Джеймс Клавелл.

Гайдзин



скачать книгу бесплатно

Он поднял глаза и окаменел. Ёси пристально смотрел на него.

– Господин?

– О чем ты думал сейчас?

– Я надеялся, что был вам полезен, господин. Я… Оглянитесь, господин! – вдруг прошептал он.

Андре Понсен спускался по ступеням миссии, направляясь к Ёси. В тот же миг телохранители образовали заслон вокруг своего господина. Не испугавшись, Понсен вежливо поклонился и сказал на сносном, хотя и несколько нетвердом японском:

– Господин, пожалуйста, извините, могу передать послание от моего господина, французского повелителя, пожалуйста?

– Какое послание?

– Он говорит, пожалуйста, возможно, вам нравится видеть пароход внутри, машину, пушки. Смиренно просит пригласить вас и чиновников. – Понсен подождал. Единственной реакцией был повелительный взмах веера, приказывающий ему удалиться. – Благодарю вас, господин, пожалуйста, извините меня.

Он зашагал назад к миссии, уверенный, что не ошибся. На нижней ступеньке он заметил Тайрера, наблюдавшего за ним из окна зала для приемов, стиснул зубы, чтобы не чертыхнуться, и махнул ему рукой. Тайрер помахал ему в ответ.

Когда последний самурай покинул двор миссии, садовники осторожно вернулись к работе. Один из них вскинул лопату на плечо и захромал прочь. Хирага, голова которого была обмотана какой-то грязной тряпкой, в рваном и вымазанном землей кимоно, был очень доволен успехом своего переодевания. Теперь он знал, как, когда и где должно будет произойти завтрашнее нападение.


На обратном пути к замку, вновь в безопасности своего паланкина – с Мисамото, который по его приказанию сидел в дальнем углу, – Ёси предался свободному течению мыслей. Он был все еще поражен невоспитанностью, с которой их выпроводили; не взбешен, как остальные, просто терпелив: «Месть свершится, я сам выберу время и способ.

Приглашение взглянуть на машины боевого корабля, осмотреть его весь? И-и-и-и, такой возможностью нельзя пренебречь. Опасно принимать такое предложение, но оно будет принято. – Его глаза остановились на Мисамото, который неподвижно смотрел в узкое окошко. Нет сомнения, этот преступник Мисамото был пока что полезен ему. – Переводчики поступают глупо, не давая точного перевода. Глупо со стороны русского угрожать нам. Глупо повели себя все они, проявив такую грубость. Слуга-китаец совершил глупость, когда назвал нас мартышками. Очень большую глупость. Что ж, я разберусь с каждым из них, с одними раньше, с другими позже.

Но как быть с их вождями и с их флотом?»

– Мисамото, я решил не отсылать тебя назад в караульное помещение. В течение двадцати дней ты будешь жить с моими вассалами и будешь и дальше учиться вести себя как самурай.

Голова Мисамото немедленно коснулась пола паланкина.

– Благодарю вас, господин.

– Если останусь тобой доволен. А теперь, что произойдет завтра?

Мисамото заколебался, похолодев от ужаса. Первое правило выживания гласило: никогда не приноси самураю дурную весть, не открывай рта, держи все, что знаешь, при себе, но если тебя заставят сказать, говори любому только то, что он, по-твоему, хочет услышать.

Совсем не так, как там, в Америке, в этом рае на земле.

«Ответ очевиден, – хотел выкрикнуть он, возвращаясь к своей привычке думать на английском – единственное, что не дало ему сойти с ума за годы его заточения, – если бы ты видел, как относятся гайдзины друг к другу в семье, где я жил, как они обращались со мной, слугой, конечно, но и в этом случае как с человеком – я даже представить себе не мог, что ко мне могут так относиться; как каждый человек в их стране может ходить с высоко поднятой головой и иметь при себе нож или пистолет, исключая только большинство черных; с каким нетерпением они стараются решить одну проблему, чтобы скорее взяться за следующую, – решить, если нужно, кулаком, пулей или пушками – и почти все они равны перед своим законом, и нет у них ни вонючих даймё, ни самураев, которые могут убить тебя когда вздумается…»

– Отвечай мне правду всегда, если тебе дорога жизнь, – тихо произнес Ёси, угадав его опасения.

– Конечно, господин, всегда. – Замирая от ужаса, Мисамото подчинился и сказал, зажмурив глаза, словно прыгнул в пропасть: – Мне очень жаль, господин, но если они не получат то, что хотят, я думаю, они… они сровняют Эдо с землей.

«Я согласен, но только в случае, если мы окажемся полными глупцами», – подумал Ёси.

– Их пушки в состоянии сделать это?

– Да, господин. Замок они не разрушат, но город сожгут.

«А это было бы глупой растратой запасов рода Торанага. Нам лишь пришлось бы заменить их всех: крестьян, ремесленников, куртизанок, торговцев, чтобы они продолжали обслуживать нас, как обычно».

– Тогда как бы ты дал им немного супа, но ни кусочка рыбы? – спросил Ёси.

– Прошу извинить меня, я не знаю, господин, не знаю.

– В таком случае подумай. И дай мне свой ответ на рассвете.

– Но… слушаюсь, господин.

Ёси откинулся на шелковые подушки и сосредоточился на вчерашнем заседании старейшин. «В конце концов Андзё принужден был отменить свой приказ об оставлении замка, ибо без неоспоримого большинства этот приказ все равно не имел бы силы, поэтому Ёси, как официальный опекун, наложил запрет на отъезд сёгуна.

Я победил на этот раз, но только потому, что этот упрямый старый дурень Тояма настоял на том, что голосует за свой безумный план нападения, и, таким образом, не проголосовал ни за меня, ни против меня. Андзё прав: обычно остальные двое голосуют вместе с ним против меня. Не потому, что признают его заслуги, а потому, что я – это я, тот Торанага, который должен был бы стать сёгуном вместо этого глупца-мальчишки».

Поскольку Ёси чувствовал себя в паланкине в безопасности – он был один, не считая Мисамото, который не мог знать его сокровенных мыслей, – он позволил своему разуму приоткрыть ячейку, помеченную «Нобусада», тайную из тайных, такую изменчивую, такую опасную и постоянно хранящуюся в его голове.

«Как мне быть с ним?

Я не могу долее сдерживать его. Он беспомощен, как птенец, и сейчас попал в самые гибельные когти из всех – коготки принцессы Иядзу, шпионки императора, которая смертельно ненавидит сёгунат, расстроивший ее помолвку с обожаемым другом детства, с ее принцем, таким красивым и завидным женихом; сёгунат вынудил ее навсегда оставить Киото, всех своих родных и друзей, и выйти замуж за хилого мальчишку, чей орган, едва восстав, никнет, как знамя на летней жаре, и может на всю жизнь оставить ее бездетной.

Теперь она задумала этот государственный визит в Киото, чтобы поклониться императору, – блестящий замысел, который нарушит тонкий баланс, поддерживавшийся веками: „Власть подчинять себе всю империю даруется императорским указом сёгуну и его наследникам, он назначается также главой Сыскного ведомства, следящего за исполнением законов. Таким образом, приказы, отдаваемые сёгуном всей стране, являются ее законами“.

За первым визитом обязательно последует второй, – подумал Ёси, – и тогда править будет император, а не мы. Нобусада никогда не поймет этого, его взгляд затуманен ее коварными уловками.

Что же делать?»

Вновь Ёси пустился в путь по исхоженной взад и вперед, но такой потайной для всех тропинке: «Он мой законный господин и повелитель. Я не могу убить его своей рукой. Его слишком хорошо охраняют, так что, убив его, я должен быть готов отдать и свою жизнь, а такой готовности у меня пока еще нет. Другие средства? Яд. Но тогда меня заподозрят, и с полным основанием, и даже если я смогу вырваться из пут, удерживающих меня в этих стенах – ведь я такой же пленник, как этот Мисамото, – страна будет ввергнута в нескончаемую гражданскую войну, в выигрыше останутся только гайдзины и, что хуже всего, я нарушу клятву верности, которую принес сёгуну, кто бы им ни был, и Завещанию.

Я должен позволить другим убить его для меня. Сиси? Я мог бы помочь им, но помогать врагам, которые поклялись уничтожить тебя самого, опасно. Есть еще и другая возможность. Боги».

Ёси закрыл эту ячейку до следующего раза и снова задумался о Совете. «Что я скажу им? Сейчас они, конечно, уже знают, что я встречался с гайдзинами. Я буду настаивать на соблюдении в будущем одного абсолютного правила: мы должны посылать только умных людей на эти встречи. Что еще? Обязательно расскажу им о солдатах гайдзинов: все гигантского роста, в этих своих алых мундирах, коротких юбках и огромных шапках с перьями, каждый вооружен замковым ружьем, начищенным до блеска, – они заботятся о них так же, как мы о своих клинках.

Стоит ли мне говорить им, что эти враги глупы, не имеют понятия об утонченности и ими можно манипулировать, используя их собственные нетерпение и ненависть, – Мисамото сообщил мне достаточно, чтобы заключить, что они капризны и полны ненависти не меньше, чем любой из наших даймё? Нет, это я оставлю при себе. Но я скажу им, что завтра наша делегация не справится со своей задачей, если мы не изобретем отсрочки, на которую гайдзины с радостью согласятся.

Что же это будет?»

– Этот посланный, Мисамото, – лениво произнес он, – высокий человек с большим носом, почему он говорил как женщина, использовал слова женской речи? Он что, наполовину мужчина, наполовину женщина?

– Я не знаю, господин. Может быть, и так. На кораблях у них много таких, господин, хотя они это скрывают.

– Зачем?

– Не знаю, господин. Их трудно понять. Они не говорят о совокуплении так открыто, как мы, не обсуждают, какая поза лучше или кто им нравится больше, мальчик или женщина. В отношении же того, что он говорит как женщина: на их языке мужчины и женщины говорят одинаково, то есть используют одни и те же слова, господин, не как японцы. Те немногие матросы, которые умели сказать несколько слов на нашем языке, – я встречал таких, это были люди, побывавшие в Нагасаки, – все они говорили так же, как этот длинноносый, потому что единственными японцами, с кем они общались здесь, были шлюхи, они учили наши слова у шлюх. Они не подозревают, что наши женщины говорят не так, как мы, мужчины, господин, и используют другие слова, отличные от наших, как и пристало цивилизованным людям.

Ёси скрыл внезапно охватившее его волнение. «Наши продажные женщины – их единственная реальная связь с нашим миром, – подумал он. – И своя шлюха, разумеется, есть у каждого из них. Поэтому в качестве одного из способов управлять ими, даже нападать на них, мы можем использовать тех, с кем они делят ложе, женщин или мальчиков».


– Я не отдам приказа своему флоту открыть огонь по Эдо без официального письменного приказа Адмиралтейства или министерства иностранных дел, – сказал адмирал. Лицо его раскраснелось. – Мои инструкции требуют быть осмотрительным, так же как и ваши. Это не карательная экспедиция.

– Ради бога, произошло убийство, и мы обязаны отреагировать. Конечно же, это карательная экспедиция!

Сэр Уильям был зол не в меньшей степени. Только что пробили восемь склянок, полночь, они сидели за круглым столом в адмиральской каюте на флагмане. Кроме них, за столом присутствовал лишь генерал Томас Огилви. Каюта была просторная, с низким потолком и тяжелыми балками, через кормовые окна были видны штаговые огни других кораблей.

– Повторяю, по моему мнению, их можно сломить только силой.

– Клянусь Богом, заручитесь приказом, и я сломлю их! – Адмирал вновь наполнил свой бокал портвейном из почти пустого хрустального графина. – Томас?

– Благодарю. – Генерал протянул ему свой бокал.

Стараясь сдержаться, сэр Уильям произнес:

– Лорд Рассел уже отдал нам распоряжение вытребовать у бакуфу двадцать пять тысяч фунтов репараций за убийства, совершенные в миссии в прошлом году, когда погибли сержант и капрал, – он будет еще более возмущен этим новым инцидентом. Я знаю его, вы – нет, – добавил он, преувеличив немного для вящего эффекта. – Его одобрение я получу не раньше чем через три месяца. В этот раз мы должны получить полное удовлетворение, иначе убийства будут продолжаться. Без вашей поддержки я не могу маневрировать на переговорах.

– Я вас поддерживаю полностью, исключая лишь войну, клянусь Господом! Обстрел их столицы автоматически вовлекает нас в войну с ними. Сейчас мы не готовы к этому. Томас? Вы согласны со мной?

– Окружить деревню вроде Ходогайи, – осторожно произнес генерал, – уничтожить несколько сотен дикарей и заковать мелкого туземного царька в цепи – это совсем не то, что занять и удерживать этот огромный город и блокировать замок.

– Как же тогда быть с вашим заявлением, что «невозможно вообразить себе операцию, которую силы под моим командованием не в состоянии осуществить в кратчайшие сроки»? – заметил сэр Уильям, испепеляя его взглядом.

Генерал побагровел:

– То, что говорится при всех, как вам хорошо известно, имеет мало общего с практикой, как вам хорошо известно! Эдо – задача иного масштаба.

– Совершенно верно. – Адмирал осушил свой бокал.

– Тогда что вы предлагаете? – Молчание сгущалось. Ножка бокала сэра Уильяма вдруг хрустнула у него в пальцах, заставив всех вздрогнуть от неожиданности. – Черт! – воскликнул он. Это, однако, отвлекло его и до некоторой степени остудило его гнев. Небрежным жестом он взял салфетку и промокнул вино. – Я здесь посланник. Если я сочту необходимым отдать такой приказ, а вы откажетесь подчиниться, на что, разумеется, имеете право, я, как вы сами понимаете, подам прошение о вашей немедленной замене на этом посту.

Шея адмирала стала лиловой.

– Я уже представил все факты в Адмиралтейство. Но, пожалуйста, не поймите меня превратно: я более чем всегда готов искать отмщения за убийство Джона Кентербери и нападение на остальных. Если речь пойдет об Эдо, мне необходим только письменный приказ, как я уже говорил. Какая разница, сейчас или через три месяца, спешить нам некуда, эти дикари заплатят все, что с них причитается, этим городом или сотней других.

– Да, заплатят обязательно, клянусь Богом. – Сэр Уильям поднялся.

– Прежде чем вы уйдете, у меня есть для вас еще кое-какая важная информация: я не могу обещать, что флот так долго простоит на якоре. Мои корабли беззащитны, морское дно здесь мелкое, это чревато большими неприятностями, погода обещает испортиться, в Иокогаме мы в большей безопасности.

– Как долго вы еще сможете здесь находиться?

– День… не знаю, я не управляю погодой, которая в этом месяце очень изменчива, как вы, вероятно, и сами знаете.

– Да, я это знаю. Ну что же, позвольте мне откланяться. Прошу вас обоих прибыть к десяти часам на завтрашнюю встречу. Будьте добры, произведите салют на рассвете при поднятии флага. Томас, пожалуйста, переправьте на берег две сотни драгун и оцепите район вокруг пристани.

– Могу я поинтересоваться, зачем вам понадобились еще двести человек? – тут же спросил генерал. – Я уже высадил на берег целую роту.

– Возможно, я решу взять заложников. Спокойной ночи. – Он тихо прикрыл за собой дверь.

Двое оставшихся за столом долго смотрели на нее, не отрывая взгляда.

– Он это серьезно?

– Не знаю, Томас. Но с нашим достопочтенным порывистым Уильямом, черт бы его побрал, Айлсбери, никогда ничего не знаешь наперед!

Глава 11

Четверг, 18 сентября

Гостиница Сорока Семи Ронинов стояла в грязном проулке недалеко от замка Эдо. От немощеной дороги ее отделяла высокая, неприглядная с виду ограда, которая почти целиком скрывала ее от глаз прохожих. С улицы гостиница казалась бедной и ничем не примечательной. Внутреннее же ее убранство отличалось роскошью и богатством, а ограда была прочной. Заботливо ухоженные сады окружали широко раскинувшееся одноэтажное здание гостиницы, а также ее многочисленные, отдельно стоящие домики с одной-единственной комнатой, поднятые невысоко над землей на низких столбах и предназначенные для особых гостей и уединения. Постоянными клиентами гостиницы были богатые купцы, но она также служила тайным приютом для некоторых из сиси.

Сейчас, перед самым рассветом, в гостинице было тихо: все клиенты, куртизанки, мама-сан, прислужницы и слуги мирно спали. Кроме сиси. Они бесшумно вооружались.

Ори сидел на веранде одного из маленьких домиков, спустив кимоно до пояса. С огромным трудом он менял повязку на простреленном плече. Рана воспалилась и теперь была огненно-красной, горела и на любое прикосновение отвечала пронзительной болью. Вся рука пульсировала, и он понимал, что ему срочно необходим врач. Однако, невзирая на это, он сказал Хираге, что приводить врача в гостиницу или самому идти к нему было опасно.

– Меня могут выследить. Мы не можем так рисковать, Эдо – главное убежище всех Торанага, и тут слишком много шпионов.

– Я согласен. Возвращайся в Канагаву.

– Когда закончим дело здесь.

Его палец соскользнул и царапнул нагноившуюся рану, боль пронзила его до самых внутренностей. Пока можно не спешить, доктор еще успеет разрезать ее и выпустить яд, думал он, лишь наполовину веря в это. Карма. И если после вскрытия рана все равно будет продолжать нагнаиваться, это тоже карма. Он был так поглощен своим занятием, что не слышал, как через ограду в сад проскользнул ниндзя и подкрался к нему сзади.

Его сердце подпрыгнуло от страха, когда рука в черном зажала ему рот, чтобы он не мог крикнуть.

– Это я, – сердито прошептал Хирага, потом отпустил его. – Я мог бы убить тебя двадцать раз.

– Да. – Ори с трудом изобразил на лице улыбку и показал рукой. В кустах прятался другой самурай, стрела лежала на его поднятом луке. – Но охрану несет он, а не я.

– Хорошо. – Хирага приветствовал охранника и, смягчившись, стянул с головы маску. – Остальные внутри и готовы, Ори?

– Да.

– А как твоя рука?

– Прекрасно.

Ори судорожно хватил ртом воздух и лицо его исказилось от боли, когда рука Хираги, как черная змея, метнулась вперед и сжала его плечо. На глазах выступили слезы, но он не проронил ни звука.

– Ты будешь нам помехой. Тебе нельзя идти с нами сегодня. Ты возвращаешься в Канагаву.

Хирага поднялся на веранду и вошел внутрь. Вне себя от отчаяния, Ори последовал за ним. Одиннадцать сиси сидели на тонком татами, все были вооружены. Девять соотечественников Хираги из Тёсю. Два новичка из земли Мори, они убежали и вымолили у Хираги разрешение присоединиться к ним.

– Я не смог подобраться к храму или к миссии ближе чем на двести шагов, – устало сообщил им Хирага. – Поэтому мы не сможем сжечь ее и убить князя Ёси вместе с остальными бакуфу, когда они прибудут. Это невозможно. Мы должны устроить на него засаду где-то в другом месте.

– Извините меня, Хирага-сан, но вы уверены, что это был князь Ёси? – спросил один из людей Мори.

– Да, я уверен.

– Я по-прежнему не могу поверить, что он рискнул выйти из замка с небольшой охраной только для того, чтобы встретиться с какими-то вонючими гайдзинами, даже переодевшись. Он слишком умен и, без сомнения, знает, что является главной мишенью для сиси, не считая сёгуна, большей даже, чем предатель Андзё.

– Он вовсе не так хитер, я узнал его, однажды я оказался рядом с ним в Киото, поэтому я знаю его в лицо, – ответил Хирага, в глубине души не доверяя ни одному из самураев Мори. – Какая бы ни была тому причина, он мог рискнуть посетить миссию без охраны один раз, но не два. Я уверен, именно поэтому самураи бакуфу там сейчас кишмя кишат. Но завтра он снова выйдет из замка. Для нас это возможность, которую мы не можем упустить. Где бы мы могли устроить засаду? Знает кто-нибудь?

– Это зависит от количества самураев, которые будут сопровождать кортеж, – сказал опять один из Мори. – Если встреча вообще состоится, как того хотят гайдзины.

– Если? Ты думаешь, князь Ёси стал бы прибегать к уловке?

– Я бы прибег, будь я на его месте. Не зря ему дали прозвище Лисица.

– И как бы ты поступил?

Человек поскреб ногтями подбородок:

– Придумал бы какую-нибудь отговорку, перенес встречу.

Хирага нахмурился:

– Но если он все же отправится в миссию, как и вчера, в каком месте пути он был бы наиболее уязвим?

– При выходе из паланкина. На переднем дворе гайдзинов.

– Туда нам не пробраться, даже если мы предпримем отчаянный бросок, заранее обрекая себя на смерть.

Молчание стало еще более глубоким. Потом Ори тихо сказал:

– Чем ближе к воротам замка, тем спокойнее будут чувствовать себя его военачальники, следовательно, тем меньше телохранителей будет находиться в непосредственной близи от него и тем ниже будет их бдительность, на пути из замка… или при возвращении в него.

Хирага удовлетворенно кивнул и улыбнулся ему, потом сделал знак одному из своих соотечественников.

– Когда все проснутся, скажи маме-сан, пусть приведет Ори врача, тайно и без промедления.

– Мы ведь уже решили, что это рискованно, – тут же возразил Ори.

– Все, что имеет ценность, следует оберегать. Ваша идея безупречна.

Ори благодарно поклонился:

– Тогда мне лучше самому к нему пойти, neh?


С первыми лучами солнца Филип Тайрер быстрым шагом спустился к причалу с двумя шотландцами, сержантом и рядовым, за спиной.

– Господь милосердный, Филип, двух человек охраны больше чем достаточно, – сказал ему сэр Уильям минуту назад. – Если джапо затевают недоброе, всего нашего гарнизона не хватит, чтобы защитить вас. Мое послание должно быть доставлено адмиралу Кеттереру, и посланник – вы. До свидания!

Как и сэру Уильяму, ему пришлось пройти сквозь сотни хранящих молчание самураев, которые собрались у миссии перед самым рассветом. Никто не угрожал ему и, казалось, даже не замечал его присутствия, удостаивая его самое большее коротким взглядом. Теперь впереди лежало море. Он ускорил шаг.

– Стой, кто идет, а то снесу голову, к чертям собачьим! – произнес голос из белесой мглы, и он встал как вкопанный, неловко взмахнув руками.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31