Коля Квест.

Институт равновесия. Книга #3



скачать книгу бесплатно

Стель

Зак возился с Вратами, постоянно спрашивая совета у своего элементаля. Филимон – довольно странное имя. Правда, у людей всё странное. Но к этому можно привыкнуть. По крайней мере, Зак точно не будет пытаться убить её как принято у вендов, или обмануть, как принято у эльфов. Сама по себе мысль была абсурдной и даже глупой, но это подняло настроение, и Стель улыбнулась. Зак бросил на неё мимолётный взгляд и тоже улыбнулся.

– Когда мы будем готовы отправляться в твой мир? – спросила Стель.

– Как только я разберусь с этой штуковиной, – вздохнул Зак. – Филя, а как настроить место и время прибытия?

– Может, я помогу? – спросила Стель, нажимая на невидимую кнопку сбоку и активируя панель управления Врат. – Смотри, вот сюда вводим координаты мира. Так. Магическая галактика 712 Планета 2, Время 9987 год местного исчисления. Теперь вводим условия места. Вблизи Каэрсоверана, но на свободном пространстве от передвижений. Так?

– Ага, – согласился Зак. – Ты такая умная, просто жуть берёт!

– Тебе страшно от того, что я умная? – удивилась Стель.

– Это выражение такое у нас на Земле, – пояснил Зак. – Означает, что ты обладаешь в высшей степени высоким интеллектом.

– Странно вы там выражаетесь, – хмыкнула Стель, пожала плечами и вернулась к прибору. – Всё готово. Встаём все в центр светящегося круга и жмём на вот эту кнопку.

– Филя, ты тут? – спросил Зак, оглядывая пространство, будто мог увидеть своего элементаля. Всё-таки он странный. – Ладно, поехали. Нажимай кнопку, Стель.

Врата перекинули их в центр небольшой полянки, окружённой низкими, но раскидистыми деревьями. Они стояли не плотно, поэтому лучи солнца проникали сквозь листву, подчёркивая её хрупкость и сложность плетения. Это было великолепно! Стель вдохнула здешний воздух полной грудью и рассмеялась от удовольствия. Он был чист и просто пропитан огромным количеством магии. Вот это мир! Если бы это случилось месяцем раньше, она бы сочла, что нашла идеальный мир для эльфов. Но теперь она и словом не обмолвится, что он вообще существует. Обойдутся эльфы и без этого мира!

– Почему ты смеёшься? – спросил Зак, закуривая очередную палочку из бумаги и сухого табака, которую называл «сигаретой».

– Это очень приятный мир! – пропела Стель. – В нём так хорошо быть живым! Это счастливое место.

– Ага, – согласился Зак. – Только нам надо сделать его ещё более счастливым, то есть убить гримтурсов.

– Так чего мы ждём? – спросила Стель.

– Стель, послушай, – начал Зак. Он заметно нервничал, потому что опять начал теребить свои волосы. Он так каждый раз делает, когда собирается с мыслями. – Я хочу, чтобы всё было правильно. Я не хочу пойти и убить гримтурсов в одиночку, а потом преподнести победу людям и цвергам на блюдечке с голубой каёмочкой. Я хочу, чтобы они тоже в этом участвовали. С нами у них есть все шансы победить в этой войне. Так пусть они сделают свою часть работы. Что думаешь? Это правильно? Или я идиот?

– Ты очень правильно думаешь, – серьёзно кивнула Стель. – Никто не должен делать за другого его работу.

Тем более, не имеет никакого права пользоваться трудами тот, кто не вложил и капли своих сил. А даже наоборот – пытался выехать на плечах других.

– Но они особо выезжать за счёт других не хотели, – удивился Зак. – Просто вообще не хотели бороться с гримтурсами. Просто хотели уйти подальше от опасности, как будто она их не догонит рано или поздно. Так и будут бегать что ли?

– Догонит рано или поздно, – прошептала Стель, задумчиво. Эти слова показались ей зловещими. Она никогда не думала, а что, в конце концов, сделают с ней эльфы? Они же не будут вечно ждать, пока она ищет пригодный мир для их жизни. Рано или поздно им надоест ждать. И что тогда? Ей прикажут вернуться в колонию, покроют позором и сделают конвейером по производству Детей Будущего. И почему она не думала об этом раньше? Сколько времени они будут ещё ждать?

– …ледяные твари. Эй! Да ты меня не слушаешь! – возмутился Зак.

– Прости, – смутилась Стель. – О чём ты говорил?

– Я говорил о том, что у местных людей и цвергов странное представление об этике и прочем. То есть у них как будто отсутствует смысл жизни. А самое странное в том, что он, этот смысл, им вроде бы и не нужен. Поэтому единственная возможность заставить их воевать вместе с нами против гримтурсов – это вдохновить. А это задача не из лёгких. Чтобы они вдохновились, их надо сначала хорошенько напугать, а потом убедить, что они могут решить свои проблемы. Понимаешь? Это вроде как не совсем честно, даже манипуляциями попахивает. Но, в конце концов, либо они сломают систему, либо она сломает их.

– Либо они сломают систему, либо она их, – снова эхом повторила Стель. А ведь так и есть! Пока не будет сломана эта ужасная система, Стель никогда не будет счастлива и спокойна. Ей просто не дадут жить так, как она хочет и считает правильным. От неё будут требовать достижения других целей. Тех, которые она и не хочет достигать. И ведь они тоже запугали их всех поголовно для того, чтобы поставить эти свои цели превыше всего.

– … может и сработает. Стель! – прокричал Зак, и потряс её за плечо. – Что с тобой? Что происходит? Ты заболела?

– Нет, я здорова, – автоматически ответила она и потрясла головой, стараясь отогнать свои непрошеные настойчивые мысли. – Извини. Продолжай, пожалуйста.

– Нет уж, сначала давай ты, – упрямо покачал головой Зак. – Расскажи, что с тобой происходит.

– Как-нибудь в другой раз, – пообещала Стель и улыбнулась как можно более тепло. Пусть он отстанет от неё прямо сейчас. Может, когда-нибудь она и расскажет ему всё. Но не сейчас.

– Хорошо, как скажешь, – согласился Зак. Но смотрел на неё как-то очень уж внимательно. Будто хотел прочитать её мысли. – Так что ты думаешь?

– Извини, я снова всё прослушала. Наверное, этот мир настолько впечатлил меня, что я то и дело отвлекаюсь, хотя совершенно этого не хочу, – она снова виновато улыбнулась. – Особенно в тот момент, когда ты говоришь о деле. Обещаю, такого больше не повторится.

– Ясно, – улыбнулся Зак. – Тогда расскажу ещё раз. В общем, о чём я думаю. Для начала нам нужно найти одного гримтурса и попробовать его убить. Как только мы поймём, насколько это сложно или легко, нам станет ясно, как вдохновлять наших людей и цвергов. С одной стороны, нельзя запугивать их до такой степени, чтобы они поняли, что решения нет или им оно не под силу. С другой стороны, если решение будет простым, они могут не вдохновиться. Ну, кого вдохновляют простые дела? Например, почистить картошку? Или убраться в комнате? Всех вдохновляют подвиги! Возможность изменить мир навсегда и никак не меньше!

– Возможность изменить мир навсегда, – повторила Стель. – Это очень сильный мотив, чтобы действовать. – Она уставилась в воздух, поверх головы Зака. – А ведь именно так они и сделали. Сначала сказали, что мне невозможно стать Воином. И этим вдохновили меня стремиться к невозможному. Я и старалась. О, ещё как старалась! Только вот для чего им это? Для чего? Великие деревья! – Она хлопнула себя по лбу, – Конечно! Как заставить Высокорожденных Принцев участвовать в осеменении простых эльфиек? Высокорожденные Принцессы не то что троих, одного ребёнка не смогут выносить. Тут нужно железное здоровье. Они просто поднимают мне цену! Вот оно как! Поднимают мне цену!

– Кто и зачем поднимает тебе цену? – тихо спросил Зак.

– Я что, говорила сейчас вслух? – очнулась Стель и уставилась на Зака.

– Ага, – кивнул тот. – Ты говорила вслух про кого-то, кто поднимает тебе цену, чтобы какие-то принцы легли с тобой в постель. Это если вкратце, и я правильно понял всё, что ты говорила.

– Закатные Души! – выругалась Стель.

– Фиг с этими душами, – сказал Зак. – Если ты никак не можешь отвлечься в такой момент как сейчас, значит, тебя совершенно достала какая-то хрень. И пока мы с ней не разберёмся, топтаться нам на месте, пока рак на горе не свистнет.

– Но раки не свистят и не ходят на горы, – растерялась Стель.

– Ага, – улыбнулся он. – То есть топтаться нам на месте всю жизнь. Именно это я и хотел сказать.

– Наверное, ты прав, – протянула Стель.

– Я чертовски прав! Поэтому было бы неплохо, если бы ты всё-таки рассказала мне, что происходит, – он взял её за руку и потянул в сторону тюков. Вытащил одеяло, постелил на землю. Сел на него и постучал рукой по свободному месту рядом. – Иди сюда и садись. А Филя нам сейчас сообразит что-нибудь выпить. Судя по тому, что ты тут бормотала, без пол-литра не разберёшься. Я буду виски. А ты что предпочитаешь?

– Нектар, – сказала Стель, усаживаясь рядом. Она была растеряна. Ей совершенно не хотелось изливать свою душу этому человеку. Но язык не слушался. А сознание так и вовсе кричало, что это очень хорошая идея. Как будто он заколдовал её. Если бы она не знала, что он совершенно не владеет магией, она была бы в этом уверена.

– Филя, сделай даме нектара, а мне вискаря, – он подтянул тюк побольше под спину Стель. Теперь это было почти кресло. – Вот, устраивайся поудобнее. Твой нектар, – он протянул ей кружку. А Стель подумала, насколько это неэстетичное решение – подавать нектар в такой простой посуде. Но с удовольствием взяла кружку двумя руками. – Отлично, – продолжал Зак. – А теперь чокнемся и выпьем за наши победы. Чтобы их было как можно больше в нашей жизни! – они стукнулись чашками и сделали по глотку. Стель не совсем понимала, зачем им чокаться. И почему столкновение двух предметов посуды называется «чокнуться», но ей вдруг захотелось рассказать всё-всё. Как будто она нашла внутри себя подвал, в котором хранится что-то грязное и постыдное. И очень захотела вытащить и выкинуть всё это из себя.

– Ты даже не представляешь, какая я дура, – начала Стель.

– Ты можешь быть кем угодно, но не дурой, – сказал Зак. И голос его звучал тепло и проникновенно. – Любой может запутаться. Особенно, когда обстоятельства гонят его по жизни с такой скоростью, что просто не хватает времени задуматься. Так что, просто расскажи мне всё.

– Я не знаю, с чего начать, – пожаловалась Стель.

– Начни с того, что крутится у тебя на языке. А там рассказ обязательно обрастёт подробностями, – сказал Зак, аккуратно притягивая её к себе. Она опустила голову на его плечо и подумала, что это довольно уютно.

– Когда я была маленькой, моя мать меня не любила, – начала она, но тут же передумала: – Нет, не так. Так получится история моей жизни, а не история проблемы. Начать надо с другого, – она собралась с силами, отхлебнула большой глоток нектара и продолжила: – У эльфов не бывает Воинов-женщин. Я первая. Удел любой эльфийской женщины – работать на благо колонии. И работать так, как решит Высокий Совет. Это восемь самых титулованных Высокорожденных, которые определяют Будущее Нации. И в основном они видят цель женщины в том, чтобы она рожала детей для Будущего. Нужно быть очень сильной, чтобы за всю жизнь выносить и родить хотя бы одного ребёнка. Этот процесс сильно отличается от вашего. Он намного сложнее и болезненней. И для психики тоже. А тех, кто рожал Детей Будущего, заставляли проделывать это по два и даже по три раза. Мне тоже грозила эта участь. Точнее грозит до сих пор, как я понимаю. Но тогда, в детстве, я решила, что во что бы то ни стало стану Воином. И стала. А потом Высокий Совет отправил меня искать мир Будущего. Это была настоящая церемония. И я тогда верила, что у меня всё получилось. Что Совет смотрит на меня как на Воина. Но в церемонию вмешалась одна из старейших женщин нашей нации – Уинитхинд. Она сделала так, что я подслушала разговор Совета. А эти… Эти… Эти Закатные души! – Стель перевела дух и почувствовала себя очень сильной. Ещё бы! Она ругала Высокий Совет последними словами! – так вот эти уроды просто решили поднять мою стоимость в глазах изнеженных и слишком много о себе возомнивших Высокорожденных принцев. Видишь ли, большинство из них ни за что не осеменит такую как я. У меня слишком низкое происхождение. Понимаешь? Я сама – Ребёнок Будущего.

– Вот твари! – с чувством выдохнул Зак и рубанул свободной рукой воздух. Второй рукой он уже давно аккуратно обнимал Стель, прижимая к себе.

– А я им всем верила, – Стель снова приложилась к нектару. – Ну, то есть я верила, что добилась своего. И они меня в этом не разочаровывали. Но всё равно продолжали гнуть свою линию. А я даже не знаю, что такое настоящая любовь! Мне говорили, что надо любить нацию. И я любила. Надо любить цели. И я любила. Только вот меня никто не любил. И я никого никогда не любила. А потом я познакомилась с Вагни. А он такой! Такой! Он настоящий отец. И мне тоже захотелось такого. И я поняла, что не хочу искать мир для эльфов! Да пусть они все сгинут! Я хочу, чтобы меня любили. И хочу любить сама! Понимаешь?

– Понимаю, маленькая моя, – сказал Зак, обнимая её крепче. А она вдруг снова разрыдалась. Также горячо и сильно как тогда, когда в последний раз говорила с Вагни.

– Зак! Зак! – отчётливо зашелестел в воздухе голос элементаля. – Рядом гримтурс! Он идёт прямо на нас!

– Вот чёрт! – попытался вскочить Зак, но Стель ему не дала, повиснув у него на шее двумя руками. – Стель! Тут гримтурс!

– Так пусть отправляется в Закат! – проревела Стель, срывая со щеки заклинание вечного огня и швыряя прямо в ледяного гиганта, который внезапно появился на краю поляны. – Я не позволю мне мешать! – гордо сказала она, снова удобно устраиваясь на плече Зака, который превратился в застывшую статую с большими и круглыми глазами. – Вот это глаза у тебя! – она хихикнула, снова прикладываясь к кружке с нектаром.

– Ё-моё! – с чувством выдохнул Зак. – Ты же его положила!

– И что тут такого выдающегося? – спросила Стель заплетающимся языком. – Подумаешь, элементаль воздуха! Он, конечно, посильней, чем твой Филимон. Но для меня-то проблем нет! У меня боевая магия.

– Ты не перестаёшь меня удивлять, Стель, – усмехнулся Зак, обнимая её крепче.

– Я хочу чокнуться! – завопила Стель, совершенно не контролируя себя. Она вытянула руку с кружкой и с удивлением обнаружила, что рука ходит круговыми движениями, а не держится на месте, как того хочет хозяйка.

– А я по-моему уже вполне себе чокнулся, – сказал Зак, ударяя свою кружку об её. – За самую крутую девушку во вселенной! – прокричал он. – За Стель! И тот, кто её обидит, будет иметь дело со мной! – Это было последнее, что успело уместиться в голове и памяти Стель. Дальше память отключилась.

Зак

Зак немного поспал. Ровно столько, чтобы не расклеиться в нужный момент. И теперь лежал, пялясь в звёздное небо и служа подушкой самой невероятной девушке всех миров и народов, которая уютно свернулась калачиком у его груди и мирно сопела во сне. Это ерунда, когда говорят, что влюбляются в фигуру или в сиськи. Влюбляются вот в такое вот сопение. В такую безоговорочную доверчивость сильного и могущественного существа. Зак уже понимал, что сегодня его жизнь одиночки закончилась. И началась другая. И даже, если, проснувшись, Стель сделает вид, будто ничего не было, он примет её условия. Но всё равно будет всю жизнь думать только о ней. Ни одна Анжелина Джоли или даже Мадонна под яблоней Кранаха Старшего больше не сможет затмить его разум и поселиться в сердце. Оно было наполнено Стель. До самых краёв. И это было настолько новым и удивительным чувством, что у Зака кружилась голова.

Какие же козлы эти эльфы! Вернёмся, и надо бы спросить у Сагана, как Оракул реагирует на мир Стель. Может, им тоже надо поломать чего-нибудь? Зак бы с удовольствием взялся за эту миссию. Свернуть башку этим восьмерым из высокого совета или как их там, он, скорее всего, не сможет. Но насрать им вполне возможно. Как же так вообще можно было поступить с живым человеком?! Точнее, эльфом? Точнее, эльфийкой? Точнее, с этой хрупкой и нежной девушкой, которая вот так безоговорочно им доверяла? Видимо, доверие в их мире не самая твёрдая валюта.

Ёшкин кот! А вдруг, пока они спят, к ним подкрадётся гримтурс? Он должен как-то её защитить! Она же сейчас просто спит! Вообще, просто отдыхает впервые за хреновы тучи времени, спокойно, излив все свои обиды! Зак аккуратно изогнулся, подтягивая к себе огнемёт. Вроде не проснулась. Немного поворчала, устраиваясь на нём поудобнее. Зак снял огнемёт с предохранителя и удобно устроил сопло рядом с рукой. Справимся как-нибудь. Ночь прохладная. Может, она мёрзнет? Он закинул руку за голову и принялся перебирать свой тюк. Наткнувшись на одеяло, он как мог, вытряс его. Рука устала. Но это ничего. Главное, чтобы она не мёрзла. Он накинул одеяло на неё и принялся расправлять одной рукой. Стель заворчала в своевольную «подушку», два раза ткнула её кулачком и снова примостилась, уткнувшись носом в его шею. Теперь Зак чувствовал её дыхание. И оно казалось самым чудесным ветерком на свете.

– Я могу убрать последствия опьянения у неё, – прошелестел Филя.

– Так убери, – прошептал Зак. – Подожди! А она не проснётся? Пусть поспит немного. Слишком уж она устала.

– Не проснётся, – заверил дружище. – Просто с минуты на минуту у неё голова разболится. И это будет очень неприятно.

– Лечи уже, эскулап! – прошептал Зак. Капец, должно быть, как неудобно Бенедикту всё время говорить шёпотом.

Филя, похоже, сделал своё доброе дело. Потому что Стель вдруг вздохнула всей грудью, подвинулась ближе, задышала Заку в ухо, рукой обняла за грудь, а ногу закинула на его бедро. Вот это был номер! Зак начал понимать, что в его паху начинается революция и кое-кто восстаёт во всей своей силе. Чёрт! Как не вовремя! Желание было настолько острым, что Зак было, подумал, выбраться ненадолго из плена, сходить за дерево и решить свои проблемы при помощи старой доброй правой руки, но тут же отбросил эту мысль в сторону. Это очень странно, но такое решение проблемы показалось ему святотатственным. Он тихо вздохнул и продолжил терпеть мучения. Сколько же она уже спит? И когда её будить? Или не будить вовсе? Небо уже светлело.

И тут Стель совершила ужасную ошибку. Вытянула одну руку в воздух, сладко потянулась, а потом вернула её вниз и приземлилась ровно на ширинку Зака. Зак тихо взвыл. А она, не поняв спросонья, на что это такое твёрдое упала, начала исследовать. Теперь Зак сжал зубы и мысленно матерился. А Стель подняла своё личико и открыла глаза. Пока ещё очень сонные и недоумевающие. В следующее мгновение она судорожно отдёрнула руку и широко раскрыла свои лиловые глазища:

– Ты что, хочешь меня?

– Ещё как, я же нормальный здоровый мужик! – пожаловался Зак. – Но мы не будем об этом говорить. Видишь ли, ты выбрала меня своей подушкой на эту ночь. А я не смог совладать со своей природой. Но сейчас я встану, – с этими словами Зак встал, – отойду подальше, умоюсь и приведу себя в порядок. И ты постараешься не напоминать мне об этом инциденте. Договорились?

– Приведу себя в порядок? – спросила Стель.

– Умоюсь я! – рявкнул Зак. – И больше ничего! Ясно?

– Ясно! – твёрдо ответила Стель, заползая под одеяло с головой. Видимо, чтобы не было заметно её пылающих щёк. – Я долго спала?

– Нормально, – пробурчал Зак. И тут же поправился: – Тебе надо было отдохнуть. Я старался не мешать.

– Спасибо, – глухо прозвучало из-под одеяла.

– Да, ладно! – сказал Зак, наливая воду в походный тазик и умывая лицо. – Сам знаю, как иногда нужно выспаться, чтобы дурацкие мысли не лезли в голову.

– Спасибо, – повторила Стель из-под одеяла.

– Теперь мы готовы поговорить о деле? – спросил Зак.

– Мне тоже нужно умыться, – сказала Стель.

– Само собой, – согласился Зак. – И позавтракать не мешало бы.

– Я не сильно… – послышался еле слышный голос Стель из-под одеяла и тут же потерялся.

– Не сильно, – твёрдо сказал Зак. – Я же живой и прекрасно понимаю, как это тяжело, когда всё приходится носить в себе. А с родичами тебе заметно не повезло. И если ты думаешь, что это стыдно… В смысле показывать свои слабости постороннему. Так я не посторонний. И вообще это не стыдно, а очень даже нужно делать время от времени, чтобы мозг не взорвался от перегрузки. И хватит об этом. Нам надо делом заниматься. А потом мы ещё с тобой обо всём наговоримся. И, может быть, даже придумаем, как сломать систему в твоём мире. Мы же команда! И не просто абы какой затрапезной конторы, а самого Института Равновесия.

– А ты будешь моим другом? – снова неуверенно прозвучало из-под одеяла.

– Конечно! Я думал, вопрос решённый. Чего тут спрашивать! – Зак развёл руками.

– Ты очень хороший друг, Зак, – сказала Стель, выбираясь из-под одеяла.

– Это ещё время покажет, – ухмыльнулся Зак, глядя, как любовь его жизни принимается за утренний туалет. Странно, но тоски или печали от безответного чувства он не испытывал. Ему просто было спокойно. – Ты что есть будешь?

– Нектар и пыльцу, – сказала Стель. – Но ты не беспокойся! Я сама соберу! Вот, смотри какой чудесный куст! И весь в цветах!

– Куст отличный, – согласился Зак. – Только что-то я его вчера не видел здесь. А ты?

– А ведь точно! – потрясённо согласилась Стель. – Вчера он там был, но совсем маленький. А сегодня какой раскидистый и красивый! И деревья тут больше стали. Какая листва красивая! А какой узор из веток!

– Постой-ка, – Зак ошалело посмотрел на куст. – А не в этой ли стороне ты вчера гримтурса положила?

– Ой, – Стель смешно и совсем по-детски прижала ладошки к щекам.

– Получается, что от воды, в которую ты превратила этого урода, начинается буйство природы. Занятно.

– Это нужно будет потом использовать! – обрадовалась самая ярая гринписовка на свете.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5