Джеймс Клавелл.

Благородный Дом. Роман о Гонконге. Книга 2. Рискованная игра



скачать книгу бесплатно

– А ты скоро?

– Мне добираться часа два. Дорога до самого парома забита.

– Здесь такая же история. По всему Абердину. Но не только из-за дождя, старина. Около тысячи любителей чужого горя собрались поглазеть на то, что осталось от ресторана, а кроме того, толпа уже собралась у «Хо-Пак», «Виктории» – едва ли не у каждого банка поблизости. И я слышал, что около пятисот человек осаждают «Вик» в Сентрал.

– Господи! У меня там все жалкие сбережения, накопленные за целую жизнь.

– Говорил я тебе вчера: снимай деньги со счетов, старик! – До Армстронга донесся смех Змеи. – И кстати, если есть лишние деньги, играй на понижение акций «Струанз» – я слышал, Благородный Дом скоро рухнет.

Глава 41
8:29

Клаудиа взяла ворох записок, писем и ответов из лотка «Исходящие» на столе Данросса и принялась разбирать их. Привычный вид за окном скрыла стена дождя и низкая облачность, но температура упала, и было приятно ощущать, что влажность последних недель пошла на убыль. Старинные часы в серебряном кардане[11]11
  Кардан – крепление из встроенных друг в друга вращающихся колец для поддержания прибора в устойчиво горизонтальном положении.


[Закрыть]
на каминной полке пробили половину девятого.

Звякнул телефон. Клаудиа взглянула на него, но даже не шевельнулась, чтобы ответить. Телефон позвонил и умолк. Вошла секретарь Данросса Сандра И с новой кипой документов и почты и положила все это в лоток «Входящие».

– Проект контракта с «Пар-Кон» лежит сверху, Старшая Сестра. Вот список его встреч на сегодня. Во всяком случае, тех, о которых я знаю. Десять минут назад звонил суперинтендент Квок. – Она залилась краской под взглядом Клаудиа. Фигуру Сандры плотно облегал чунсам с высоким разрезом сбоку и стоячим воротничком по последней моде. – Он звонил тайбаню, а не мне, Старшая Сестра. Попросите тайбаня перезвонить ему.

– Но я надеюсь, Младшая Сестра, ты достаточно долго говорила с Досточтимым Молодым Жеребцом, и обворожительно замирала от восторга, и вздыхала? – спросила по-кантонски Клаудиа, а потом незаметно для себя перешла на английский. Разговаривая, она разбирала записки, складывая их в две отдельные стопки. – Вообще-то, его нужно хватать и держать обеими руками, чтобы благополучно ввести в семейное стойло и чтобы его не захомутала какая-нибудь сладкоречивая балаболка из другого клана.

– О да. А еще я зажгла пять свечей в пяти разных храмах.

– Надеюсь, в свободное время, а не в рабочие часы компании.

– О да, конечно. – Обе рассмеялись. – И мы договорились встретиться – завтра ужинаем вместе.

– Прекрасно! Прикинься скромницей, оденься строго, но не надевай бюстгальтера – как Орланда.

– О, значит, это правда! Ох, вы думаете, мне следует так поступить? – Сандра И была поражена.

– Для молодого Брайана – да, – хихикнула Клаудиа. – Он в таких делах разбирается!

– Мой прорицатель говорит, что нынешний год будет для меня чудесным.

Какой ужас этот пожар, правда?

– Да. – Клаудиа пробежала глазами список встреч. «Линбар через несколько минут. Сэр Луис Базилио в восемь сорок пять». – Когда приедет сэр Луис…

– Сэр Луис ждет у меня в офисе. Он знает, что приехал раньше времени, – я принесла ему кофе и утренние газеты. – На лице Сандры И выразилась тревога. – Что должно случиться в десять часов?

– Откроется фондовая биржа, – твердо проговорила Клаудиа, передавая ей стопку побольше. – Этим займись ты, Сандра. О, вот еще что: он отменил пару собраний советов директоров и ланч, но этим займусь я сама.

Вошел Данросс, и обе подняли голову.

– Доброе утро, – сказал он. Лицо у него было еще серьезнее, чем раньше, а синяки только подчеркивали суровое выражение.

– Все так рады, что вы не пострадали, тайбань, – кокетливо прочирикала Сандра И.

– Благодарю вас.

Она вышла. Данросс полюбовался ее походкой, потом перехватил взгляд Клаудиа. Часть серьезности покинула его.

– Что может быть лучше красивых девчонок. Верно?

Клаудиа усмехнулась:

– В ваше отсутствие пару раз звонил ваш личный телефон.

Этот телефон нигде не значился, и было заведено, что трубку снимает только он и дает этот номер лишь членам семьи и немногим избранным.

– О, спасибо. Отмените все с настоящего момента до полудня, кроме Линбара, старого сэра Луиса Базилио и банка. Проследите, чтобы все было на высшем уровне для Пенн и мисс Кэти. В аэропорт ее отвезет Гэваллан. Сначала дозвонитесь до Прижимистого Дуна. А также до Ландо Маты: спросите, смогу ли я увидеться с ним сегодня, предпочтительно в десять двадцать в «Кофи плейс». Вы видели мою записку про Зепа?

– Да. Это ужасно. Я обо всем позабочусь. Звонил адъютант губернатора: вы будете на встрече в полдень?

– Да. – Данросс снял трубку и набрал номер, а Клаудиа вышла и закрыла за собой дверь.

– Пенн? Ты хотела поговорить?

– О Иэн, да, но я не звонила, если ты это имеешь в виду.

– Я думал, это ты звонила по моей личной линии.

– Нет, но мне всегда так приятно, когда ты звонишь. Я узнала про пожар из утренних новостей и… не была уверена, приснилось мне или нет, что ты приходил вчера вечером. Я… я так переволновалась, извини. А Тат сказала, что ты ушел рано, но я не доверяю старой ведьме – она иногда заговаривается. Извини. Это было ужасно?

– Нет. Вообще-то, все не так уж плохо. – Он вкратце рассказал ей о событиях вчерашнего вечера. Теперь, когда он знал, что у нее все в порядке, ему хотелось поскорее положить трубку. – Я представлю тебе подробный отчет, когда заеду, чтобы отвезти в аэропорт. Я узнавал про ваш рейс: самолет должен вылететь вовремя… – Послышался сигнал переговорного устройства. – Минутку, Пенн… Да, Клаудиа?

– Суперинтендент Квок на линии два. Говорит, это важно.

– Хорошо. Извини, Пенн, мне пора. Заеду за тобой с запасом, чтобы успеть на рейс. Пока, дорогая… Что-нибудь еще, Клаудиа?

– Самолет Билла Форстера из Сиднея задерживается еще на час. Мистер Хэвегилл и Джонджон готовы встретиться с вами в девять тридцать. Я звонила, чтобы получить подтверждение. Насколько я знаю, они сегодня в банке с шести утра.

Беспокойство Данросса росло. Он пытался поговорить с Хэвегиллом с трех часов вчерашнего дня, но заместителя председателя не было на месте, а вчера вечером возможности не представилось.

– Это нехорошо. Когда я приехал туда сегодня в семь тридцать, на улице у банка уже собралась толпа.

– «Вик» ведь не рухнет, правда?

В ее голосе слышалась тревога.

– Если они рухнут, мы все полетим к черту. – Он ударил по клавише «2». – Привет, Брайан, что случилось?

Квок рассказал ему о Джоне Чэне.

– Господи боже, бедный Джон! После того как вчера вечером им передали деньги, я думал… какие сволочи! Он убит уже несколько дней назад?

– Да. Дня три по меньшей мере.

– Ублюдки! Ты звонил Филлипу или Диане?

– Нет еще. Хотел сообщить тебе первому.

– Хочешь, чтобы я им позвонил? Филлип сейчас дома. После всей этой вчерашней истории с выкупом я разрешил ему не приходить на утреннее собрание в восемь. Сейчас позвоню.

– Нет, Иэн, это моя работа. Извини за плохие вести, но я подумал, что ты должен знать про Джона.

– Да… да, старина, спасибо. Слушай, у меня тут одно дело у губернатора около семи, но к десяти тридцати все закончится. Не хочешь выпить или перекусить на ночь?

– Да. Неплохая идея. Может, в баре «Квэнс» в отеле «Мандарин»?

– В десять сорок пять?

– Хорошо. Кстати, я попросил, чтобы твою тайтай пропустили прямо через паспортный контроль. Извини за плохие вести. Пока.

Положив трубку, Данросс поднялся и стал смотреть в окно. Жужжал интерком, но он его не слышал.

– Бедолага! – бормотал он. – Какая нелепая смерть, черт возьми!

Раздался тихий стук в дверь, и она приотворилась. Это была Клаудиа.

– Извините, тайбань, Ландо Мата на линии два.

Данросс присел на край стола.

– Привет, Ландо, нельзя ли нам встретиться в десять двадцать?

– Да-да, конечно. Я тут узнал про Зеппелина. Ужас! Сам еле выбрался! Проклятый пожар! Но мы все же выбрались, а? Джосс!

– Ты уже говорил с Прижимистым?

– Да. Он приезжает на следующем пароме.

– Прекрасно. Ландо, мне сегодня может потребоваться твоя поддержка.

– Но, Иэн, мы же обговорили все это вчера вечером. Я понял, что…

– Да. Но мне нужна твоя поддержка сегодня. – Голос Данросса стал жестче.

Последовала долгая пауза.

– Я… я поговорю с Прижимистым.

– Я тоже поговорю с ним. А пока я хотел бы знать, могу ли рассчитывать на твою поддержку сейчас.

– Ты пересмотрел наше предложение?

– Мне рассчитывать на твою поддержку, Ландо? Или нет?

Еще одна пауза. По голосу Маты чувствовалось, что он нервничает.

– Я… я скажу, когда встретимся в десять двадцать. Извини, Иэн, но мне действительно нужно сначала поговорить с Прижимистым. Встретимся за кофе. Пока!

Щелчок – и телефон умолк. Данросс аккуратно положил трубку и пробормотал вполголоса:

– Цзю ни ло мо, Ландо, старый приятель.

На мгновение задумавшись, он набрал номер:

– Мистера Бартлетта, пожалуйста.

– Его телефон не отвечать. Вы хотите сообщение? – спросил оператор.

– Прошу переключить меня на мисс Кей Си Чолок.

– Что?

– Кейси… Мисс Кейси!

Послышался тоновый сигнал, а затем сонный голос Кейси:

– Алло?

– О, извините, я перезвоню попозже…

– О, Иэн? Нет… нет, все нормально, мне надо… мне давно уже надо было встать… – Она подавила зевок. – Господи, как я устала. Мне этот пожар не приснился, нет?

– Нет, Сирануш. Я лишь хотел убедиться, что с вами обоими все в порядке. Как вы себя чувствуете?

– Не ахти. Должно быть, что-то подрастянула… не знаю – то ли от смеха, то ли от рвоты. А у вас все нормально?

– Да. Пока что. Как насчет температуры, ничего такого? Именно за этим велел следить доктор Тули.

– Не думаю. Линка я еще не видела. Вы с ним говорили?

– Нет. Он не отвечает. Слушайте, я хотел бы пригласить вас обоих на коктейль в шесть.

– Я так с удовольствием. – Еще один зевок. – Рада, что у вас все в порядке.

– Я перезвоню попозже, чтобы…

Снова интерком.

– Губернатор на линии два, тайбань. Я сказала, что вы будете на утренней встрече.

– Хорошо. Послушайте, Сирануш, коктейль в шесть, а если нет, то попозже поужинаем. Я перезвоню потом и подтвержу.

– Хорошо, Иэн. И спасибо за звонок.

– Не за что. Пока. – Данросс ткнул клавишу «2». – Доброе утро, сэр.

– Прошу прощения за беспокойство, Иэн, но мне нужно поговорить с вами об этом ужасном пожаре, – сказал сэр Джеффри. – Просто чудо, что не погибло больше людей. Министр рвет и мечет из-за смерти бедного сэра Чарльза Пенниворта и в совершенной ярости из-за того, что принятые у нас меры безопасности позволяют такое. Поставлен в известность кабинет министров, так что мы можем ожидать последствий на самом высоком уровне.

Данросс изложил свою идею насчет кухонь для Абердина, приписав авторство Шитэ Чжуну.

– Превосходно. Шити – умница! Но это лишь начало. А пока что уже звонил Робин Грей, Джулиан Бродхерст и другие члены парламента. Они просят о встрече, чтобы выразить протест по поводу наших никуда не годных правил пожарной безопасности. Мой адъютант говорит, что Грей просто в ярости. – Сэр Джеффри вздохнул. – Возможно, он и прав. Во всяком случае, этот джентльмен собирается по мере возможности раздуть историю, преподнести ее в самом скверном для нас свете. Я слышал, завтра они с Бродхерстом устраивают пресс-конференцию. Теперь, когда бедного сэра Чарльза нет в живых, старшим в делегации стал Бродхерст, и одному Богу известно, что будет, если эти двое начнут излагать свои чванливые взгляды на Китай.

– Пусть министр заставит их замолчать, сэр.

– Я просил его, но он сказал: «Боже правый, Джеффри, заставить замолчать члена парламента? Да это хуже, чем пытаться поджечь сам парламент». Все это на самом деле так утомительно. Я подумал, может, вы смогли бы утихомирить мистера Грея. Я собираюсь посадить его рядом с вами сегодня вечером.

– Я бы не сказал, что это хорошая мысль, сэр. Он просто ненормальный.

– Абсолютно согласен, Иэн. Но я был бы вам крайне признателен, если бы вы хоть попытались. Вы единственный, кому я могу это доверить. Квиллан может его прибить. Он уже звонил и официально отказался – исключительно из-за Грея. Может, вы не откажетесь пригласить этого типа на скачки в субботу?

Данросс вспомнил про Питера Марлоу.

– Почему бы вам не пригласить Грея и всех остальных в вашу ложу? А я какую-то часть времени возьму его на себя. – «Слава богу, там не будет Пенн», – подумал он.

– Очень хорошо. Следующее: Роджер попросил меня встретиться с вами в банке завтра в шесть часов.

Данросс дал молчанию затянуться.

– Иэн?

– Да, сэр?

– В шесть. К этому времени Синдерс тоже должен быть там.

– Вы его знаете, сэр? Лично?

– Да. А что?

– Просто хотел убедиться.

Теперь замолчал губернатор. Данросс еще больше напрягся.

– Хорошо. В шесть. Дальше: вы слышали про Джона Чэня?

– Да, сэр, всего несколько минут назад. Как не повезло.

– Согласен. Бедняга! И надо было этой заварухе с Вервольфами случиться именно сейчас. Дело Чэня, несомненно, станет громким, все противники Гонконга поднимут вой. Пока одна досада, не говоря уже об этой трагедии. Боже мой, ну, по крайней мере, мы живем в занятные времена: вокруг одни проблемы.

– Да, сэр. У «Виктории» неприятности? – Данросс задал этот вопрос как бы между прочим, но сам напряженно вслушивался, и от него не ускользнуло едва заметное колебание сэра Джеффри, прежде чем тот непринужденно ответил:

– Боже милостивый, нет! Мой дорогой друг, как вам такое только в голову пришло?! Ну, благодарю вас, Иэн. Остальное можно отложить до нашей встречи в полдень.

– Да, сэр. – Данросс положил трубку и вытер пот со лба. «Очень зловещее, черт возьми, это колебание, – сказал он себе. – Если уж кто знает, насколько плохи дела, то это сэр Джеффри».

Дождь с новой силой забарабанил в окна. «Столько еще нужно сделать». Он взглянул на часы. «Сейчас Линбар, потом сэр Луис». Он уже решил, что ему нужно от главы биржевого комитета, чего он должен добиться от него. На заседании внутреннего правления сегодня утром он не сказал об этом. Позиция остальных вызвала у него раздражение: все они – и Жак, и Гэваллан, и Линбар – были убеждены, что «Виктория» станет поддерживать «Струанз» до конца.

– А если нет? – спросил он.

– У нас есть сделка с «Пар-Кон». Как это «Виктория» может не помочь? Такое даже в голове не укладывается!

– А если не поможет?

– Может, Горнт больше не будет продавать.

– Он будет продавать. Как быть?

– Если не удастся остановить его или отсрочить платежи «Тода» и «Орлину», мы окажемся в очень скверном положении.

«Мы не можем отсрочить платежи, – снова подумал он. – Без банка, или без Маты, или без Прижимистого даже сделка с „Пар-Кон“ не остановит Квиллана. Квиллан знает, что у него есть весь сегодняшний день и вся пятница, чтобы продавать, продавать и продавать. А мне все не купить…»

– Мастер Линбар, тайбань.

– Пригласите, пожалуйста. – Он бросил взгляд на часы. Линбар вошел и закрыл за собой дверь. – Ты опоздал почти на две минуты.

– Да? Прошу прощения.

– Похоже, мне не удается донести до тебя, насколько важно быть пунктуальным. Без этого с шестьюдесятью тремя компаниями не управиться. Если это повторится еще раз, останешься без годовой премии.

Линбар покраснел:

– Прошу прощения.

– Я хочу, чтобы ты принял наш филиал в Сиднее вместо Билла Фостера.

Линбар Струан просиял:

– Да, конечно. Это по мне. Я давно уже хотел управлять чем-то самостоятельно.

– Вот и прекрасно. Я хочу, чтобы ты вылетел завтра рейсом «Кантас» и…

– Завтра? Но это невозможно! – взорвался Линбар, и его довольного выражения как не бывало. – Мне нужно пару недель, чтобы все…

Голос Данросса стал таким мягким и в то же время таким беспощадно резким, что Линбар Струан побледнел.

– Я все это понимаю, Линбар. Но я хочу, чтобы ты отправился туда завтра. На две недели. Потом вернешься и доложишь. Понятно?

– Да, понятно. Но… как же суббота? Как же скачки? Я хочу посмотреть, как бежит Ноубл Стар.

Данросс лишь взглянул на него.

– Я хочу, чтобы ты был в Австралии. Завтра. Фостеру не удалось завладеть «Вулара пропертиз». Без «Вулара» у нас не будет фрахтователя на суда. Без фрахтователя наши сегодняшние банковские договоренности недействительны. У тебя две недели, чтобы исправить положение и доложить.

– А если я этого не сделаю? – Линбар был взбешен.

– Ради бога, не трать зря время! Ты знаешь ответ. Если ты этого не сделаешь, то больше не будешь членом внутреннего правления. А если завтра ты не улетишь этим рейсом, то, пока я тайбань, ноги твоей не будет в «Струанз».

Линбар Струан открыл было рот, но передумал говорить.

– Хорошо, – подвел итог Данросс. – Если у тебя выгорит с «Вулара», твой оклад будет увеличен вдвое.

Линбар Струан лишь смотрел на него во все глаза.

– Что-нибудь еще? Сэр?

– Нет. До свидания, Линбар.

Линбар кивнул и широкими шагами вышел. Когда дверь за ним закрылась, Данросс позволил себе тень улыбки.

– Много мнит о себе, ублюдок мелкий, – пробормотал он под нос, встал и снова подошел к окну.

Он чувствовал себя как в клетке. Хотелось прочистить голову, рассекая волны на быстроходном катере или, еще лучше, мчась в машине, проходя повороты чуть быстрее, чем нужно, разгоняя и машину, и себя чуть сильнее на каждой прямой. Рассеянно поправив картину, он в глубоком раздумье смотрел на капли дождя, опечаленный смертью Джона Чэня.

Дождевая капля преодолела дистанцию с препятствиями и исчезла. За ней последовала еще одна, потом еще и еще. За окном по-прежнему ничего не было видно, а дождь все хлестал и хлестал.

Звякнув, снова ожил его личный телефон.

– Да, Пенн? – сказал он, сняв трубку.

– Мистер Данросс? – послышался незнакомый голос.

– Да. А кто это? – напряженно спросил он, теряясь в догадках, кто бы это мог быть. Что за странный акцент?

– Меня зовут Кирк, Джейми Кирк, мистер Данросс. Я… э-э… я приятель мистера Гранта, мистера Алана Медфорда Гранта… – Трубка чуть не выпала из руки Данросса. – Алло? Мистер Данросс?

– Да, пожалуйста, продолжайте. – Данросс уже преодолел первоначальный шок. АМГ был одним из немногих, кому он давал этот номер, и АМГ знал, что им нужно пользоваться только в самом крайнем случае, а давать его кому-то можно лишь в случае суровой необходимости. – Чем могу быть полезен?

– Я… э-э… из Лондона, вернее, из Шотландии. Алан просил позвонить вам, как только я буду в Гонконге. Он… э-э… дал мне ваш номер. Надеюсь, не побеспокоил?

– Нет, совсем нет, мистер Кирк.

– Алан передал для вас пакет, а также хотел, чтобы я поговорил с вами. Моя… э-э… Мы с женой в Гонконге три дня, и я… э-э… я хотел спросить, не могли бы мы встретиться.

– Конечно. Где вы остановились? – спокойно спросил Данросс, хотя сердце бешено колотилось.

– В отеле «Девять драконов» в Коулуне, номер четыреста пятьдесят пять.

– Когда вы последний раз виделись с Аланом, мистер Кирк?

– Когда мы уезжали из Лондона. Это было… э-э… уже две недели назад. Да, две недели назад, как один день. Мы… э-э… мы были в Сингапуре и Индонезии. А что?

– Вам удобно было бы после ланча? Прошу прощения, но до пятнадцати двадцати у меня все забито. В это время мы и могли бы встретиться, если вас это устраивает.

– Пятнадцать двадцать – прекрасно.

– Я пришлю за вами машину и…

– О, в этом… э-э… в этом нет необходимости. Мы можем сами добраться до вашего офиса.

– Это меня нисколько не затруднит. Машина заедет за вами в четырнадцать тридцать.

Данросс в глубокой задумчивости положил трубку. Часы пробили восемь сорок пять. Раздался стук в дверь. Она открылась, и вошла Клаудиа.

– Сэр Луис Базилио, тайбань.


В банке «Виктория» Джонджон кричал в трубку:

– Мне наплевать, что вы, ублюдки, думаете там, в Лондоне. Я говорю вам, что у нас здесь начинается банковская паника. Все на самом деле выглядит очень скверно. Я… Что? Говорите громче! У нас связь скверная… Что?.. Да какое мне дело, что у вас полвторого ночи? Где бы, черт побери, вы ни находились! Мне четыре часа было до вас не дозвониться!.. Что?.. Чей день рождения? Боже всемогущий… – Его брови песочного цвета взмыли вверх, и он пытался сдержать гнев. – Послушайте, просто свяжитесь, черт возьми, с Сити и Монетным двором и скажите им… Алло?.. Да, скажите им, что на всем этом проклятом острове могут кончиться деньги и… Алло?.. Алло?.. О боже мой! – Он стал нажимать и отпускать рычаг. – Алло! – Потом швырнул трубку, выругался и ткнул кнопку интеркома. – Мисс Миллз, разъединили. Пожалуйста, соедините меня с ним снова как можно быстрее.

– Хорошо, – послышался спокойный, очень английский голос. – Здесь мистер Данросс.

Джонджон взглянул на часы и побелел. Девять тридцать три.

– О господи! Подождите… да, подождите с этим звонком. Я… – Он торопливо положил трубку, рванулся к двери, собрался и открыл ее с деланой беззаботностью. – Мой дорогой Иэн, мне так неловко, что заставил тебя ждать. Как дела?

– Прекрасно. А у тебя?

– Замечательно!

– Замечательно? Интересно. Снаружи уже выстроилась целая очередь – там, должно быть, человек шестьсот или семьсот, – а до открытия еще полчаса. Несколько человек стоят даже у «Блэкс».

– Больше чем несколько… – Джонджон успел вовремя остановить себя. – Ничего страшного, Иэн. Выпьешь кофе или пойдем прямо в кабинет Пола?

– В кабинет Пола.

– Хорошо. – Джонджон повел его по застланному толстым ковром коридору. – Нет, проблемы никакой. Лишь горстка суеверных китайцев. Ты же знаешь, какие они: слухи и все такое прочее. Как скверно вышло с этим пожаром. Я слышал, что Кейси разделась и нырнула спасать других. Ты сегодня утром был на ипподроме? Этот дождь просто великолепен, правда?

Беспокойство Данросса росло.

– Да. Я слышал, очереди выстроились почти у всех банков колонии. Кроме Банка Китая.

Смех Джонджона прозвучал глухо, как из бочки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное