Клара Колибри.

Один шаг до перемен



скачать книгу бесплатно

– Вот и отлично, – и он положил свою тяжелую ладонь мне на плечо, чтобы немного приблизить к себе. А этот его жест уже пробудил во мне некоторое непонятное чувство. Покосилась на его руку, но ничего не сказала. – Выбор ресторана за тобой.

– Хорошо, – нет, тепло его руки, а потом и бока, что ощущала даже через ткань полотенца, никак не приносило спокойствия.

– Ты сегодня непривычно тихая, – прищурился на меня, но на этот раз дружелюбно. – Неужели, пересмотрела свое поведение? – легкая насмешка все же появилась и в голосе, и на губах.

– Это ты, о чем? – попыталась его понять, а для этого пристальнее заглянула в глаза. Серые. Темные и с черными крапинами.

– Думаю, осознала, что глупо цепляться за то, чего нет. Гораздо мудрее переосмыслить происходящее и взять от жизни то, что она сама тебе предлагает. Скажешь, не прав?

– Не понимаю, – смотреть и дальше в эти глаза не было сил. Они меня прожигали. Поэтому повернула голову в сторону, а еще нахмурилась и ощутила, что тепло из груди ушло. – Ты же обычно говоришь все напрямую, отчего же сейчас…

– Со мной тебе будет лучше. Во всех смыслах. Я не Глеб. Это уж точно, – распахнул передо мной дверь, но я встала на месте, спеша услышать дальше его мысли. Но он отвлекся от откровений. – Проходи. Сейчас оденемся и встретимся в холле.

– Послушай… – развернулась к нему всем корпусом.

– Потом обо всем поговорим. Будет много для этого времени. Проходи же, – развернул меня за плечи и подтолкнул к открытой двери.

Я сделала несколько шагов, и вот мы уже оказались в коридоре, который раздваивался, ведя к раздевалкам, мужской и женской. Там было много народа, но я никого, как бы, не видела. Одна зарождающаяся мысль не давала покоя. Казалось, с места не смогу сойти, пока с ней не разберусь.

– Погоди! Мне важно…ты только что…а Глеб…

– Хватит уже вспоминать его, – на мужском лице очень быстро проскочили одна за другой сдерживаемые эмоции. Не ярко и с накладками, поэтому их не очень удалось и разобрать. Но были среди них раздражение, нетерпение и, как бы, утомление. – Он далеко, его нет. И был ли? – последнее проговорил, всматриваясь в меня с подозрением.

– Что он тебе о нас рассказал? – понимала, что спрашивать глупо. Особенно здесь и сейчас, и у этого человека, которому и доверять-то ни в чем не могла.

– Ты упряма, да? – вскинул брови, будто удивлялся, обнаружив во мне это качество. А дальше решил говорить со мной как с малым и неразумным ребенком. – Мы сейчас с тобой стоим в коридоре. Вокруг народ. Много людей. Не стоит привлекать к нам их пристальное внимание.

Какой народ? Куда он меня подталкивал? Начал открывать мне глаза и замолчал?!

– Нет, – решительно убрала его руки со своих плеч. – Немедленно скажи, что тебе известно. Ты знаешь, о чем я сейчас говорю. А я знаю, что можешь быть прямолинеен и краток. Так что, в двух словах, давай, скажи то, что только что собирался до меня донести.

– Не будь глупой, – похоже, я его утомила. – Сейчас не место и не время.

Я же сказал… – зачем-то снова ухватил меня за плечи. Очень крепко. Почти сделал мне больно. Но я стала дергаться не поэтому. – И не строй из себя… Или вот, будь по-твоему, скажи, когда твой Глеб целовал тебя вот так.

И Дмитрий толкнул меня к стене. Сместиться пришлось всего на полшага, а когда спина уперлась в нее, он еще плотнее прижал меня к ней своим корпусом. И быстро, чтобы невозможно было опомниться, обхватил мою голову руками и впился в рот поцелуем.

– У, у, у! – лучше бы мне было не пытаться ничего произносить. Потому что это вышло только ему на пользу – легче получилось разжать мои губы. Но поцелуй его ответа во мне не пробудил. Удивление, а потом и паника, накрыли меня с головой.

– Что?! – он на миг только отстранился, чтобы потом снова продемонстрировать свою страсть. – Было у вас такое?

Во второй раз напора и силы стало меньше, и даже чуть проявила себя нежность. Только тут мое сознание выплыло откуда-то и заставило меня упереться в его плечи руками. Но Ткачев как будто не чувствовал, что пыталась его оттолкнуть. Только сильнее прижался ко мне бедрами. Нет, это уже ни на что не было похоже! И я ударила его сжавшимися в кулак пальцами. Раз. Потом еще. В грудь. И еще пару раз, теперь уже другой рукой. И тогда только он прекратил поцелуй.

– Только не ври мне сейчас, что ничего не почувствовала.

Он был совсем рядом. Его губы отстранились всего на сантиметр, а тело и, вовсе, продолжало припечатывать мое к стене, что не имела возможности пошевелиться. Поэтому его дыхание ощущалось на моем лице. А дышал он глубоко, как и я сама. Мы будто пробежали с ним сейчас стометровку, выкладываясь по полной. И я крупно сомневалась, что могла говорить. Только смотреть. И глаза мои, наверное, были в половину лица. А еще чувствовала, как стремительно опухали губы. И жар прилил ко всему телу.

– То-то же! – и на его лице появилась самодовольная улыбка. А моя рука сама собой и как-то очень резко взметнулась вверх, и ладонь хлестко, с отчетливым звуком, заехала ему по щеке.

Ткачев дернулся и немного отстранился. Тут я моментально посмотрела по сторонам и заметила, что этой сцене было много свидетелей. На нас смотрели. Знакомые и нет. Взрослые и нет. Вот так позор!

– Пошел прочь! – со всей силы уперлась руками ему в грудь и оттолкнула.

Дмитрий не ожидал от меня такого. Только так могла объяснить тот факт, что отлетел на расстояние чуть больше метра и впечатался в стоящий за его спиной шкаф. Я же его растерянностью воспользовалась и далее. Развернулась скорее к женской раздевалке и была такова. Там стягивала с себя купальник с небывалой скоростью, а в платье внедрилась на счет раз, застежку на нем теребила уже на ходу. Перепрыгивая сразу через несколько ступеней, спустилась в холл и быстро крутанула головой, убеждаясь, что он свободен от моего недруга, только тогда устремилась к дверям на улицу.

– Мне бы такси… – звенела мысль в голове.

И, о, боги, я была сегодня дружна с везением. Передо мной стояла желтая машина с черными крупными буквами на боку «заказ такси по интернету…», к ней и понесли меня ноги.

– Стой! – раздалось за спиной. И так близко, что оборачиваться я не стала, а только еще больше ускорилась. – Стой, говорю!

В следующий момент меня дернуло, одновременно в сторону и назад. Так, что голова болезненно завращалась. А как остановилась, так и выяснилось, что Ткачев меня снова поймал и крепко держал, одновременно и за руки, которые завел мне за спину, и еще прижимал к себе. Я на него посмотрела и вздрогнула. В первую очередь от того, как блестели его глаза. Во вторую, из-за того как он был одет. Сказать, что в его одежде была небрежность, ничего не сказать. Ага! Спешил очень! Вот и не попадал пуговицами рубашки в нужные петли. Но тут мой взгляд скользнул по лифу собственного платья. Хм! Больше и сказать было нечего. А еще вспомнила, что свой лифчик затолкала в дамскую сумочку, так как не могла себе позволить тратить на него время.

– Куда это ты подалась? – снова задышал Ткачев мне в лицо.

– Куда надо! – ответила с вызовом, вздернув повыше подбородок. – Ф! – сдунула с глаза упавшую прядь ничего-то невысохших волос.

– Трусишь, значит, продолжить разговор. Побежала прятаться к себе в квартиру? – точно угадал он мои намерения.

– А это был такой разговор, значит?

– Разве не ты хотела его максимально сократить?

– Не настолько же!

– Понял. Учту, – и он рискнул меня отпустить. Почувствовав свободу, неожиданно покачнулась, и тут же его рука снова была на моем локте. – Предлагаю успокоиться и отправиться, все же, ужинать, как и планировали ранее, – глянул выжидающе.

– А я предлагаю на сегодня больше не…

– Глупо! – прервал меня, сбив с мысли, покачал головой и подал сигнал таксисту, что желает воспользоваться его услугами. – Прошу! – простер руку к открывшейся перед нами двери машины. – Ты же хотела ехать? Садись же.

– Да, но…

– Не съем же я тебя! Садись. Там и поговорим.

Я подчинилась. И тоже по нескольким причинам. Во-первых, Дмитрий меня активно подталкивал к машине, крепко держа под локоть. Во-вторых, снова обнаружились любопытные прохожие.

– Куда едем? – повернулся в нашу сторону всем корпусом таксист, как только расположились на заднем сиденье.

– Какой знаешь хороший ресторан? Туда и вези, – ответил Ткачев, а сам после этого так и впился в меня своим «фирменным» взглядом. – И что за цирк ты устроила?

– Это так начинается наш разговор? – нахмурилась и нахохлилась и готова была сказать таксисту свой адрес.

– Строишь из себя оскорбленную гордость? Она – невеста, он – жених, а я – змей искуситель. Так, что ли?

Это он про что? С какого такого боку начал? Просто вся потерялась в догадках. Умели же некоторые сбивать с правильных мыслей!

– А сама вся горела в моих руках. Скажешь, не было такого?

– Что за чушь?! Таксист!..

– Не дергайся! Я к тебе больше притрагиваться не собираюсь. Сегодня уж точно.

– Пф!

– Играешься? Думаешь, что способна завести меня этим? – слово «этим» выделил особенно. – На первый раз выходка с пощечиной тебе будет прощена. Но если еще раз…

– Не будет никаких других разов. И вообще, я уже жалею, что села в эту машину. И что встретились. И что Глеб нас познакомил. Он со всей душой, а ты! Еще друг называется!

– Вот оно что. Ты так ничего и не поняла. Или делаешь вид. Смотри сейчас сюда, – и он достал из кармана джинсов телефон. Совсем быстро нашел нужный номер и нажал на контакт.

– Кому звонишь? – его действия меня беспокоили.

– Глеб? – глянул на меня и продолжил. – Как ты там? Развлекаешься? Ну, да, вечерний отдых. Смотри, не переутомись, отдыхая. А я хочу, чтобы ты мне сбросил телефон Ирины. Что? В новом телефоне его у тебя уже нет? А мне он очень нужен. Так что, постарайся для меня его добыть. Ну, не знаю! Твоя проблема. Давай скоренько перешли мне его. Жду.

Я ушам своим не верила. Это что же получалось? Ерунда какая-то выходила.

– Слышала? Кажется, ты себя мне называла вчера его невестой?! А сегодня твоего номера нет в его телефоне.

– Не может быть, – сказала твердо, но внутри у меня все так и дрожало. – Ты все врешь. Не верю. Покажи экран. Ты нарочно…это был не Глеб. Дай взглянуть на номер.

– Это его новый номер. Приобрел в Москве. Но тебе о нем ничего не известно. Ведь так? Не знаешь, почему? – и тут на его аппарате ожил экран и прошел сигнал о принятом СМС сообщении. – Что тут у нас? Ну, вот. Прислал номер. Проверим.

Через несколько секунд на моем телефоне заиграла музыка и высветился номер Ткачева. Я сидела, опустив голову, и смотрела на экран.

– Занеси в память, – посоветовал он мне вполне серьезно.

– Это гадко, – у меня прорезался голос, хотя думала, что онемела надолго. – Это подло, – мне многое хотелось ему сказать. И Глебу тоже. Но того не было рядом. Его вообще теперь было трудно достать. И пропал, так понимала, на непонятное, но длительное время.

– Ну вот. Теперь снова будешь срывать злость на мне, – голос Ткачева звучал будто издалека.

– Пропадите вы все пропадом, – сжала я свой мобильный двумя руками и начала раскачиваться из стороны в сторону.

Очень хотелось разрыдаться. Зареветь белугой. Но на меня пристально смотрели серые глаза. Я их не видела, так как выбрала для своего внимания какую-то точку на спинке переднего машинного кресла, но ощущала жжением на виске. А потом у меня из глаз полились слезы, сами по себе и нескончаемым потоком. Как подъехали к моему дому, не заметила. Даже удивилась, когда с моей стороны открылась дверь, и Дмитрий потянул за руку на выход. Подчинилась. Выбралась из такси и с недоверием обвела глазами собственный двор. Пока Ткачев расплачивался с таксистом, направилась в подъезд. Он догнал меня возле лифта.

– Не ходи за мной, – сказала ему вполне четко.

Только слушать кого-либо он не привык. Вот и теперь проигнорировал слова и зашел в кабину лифта следом за мной, пока не успели двери закрыться. Поднимались на этаж, молча. Когда я копалась в сумке в поисках ключей, столбом стоял за спиной. Еще открывала замок, но чувствовала, что, если зайдет за мной в квартиру, не знаю, что ему сделаю: покусаю, исцарапаю, обзову самыми последними словами. Ткачев порог переступил. И тут же перехватил мои вскинувшиеся, было, руки.

– Уймись, женщина! – зарычал на меня.

А потом перехватил поперек туловища, поднял и понес в комнату. Там тряхнул меня так, что клацнули зубы. Дальше опустил на диван и отступил на пару шагов.

– Насиловать не в моих правилах. Но ты мне понравилась. Очень. У нас с тобой могло бы что-то получиться, – помолчал немного, потом осмотрел себя, заметил, как странно застегнута его рубашка и навел порядок с пуговицами. – Больше навязываться не собираюсь. И вообще, мне давно пора было быть в Москве. Так что…завтра улетаю. Но телефон мой у тебя есть. Если в течение недели не позвонишь, то можешь совсем удалить его из памяти. Я тогда уже не отвечу. Поняла?

Подняла голову и уставилась в его внимательные серые глаза. Странно, но они смотрели вполне нормально: без прищура, без насмешки. Но мне было все равно, как они смотрели.

– Не позвоню.

А он развернулся на выход. Потом я слышала, как щелкнул дверной замок. После этого повалилась на бок, обхватила диванную подушку, притянула к себе, сжала крепко. Хотела зареветь, раз теперь никто меня не видел. Дудки! Ничего не получилось. Слез не было, рыдания застряли где-то глубоко в груди. Только и получилось, что вздохнуть. Тяжко!

Утром меня разбудил телефонный звонок. Я вскинула голову и удивилась сначала, что это я делаю на диване и одетая. Потом все вспомнила. И как меня предал Глеб. И как на замену ему себя предложил Ткачев. Пока вспоминала, телефон продолжал звонить. Встала, прошла в прихожую, нашла сумку, а в ней мобильник.

– Да, – голос здорово сел, был как не моим.

– Это я, – звонил Дмитрий. – Как себя чувствуешь? Алло! Ты слушаешь? Молчишь. Ладно. На том и порешим. Жду тебя неделю.

Дальше я отправилась в ванную. Пора было приходить в себя. Ведь жизнь на этом не заканчивалась. У меня была работа. На ней решила сконцентрироваться в ближайшем будущем. Еще у меня была квартира. В ней решила сделать капитальную уборку. А что? Физический труд отвлекает. А сегодня был выходной, времени вагон. Так я и порешила: займусь делом.

– Ирочка! – это через пару часов звонила знакомая, через которую я сняла эту квартиру. – У меня к тебе разговор. Да. Насчет хозяев квартиры. Так получилось, что они возвращаются в страну. К сожалению, очень скоро. Со дня на день. Просят войти в положение. Да, понятно, что должны были предупредить заранее. Но, что же теперь делать…

Вот так и вышло, что в ближайшие шесть дней концентрировалась я на поиске нового дома, а не на своей работе, как планировала чуть ранее. Позвонила начальнице, сообщила о внезапно возникшей проблеме и отпросилась на некоторое время. А потом плотно засела со своей записной книжкой и на разных сайтах с предложениями найма жилья. Обзвон знакомых, к сожалению, ничего не дал. Я на них очень надеялась, и спокойнее было бы снимать квартиру у своих, но не судьба была. А вот по объявлениям в интернете смогла выбрать один неплохой вариант, только в той квартире шел ремонт, и надо было ее немного подождать.

– Сколько? – задала я этот вопрос хозяйке, когда приехала взглянуть на двухкомнатную квартиру на окраине города.

– Через неделю строители обещали закончить, – я задумалась и подсчитала, что успевала съехать с прежнего жилья вовремя, если бы заминки никакой не случилось. Поэтому и кивнула даме утвердительно. Что, мол, согласна подождать. – Только стоить будет немного больше, чем в объявлении, – всматривалась она в мое лицо со вниманием и настороженностью. – Расходы, знаете ли, превысили мои возможности. Вот и пришлось влезть в долги…

– Сколько? – сумма была явно завышена для подобного жилья, да еще и на окраине, но другой вариант искать не хотелось, и моя зарплата, все же, была немаленькой, легко могла все вынести. – Согласна. Когда подпишем договор?

Сговорились встретиться через два-три дня. Это устраивало и ее и меня. А пока, надо было заниматься упаковкой вещей, которыми успела обрасти за последние годы беспечной жизни. И еще пора было возвращаться на работу, и так я там отсутствовала довольно долго.

– Ирина Николаевна, зайдите к директору, – встретило меня распоряжение главного администратора на пороге собственного кабинета. Делать было нечего, пришлось быстро развернуться и отправиться на другой этаж.

А там, уже в директорском кабинете, «грянул гром с ясного неба». Высшее руководство встретило меня, мягко говоря, неласково.

– Полякова, пишите заявление об увольнении по собственному желанию.

– Ничего не понимаю… – от нахлынувшей растерянности без предложения со стороны хозяина кабинета и спросу опустилась на ближайший ко мне стул. – Почему так? И, главное, совершенно неожиданно…

– Вот и я не понимаю, почему вы позволили себе не являться на работу неделю?!

– Но…я же предупреждала…я с Юлией Евгеньевной говорила… она…а разве, нельзя теперь все уладить…– покаянно опустила голову.

– Нельзя! Совершенно никак! И вы знаете, почему.

– Нет, – тут я голову подняла и непонимающе уставилась в лицо директора. Нормальный же был дядька, отчего сейчас-то изображал из себя зверя?

– А я думаю, что знаете, – с осуждением закачал на меня своей круглой лысой головой. – Думаете, посетители нашего комплекса не были оскорблены вашим вызывающим поведением? Я вот нисколько не удивился, когда прочитал эти их заявления. Нате! Держите! Ознакомьтесь! – подтолкнул ко мне по крышке стола несколько листов бумаги, что достал из синей пластиковой папки, которая до времени лежала под его рукой. – Это жалобы. На вас, милочка! Разве же так можно…

Я придвинула листы к себе и принялась изучать. Сначала вчитывалась основательно, потом только бегло скользила глазами по новым жалобам. В мозг как впивались отдельные их слова: аморально, халатно, безнравственно.

– А вам не показалось, что они все идентичны, то есть хочу сказать, что…

Закончить фразу он мне не дал – ударил ладонью по столешнице.

– Вы еще и сомнение намерены высказывать?! Да знаете ли, на чей стол легли все эти жалобы?! После этого мы уже не можем не отреагировать. И будьте уверены, нам еще аукнется тот вопиющий случай, когда вы учинили в коридоре раздевалки чуть ли не… – он осекся, крякнул и пододвинул к себе стакан с чаем, глотнул из него, и только тогда смог продолжить. – Вы, впрочем, и сами знаете, что были неправы, когда позволили себе…вольности с посетителем бассейна.

– Да с моей стороны…

– Довольно. Должны же вы, Ирина Николаевна, понимать и мое положение, – он принялся говорить много тише, и выражение глаз его тоже поменялось, уже не было только укоряющим, а сделалось утомленным и расстроенным. – Ну, ничего здесь уже поделать нельзя. Когда дело дошло до самого высокого начальства, то…одним словом, радуйтесь, что напишете заявление по собственному желанию.

– Даже так?

– Так, милочка, так, – вынул он из кармана брюк носовой платок, встряхнул его и только потом тщательно протер вспотевшую макушку. – Мне, знаете ли, из-за вас должность терять…

Вот так я потерпела провал по всем статьям. И было странно вспоминать, что недавно считала себя вполне успешной, сложившейся и защищенной личностью. На что там я упирала мысленно? Мужчина, квартира, работа?! Жизнь удалась?! Теперь уже ни в чем не могла быть уверена. Даже в том, что лето вдруг не возьмет и не сменится на зиму, например, в два дня. А что? Вон и тучи сплошь небо заволокли, и ветер северный задул.

– Не распускаться! – приказала себе, когда брела после увольнения со службы по лужам под холодным дождем и без зонта, следуя знакомым маршрутом домой, будто на автопилоте.

А там меня ждало новое сообщение и гонец от американских хозяев квартиры. Выходило, что мне надо было в самые кратчайшие сроки съезжать. Куда, интересно?

– Да… Пришла беда, открывай ворота, – пробубнила себе под нос, прежде чем прикрыть дверь за то ли племянником, то ли еще кем, присланным хозяевами по мою душу.

– Что вы сказали? – притормозил он на пороге.

– Ничего особенного. Я исполню требование ваших родственников. Не сомневайтесь.

Говорила вполне спокойно. Но внутри у меня все так и кипело. И на кого бы, вы думали, решила выплеснуть гнев свой нешуточный? Правильно! На Ткачева! Если бы меня спросили, то я ответила бы так: «Это все его рук дело! Это он мне мстит! Вот, ведь, гад!» И следующим моим шагом была обыкновенная бабья истерика. Только отсутствие свидетелей моим страданиям не устроило. Подскочила к дамской сумочке, вытряхнула все ее содержимое на стол в кухне и яростно схватилась за выпавший среди прочих предметов мобильный телефон.

– Где тут был его номер? – тыкала трясущимся пальцем в экран. – Ведь, был же. Где, где? Где?! Ага! Вот! – приложила к уху и ждала, скрипя зубами. Отклика не было. Я оторвала аппарат от уха, отключилась и уставилась на экран. – Какое сегодня число? Ага! Больше недели прошло. Но ничего! Возьмешь трубку, как миленький! – уверенность чувствовала в себе яростную.

Не уж-то она и повлияла на ход событий?

– Да! – рявкнул мне в ухо Ткачев на какой-то там, не помнила, какой по счету, звонок. – Это кто?

Я, аж, подпрыгнула. А потом сгруппировалась и выдохнула ему свое обвинение. На одном дыхании и без раздумий. Правда, речь мою яркую немного прерывали рыдания. И это было понятно! Столько-то всего навалилось! А я, все же, женщина, создание слабое.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5