Коллектив авторов.

Экономическая история мира. Том 2. Цивилизации Америки, Великие географические открытия и колониальное хозяйство, генезис капитализма и становление классической политэкономии, великие буржуазные революции и развитие капитализма



скачать книгу бесплатно

Редакционный совет:

М.В. Конотопов, д.э.н., проф., засл. деят. науки РФ (председатель),

О.Т. Богомолов, акад. РАН,

Ю.Ф. Воробьев, д.э.н., проф., засл. деят. науки РФ,

Б.В. Гусев, член-корр. РАН, засл. деят. науки РФ,

В.Г. Егоров, д.и.н., д.э.н., профессор (зам председателя),

Б.Е. Ланин, д.э.н., проф.,

В.А. Мартынов, акад. РАН,

П.П. Пилипенко, д.э.н., проф.,

М.А. Сокольников (ответственный секретарь),

С.И. Сметанин, д.и.н., проф., засл. деят. науки РФ,

Ю.А. Сулимов, к.э.н., доц. (зам. председателя),

В.П. Федоров, член-кор. РАН,

Н.П. Шмелев, акад. РАН


3-е издание, дополненное и доработанное


Авторский коллектив:

А.В. Аникин, д.э.н., проф., засл. деят. науки РФ (8, 10, 12, 13, 15, 17, 18, 20, 21, 23, 24, 25, 26)

М. В. Конотопов, д.э.н., проф., засл. деят. науки РФ (1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 9, 11, 14, 19, 22, 27, 28)

С. И. Сметанин, д.и.н., проф., засл. деят. науки РФ (1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 9, 11, 14, 19, 22, 27, 28)

Б.Е. Ланин, д.э.н., проф. (16)

1. Экономические предпосылки и последствия великих географических открытий

Толчком, который ускорил переход от феодализма к капитализму в Западной Европе, стали Великие географические открытия. В сущности, их можно рассматривать как границу между двумя формациями. К Великим открытиям принято относить открытие Америки и морского пути в Индию вокруг Африки на рубеже XV и XVI вв. Европейцы открыли для себя заокеанские земли. Поэтому не следует относить к Великим географическим открытиям, например, путешествия викингов в Америку или открытия русских землепроходцев в Сибири.

Долгое время народы Европы жили, мало интересуясь остальным миром, не совершая далеких путешествий за пределами своей ойкумены, но вдруг у них возникла тяга к открыванию новых земель, и практически одновременно были открыты и Америка, и новый путь в Индию. Такое «вдруг» не могло быть случайным. Существовали три главные предпосылки открытий.

1. В XV в. турки, завоевав Византию и захватив в 1453 г. Константинополь, главный перевалочный пункт, перерезали торговый путь между Востоком и Западом, Великий шелковый путь. Произвол турецкой администрации, ее беспримерное вымогательство заставили венецианцев покидать свои фактории на Ближнем Востоке. Поток восточных товаров в Европу резко сократился. Правда, оставался окольный путь через Красное море и Суэцкий перешеек, но уж слишком много посредников было на этом пути, и цена товаров возрастала настолько, что в Европе торговать этими товарами, даже предметами роскоши, становилось невыгодно.

Надо было искать новый путь на Восток, такой путь, где можно было бы торговать без посредников.

2. Недостаток золота как денежного металла. И не только потому, что золото утекало на Восток. Все больше денег требовало экономическое развитие Европы. Главным направлением этого развития был рост товарности хозяйства, рост торговли. А без денег торговать нельзя.

Добыть золото надеялись в странах Востока, которые, как предполагалось, были очень богаты драгоценными металлами, особенно Индия. Марко Поло, который там побывал, рассказывал, что там даже крыши дворцов сделаны из золота.

Правда, это золото имело своих хозяев, но это не смущало: европейцы того времени были людьми отважными и не стесненными моралью. Для них было важно добраться до золота, а в том, что они смогут отобрать его у хозяев, они не сомневались. Да так и получалось: команды небольших кораблей, которые с нашей точки зрения были просто большими лодками, захватывали порой целые страны.

3. Развитие науки и техники, особенно судостроения и навигации. На прежних европейских судах нельзя было выходить в открытый океан: это были или боевые узкие и длинные гребные галеры (а на веслах океан не переплывешь), или неуклюжие парусные грузовые нефы, которые могли двигаться лишь при попутном ветре. Ориентировались моряки в основном по виду знакомых берегов, поэтому отрываться от берегов, уходить в открытый океан не решались.

Но в XV в. появилось судно новой конструкции – каравелла. Она имела киль и такое парусное оснащение, которое позволяло двигаться и при боковом ветре. К тому же, кроме компаса, теперь появилась и астролябия – прибор для определения широты. Это позволяло ориентироваться и в открытом океане.

Значительные достижения к этому временя были сделаны и в географии. Средневековый человек жил в сказочном мире: все, что было за пределами своей узкой ойкумены, населялось сказочными существами – там были люди с собачьими головами и вообще без голов, кипящие моря… Теперь в географии был сделан настолько значительный шаг вперед, что возродилась античная теория о шарообразности земли, и флорентийский географ Фосканелли уже утверждал, что до Индии можно добраться, двигаясь не только на восток, но и на запад. Правда, при этом не предполагалось, что на пути встретится еще один континент. Ведь, согласно Библии, существовали лишь три части света, которые были разделены между тремя сыновьями Ноя.

Итак, три главных обстоятельства, которые привели к Великим географическим открытиям: 1) кризис торговли с Востоком и необходимость найти новый путь; 2) недостаток золота как денежного металла и 3) научно-технические достижения, которые позволили кораблям оторваться от берегов.

Но почему открывателями новых земель стали Испания и Португалия, экономически отнюдь не самые развитые страны Европы? Потому что эти страны были расположены при выходе в Атлантический океан. Голландцам или венецианцам, чтобы выйти в океан, надо было проплыть мимо их берегов. А с другой стороны, Испания и Португалия находились дальше всех от прежних путей на Восток, поэтому индийские ткани и пряности приходили сюда через Средиземное море, через руки венецианских купцов, с большими наценками.

Торговые связи между севером и югом Европы долгое время шли в трансконтинентальном направлении – через альпийские перевалы и по Рейну.

Лишь в XV в. основная торговля между севером и югом стала проходить уже по морям, огибая западную оконечность Европы. Это и вызвало процветание Лиссабона, который находился на середине длинного морского пути. Сюда корабли шли по северному отрезку морской дороги из Англии и Нидерландов, по южному – из Венеции и Генуи. Это создавало благоприятные условия для морских экспедиций, и именно здесь появилась каравелла.

Испании пока было не до этого. До конца XV в. там продолжалась война с арабами, реконкиста, которая сопровождалась объединением страны. В 1492 г. пала Гранада, последний оплот мавров на Пиренейском полуострове, и в этом же году была отправлена за океан экспедиция Колумба.

В ходе реконкисты здесь сложилось особое сословие идальго, служилых дворян, для которых война (и захват военной добычи) была единственным достойным уважения занятием. К тому же они сражались не против равных себе соседей, как это обычно было в европейских войнах, а против «неверных», за «святую католическую веру», поэтому их действия отличались крайней жестокостью. После завершения реконкисты они оказались не у дел: большинство идальго не имело земельных владений, не умело и не хотело заниматься хозяйством. Новому государству, объединенному королевству Кастилии и Арагона надо было избавиться от этой беспокойной вольницы. Заморские экспедиции давали такую возможность. Для завоевания новых земель, для подавления сопротивления туземного населения требовались именно такие – безжалостные и алчные военные кадры. Для них это было привычным делом. К тому же там, за океаном, можно было получить земельные владения с подневольными людьми, которых у них не было дома. Они-то и составили основной контингент конкистадоров.

Это в значительной степени определяло отличие португальских и испанских экспедиций. Португальцы не завоевывали Африку и Индию: у них не было для этого достаточных вооруженных сил. Они основывали преимущественно торговые базы, через которые вели обмен с опорой на местных властителей. Испанские конкистадоры завоевывали территорию, уничтожая население и убивая местных властителей.

Определенную роль сыграло и объединение Кастилии и Арагона в единое государство. Дело в том, что заокеанские экспедиции требовали столько средств и сопровождались таким риском, что были непосильны для частных лиц или мелких владетелей периода феодальной раздробленности. Поэтому экспедиции Великих географических открытий снаряжались за счет государств, и переход от феодальной раздробленности к национальным государствам стал еще одной предпосылкой этих открытий.

Основные открытия были сделаны в поисках путей в Индию, которую европейцы считали не только самой богатой страной Азии, но для большинства из них она олицетворяла Азию. Все искали путей в Индию, но в разных направлениях.

Первое направление – на юг и юго-восток, вокруг Африки. По этому направлению двинулись португальцы. В поисках золота и сокровищ португальские корабли с середины XV в. начали двигаться на юг вдоль берегов Африки. На картах Африки появились характерные названия: «Перечный берег», «Берег Слоновой кости», «Невольничий берег», «Золотой берег». Эти названия ясно показывают, что искали и находили в Африке португальцы. Этот путь стал монополией Португалии – ни одна держава не смела посылать свои корабли вдоль африканского побережья южнее Канарских островов. В 1498 г. португальская экспедиция из трех каравелл под командой Васко да Гама обогнула Африку и добралась до берегов Индии.

Поскольку, как уже сказано, путь вокруг Африки был монополией Португалии, испанцам пришлось двигаться в другом направлении – на запад, вокруг земного шара. В те же последние годы XV в. испанская флотилия Колумба, тоже из трех кораблей, пересекла Атлантический океан и в 1492 г. достигла берегов Америки, точнее, Багамских островов. Там испанцы познакомились с новыми для себя кукурузой, картофелем, табаком, но золота в новых владениях не нашли, и испанский король был недоволен Колумбом. Человек, открывший Новый свет, кончил свои дни в нищете.

Не только сам Колумб, но и другие европейцы считали, что он достиг Азии. Поэтому испанские владения в Америке были названы Вест-Индией, а коренное население Америки мы до сих пор называем индейцами.

По следам Колумба в Америку хлынул поток нищих, храбрых и крайне жестоких конкистадоров. Они все-таки надеялись найти там золото. Их влекла легенда об Эльдорадо, «позолоченном человеке», которую составили испанцы на основании рассказов индейцев. Этот Эльдорадо, согласно легенде, каждое утро пудрит свое тело золотым песком, а вечером смывает золото, погружаясь в воды озера. Дно этого озера выложено золотыми плитками и изумрудами. В основе легенды лежали действительные обряды некоторых племен при избрании нового вождя.

Конкистадоры нашли золото. Отряды Кортеса и Писарро захватили и разграбили государства ацтеков и инков, оборвав тем самым путь развития американской цивилизации.

Завоевания конкистадоров облегчались не только их преимуществами в военном деле, т. е. боевой выучкой, огнестрельным оружием и конями, неизвестными до того индейцам. Ацтеки и инки, достигнув уровня государственности, подчинили себе окружающие племена, и те помогали пришельцам, видя в них своих избавителей.

Конкистадоры заманили в плен верховного вождя инков Атагуальпу и обещали отпустить его за огромный выкуп – такое количество золота, которое заполнит комнату, служившую местом заключения Ататуальпы. Подданные Атагуальпы собрали необходимое количество золота. Однако, получив выкуп, испанцы приговорили Ататуальпу к сожжению, и только после того, как он согласился принять христианскую веру, оказали ему «милость» – вместо сожжения повесили. Не меньшие сокровища были захвачены и в государстве ацтеков. Полученный Кортесом «клад Монтесумы» оценивается историками в 10–12 млн золотых рублей.

Колумб до самой смерти не подозревал, что открыл новый континент. Этот континент был назван по имени скромного моряка Америго Веспуччи, который первым высказал мысль, что открытые земли – это новый континент. В условиях слабого научного общения его даже объявили открывателем Америки, на время забыв о Колумбе.

Чтобы избежать столкновений при захватах заокеанских земель, римский папа в 1494 г. разделил землю между самыми преданными католической церкви государствами, Испанией и Португалией, по меридиану, проходившему через Атлантический океан. Все, что находилось к востоку от этого меридиана, т. е. Африка и Азия, должно было принадлежать Португалии, а все земли к западу, т. е. Америка – Испании. Правда, папа был не силен в географии, и восточная окраина Южной Америки тоже оказалась в сфере интересов Португалии.

Англия не признала этого раздела и, чтобы взять свое, попыталась найти третий путь в Индию – «северный проход», т. е. проход через Северный Ледовитый океан, с тем чтобы обогнуть Азию с севера. Конечно, в то время это была попытка с негодными средствами. Экспедиция Ченслера, отправленная в середине XVI в. на поиски этого прохода, потеряла из трех кораблей два, и вместо Индии Ченслер попал через Белое море в Москву. Впрочем, он не растерялся и выхлопотал у Ивана Грозного очень серьезные привилегии для торговли английских купцов в России.

Но почему Великие географические открытия ускорили переход к капитализму?

Первым следствием открытий стала «революция цен»: так как в Европу хлынул поток дешевого золота и серебра из заокеанских земель, то стоимость драгоценных металлов (а значит, стоимость денег) резко понизилась, а цены на товары соответственно возросли. Дело не только в том, что драгоценных металлов стало много, но и в том, что они были дешевыми – добывались с минимальными издержками. Доходило до того, что солдаты Писарро изготавливали даже подковы для своих лошадей из серебра. Да и потом, когда захваченные запасы золота и серебра были вывезены в Европу, месторождения этих металлов разрабатывались принудительным, практически бесплатным трудом индейцев.

Общее количество золота в Европе за XVI в. увеличилось более чем вдвое, серебра – в три с лишним раза, и цены на товары выросли в 2–3 раза.

В первую очередь революция цен коснулась тех стран, которые непосредственно грабили новые земли – Испании и Португалии. Казалось бы, открытия должны были вызвать в этих странах экономический подъем: ведь они так стремились к золоту. В действительности получилось наоборот. Цены в этих странах повысились в 4,5 раза, тогда как в Англии и Франции – в 2,5 раза. Испанские и португальские товары становились столь дорогими, что их уже не покупали, предпочитая более дешевые товары из других стран. Нужно учитывать, что при росте цен соответственно увеличивались и производственные затраты.

А это имело два следствия: золото из этих стан быстро уходило за границу, в страны, чьи товары покупались, а собственное ремесленное производство приходило в упадок, поскольку его продукция не находила спроса. Поток золота шел, минуя хозяйства этих стран, – из рук дворян оно быстро уплывало за границу. Поэтому уже в начале XVII в. драгоценных металлов в Испании не хватало, и за восковую свечу платили столько медных монет, что их вес втрое превышал вес свечи. Сложился парадокс: поток золота не обогатил Испанию и Португалию, а нанес удар по их хозяйству, потому что в этих странах еще господствовали феодальные отношения. Наоборот, революция цен усилила Англию и Нидерланды, страны с развитым товарным производством, чьи товары шли в Испанию и Португалию.

Внутри каждой из остальных стран происходили аналогичные изменения: выигрывали производители товаров, выигрывала нарождавшаяся буржуазия, проигрывали те, кто эти товары потреблял. Выиграли ремесленники и первые мануфактуристы, которые продавали свои товары по повышенным ценам. К тому же товаров теперь требовалось значительно больше: они шли в Испанию и Португалию, вытесняя местные товары, шли в заокеанские земли в обмен на колониальные товары. Теперь уже не было необходимости ограничивать производство, чтобы всем хватало работы, и цеховое ремесло стало быстро перерастать в капиталистическую мануфактуру.

Выиграли зажиточные крестьяне, те крестьяне, которые производили продукцию на продажу, т. е. переходили к товарному производству, а оброк платили подешевевшими деньгами. Короче говоря, выиграло товарное производство.

А проиграли феодалы: они получали с крестьян в виде ренты прежнюю сумму денег (ведь рента была фиксированной), но эти деньги теперь стоили в 2–3 раза дешевле. И феодалы стали разоряться. Революция цен стала экономическим ударом по сословию феодалов.

Вторым следствием Великих географических открытий был переворот в торговле.

Южный торговый путь через Венецию по Средиземному морю на Восток приходит в упадок: теперь восточные товары везут вокруг Африки, и венецианцы, обеспечивавшие пряностями Европу, теперь сами покупают эти пряности у других европейских стран.

Ганза также теряет прежнее значение. Изменились потоки товаров, господствующее положение в торговле по Северному пути заняли производители товаров, Англия и Нидерланды, и к середине XVI в. Ганза, которая торговала чужими товарами, прекратила существование.

Морская торговля переросла в океанскую, и рушились средневековые торговые монополии Ганзы и Венеции. Потоки товаров теперь идут к западной оконечности Европы и далее через океаны.

Казалось бы, от перемещения торговых путей должны были выиграть Испания и Португалия, которые не только владели заокеанскими землями, но и географически были расположены очень выгодно – у выхода в океан. Остальным европейским странам надо было посылать свои суда в океан мимо берегов

Испании и Португалии. Но этим странам было нечем торговать. Выиграли Англия и Нидерланды – производители и владельцы товаров. Центром мировой торговли становится Антверпен, куда собирались товары со всей Европы. Отсюда купеческие суда направлялись за океан, а оттуда возвращались с богатым грузом кофе, сахара и других колониальных товаров.

Увеличился и объем торговли. Если раньше в Европу просачивалось лишь небольшое количество восточных товаров, которое доставляли к берегам Средиземного моря арабские купцы, то теперь поток этих товаров вырос в десятки раз. Например, пряностей в Европы в XVI в. поступало в 30 раз больше, чем в период венецианской торговли. Появились новые товары – табак, кофе, какао, картофель, которых прежде в Европе не знали. И сами европейцы в обмен на эти товары должны были производить своих товаров гораздо больше, чем прежде.

Следует заметить, что новые товары в Европе принимали не сразу. Например, кофе одни считали лекарством, помогающим от всех болезней, а другие – что он крайне вреден для здоровья и пить его грех.

Рост торговли требовал новых форм ее организации. Товарные биржи (крупнейшая в Антверпене) пришли на смену ярмаркам. На таких биржах купцы заключали торговые сделки при отсутствии товаров: купец мог продать кофе будущего урожая или ткани, которые еще не сотканы, а потом купить и доставить своим покупателям.

Таким образом, переворот в торговле также стимулировал развитие товарного производства и рыночных отношений, а тем самым подготовил почву для развития капитализма.

Третьим следствием Великих географических открытий стало рождение колониальной системы. Если в Европе с XVI в. начинает развиваться капитализм, если Европа экономически быстро обгоняет народы других континентов, то одной из основных причин этого было ограбление и эксплуатация колоний.

Колонии не сразу стали эксплуатироваться капиталистическими методами, не сразу стали источниками сырья и рынками сбыта. Они сначала стали источниками первоначального накопления капиталов, объектами ограбления.

Дворяне Испании ехали за океан не для того, чтобы организовывать там упорядоченное хозяйство, они ехали, чтобы грабить и вывозить богатства. А после того как наличные золото и серебре были вывезены и что-то надо было делать с новыми владениями, конкистадоры стали их использовать привычными военно-рабовладельческими методами. Они захватывали или получали в дар от королей территории с туземным населением, обращая это население в крепостных. Только крепостное право здесь было доведено до рабства.

Чтобы продолжать эксплуатацию новых владений, нужна была рабочая сила. В Испании такой рабочей силы еще не было: здесь еще не начался процесс массового разорения крестьян, поэтому не было почвы для создания переселенческих колоний. Такой рабочей силой стали индейцы. Конкистадорам было необходимо золото и серебро, и они заставляли индейцев разрабатывать золотые и серебряные рудники. Не желавших работать уничтожали целыми деревнями. На рудниках была массовая смертность. По свидетельству очевидцев, воздух вокруг рудников был всегда заражен от сотен разлагавшихся трупов. Испанцы не считали нужным даже давать пищу работавшим на рудниках индейцам, и те через некоторое время умирали от голода. Такими же методами эксплуатировался труд индейцев на плантациях сахарного тростника, кофе и других экзотических для европейцев культур.

Испанский епископ Лас Каас в своем труде «История Индий» (испанские владения в Америке все еще считались Индией) нарисовал страшную картину истребления индейцев. Они не только эксплуатировались, но и использовались для садистских развлечений: в качестве мишеней для стрел, для травли собаками и т. д. Одни лишь иллюстрации книги Лас Кааса приводят в ужас. Население не выдерживало такой эксплуатации и массами вымирало. Сами испанцы насчитывали 15 млн уничтоженных ими за первую половину XVI в. американских индейцев.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14