Мэри Кларк.

Убийство Спящей Красавицы



скачать книгу бесплатно

Правда заключалась в том, что Лори избегала Бретта. С момента их последнего совместного выпуска прошел уже месяц, и она знала, что ему не терпится взяться за новый.

Нет, конечно, она ему благодарна. Ведь еще совсем недавно не спала ночами, думая, что будет с ее карьерой…

Сначала, после того, как был убит ее муж Грег, она на время ушла с работы. А когда вернулась, ее послужной список оставлял желать лучшего.

С каждым провальным шоу она слышала, как за ее спиной молодые амбициозные ассистенты, каждый из которых стремился занять ее место, вслух задавались вопросом, куда подевалась ее деловая хватка и вообще, не пора ли ей заняться чем-то другим.

Передача «Под подозрением» все изменила. Лори начала подумывать об этом проекте, еще когда Грег был жив. Люди обожают тайны. Показать сомнительные случаи с точки зрения подозреваемых – значит представить их в новом свете. Но после того как Грега убили, она несколько лет не возвращалась к этой идее. Оглядываясь назад, Лори понимала: ей не хотелось выглядеть вдовой, одержимой нераскрытым убийством мужа. Но, как говорится, необходимость – мать изобретений. Понимая, что ее карьера на волоске, она наконец воплотила в жизнь то, что считала лучшей своей идеей. После трех успешных выпусков рейтинги резко взмыли вверх.

Но, как известно, награда за хорошую работу – это горы новой.

Месяц назад Лори была убеждена, что опережает график. У нее был, как ей казалось, идеальный случай. Студенты уголовно-правовой клиники в Бруклинской юридической школе связались с ней по поводу молодой женщины, осужденной три года назад за убийство соседки по комнате в общежитии. У них якобы имелось доказательство того, что один из главных свидетелей обвинения солгал. Это не совсем вписывалось в типичный сценарий ее шоу, в котором противоречивые случаи рассматривались с точки зрения людей, годами живших под темной тенью подозрений. Но возможность помочь ошибочно осужденной женщине обрести свободу аппелировала к ее чувству справедливости, которое когда-то и привело Лори в журналистику.

Она правдами и неправдами пыталась уломать Бретта, чтобы тот одобрил эту идею, убеждая его, что тема неправедных приговоров обеспечит им миллионную телеаудиторию. Затем, через три дня после того, как Бретт дал ей зеленый свет, на совместной пресс-конференции со студентами юридического колледжа обвинение объявило, что те предоставили столь веские доказательства невиновности обвиняемой, что оно готово освободить последнюю из-под стражи и по собственной инициативе начать пересмотр дела. Справедливость восторжествовала, но передача Лори скончалась еще до выхода в эфир.

Лори была вынуждена взяться за запасной вариант: убийство доктора Конрада Харпера, вдова которого в данный момент сидела напротив нее и доедала десерт.

– Мне очень жаль, Лидия, но на работе меня ждут неотложные дела. Мне нужно срочно вернуться, но вы сказали, что хотите поговорить о шоу в личной беседе.

Лидия удивила Лори тем, что, положив ложку, подозвала официанта и попросила принести счет.

– Лори, я и вправду хотела встретиться лично, – сказала она. – Мне казалось, что так будет честнее.

Я не буду участвовать в вашей передаче.

– Что?..

Лидия подняла руку.

– Я говорила с двумя разными юристами. Оба сказали, что я многим рискую. Уж лучше я и дальше буду жить под косыми взглядами соседей, чем поставлю себя в щекотливое положение.

– Мы уже обсуждали это, Лидия. Вы имеете шанс помочь нам выяснить, кто же на самом деле убил Конрада. Я знаю, у вас имеются глубокие подозрения в отношении его бывшего студента.

(Мужа Лидии преследовал студент, которого тот провалил в предыдущем семестре.)

– Ради бога, если хотите, проводите ваше расследование, я не против. Но я не намерена давать никаких интервью.

Лори открыла рот, чтобы возразить, но Лидия не дала ей этого сделать.

– Пожалуйста, я знаю, что вас ждут на работе. Даже не пытайтесь заставить меня изменить свое мнение. Мое решение окончательное. Просто я сочла своим долгом сообщить вам это лично.

В этот момент официант принес чек, который Лидия торопливо вручила журналистке.

– Было очень приятно познакомиться. Всего наилучшего, Лори.

С этими словами она встала со стула и удалилась, оставив свою собеседницу сидеть за столиком. По спине Лори пробежал холодок. Это она убила мужа, подумала она, но никто никогда этого не докажет.

Ожидая, когда официант вернется с ее карточкой, Лори отправила Грейс и Джерри текстовое сообщение: «Скажите Бретту, что я буду через десять минут».

Что же она скажет, когда вернется на работу? Что дело об убийстве профессора вылетело в трубу?

Она уже собиралась нажать на кнопку «отослать сообщение», как вдруг вспомнила предыдущую эсэмэску Джерри о Чокнутой Кейси. Что, если… Лори переписала сообщение.

Кейси Картер и вправду хотела меня видеть?

Грейс моментально ответила:

ДА! Она в конференц-зале. Человек, осужденный за убийство, в нашем здании! Я едва не вызвала полицию!

Будучи журналисткой, Лори взяла интервью у нескольких обвиняемых и даже осужденных за убийство. Грейс же по-прежнему сама мысль об этом повергала в ужас.

Ответ Джерри появился сразу после Грейс.

Я беспокоился, что она уйдет, но когда я поблагодарил ее за терпение, она сказала, что нам от нее не избавиться, пока она не увидит тебя!

Поймав себя на том, что улыбается, Лори подписала счет за обед с Лидией.

Может, оно даже к лучшему, что миссис Харпер отказалась участвовать в ее передаче. Накануне все каналы кричали о том, что Кейси вышла на свободу, и вот теперь она сама просит о встрече.

Сев в такси, Лори набрала новое сообщение:

Постарайтесь заговорить зубы Бретту. Скажите ему, что я нарыла многообещающий новый случай. Хочу поговорить с Кейси первой.

Глава 4

Выйдя из лифта на шестнадцатом этаже Рокфеллер-центра, где располагалась их телестудия, Лори направилась прямиком в конференц-зал. Грейс сумела узнать у Даны, секретарши Бретта, что ее босс в течение следующих пятнадцати или двадцати минут будет на телеконференции, но как только освободится, продолжит охоту на Лори.

Интересно, зачем Бретту понадобилось срочно поговорить с ней? Журналистка знала: он подталкивает ее к тому, чтобы отказаться от следующего случая, но в этом нет ничего нового. Неужели Бретт каким-то внутренним чутьем понял, что вдова профессора откажется от участия? Лори отбросила эту мысль. Может, босс и считает себя ясновидящим, но, увы, это не так.

Она открыла дверь конференц-зала. Ожидавшая ее женщина тотчас вскочила на ноги. Лори моментально узнала Кэтрин «Кейси» Картер. Когда «дело Спящей Красавицы» попало в заголовки новостей, Лори только-только окончила колледж и делала свои первые шаги в журналистике, которые в то время сводились к подаче кофе в редакции региональной газеты в Пенсильвании. Впрочем, Лори была на седьмом небе от счастья, жадно впитывая любую каплю бесценного опыта. Начинающая журналистка, она пристально следила за судебным процессом над Кейси Картер. Узнав накануне из вечернего выпуска новостей, что та вышла на свободу, Лори не могла поверить, что прошло уже пятнадцать лет. Как быстро пролетело время… правда, не для Кейси.

Пятнадцать лет назад, когда газеты пестрели заголовками о суде над ней, Кейси была красавицей: длинные блестящие темно-каштановые волосы, алебастровая кожа, голубые глаза с легкой лукавой искоркой, будто она задумала какую-то шутку. Недавняя выпускница колледжа, она получила тепленькое место в «Сотбис», в качестве ассистента в отделе современного искусства. Когда на аукционе она познакомилась с Хантером Рейли-третьим, Кейси работала над магистерской диссертацией и мечтала иметь собственную галерею. Вся страна затаив дыхание следила за ходом суда, и не только по причине громкого имени ее жениха. Кейси сама по себе приковывала к себе всеобщее внимание.

Даже спустя пятнадцать лет она была по-прежнему хороша. Теперь ее волосы были короче, лишь по плечи, как и у Лори. Она похудела, но выглядела энергичной и сильной. Женщина крепко пожала Лори руку; взгляд ее светился проницательностью.

– Мисс Моран, спасибо, что нашли для меня время. Извините, что я заранее не договорилась о встрече, но, думаю, вы завалены подобного рода просьбами.

– Вы правы, – ответила Лори, предлагая обеим сесть за стол переговоров. – Но в основном от людей, чьи имена не столь знамениты, как ваше.

Кейси издала грустный смешок.

– И о каком имени мы говорим? Чокнутая Кейси? Спящая Красавица? Вот почему я здесь. Я невиновна. Я не убивала Хантера и хотела бы вернуть себе мое доброе имя.

Для тех, кто не был с ним близко знаком, Хантер был Хантером Рейли-третьим. Его дед, Хантер-первый, был сенатором. Оба его сына, Хантер-младший и Джеймс, после окончания Гарварда пошли в армию. Хантер-младший погиб во Вьетнаме, но его младший брат, Джеймс, посвятивший себя военной карьере, назвал своего первенца Хантером-третьим. Он дослужился до звания генерала и, выйдя в отставку, получил за заслуги ранг посла. Рейли были уменьшенной версией клана Кеннеди.

И вот вдруг Кейси убила наследника престола…

Поначалу газеты окрестили ее Спящей Красавицей. Она утверждала, что когда неизвестный человек (или группа людей?) ворвался в загородный дом ее жениха и застрелил его, она крепко спала. В тот вечер они с Хантером были на концерте, средства от которого должны были пойти в благотворительный фонд семьи Рейли, но уехали рано, так как Кейси стало плохо. По ее словам, она уснула в машине и даже не помнила, как они приехали в дом Хантера. Проснулась Кейси через несколько часов на диване в гостиной; встав, направилась в спальню и нашла Хантера в луже крови. Тогда она была молодой и красивой восходящей звездой в мире искусства. Хантер являлся последним отпрыском и любимцем влиятельного американского семейства. Случившаяся трагедия приковала к себе внимание всей страны.

Буквально в считаные часы полиция арестовала бедную Спящую Красавицу. Позиция обвинения представлялась сильной. Газеты окрестили ее «Спящей Убийцей» и в конечном счете «Чокнутой Кейси». Согласно большинству теорий, когда Хантер расторг помолвку, она впала в пьяную, ревнивую ярость.

И вот теперь эта Кейси сидит в конференц-зале с Лори и спустя все эти годы утверждает, что она невиновна… Лори отлично слышала, как тикают секунды, а ведь ей еще нужно успеть поговорить с боссом. В иной ситуации она бы методично выслушала все, что ей скажет Кейси, но только не сегодня.

– Извините, но я буду откровенна с вами, Кейси: улики против вас слишком веские, чтобы сбросить их со счетов.

Хотя Кейси отрицала, что произвела из пистолета хотя бы один выстрел, на оружии, которое унесло жизнь Хантера, были найдены отпечатки ее пальцев. Более того, на ее руках были найдены остаточные следы порохового дыма. Лори спросила ее, отрицает она эти факты или нет.

– Полагаю, что тесты были выполнены корректно, но это лишь означает, что настоящий убийца вложил в мою руку оружие и произвел выстрел. Подумайте сами: стала бы я утверждать, что не сделала ни единого выстрела, если б я собственноручно убила Хантера? В таком случае я попыталась бы объяснить отпечатки как-то иначе – например, сказав, что стреляла из этого пистолета в тире. Не говоря уже о том, что, если судить по пулевым отверстиям, найденным в доме, стрелявший дважды промазал. Я же – меткий стрелок. Если б я хотела кого-то убить – чисто гипотетически, – уж поверьте мне, я не промахнулась бы. И если б я произвела тот выстрел, разве согласилась бы я на проверку рук на пороховой след?

– А как насчет наркотика, найденного полицией в вашей сумочке?

Кейси так убедительно описала свое недомогание в тот вечер, что полиция проверила ее кровь на интоксиканты. Увы, к тому времени, когда анализы подтвердили наличие в крови Кейси следов как алкоголя, так и седативного вещества, обыск в доме Хантера показал, что тот же самый препарат лежал и в вечерней сумочке самой Кейси.

– Опять же, если б я решила накачать себя наркотиками, то зачем мне было хранить в сумке три лишних таблетки «Рогипнола»? Одно дело – обвинить меня в убийстве… но я и представить себе не могла, что кто-то посчитает меня такой дурочкой.

Лори знала про «Рогипнол». Этот препарат часто фигурировал в делах об изнасилованиях. Пока что Кейси повторяла аргументы, к которым ее адвокат пытался привлечь внимание на суде. Она утверждала, что на концерте некто подсунул ей наркотик, после чего этот некто вернулся в дом Хантера, застрелил его, а затем, пока она спала, подложил улики, которые свидетельствовали против нее. Присяжных это не убедило.

– В свое время я следила за вашим судебным процессом, – сказала Лори. – Извините меня за эти мои слова, но, по-моему, одна из проблем заключалась в том, что ваш адвокат не смог предложить альтернативное объяснение. Она намекнула, что улики, возможно, были подброшены самой полицией, возможно, установила доказательства, но не объяснила, зачем это было сделано. И, что самое главное, она не назвала присяжным альтернативного подозреваемого. Скажите мне, Кейси: если вы не убивали Хантера, то кто это сделал?

Глава 5

– У меня было достаточно времени поразмышлять над этим вопросом, – ответила Кейси и положила на стол перед Лори лист бумаги с пятью именами. – Повторяю, у меня была масса времени подумать о том, кто мог желать смерти Хантера. Вряд ли это была случайная, неудачная кража со взломом, пока сама я лежала без сознания.

– Я бы тоже так не подумала, – согласилась с ней Лори.

– Но, узнав, что в моей крови обнаружен седативный препарат, я поняла, что тот, кто убил Хантера, наверняка присутствовал в тот вечер на банкете в ресторане «Чиприани», где состоялась благотворительная акция. Потому что днем я прекрасно себя чувствовала. Но примерно через час после начала званого приема меня стало подташнивать. Кто-то явно подмешал мне что-то в бокал, пока я отвернулась. Это говорит о том, что этот человек имел туда доступ. Не могу представить никого, кто хотел бы навредить Хантеру. Но точно знаю, что это не я. У настоящего убийцы должны были иметься мотив и возможность осуществить задуманное.

Из пяти имен три были знакомы Лори, хотя она никак не ожидала увидеть их в списке подозреваемых.

– Джейсон Гарднер и Габриэль Лосон тоже были там?

Джейсон Гарднер – бывший бойфренд Кейси, а также автор разоблачительных мемуаров, благодаря которым по страницам газет и журналов и пошло гулять прозвище «Чокнутая Кейси». Личных подробностей о Габриэль Лосон Лори не помнила; знала лишь то, что эта женщина входила в число самых знаменитых светских особ Нью-Йорка. Если Лори не изменяла память, таблоиды писали о том, что, несмотря на помолвку с Кейси, Хантер якобы по-прежнему оказывал ей знаки внимания. По крайней мере, о том, что Джейсон и Габриэль в ночь убийства были в банкетном зале ресторана «Чиприани», она слышала впервые.

– Да, Габриэль возникала везде, где только появлялся Хантер. Помню, как она подошла к нашему столику и, как будто меня там не было, обняла его. Она вполне могла подмешать что-нибудь мне в бокал. А Джейсон… Он якобы был там для того, чтобы создать массовость за корпоративным столиком его работодателя, но такое случайное совпадение показалось мне подозрительным. И точно: в какой-то момент Джейсон отвел меня в сторонку и заявил, что по-прежнему любит меня. Разумеется, я сказала ему, что он должен найти кого-то еще, поскольку я выхожу замуж за Хантера. Так что оба, пусть и по разным причинам, были не рады видеть нас с Хантером вместе, – заявила Кейси. – Обоих терзала ревность.

– Терзала до такой степени, что один из них пошел на убийство?

– Если присяжные поверили в этот мотив, когда речь шла обо мне, не вижу причин, почему он неприменим к этим двоим.

Но сильнее всего шокировало третье знакомое имя в списке.

– Эндрю Рейли? – уточнила Лори, вопросительно выгнул бровь. Эндрю был младшим братом Хантера. – Вы это серьезно?

– Послушайте, я никого не обвиняю. Но, как вы сами сказали, если я не убивала – а я точно этого не делала, – то, значит, это сделал кто-то другой. Эндрю в тот вечер много пил…

– Как и вы, – возразила Лори, – по словам многих свидетелей.

– Неправда. Я выпила лишь бокал вина, самое большее два, и это все потому, что меня стало подташнивать. Когда Эндрю пьет, он… как бы это помягче выразиться, его становится не узнать. Отец Хантера никогда не делал секрета из того, что из двоих сыновей больше любит старшего. Знаю, у этого человека безупречная репутация, что, однако, не мешало ему быть жестоким отцом. Эндрю страшно ревновал Хантера.

Лори это не убедило.

– А кто остальные двое? Марк Темплтон и Мэри Джейн Файндер?

Эти имена не говорили ей ни о чем.

– Здесь требуется объяснение. Марк не только один из близких друзей Хантера, но и главный финансовый директор Фонда Рейли. И, если хотите знать мое мнение, главный подозреваемый.

– Даже если они с Хантером были друзьями?

– Выслушайте меня. Хантер не делал никаких публичных заявлений, но он готовился к гонке за выборную должность – мэра Нью-Йорка или, если получится, члена Сената. Так или иначе, ему страстно хотелось заниматься политикой. И он был настроен решительно.

Что ж, возможно, он не озвучивал своих намерений, но это не значит, что никто этого не предвидел. Имя Хантера было постоянной строчкой в списке самых завидных женихов страны. И когда он объявил о своей помолвке с женщиной, с которой встречался менее года, многие задались вопросом, не первый ли это шаг в его политической карьере. Другие же, наоборот, видели в Кейси не самого удачного кандидата в жены будущему политическому деятелю. Семейство Рейли было известно своими консервативными взглядами, в то время как Кейси открыто проповедовала либеральные. Странное сочетание для политика и его супруги.

– Прежде чем начинать политическую гонку, – пояснила она, – Хантер решил провести ревизию бухгалтерской отчетности фонда, чтобы в самый неподходящий момент не всплыли какие-нибудь сомнительные пожертвования, которые в глазах общественности могли бы подмочить его репутацию. Прежде чем мы отправились на банкет, он обмолвился, что хочет нанять независимого бухгалтера, чтобы провести более тщательную проверку на предмет того, что Хантер называл «странностями». Он поспешил заверить меня, что делает это для перестраховки, ибо, по его убеждению, причин для беспокойства нет. Я впервые вспомнила про этот наш разговор лишь четыре года спустя после вынесения приговора, когда Марк внезапно подал в отставку.

Лори слышала об этом впервые.

– Вы находите это странным? – уточнила она. Если честно, журналистка плохо представляла себе работу частных благотворительных фондов.

– Финансовые репортеры – уж точно, – ответила Кейси. – В тюремной библиотеке мы могли пользоваться Интернет-ресурсами. Судя по всему, активы фонда были не слишком велики, чтобы привлечь к себе внимание. Поймите, когда Хантер занялся делами фонда, он утроил доходы от пожертвований. Одно дело, что в его отсутствие фонд быстро начал терять объемы пожертвований. Однако, по словам репортеров, столь же резко сократились его активы. Тотчас встал вопрос: следствие ли это ошибок со стороны правления фонда – или нечто похуже?

– И как сам фонд на это отреагировал?

Кейси пожала плечами.

– Мне известно лишь то, что я смогла почерпнуть из газет. К тому же я уже сказала, что активы неприбыльного фонда – не слишком заметная вещь по сравнению с убийством известной публичной фигуры. Могу сказать лишь одно: как только репортеры заговорили о внезапной отставке Марка, отец Хантера, превознося заслуги Темплтона, тем не менее назначил нового управляющего. История забылась. Но факт остается фактом: активы фонда загадочным образом просели. Думаю, Хантер первым заметил эту проблему. Кстати, еще одна вещь: на банкете Марк Темплтон сидел рядом со мной. Он легко мог подмешать что-нибудь в мой бокал.

Лори согласилась встретиться с Кейси исключительно из любопытства, чтобы потом рассказать Бретту, что у нее появился материал для потенциальной передачи. Но она уже видела, как будет рассматривать перед камерой каждого из этих пятерых. А еще поймала себя на том, что, мысленно представляя себе шоу, по-прежнему видит в качестве ведущего Алекса. Как только их последний проект был закончен, он объявил, что намерен уделить все свое время практике защиты при рассмотрении уголовных дел. Его уход из шоу также поставил под сомнение и прочность их личных отношений…[1]1
  Об Алексе Бакли подробно рассказывается в романах «Убийство Золушки» и «Вся в белом».


[Закрыть]

Лори выбросила эту мысль из головы и продолжила:

– А Мэри Джейн Файндер… кто она такая?

– Личная помощница генерала Рейли.

У Лори глаза полезли на лоб.

– И какая здесь связь?

– Она начала работать у него за несколько лет до того, как я познакомилась с Хантером. Мэри Джейн не понравилась Хантеру с самого начала. В особенности его настораживала та власть, которой она наделила себя после смерти его матери. Ему казалось, что она пользуется его отцом в собственных корыстных целях или же рассчитывает, что он как вдовец на ней женится.

– И сыну это не нравилось? Не думаю, что это убедительный мотив для убийства.

– Дело не в том, что она ему не нравилась. Хантер считал, что она манипулирует его отцом. Он был уверен, что она что-то скрывает, и решил добиться ее увольнения. И самое главное: когда мы с ним ехали на банкет, я слышала, как он позвонил одному своему знакомому адвокату и попросил его порекомендовать ему частного детектива. По его словам, хотел собрать кое на кого сведения. Я слышала, как он сказал: «Это крайне деликатное дело». Когда Хантер дал отбой, я спросила его, связано ли это как-то с проверкой финансов фонда, которую он задумал…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное