Клара Колибри.

Новейшее в туризме, или Как путешествовать за чужой счет



скачать книгу бесплатно

– Ой, Вава, а может…

Договорить ей не дали. Секретарь на них надвинулась и предложила разлепиться. После этого Еве кивнула в сторону начальницы, а Катюшку взяла за локоток и сопроводила на выход. Пришлось Ваве проследовать в кабинет. Она вошла и осмотрелась. А как это сделала, так ей и показалось, что видела его впервые. Отчего, не могла понять. Вроде уже дважды здесь побывала, только теперь что-то, определенно, изменилось. Может, она в прошлый раз этого прибора не заметила? Теперь же что-то, по внешнему виду напоминающее рентгеновский аппарат, вместе взятый с камерой для флюорографии, стояло в углу просторного помещения. Такое сложно было не заметить ранее. Ева к нему приблизилась и сделала рядом несколько кругов. Только это ничего не дало, хоть до вечера ходи, а понять, что за штуковина, было невозможно.

– Так мы будем работать, или нет? Ева, подойди к столу и присядь. Надо пару документов еще подписать.

– Снова бумаги?! Сколько можно?!

Текст документа она проверила. Не на дуру какую напали, прочитала дважды, прежде чем подписать. Потом Инна снова тараторила условия договора. Это у них порядок такой был. Пришлось стерпеть, скучая. Но вот дальше стало интереснее.

– Зайди за ширму и сними с себя всю одежду.

– Что? Так мы не договаривались.

– Это обязательно. Даже не обсуждается. Мы несем ответственность за твое здоровье. Ты же читала свою страховку! Необходимо облачиться в специальную льняную рубаху. Она на стуле лежит. Видишь? Выполняй.

– Как в мешок, какой нарядили. – Ворчала девушка, выходя из-за ширмы и снова подходя к столу.

– Теперь смотри сюда. – Инна Борисовна указала рукой на льняной мешочек на льняной же завязке. – Здесь снадобья. В современной обработке, конечно.

– А нельзя просто сказать, таблетки? Обязателен этот закос под старину?

– Не умничай! Лучше, запоминай. Эта таблетка для перемещения. Их таких всего две. Одна – туда, другая – оттуда. Это понятно?

– Конечно! Белые, значит. А эти яркие для чего?

И пошло перечисление. Чего только не наслушалась! Звучало забавно, и здорово девушку веселило.

– Запомнила?

– Мне бы инструкцию по применению. На худой конец, могу сама записку по-быстрому начиркать. Но все запомнить, это вряд ли.

– Тем хуже для тебя… Записок нельзя. Возьмешь только то, что даю. Не из-за моей вредности, а из целей безопасности. Не все материалы успешно проходят перемещения в параллель, в этом все дело. Поэтому повторяю еще раз…

– А про вот эти, почему ничего не сказали, зелененькие? – Спросила, когда ей уже перестали называть свойства снадобий. – Причем, ни первый раз, ни во второй раз.

– Да, а, эти… это противозачаточные. – Махнула ее лектор на них пренебрежительно. – Не всегда нужны, так что…

– Э, нет! Подгребла Ева и их в общую кучу и аккуратно стала запихивать в льняной мешочек. – Раз положены, так и положите…

– По инструкциям еще надо пройтись? – С сомнением посмотрела на нее наставница.

– Зачем?! И так уже все запомнила.

Дальше что?

– Приступим к перемещению, конечно. Ты точно запомнила, когда должна вернуться? Не забывай, у нас с тобой уговор! Нас еще претенденты на твою руку и сердце ждут. Этот только лишь первый в большом списке. Наплети ему там что-нибудь про обстоятельства, из-за которых срочно надо назад, а еще лучше, развеселую жизнь устрой, как здорово умеешь, одним словом.

– Что вы! У меня ангельский характер. Лучше расскажу, что должна буду с мамой посоветоваться для принятия важного решения. Что, кстати, является чистой правдой.

– Как знаешь. Я буду тебя ждать. С нетерпением.

Сказала, потом повесила девушке шнурок с мешком с таблетками на шею и перекрестила, трижды. Дальше велела встать на какой-то каучуковый, что ли, коврик в том самом приборе, нажала кнопку и… Отовсюду повалил белый плотный дым. Это Еву встревожило. Начала озираться и беспокоиться, не сгорело ли у них там чего. Еще принюхалась, но гарью не пахло. Только настроения этот факт не прибавил, ведь, подумалось же уже, что что-то пошло не так. Зачем только согласилась на эту авантюру?! Эта мысль и еще чье-то «апчхи» были последним, что запомнилось в том, в ее мире.

Глава 2

Именно легкомысленное поведение приводит к серьезным результатам, а не наоборот.

Утро. Но туман над рекой уже рассеялся. А тишина кругом стояла такая, что казалось, будто оглох. А, нет, птахи давно проснулись и, нет-нет, да и подавали голоса. Это пусть, это даже было еще лучше. Спокойствие на душу Яна так и ложилось! Он глянул на поплавки, отметил, что клева по-прежнему не наблюдалось, и откинулся на спину, прямо в душистые травы. Завел руки за голову и принялся рассматривать небо. Из этих наблюдений пришел к убеждению, что день будет жарким и без дождя. Славно!

Но вот в воде раздалось «плюх», и звук этот его насторожил. Ян моментально принял сидячее положение и нашел глазами цветные поплавки на речной глади. Показалось или один действительно шелохнулся? Молодой мужчина осторожно поднял с земли удилище и крепко зажал его в руке. Весь превратился во внимание и приготовился подсекать. И дождался. Раз, два, три. Три раза поплавок нырнул под воду и вынырнул на ее поверхность. И… раз! Подсечка, рывок, и на том конце удочки забилась, затрепыхалась серебряная рыбина.

– Так, хорошо. Так, так. – Еле слышно шептали его губы, глаза неотступно следили за кривыми линиями, что выписывала его жертва в воде, потом еще небольшое усилие, и рыба уже забилась в сачке, а потом и в сетке вместе с другим уловом. – Славно!

Как замечательна такая жизнь! Подумалось Яну, когда снова уселся в траву, после того, как забросил новую наживку. Ему бы надо было чаще выбираться в этот замок и, вот так, в простых заботах проводить свой отдых. Здесь все напоминало о детстве. И река, и лес, и каждая кочка, поросшая травой, как кричали о том беззаботном времени. Тогда на уме были одни игры да забавы. И место им находилось везде, но лучше всего беситься нравилось вне стен замка. Здесь, подальше от материнского догляда, было самое веселье. Это потом уже получали от нее нагоняй за порванную одежду, невыполненные дневные обязанности и поручения, за то, что убегали от нее без спроса.

Да, мать у них строгая. А их было три брата. Именно, было… Теперь осталось только двое. Воспоминания о погибшем брате пролегло морщиной между бровями, те насупились, и взгляд мужчины стал много жестче. Именно в этот момент под воду ушел поплавок другой, второй, удочки. Движения рыболова выглядели резче, чем перед этим, когда тащил предыдущую рыбину, и могло показаться, что эта сможет изловчиться, обхитрить и уйти снова на глубину. Но нет, результат был тем же. Рыба оказалась в садке, а на крючок насадили новую наживку.

Когда Ян решил полюбоваться на свой улов и вынул его из прибрежной воды, боковым зрением заметил всадника, спешащего из замка вниз к пойме реки. Не по его ли душу? Подумал так и приложил ладонь ко лбу, чтобы удобнее было смотреть против солнца. Заметил брата и остался стоять, поджидая его приближение.

– Ян! – Заорал тот издалека. – Я тебе сейчас такое расскажу!

Ну, все! Теперь о рыбалке можно было забыть. Этот балаболка уже нарушил окружающую тишину, лишив обстановку вокруг магического спокойствия, и рыбу обязательно распугает, если еще не успел. Только Ян об этом подумал, брат оказался рядом и осаживал коня всего в паре метров от него. А как спрыгнул на землю, так моментально схватил камень и в сердцах запустил его в ровную гладь реки. Раз, два, три, четыре, пять… Камень пять раз коснулся поверхности и скрылся на глубине.

С печалью проследил за ним Ян, вплоть до погружения с громким «бульк» под воду. Потом вздохнул и перевел взгляд на прибрежные камыши. А там встретился глазами с речной нимфочкой, что давно приметил сидящей на валуне и наблюдающей за его рыбалкой. Та на его взгляд только плечами пожала да плавником хвоста шлепнула слегка по воде. Что, мол, поделать с твоим младшим братом, вот такой неспокойный он всегда.

– Нет, ну и учудила наша мать! – Повернул тот к Яну раскрасневшееся лицо. – Прикинь, она надумала меня женить!

– А я здесь причем? – Старший понял, что разговор не на пять минут и решил присесть.

Опустился на уже примятую им траву, прямо там, где стоял. Только и сделал перед этим, что садок с рыбой снова погрузил в воду, да еще подмигнул нимфе, которая от любопытства на валун совсем из воды выбралась и хвост вокруг себя закрутила. Интересно ей, видите ли, стало, что, там, в замке, происходит.

– А почему она ко мне вяжется? Ты у нее старший, вот, к тебе пусть и вызывает невест!

– Что значит, вызывает? – Прищурился Ян, чтобы лучше было видеть лицо брата, раз смотрел на него против солнца. – Откуда они взялись?

– Не взялись, а взялась. Невеста одна. Понимаешь? Но мать настаивает, что не смогу от нее запросто отмахнуться, раз заплатила такие немыслимые деньги. Потом поймала меня на том, что я, яко бы, сам ее выбрал. Только выбор-то был, так, символический, ткнул пальцем в один из предъявленных портретов, чтобы мать отстала. А она, оказывается, была серьезна, как никогда. Взяла и провернула это дело на свой лад. А я теперь расплачивайся, да?!

Старший брат рассматривал младшего и усмехался. Не уж-то, попался, голубчик? Похоже было на то. Допрыгался. Сколько раз мать жаловалась на его легкомысленное поведение и грозилась прижать стервеца. А что? Возраст у него подходящий, брачный. Темперамент и тягу к женскому полу зашкаливало, что не дайте боги. Дом и достаток имелись. А что, может, мать и права была. Только что же Адама так крючило-то? Только посмотрите: глаза горели праведным гневом, руками размахивал, чуб свой белобрысый взъерошил. Да, здорово, видно, на этот раз наша мамаша наступила ему на хвост.

– Ничего не понял. – Взял и отмахнулся от суетных движений и криков брата. – Наговорил много, а ничего не разобрать. Ты, Адам, меньше бы возмущался и руками размахивал, а дело бы мне изложил. Что и как, например. Но только факты, а не эмоции. Их я у тебя насмотрелся.

– Почему это я должен тебе излагать? Как оправдываться! Ты что, можешь быть против меня? – Его голубые глаза так округлились, что стало смешно. – Ты что, смеешься надо мной?

– А что тебе от меня надо? Чтобы от матери защитил? Или чтобы просто пожалел? Если второе, то, пожалуйста. Прими мои соболезнования. Только как-то язык не поворачивается назвать тебя пострадавшим. Ты забыл, сколько по девкам шастал за последнее время?

– Кто бы говорил! На себя посмотри!

– Эх! Опять эмоции! – Ян закинул руки за голову и откинулся в траву, намереваясь рассматривать небо, а не гневное лицо младшего брата.

– Нет, мне не ясно! Почему все палки всегда достаются мне? Не фыркай, так оно и есть. На тебе грехов не меньше моего, а может и больше, только нотации и упреки находят именно меня. Это, скажешь, справедливо? Тебе весело?! Нет, я дурак, что пришел к тебе за помощью!

– А ты приходил за помощью? – Ян приподнял голову и хитро так взглянул на брата.

– Пошел, ты!!! – Младший вскочил на ноги, потом на коня и начал разворачивать его назад, к замку.

– Эй! Адам, подожди! – Приподнялся Ян на локте. – Стой, я сказал!

– Пошел, ты к вампирам! – Донеслось до него от быстро удаляющегося всадника.

– Вот, всегда с ним так. Вечно суетится, спешит и никого никогда не слушает.

Разговаривал он не сам с собой, как могло бы показаться, а с речной нимфой. Хвостатая девушка в переливчатой серебристо-зеленоватой чешуе перебралась за это время поближе к берегу. Расположилась за другим камнем-гигантом, почти рядом с тем местом, где сиротливо валялись без присмотра удочки, и просто глаз не спускала с молодого мужчины. А Ян тем временем вспомнил, чем занимался до появления брата, встал, подобрал одно за другим удилища, проверил наживки и забросил их снова в воду. Авось, не всю рыбу распугал брат-буян. Потом ловко запрыгнул на тот самый валун, из-за которого наблюдала за ним молоденькая русалка, и прополоскал в чистейшей воде руки.

Еще когда смывал с пальцев прилипшие крошки наживки, заметил боковым зрением, как любопытная нимфа бесшумно погрузилась на глубину, потом проплыла совсем ничего, и намерилась всплыть как раз под его руками. Ишь ты, совсем еще малышка, а уже не прочь была получить от него ласку. Отчего бы и нет? Оставил одну ладонь намеренно дольше в воде и через ее прозрачность смог наблюдать, как русалка подставила под нее голову.

Ян ее слегка погладил. Оттого нимфа осмелела еще больше и подалась вверх, к воздуху. Всплыла, поводила по нему водянисто-зелеными глазищами, зазывно улыбнулась, при этом издав приятные воркующие звуки, и стала всплывать еще выше. Вот над поверхностью воды показалась стройная серебристая шейка, за ней округлые немного зеленоватые с перламутром плечики. Это значило, что совсем еще была юна, так как с возрастом от перламутрового налета не останется и следа. Когда мужчине предложили понаблюдать за показавшейся из воды молодой грудкой, он тронул нимфу за подбородок, погладил его, но только рассмеялся.

– Милая, ты хороша, спору нет. Но все, что в чешуе и с хвостиком, пусть и таким красивым, меня не интересует. Разве только в качестве еды. Рыбу имею в виду. Вот в ней я сегодня заинтересован больше, крошка. Так что, извини.

В тот же момент, даже не дав ему закончить последнюю фразу, русалка пронзительно заверещала и с силой хлопнула по воде сразу и руками и хвостом, поднимая столбы брызг. Бывшее вполне милым лицо исказила злобная гримаса. Глаза зажглись, как угли под дуновением ветра.

– Ну, дорогуша! – Отпрыгнул на берег Ян и принялся отряхивать с рубахи и виднеющейся в распахнутый ворот груди брызги. – Зачем же так злиться? Мы вполне могли бы дружить…

Дальше шуму стало только больше. И русалка не унималась, а разошлась в резавшем слух крике, и неожиданно всплыла ее старшая товарка. Зрелая, совершенно зеленая с чернью нимфа, не разобравшись, что к чему, принялась шипеть на мужчину. Правильно, не на своих же нападать без разбору. Скалила на него зубы, не по-доброму демонстрируя довольно приличные клыки, и поднимала угрожающе жесткие пластины крупной чешуи на загривке.

– Уймитесь, вы! – Мужчине пришлось на них прикрикнуть, получилось грозно, видно, начал не на шутку сердиться на затянувшийся концерт этих речных жительниц. – Не то!..

Он сделал быстрое движение к сапогу и, распрямившись за секунду, вынул из него внушительных размеров нож. Пальцы его правой руки с силой сжали рукоять, показав, что не намерен только кричать и вливаться в общую перебранку.

– Пошли вон, мегеры! Тьфу! Как все бабы, чуть против шерстки проведешь, начинается вопль! Брысь, я сказал!

Нимфы убрались не сразу, но пасти прикрыли. Попробовали мужика испепелить взглядом, правда, отплыв от него подальше, пошипели, а потом синхронно нырнули на глубину. Но не отказали себе в удовольствии и со всей силы, уже перед самым погружением, вдарили хвостами по воде. На, мол, тебе рыбалку.

– Ух! Все бабы – злющие ведьмы. – Зарычал на расходящиеся волны на воде Ян. – Только, и без них никуда… Скучно, забери их вампиры!

Потом пришел в себя, спрятал нож за голенище и начал сматывать удочки и собирать снасти. Когда наклонился к воде, чтобы достать садок с уловом, обнаружил, что снизу сеть была порвана, и в ней не осталось ни одной рыбки.

– Ах, ты!.. Нет, ну надо! Мстительные создания. – Повел глазами в сторону удаляющихся от него и на глубину вереницы мелких пузырьков. – Подплыви еще, поморгай мне, Тиана!

Но чтобы очень злился, такое по его лицу вряд ли можно было сказать. Скорее, добродушно ворчал.

– Так, рыбалка накрылась. – Подвел он итог своего противостояния двум русалкам. – Чем тогда заняться? Искупаться или сразу идти в замок? Лучше бы в замок, да там Адам снова прицепится и станет донимать высказываниями о несправедливости. Тогда, пожалуй, решусь на купание.

Он скинул с себя всю одежду и, коротко разбежавшись, запрыгнул на ближайший валун, торчащий из воды, а потом нырнул с него на глубину. Проплыл под водой несколько метров с открытыми глазами, чтобы те мегеры не могли застать врасплох, и направил тело вверх, решив вынырнуть. Как только голова оказалась над поверхностью реки, быстро осмотрелся, раскрутившись на месте и не один раз. Тогда и заметил русалок в камышах у противоположного берега. Продемонстрировал им сведенные брови и мысленно передал свое нежелание продолжать сегодня с ними общение. Те снова пошипели немного, но ввязываться в новые разборки не захотели. Так и остались сидеть в камышах и на него недобро посматривать.

– Правильно, там и оставайтесь. – Сказал чуть слышно и направился саженями против течения.

Ян думал поплавать в обоих направлениях, и по течению и против него, раз этак несколько. Пару таких заплывов ему и, правда, удалось сделать. А потом заметил на берегу, чуть левее того места, где оставил свои вещи, обнаженную деву. Это было что-то новенькое. В смысле, голых девиц ему видеть ранее приходилось немало, этим не удивишь, только не мог понять, откуда эта могла взяться. Потому что крупно сомневался, что могла подобраться к нему незаметно. Еще успела раздеться, а он ни одним ухом, что ли? Чудеса! Просто невероятные.

Он крадучись, стараясь меньше создавать всплесков, поплыл к берегу, держа курс на девушку. Она смотрела в сторону замка на горе и, казалось, ничего не замечала вокруг. Мужчина до камышей, росших там, рядом, добрался, не будучи обнаруженным, и притаился за ними, продолжая наблюдать за незнакомкой. Но тут подняли шум у противоположного берега те водянистые мымры, решив напакостить ему новыми противными звуками. Эти хвостатые надумали шумом привлечь к себе внимание, а заодно обнаружить и его подглядывания. Пришлось показать им кулак и сделать угрожающий шаг в ту сторону. Русалки присмирели, но девица на них успела среагировать. Развернулась и хмуро обвела глазами и реку и берега. Пришлось присесть и совершенно погрузить свое тело в воду.

Хорошо, что та длинноногая и совершенно рыжая девица его не заметила. Не то, представлял, какой шум подняла бы, верещание русалок показалось бы песней. Ох, не любил он бабьего визга… А тем временем девушка как-то странно покосилась на себя саму и увидела там что-то, что заставило ее пошатнуться от неожиданности и растерянности. Яну очень интересно стало узнать, что именно, если на ней абсолютно ничего не было, ну, ни клочка тряпки. Поэтому весь превратился в слух и зрение. Как раз дева стала разговаривать сама с собой. Вот вам и новая странность!

– Ничего себе, приключение! А где тот балахон, что на меня напялили в офисе? Лен, лен! Ни хрена не знают эти светила науки. Ну, надо, как меня провели и подставили! Ходи теперь голой! А может, еще не все потеряно? Эй! Где вы там? Инна Борисовна, ау! Одежду верните! Мне не до шуток! – Ева покрутилась на месте, осмотрелась и так и этак, а потом наклонилась и сорвала с куста ветку. – Черт, листья совсем мелкие, такими не прикрыться, хоть весь куст оборви. О-па! А растение-то настоящее, в смысле, натурально живое. На бутафорию и декорации не похоже. Это что же, меня по-настоящему, что ли, переместили?! Мама!!!

Тут она быстрее отбросила от себя сорванную ветку и присела вытереть руки о траву. Ей подумалось, что вдруг бы та оказалась ядовитой. Ведь, ничего же об этом мире не знала. А если и трава, того, тоже… ядовитая? Вскочила и снова принялась осматриваться. Теперь более пристально. Смогла рассмотреть дорогу, гору, замок, лес, реку, конечно.

– Тоже мне, параллель! – Хмыкнула и обняла себя за плечи. – Сырость и дикость! А еще лягушки какие-то мерзко так расквакались у того, вон, берега. Только их мне и не хватало… Эй, есть кто живой? Похоже, никого. Может, лучше и не кричать? Кто знает, какие существа могут здесь водиться? Пожалуй, не буду я против лягушек. Квакушки они что? Вреда-то от них нет. Но и пользы… особенно в моем положении…

И тут Ева заметила на вершине горы какое-то шевеление.

– Это что? Далеко, не видно. Судя по крутизне и отстойности дороги, должно быть вездеход спускается к реке. Нормальной машине там не проехать, под таким-то углом. Да, определенно, вездеход.

Видеть она его не могла, слишком далеко, просто убедила в подобной мысли сама себя. А как убедила, так и успокоилась. Оставалось дождаться, а потом как-нибудь объясниться с тем, кто машиной управлял. В конце-то концов, ну, голая женщина… Вспомнив про свою наготу, непроизвольно хватилась мешочка. А он где? Пощупала шею, грудь, еще зачем-то живот и бедра, но мешка с таблетками на ней не было. Даже веревки от него.

– Мама! Как же я обратно?! Ай, ой, ой, е, ей! – Хотелось завыть в голос.

А потом в голову пришла мысль. А что, если таблетки высыпались в тот момент, когда тот самый лен исчез в пространстве и времени. Оставался вопрос, когда это случилось, и где. Может, там, в офисе? Когда только появился дым? А может… Вся такая нервная, но окрыленная надеждой, плюхнулась на четвереньки и принялась шарить руками в траве. А вдруг удалось бы найти? Хоть бы ту беленькую, чтобы немедленно назад, домой!

Исползала приличную площадь, озеленила колени и руки, поранила палец левой руки, натолкнувшись на острый камень, но таблетки не находились. Только она была девушкой упрямой, решила взять левее и принялась шарить там. Результат радовать не хотел. Уже успела помолиться и попросила всевышнего натолкнуть, хотя бы, на одну какую из таблеток. Это подтвердило бы теорию, что они где-то рядом. А так, возможно, что ползала совсем зря. И только об этом подумала, как заметила сзади шевеление. С испугу обернулась с такой скоростью, что сама от себя не ожидала. А как уставилась себе за спину, так различила в зарослях мужчину. Это что? Это он за ней подсматривал, что ли? Спрятался в камышах и…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8