Коллектив авторов.

80 лет Центрально-Азиатской экспедиции Н. К. Рериха. Материалы Международной научно-общественной конференции. 2008



скачать книгу бесплатно

Между тем Рерихи жили и работали в другом – духовном пространстве. Это пространство философии космической реальности, где ведущую роль играет сила духа, убежденность в правильности избранного пути, непоколебимость и стойкость в достижении благих целей. Но сила духа проявляется только в процессе преодоления препятствий, трудностей. Поэтому обилие трудностей на маршруте экспедиции имеет свое объяснение – без их преодоления экспедиция не могла быть успешно проведена.

Много света проливает на казалось бы непонятные и непостижимые с обычной точки зрения стороны экспедиции их рассмотрение в свете философии Живой Этики, в частности закона двойственности. Согласно этому закону все явления и процессы существуют и имеют перспективу развития благодаря единству духовного и материального при ведущей роли духовных факторов. Эта закономерность нашла проявление и на маршруте Центрально-Азиатской экспедиции. Именно благодаря своей стойкости, силе духа Николаю Константиновичу, Елене Ивановне и Юрию Николаевичу, среди которых роль духовного водителя выполняла Елена Ивановна Рерих, экспедиции удалось, преодолевая неимоверные лишения, выжить и продолжить выполнение намеченной программы. Рерихи преодолели нечеловеческие трудности и проявили силу духа во всем его величии.

Проведенный анализ философских оснований Центрально-Азиатской экспедиции позволяет сформулировать следующие выводы:

1. Мировоззренческой основой творческого наследия семьи Рерихов выступает философия Живой Этики. Эта философия пронизывает все грани творчества Рерихов и их культурного наследия.

2. Научное осмысление наследия Рерихов, и в частности Центрально-Азиатской экспедиции Н.К.Рериха, возможно только с позиций философии Живой Этики.

3. При использовании других, отличных от философии Живой Этики подходов возникает опасность искажения смысла и целей Центрально-Азиатской экспедиции. Это, к примеру, проявилось в претендующих на научность, а по сути клеветнических работах В.А.Росова и, прежде всего, в его докторской диссертации, где он совершенно безосновательно приписывает Центрально-Азиатской экспедиции Н.К.Рериха и по существу всему творчеству семьи Рерихов политические цели.

4. Рассмотрение Центрально-Азиатской экспедиции с точки зрения философии Живой Этики и, прежде всего, в контексте законов Космоса позволяет выявить связь внутренних, духовных и конкретно-исторических сторон экспедиции и показать, что причины духовного порядка играли в осуществлении экспедиции ведущую роль. Применение такого подхода к изучению Центрально-Азиатской экспедиции открывает возможности формирования подлинно научного представления о всем комплексе связанных с нею проблем.

Литература

1. Шапошникова Л.В. Философия космической реальности [Предисл. к Живой Этике] // Листы Сада Мории. Кн. 1. Зов. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2003.

2. Рерих Н. Цветы Мории: Пути Благословения: Сердце Азии. Рига: Виеда. 1992.

3. Шапошникова Л.В.

Веления Космоса. М.: МЦР, 1995.

А.В.Стеценко,
первый заместитель Генерального директора Музея имени Н.К.Рериха, исполнительный директор Благотворительного Фонда имени Е.И.Рерих
СОВРЕМЕННЫЙ МИФ О ЦЕНТРАЛЬНО-АЗИАТСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ Н.К.РЕРИХА

Исследование жизни и деятельности Николая Константиновича Рериха, творчество которого в значительной степени является преддверием новой ступени эволюции человечества, является сложным и чрезвычайно ответственным делом. Трудность в таком исследовании, на мой взгляд, заключается не столько в том, что великое всегда загадка. Дело в том, что, как учит нас Живая Этика, постигать великие процессы в истории возможно только в том случае, когда исследователь стремится постоянно повышать уровень своего сознания до тех высот, с которыми связана деятельность таких людей, как Рерих. Только в этом случае есть надежда на то, что исследователь сможет правильно понять и оценить действия объекта своего исследования.

Если этого не происходит, то исследователь низвергает объект исследования до уровня своего сознания. В большинстве случаев сознание таких исследователей находится на достаточно низком уровне, который не дает им возможности отобразить в своей работе правдивый образ объекта исследования.

Но существуют и псевдоисследователи, которые в угоду своим амбициям, конъюнктуре PR-рынка, а иногда и откровенно выполняя чей-то заказ, сознательно затемняют правдивый образ известной исторической личности и представляют ее в искаженном виде. Метод их прост: они берут за основу реальное историческое событие и начинают вплетать в него паутину своего вымысла. В итоге обществу предлагается совсем другая, ложная трактовка этого события, а главный герой этих событий уже не имеет ничего общего с реальным историческим лицом. Затем это тиражируется СМИ, и, таким образом, происходит внедрение в сознание общества определенной целеустановки по созданию вымышленного образа. Если такой метод применять с помощью СМИ регулярно, то со временем в сознании общества теряется правдивый образ и остается только вымышленный. Так создаются современные мифы человеческого невежества.

Именно такой способ был использован в современной России с начала 90-х годов прошлого века в отношении одного из величайших представителей мировой культуры XX в. – Николая Константиновича Рериха и его Центрально-Азиатской экспедиции. В последнее время стали все чаще раздаваться высказывания, что, мол, не стоит на все эти вымыслы обращать серьезного внимания. В защиту данного положения в основном звучит тезис, что образ Н.К.Рериха до того велик, а свершенное им настолько грандиозно, что ложь и клевета на нашего великого соотечественника со временем сами исчезнут. Вот что по этому поводу конкретно было сказано.

Академик Б.В.Ананьич: «Рерих не нуждается в защите. Не надо его защищать».

Академик B.И.Молодин: «Николай Константинович Рерих был столь велик и многогранен, что в защите он не нуждается».

Эти высказывания были озвучены 17 октября 2007 года на заседании бюро отделения истории и филологии РАН, на котором должно было проходить экспертное обсуждение диссертации, которая переполнена ложью на Николая Рериха. А уважаемые академики, высказывания которых я привел, являются «крестными отцами» этой диссертации: первый – научный руководитель автора диссертации. Второй – его, можно сказать, официальный оппонент во время повторного рассмотрения диссертации на диссертационном совете Института истории Сибирского отделения РАН. Данные высказывания прозвучали после критических выступлений представителей МЦР в отношении этой диссертации и являются жалким оправданием беспринципной позиции в отношении антинаучной работы, которая была ими поддержана. Более подробно об этом я буду говорить далее, а сейчас лишь обращаю ваше внимание на то, что такое непротивление лжи в научных кругах, к сожалению, достаточно распространено.

История свидетельствует, что, конечно, высокие идеи светочей человечества, к которым, безусловно, относится и Н.К.Рерих, не подвластны времени и разрушению. Но далеко не совершенное сознание людей достаточно легко подвергается затемнению в результате искажения этих идей. Примеров этому в истории человечества много.

Учитывая огромное значение Центрально-Азиатской экспедиции Николая Рериха и то, с какой быстротой и настойчивостью распространяется ложь вокруг задач и достижений этой экспедиции и ее руководителя, значение борьбы со всем этим невежеством значительно возрастает. Поэтому тема моего выступления посвящена именно этой проблеме.

Всем, кто изучает историю Центрально-Азиатской экспедиции, известны поставленные ее руководителем цели и задачи, которые в итоге были выполнены. Вот что по этому поводу говорится в походном дневнике Николая Рериха «Сердце Азии»: «Конечно, мое главное устремление как художника было к художественной работе. Трудно представить, когда удастся мне воплотить все художественные заметки и впечатления – так щедры эти дары Азии <…> Кроме художественных задач, в нашей экспедиции мы имели в виду ознакомиться с положением памятников древностей Центральной Азии, наблюдать современное состояние религии, обычаев и отметить следы великого переселения народов. Эта последняя задача издавна была близка мне» [1, с. 5–6].

Совсем по-другому представляют Центрально-Азиатскую экспедицию те, кто пытается изменить наше представление о ней. Учитывая небольшое время моего выступления, я остановлюсь лишь на двух представителях этого направления в современной России.

Ложь о Центрально-Азиатской экспедиции и ее руководителе появилось в начале 1994 года в четырех номерах газеты «Сегодня» в статьях О.Шишкина, а затем и в его книге «Битва за Гималаи. НКВД: магия и шпионаж». В дальнейшем эти идеи Шишкина были подхвачены В.Росовым, который значительно превзошел своего предшественника в изощренности фальсификации истории о Николае Рерихе и его Центрально-Азиатской экспедиции.

Методы фальсификации одни во все времена: для придания убедительности берется историческое событие, а потом в него вплетаются всевозможные домыслы, и в итоге получается некое явление, которое к истории не имеет никакого отношения.

Приведу несколько примеров.

13-го июня 1926 года Н.К.Рерих, Елена Ивановна и их сын Юрий Николаевич приехали в Москву. Этот приезд Николай Константинович готовил задолго до начала Центрально-Азиатской экспедиции. Известно, что этому были посвящены его встречи с советскими дипломатическими работниками в Германии и других странах. Нам также хорошо известна цель визита Рерихов в Москву, которая заключалась в передаче послания Махатм с предложением помощи руководству страны.

Известно, что Николай Константинович был приглашен к Дзержинскому, но их встреча не состоялась из-за внезапной смерти последнего. К этому следует добавить, что во время своего месячного пребывания в Москве Рерих в ходе своих встреч с Чичериным, Луначарским и другими представителями руководства страны не скрывал своих планов о предстоящем маршруте экспедиции в Тибет. Таким образом, все события, в которых тогда участвовал Николай Константинович, имеют свое нормальное объяснение и вполне соответствуют тому историческому образу Рериха, который всем нам хорошо известен.

А теперь вернемся к нашим мифотворцам, которые создают вымышленный образ Н.К.Рериха того времени. С этой целью ими дается совсем другая мотивировка встреч Рериха с руководством страны и фальсифицируются результаты этих встреч. В итоге с подачи О.Шишкина получается, что:

– Рерих был завербован в агенты иностранного отдела ОГПУ, Генерального Штаба РККА;

– по плану советского правительства он якобы спланировал поход на Тибет;

– с этой целью якобы специальным решением Политбюро была выделена большая сумма денег;

– экспедиция на самом деле была диверсионным отрядом советских спецслужб, который направлялся в Тибет с целью свержения в Лхасе тибетского правительства и разжигания религиозной войны;

– с этой целью экспедиция везла с собой большое количество оружия;

– и многие другие небылицы в этом духе.

Конечно, МЦР не мог оставить эту вопиющую ложь без последствий и подал иск в Тверской муниципальный суд Москвы против газеты «Сегодня» и автора статей О.Шишкина о привлечении их к ответственности. Суд признал эту информацию не соответствующей действительности и порочащей честь семьи Рерихов, так как ни одного доказательства этих вымыслов, естественно, представлено не было. Газета пыталась обжаловать это решение, но при повторном рассмотрении оно было оставлено в силе. Более подробно об этом можно узнать, обратившись к первому тому нашего сборника «Защитим имя и наследие Рерихов». Этой теме была посвящена и специальная конференция МЦР в 2000 году, на которой уже в который раз были представлены многочисленные доказательства непричастности Рериха к деятельности спецслужб. Поэтому я на них останавливаться не буду за исключением одного.

Самой распространенной фальшивкой, которая якобы доказывает сотрудничество Н.К.Рериха с советскими спецслужбами, стало утверждение Шишкина об участие агента иностранного отдела ОГПУ Якова Блюмкина в экспедиции Рериха в период 1924–1925 годов на ее гималайском маршруте. С целью придания своей клевете правдоподобия Шишкин пошел на явный подлог содержания исторических документов. Он сослался на документы военного архива, содержание которых представил как доказательство участия Блюмкина в экспедиции. При проверке нашими сотрудниками архивных документов, на которые ссылался Шишкин, было установлено, что они содержат совсем другую информацию.

Блюмкин никак не мог находиться в экспедиции Н.К.Рериха. Это не только противоестественно с точки зрения нравственных и моральных принципов, так как террорист-предатель, каковым являлся Блюмкин, не имеет ничего общего с Рерихами. А Шишкин представил Блюмкина соратником Рериха. Блюмкин не мог находиться в экспедиции Рериха и потому, что в это время активно действовал в Москве и оставил после себя достаточно доказательств, обнаруженных нами в архивах, которые убедительно свидетельствуют, что он в 1924–1926 годах не покидал пределов СССР.

Мы проверили все документы архивов, на которые ссылался Шишкин, и установили, что все они были автором мифа использованы исключительно с целью фальсификации. Метод все тот же: берется историческое событие и под него подбирается некий архивный документ, а затем эти события автор фальсификации определенными приемами связывает с Рерихом и делает вывод, который не должен, с его точки зрения, подвергаться сомнению. Все эти ухищрения Шишкина были раскрыты, а он сам был изобличен в подлоге исторических документов, о чем мы много раз писали в наших публикациях. Видимо, поэтому Шишкин вынужден был прекратить свою деятельность, опасаясь повторного решения суда, уличающего его во лжи.

Но ему на смену пришел более талантливый фальсификатор, который, используя весь арсенал своего предшественника, значительно его пополнил. Я имею в виду В.А.Росова.

Собрав все небылицы о Н.К.Рерихе, он представил их в виде своей докторской диссертации, в которой поставил перед собой цель изменить наше представление о Н.К.Рерихе и его Центрально-Азиатской экспедиции. Вот выдержки из его диссертации, доказывающие это:

«Дальнейшие записи позволяют расширить наши представления, поменять акценты и увидеть в художественно-археологической экспедиции совсем иное явление» [2, с. 117–118].

Диссертация Росова (внимание, цитата): «<…> подводит черту под прежними оценками “художественно-археологических” экспедиций академика Рериха, бытующими по сей день в научной и популярной литературе» [2, с. 129].

Жонглируя историческими фактами, умело вплетая в них свой вымысел, Росов настойчиво пытается заставить нас «поменять акценты» и навязывает нам свою мысль о том, что Центрально-Азиатская экспедиция выполняла геополитические задачи с целью изменения политической ситуации в Центральной Азии, а вовсе не являлась научно-культурным творческим действом Николая Рериха.

Приведу некоторые примеры, показывающие, как он это делает. В опубликованных дневниках доктора Центрально-Азиатской экспедиции К.Н.Рябинина «Развенчанный Тибет» мы несколько раз встречаем высказывания его автора о том, что экспедиция – это величайшая миссия Рериха. Но в понятие «миссия» Рябинин вкладывал смысл духовный, а не политический, о чем сам неоднократно говорит.

В приложении к опубликованным дневникам Рябинина находится несколько писем к Далай-ламе, подписанные Н.К.Рерихом, в которых также говорится об экспедиции как о миссии. История возникновения этих писем проста и не содержит в себе никакой тайны, которая намекала бы на некий потаенный смысл. Поводом к их написанию послужили трагические события, постигшие Центрально-Азиатскую экспедицию в Тибете – зимовка на высокогорном плато Чантанг. Для освобождения экспедиции из плена и были написаны эти письма.

Этому предшествовали следующие исторические события Центрально-Азиатская экспедиция, как только о ней стало известно, сразу привлекла внимание не только ученых. Ею, как это ни странно, заинтересовались и спецслужбы. В первую очередь экспедиция привлекла внимание британской разведки и, в частности, ее резидента в Индии и Тибете Бейли. Этот интерес понятен. Англия имела полное влияние в Лхасе. Резидент английской разведки, который защищал эти интересы, опасался, что Рерих, которого они подозревали в сотрудничестве с Советами, может этому влиянию навредить. С целью воспрепятствовать этому Бейли заставил Тибетские власти задержать караван экспедиции на высокогорном плато и зимовать в совершенно непригодных для этого условиях. Это достаточно хорошо известный исторический факт. Также известно, что благодаря мужеству и выдающимся организаторским способностям руководителя экспедиции Николая Рериха, а также знаниям и лингвистическим способностям Юрия Рериха, который написал несколько писем от имени Н.К.Рериха к Далай-ламе, экспедиции удалось через пять жутких месяцев зимовки вырваться из плена и вновь выйти на маршрут. Эти письма, в которых экспедиция была представлена как миссия, являются образцом высокого дипломатического искусства, так как благодаря им экспедиции удалось вырваться из плена. Это реальные исторические события, которые нашли свое отражение в ряде исторических документов и дают объяснение тому, что в дневниках Рябинина и в письмах к Далай-ламе экспедиция была названа миссией.

Но Росов, ссылаясь всего лишь на эти два документа, в своей диссертации рисует фантастический геополитический план, направленный на создание Рерихом в Центральной Азии нового независимого государства, который меняет всю политическую ситуацию в этом регионе и ведет к серьезным военно-политическим последствиям. И с этой целью он представляет экспедицию Рериха так:

1. «Миссия западных буддистов, – пишет Росов в своей диссертации, – в ходе экспедиции сделалась очевидным фактом» [2, с. 120], но ни одного «очевидного факта» Росов так и не представил.

2. Цель миссии западных буддистов – провозглашение Н.К.Рериха западным Далай-ламой. И с этой целью якобы в Америке прошел съезд западных буддистов, на котором Рерих был избран западным Далай-ламой.

Вот некоторые цитаты из диссертации Росова по этому поводу: «Итак, тибетские власти отказались принять посольство Всемирного Союза, и Далай-ламой на Западе был избран Н.К.Рерих (согласно дневнику Е.И.Рерих). А заместителем Далай-ламы в Америке – младший сын Святослав, который в этот период действительно увлекался буддизмом» [2, с. 124]. Диссертант не подтверждает данное свое утверждение цитатой из дневника Е.И.Рерих, так как ее просто не существует. Поэтому В.А.Росов находит другой способ к убеждению нас в «достоверности» им написанного: «Неизвестно, проводились ли официальные выборы…» [2, с. 123]. «Оценивать объективно подобные явления невозможно, остается только констатировать факт» [2, с. 124].

Таким образом, получается, что фактов нет, но Росов все же этот «факт» констатирует.

На подобном способе доказательств построены все ложные утверждения Росова, которых в его диссертации достаточно много.

Возникает вопрос: «Зачем Росову необходимо делать Рериха западным Далай-ламой?» Ответ на этот вопрос дает следующий вымысел Росова.

3. В соответствии с утверждениями Росова, главной задачей экспедиции Рериха было разжечь религиозную войну буддистов: «…у Рериха созревает собственный план – использовать имя и авторитет Панчен-ламы как знамя в религиозной войне буддистов. Конечная цель – создание нового государства на пространствах Гоби» [2, с. 53].

Исходя из приведенной цитаты следует, что Росову каким-то образом удалось обнаружить существование у Рериха «плана религиозной войны буддистов», цель которого при помощи вооруженной борьбы «создать новое государство на просторах Гоби». Вслед за таким утверждением должны последовать четкие доказательства, основанные не на предположениях а на конкретных документах, которые смогли бы доказать такой вывод исследователя. Но даже косвенных доказательств существования у Рериха такого плана вы в диссертации нигде не найдете, так как это явная ложь.

Нам часто приходилось слышать и в ВАКе (академики Чуба-рьян, Жуков, Пивоваров и др.), и на этом заседании о том, что исследователь имеет право на свои предположения.

Конечно, историк может предполагать, но для этого обязательно лишь одно условие: необходимо, чтобы в истории имел место определенный факт – событие, на основании которого можно было бы строить свои предположения.

С подачи Росова Николай Рерих является автором и создателем плана религиозной войны, который он начал осуществлять во время проведения Центрально-Азиатской экспедиции и пытался его завершить в ходе Маньчжурской экспедиции.

Цитата из диссертации: «Обе экспедиции являются этапами в решении единой задачи, поставленной русским художником в самом начале его вынужденной эмиграции. Речь идет о концепции “Новой Страны” – создании независимого государственного образования на территории Азии» [2, с. 19].

Прежде всего Росову необходимо было бы доказать существование у Рериха плана религиозной войны, а потом уже предполагать его развитие. А так как такого плана у Рериха никогда не было и быть не могло, то вывод тут один – это ложь.

От «Новой Страны» до «нового государства». Очевидно, что Росов произвел подмену, которая заключается в следующем.

В дневниках Елены Ивановны и в очерках Николая Константиновича встречается понятие «Новая Страна», которое они раскрывают как «будущую страну Великой Культуры» [3, с. 193, 298, 434, 492; 4, с. 422, 429; 5, с. 400]. Вот что по этому поводу пишет Николай Рерих: «Если вас спросят, в какой стране вы хотели бы жить и о каком будущем государственном устройстве вы мечтаете, с достоинством вы можете ответить: “Мы хотели бы жить в стране Великой Культуры”. Страна Великой Культуры будет вашим благородным девизом: вы будете знать, что в этой стране будет мир, который бывает там, где почитаемы истинная Красота и Знание. Пусть все военные министры не обижаются, но им придется уступить их первые места министрам Народного Просвещения <…> Ничто не может быть чище и возвышеннее, нежели стремиться к будущей стране Великой Культуры» [6, с. 35–36].



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13