего разделения на публичное и частное, а также вместо разделения на различные отрасли (гражданское, административное, уголовное) дифференцируется на общее право и право справедливости. Эти характерные отличия обусловливают многие другие особенности англосаксонской правовой системы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12