Коллектив авторов.

Государи всея Руси: Иван III и Василий III. Первые публикации иностранцев о Русском государстве



скачать книгу бесплатно

© Мединский В. Р., 2017

© Чертопруд С.В. ред. – составитель, 2017

© Коллектив авторов, 2017

© ООО «ТД Алгоритм», 2017

Вступление

В конце XV века начался «бум» на сочинения иностранцев о России. Тогда их было написано не менее полутора десятков. По тем временам немало. И тогда же западные авторы начали сочинять многочисленные мифы о нашей стране. Например, именно тогда появился миф «о вечно пьяной России».

Посетивший Москву в 1476 году дипломат Венецианской республики Амвросий Контарини так написал о жителях Московии:

«Они величайшие пьяницы и весьма этим похваляются, презирая непьющих. У них нет никаких вин, но они употребляют напиток из меда, который они приготовляют с листьями хмеля. Этот напиток вовсе не плох, особенно если он старый. Однако их государь не допускает, чтобы каждый мог свободно его приготовлять, потому что если бы они пользовались подобной свободой, то ежедневно были бы пьяны и убивали бы друг друга, как звери.

Их жизнь протекает следующим образом: утром они стоят на базарах примерно до полудня, потом отправляются в таверны есть и пить; после этого времени уже невозможно привлечь их к какому-либо делу».

Хотя, по мнению западных мифотворцев, были и другие «грехи» у московитян. Цитата из письма Альберта Кампензе к Его Святейшеству Папе Клименту VII «о делах Московии», которое было написано в 1523 или 1524 году:

«Никто из московитян не смеет в чем-либо противоречить воле государя, и сей последний властен даже переводить их с места на место и назначать им жительство по своему усмотрению. Мужчины вообще рослы, сильны и привычны ко всем трудам и переменам воздушным, но очень склонны к пьянству. Эта народная слабость принудила государя их запретить навсегда, под опасением строжайшего взыскания, употребление вина, пива и другого рода хмельных напитков, исключая одних только праздничных дней. Повеление сие, несмотря на всю тягость оного, исполняется московитянами, как и все прочие, с необычайною покорностью».

Правда, сам Алберт Кампензе не был в России, но составил свое повествование о ней из сведений, сообщенных ему отцом его и братом, которые проживали долгое время в Москве и, по уверению автора, хорошо ознакомились с нравами, обычаями, языком и письменами московитян. Данное утверждение после знакомства с его произведением звучит весьма сомнительно.

Хотя больше всего мифов о Московии сознательно или непреднамеренно придумал Паоло Джовио (он же Павел Иовий Новокомский – епископ Ночерский, итальянский ученый-гуманист, придворный врач Римских пап, историк, биограф, географ, коллекционер). В частности, среди народов, что жили по соседству с Россией в начале XV века, были пигмеи, «которые в полном возрасте своем едва превышают нашего десятилетнего ребенка; они боязливы, щебечут, как птицы, и по строению тела, равно как и по свойствам своим, боле похожи на обезьян, нежели на обыкновенных людей».

Также он утверждает, что «в Новгороде (речь идет о Великом Новгороде – прим.

ред.) царствует вечная зима и мрачная продолжительная ночь, потому что Арктический полюс возвышается там над горизонтом на шестьдесят четыре градуса; Москва же, находясь шестью градусами ближе к экватору, во время солнцестояния по причине коротких ночей подвержена чрезвычайному зною».

Еще один странный обычай, который был известен лишь Павлу Иовию. «Храмы у московитян в величайшем почтении, так что ни мужчины, ни женщины, вкусив приятности любви, не могут входить в церковь, не омывшись прежде в домашних банях. От сего часто случается, что множество лиц обоего пола во время Божественной службы стоят за церковными дверьми и, тем обнаруживая недавнее свое невоздержание, принуждены бывают подвергаться дерзким и колким насмешкам со стороны молодых людей».

Также он указал на низкий социальный статус женщин. «Жены и вообще женский пол не пользуются у московитян таким уважением, как у других народов; с ними обходятся не лучше, как с рабами. Люди высшего круга весьма тщательно наблюдают за поведением и скромностью своих жен. Они не могут являться на пиршествах, ни ходить в отдаленную церковь, ни даже без важного дела отлучаться из дома. Зато простонародных женщин всякому иностранцу весьма удобно склонить к тайному свиданию небольшими подарками; из сего должно заключить, что знатные люди мало дорожат их любовью».

Часть первая
Государь всея Руси Иван III Великий

Мединский Владимир
Иван III Грозный против вечно пьяной России

С конца ХV века среди исторических источников о Русском государстве появляются сочинения иностранцев. Многие ученые считают сказания иностранцев живыми свидетельствами современников и полностью доверяют их сведениям о Московии. Так называлось Русское государство в их записках. Первым его употребил итальянский дипломат Амвросий (Амброджо) Контарини.

Контарини. «Путешествие в Персию»

«Город Московия расположен на небольшом холме; он весь деревянный – как замок, так и остальной город. Через него протекает река, называемая Моско. На одной стороне ее находится замок и часть города, на другой – остальная часть города. На реке много мостов, по которым переходят с одного берега на другой.

Это столица, т. е. место пребывания самого великого князя. Вокруг города большие леса, их ведь вообще очень много в стране. Край чрезвычайно богат всякими хлебными злаками. Когда я там жил, можно было получить более десяти наших стайев пшеницы за один дукат, а так же, соответственно, и другого зерна.

Русские продают огромное количество коровьего и свиного мяса; думаю, что за один маркет его можно получить более трех фунтов. Сотню кур отдают за дукат; за эту же цену – сорок уток, а гуси стоят по три маркета за каждого.

Продают очень много зайцев, но другой дичи мало. Я полагаю, что русские не умеют ее ловить. Торгуют также разными видами дикой птицы в большом количестве.

Вина в этих местах не делают. Нет также никаких плодов, бывают лишь огурцы, лесные орехи, дикие яблоки.

Страна эта отличается невероятными морозами, так что люди по девять месяцев в году подряд сидят в домах; однако зимой приходится запасать продовольствие на лето: ввиду больших снегов люди делают себе сани, которые легко тащит одна лошадь, перевозя таким образом любые грузы. Летом же – ужасная грязь из-за таяния снегов, и к тому же крайне трудно ездить по громадным лесам, где невозможно проложить хорошие дороги. Поэтому большинство поступают именно так, т. е. пользуются зимней дорогой.

В конце октября река, протекающая через город, вся замерзает; на ней строят лавки для разных товаров, и там происходят все базары, а в городе тогда почти ничего не продается. Так делается потому, что место это считается менее холодным, чем всякое другое: оно окружено городом со стороны обоих берегов и защищено от ветра.

Ежедневно на льду реки находится громадное количество зерна, говядины, свинины, дров, сена и всяких других необходимых товаров. В течение всей зимы эти товары не иссякают…

На льду замерзшей реки устраивают конские бега и другие увеселения; случается, что при этом люди ломают себе шею».

Эти записки были опубликованы в 1487 году. К концу XV века западные авторы посвятили Русскому государству полтора десятка сочинений. По мерам того времени немало, но сведения в них содержались скудные. Все авторы отмечали сильные холода, красоту женщин и мужчин, большое количество ценных мехов.

Почему иностранцы вдруг начали писать о нашей стране? Представлю контекст, в котором создавались их писания. Во второй половине XV века в правление Ивана III для европейцев Россия наконец-то «вышла из сумрака теней», избавившись от Ордынского ига. Да и в самой Европе изменилась обстановка. Закончились феодальные войны, образовалось сразу несколько крупных национальных государств: Франция, Англия, Испания, Швеция. Усилились Польша и Ливонский орден. Тогда же начался натиск Оттоманской империи. Для Венгрии и Молдавии возникла угроза потери независимости, итальянские города-государства лишились торговых путей после захвата турками в 1453 году Константинополя. Опасность нависла и над их колониями в Крыму и в устье Дона. Правители Рима, Генуи, Венеции, Римской империи искали союзников для борьбы с нарастающей турецкой угрозой.

К середине XV века о великом княжестве Московском лучше всего были осведомлены в Италии. Митрополит Исидор ездил на Флорентийский собор в 1439 году с обширной русской делегацией. А потом и вовсе бежал из России в Рим. Там уже бывший митрополит занял высокое место у престола Римского папы и, несомненно, сообщал много сведений папской курии о далекой стране и ее правителях.

В 1468 году у папы возник «русский проект»: выдать племянницу последнего византийского императора Константина Палеолога Зою (Софью) замуж за великого князя Московского Ивана III. Деньги для поездки Зои в Москву были выделены из казны, предназначенной для борьбы с турками.

Планируя привлечь Ивана III к антитурецкой лиге, в Ватикане считали русского великого князя сильным и самостоятельным правителем. На его заочную помолвку с Зоей в Риме были приглашены послы Венеции, Милана, Неаполя и Флоренции, что придало ей вид важного международного акта. Отправляя племянницу императора в далекую Московию, Римский папа полагал, что Зоя будет счастлива в браке с «добрым христианином», не принимавшим митрополитов от находившегося под властью Турции Константинопольского патриарха.

После замужества Зои, получившей на Руси новое имя Софья, в ноябре 1472 года начались активные контакты с Италией. Исследователи обнаружили в архивах сведения о пяти русских посольствах.

В 1488 году Венецию посетили родственники Софьи Дмитрий и Мануил Ралевы. На заседании Сената они рассказали о взятии в 1487 году войсками Ивана III Казани. Для Русского государства это была очень важная победа. Для венецианских купцов она обещала более безопасный торговый путь на Восток…

Читателя еще не утомили хитросплетения европейской политики 530-летней давности? Тогда самое время представить еще одну сторону, формировавшую восприятие Русского государства Западом. Визит в Италию представительного русского посольства очень обеспокоил Польского короля Казимира. Он даже сделал запрос в Ватикан, чтобы узнать о его цели. Казимир опасался, что родственники Софьи добьются в Ватикане королевского титула для Ивана III, и это поставит московского правителя на один ранг с ним.

Контарини. «Путешествие в Персию»

«Князь, насколько я понял, владеет большой страной и мог бы иметь достаточно людей для войска, но множество среди них – бесполезный народ. В северо-западном направлении страна эта граничит с Германией, принадлежащей Польскому королю.

Говорят, что существует некий народ язычников, не имеющий никакого правителя; однако, когда им взбредет в голову, они подчиняются русскому великому князю. Рассказывают, что некоторые из них поклоняются первой попавшейся вещи, а другие приносят в жертву какое-нибудь животное у подножия дерева, которому и поклоняются. Рассказывают еще о многом, но я помолчу об этом, так как ничего этого не видел и так как мне все это не кажется заслуживающим доверия.

Упомянутому государю от роду лет 35; он высок, но худощав; вообще он очень красивый человек. У него есть два брата и мать, которая еще жива; есть у него и сын от первой жены, но он в немилости у отца, так как нехорошо ведет себя с деспиной; кроме того, у него есть две дочери; говорят, что деспина беременна.

Я мог бы продолжить свой рассказ, но он был бы слишком длинен, если говорить обо всем».

Ну, а русские послы возвращались домой не с пустыми руками. Они вербовали итальянских мастеров, архитекторов, инженеров. В 1499 году Д. Ралев с М.Ф. Карачаровым посетили Рим, Венецию и Неаполь и в итоге навербовали столько специалистов, что их повозки с женами и детьми составили целый караван. Правда, добираться до России им пришлось несколько лет. Сначала итальянцев пытался задержать у себя молдавский государь Стефан Великий, потом они попали к крымскому хану Менгли-Гирею, который в то время был союзником Ивана III. Он согласился отпустить итальянцев только за большой выкуп – 200 тысяч рублей. Факты говорят о том, что даже дружески настроенные страны не желали усиления России, чиня препятствия контактам с европейцами.

Тогда же в Италии появляются первые письменные сведения о Московии. Они включались в сборники с записками путешественников и неоднократно публиковались. Так выглядел канал ВГТРК «Моя планета» 550 лет назад. С этими сочинениями могли ознакомиться рядовые образованные читатели.

Контарини. «Путешествие в Персию»

«Русские очень красивы, как мужчины, так и женщины, но вообще это народ грубый.

У них есть свой папа как глава церкви их толка, нашего же они не признают и считают, что мы вовсе погибшие люди.

Они величайшие пьяницы и весьма этим похваляются, презирая непьющих. У них нет никаких вин, но они употребляют напиток из меда, который они приготовляют с листьями хмеля. Этот напиток вовсе не плох, особенно если он старый. Однако их государь не допускает, чтобы каждый мог свободно его приготовлять, потому что если бы они пользовались подобной свободой, то ежедневно были бы пьяны и убивали бы друг друга, как звери.

Их жизнь протекает следующим образом: утром они стоят на базарах примерно до полудня, потом отправляются в таверны есть и пить; после этого времени уже невозможно привлечь их к какому-либо делу.

В город в течение всей зимы собирается множество купцов как из Германии, так и из Польши. Они покупают исключительно меха – соболей, лисиц, горностаев, белок и иногда рысей. И хотя эти меха добываются за много дней пути от города Московии, больше в областях на северо-востоке, на севере и даже, быть может, на северо-западе, однако все съезжаются в это место, и купцы покупают меха именно здесь. Меха скопляются в большом количестве также в городе, называемом Новгород, земля которого граничит почти что с Фландрией и с Верхней Германией; от Московии Новгород отстоит на восемь дней пути. Этот город управляется как коммуна, но подчинен здешнему великому князю и платит ему дань ежегодно».

Первыми в январе 1487 года в Венеции были опубликованы записки А. Контарини. В 1541 году в сборник вошел во многом повторяющий их труд И. Барбаро. В 1543, 1545 и 1559 годах эта подборка была перепечатана. В 1606 году оба сочинения с произведениями других итальянских путешественников вошли в состав еще более внушительного сборника.

При знакомстве с текстами Барбаро и Контарини выясняется, что при общей симпатии к нашей стране в них содержится один отрицательный момент – обвинение русских в чрезмерном употреблении спиртных напитков. Так было положено начало «черного мифа» о русском пьянстве. С него, как когда-то в «Мифах о России», и начнем: насколько объективны были итальянцы в оценке нравов русских людей в конце XV века? Для этого придется ответить на вопросы: кем были оба автора, при каких обстоятельствах знакомились с Россией и для чего написали свои труды?

Барбаро

Иосафат Барбаро принадлежал к одной из знатных венецианских фамилий. Хотя он не входил в число 12 самых сановитых граждан республики, в его роду были дипломаты, военачальники, служители церкви и даже известные ученые, занимавшиеся переводом сочинений Плутарха, Аристотеля, Плиния.

В 1431 году его мать, вдова Франческа, привела сына во дворец дожей для включения в число лиц, допускаемых до выборов в члены Большого Совета Венецианской республики. Обычно их было не более 30 – граждан из лучших фамилий города и достигших 18 лет. Подсчеты показывают, что И. Барбаро должен был родиться в 1413 году. В 1434 году он женился на девушке из знатной фамилии Дуодо.

По каким-то причинам Барбаро не удалось стать членом Совета, и в 1436 году он отправился в Тану – так итальянцы называли Азов в устье Дона. В это время город был генуэзской колонией, привлекая купцов со всей Европы (пряности, шелк, скакуны, меха). В нем Барбаро пробыл 16 лет – торговал рыбой и икрой. Еще он интересовался драгоценными камнями.

На территорию Русского государства Барбаро попал во время обратного путешествия в Венецию. Это было в 1452 году перед самым нападением турок на Константинополь.

Вернувшись на родину около 1453 года, Барбаро стал профессиональным дипломатом. В 1471 году его послали в Персию ко двору шаха Узун-Гассана с особо ответственным поручением – побуждать персидского правителя к военным действиям против турок. Шах искренне привязался к венецианскому купцу и не желал с ним расставаться. На родину Барбаро смог вернуться лишь после его смерти в январе 1478 года и заключения Венецианской республикой мира с турецким султаном.

Записки о путешествиях Иосафат написал в конце жизни, поскольку в них он упомянул не только опубликованный в 1487 году труд А. Контарини, но и последние события, вроде взятия Казани Иваном III. Судя по этим запискам, он был смелым человеком, легко переносившим трудности и опасности, умевшим в новом и необычном находить преимущественно положительные стороны, уважительно относиться ко всем людям, независимо от их этнической принадлежности, чтить местные обычаи и порядки.

Умер И. Барбаро в глубокой старости в 1494 году, оставив все свое имущество старшему сыну, жене и трем дочерям.

Барбаро. «Путешествие в Тану»

«Эдиль – многоводная и необычайно широкая река; она впадает в Бакинское море[1]1
  Волга впадает в Каспийское море – это неоспоримый факт! – Прим. авт.


[Закрыть]
, которое находится на расстоянии около двадцати пяти миль от Астрахани. В реке, как и в море, неисчислимое количество рыбы; в море добывается много соли.

Вверх по течению этой реки можно почти доплыть до Москвы, главного (?) города в России: останется лишь три дня пути. Ежегодно люди из Москвы плывут на своих судах в Астрахань за солью.

На реке Эдиль много островов и лесов; некоторые острова имеют в окружности до тридцати миль. В лесах попадаются такие липы, что из одного выдолбленного ствола делают лодки, вмещающие восемь-десять лошадей и столько же людей.

Если плыть по этой реке и направляться на северо-восток и на восток, следуя пути в Москву, то в продолжение пятнадцати дней вдоль берегов будут встречаться бесчисленные племена Тартарии. Направляясь к северо-востоку, достигают пределов России; здесь находится городок, называемый Рязань. Он принадлежит родственнику русского великого князя Иоанна. Все население – христиане, по греческому обряду.

Страна обильна хлебом, мясом, медом и другими полезными вещами. Приготовляют „бузу“, что значит пиво. Повсюду много лесов и деревень. Немного дальше находится город по названию Коломна. Оба города имеют деревянные укрепления; также и дома все деревянные, потому что в этих местах нет достаточно камня.

В трех днях пути протекает превосходная река Москва, на которой расположен город, называемый Москвой, где живет русский великий князь Иоанн. Река проходит посредине города и имеет несколько мостов. Замок стоит на холме и вместе с городом со всех сторон окружен лесом. Изобилие хлеба и мяса в этом месте можно представить себе по тому, как продают мясо: его дают не на вес, а просто на глаз, причем не менее четырех фунтов за один маркет. На один дукат получают семьдесят кур, а один гусь стоит три маркета.»

«Путешествие в Тану» в большей своей части посвящено описанию территории между Черным и Каспийским морями и народам, жившим на ней. Главное внимание автор не без симпатии уделяет обычаям, образу жизни и занятиям татар. Их он порицает лишь за склонность к чрезмерному употреблению вина, замечая, что сами кочевники не изготавливали спиртные напитки – их они в изобилии приобретали в Тане у итальянцев. Отметим, что данная информация не стала основой для «черного мифа» о склонности татар к пьянству. Ее европейцы не заметили.

При описании Москвы, в которой в замке на холме живет великий князь Иоанн (во время визита Барбаро в Москву в 1452 году великим князем был Василий II Темный), ему понравилась небывалая для европейца дешевизна на все продовольствие.

Барбаро. «Путешествие в Тану»

«Мороз там настолько силен, что замерзает река. Зимой на лед свозят свиней, быков и другую скотину в виде ободранных от шкуры туш. Твердых, как камень, их ставят на ноги и в таком количестве, что если кто-нибудь пожелал бы купить за один день двести туш, он вполне мог бы получить их. Если предварительно не положить их в печь, их невозможно разрубить, потому что они тверды, как мрамор.

Фруктов там нет, за исключением кое-каких яблок и волошских и лесных орехов.

Когда там намереваются ехать из одного места в другое – особенно же если предстоит длинный путь, – то едут зимним временем, потому что все кругом замерзает и ехать хорошо, если бы только не стужа. И тогда с величайшей легкостью перевозят все, что требуется, на санях. Сани служат там подобно тому, как нам служат повозки, и на местном говоре называются „дровни“ или „возы“. Летом там не отваживаются ездить слишком далеко по причине величайшей грязи и огромнейшего количества слепней, которые прилетают из многочисленных и обширных тамошних лесов, в большей своей части необитаемых.

Там нет винограда, но одни изготовляют вино из меда, другие варят брагу из проса. И в то и в другое кладут цветы хмеля, которые создают брожение; получается напиток, одуряющий и опьяняющий, как вино.

Нельзя обойти молчанием одного предусмотрительного действия упомянутого великого князя: видя, что люди там из-за пьянства бросают работу и многое другое, что было бы им самим полезно, он издал запрещение изготовлять брагу и мед и употреблять цветы хмеля в чем бы то ни было. Таким образом он обратил их к хорошей жизни.

Сейчас прошло, вероятно, лет двадцать пять с тех пор, как русские платили за плавание дань татарскому хану. В настоящее время они подчинили себе город, который называется Казань. На нашем языке это значит „котел“.»

Давно замечено большое сходство описания Барбаро с аналогичным текстом в записках Контарини. Правда, тот ничего не пишет о напитке из проса, который Барбаро называл бузой. По мнению Барбаро, в хмельные напитки русские люди добавляли цветки хмеля. Данная информация – верна. По утверждению Контарини, они использовали листья хмеля, но это не соответствовало действительности.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18