Клара Колибри.

Желать надо осторожно



скачать книгу бесплатно

Конец лета радовал солнечной безветренной погодой.

– Какой погожий денек! – отметила я, когда вышла из подъезда и направилась к своему автомобилю.

– Вика! Опять припарковалась на моем месте!

Это меня окликнула соседка со второго этажа. Только посмотрели бы вы на нее: глаза горят, щеки тоже пылают, руки уперты в бока. И, наверное, думала, что напугала меня. А может, уже и нет, не думала. И все потому, что каждый день происходило примерно одно и то же. Машин во дворе было много, а места для автостоянок не предусмотрели градостроители. Вот так. И теперь, кто был смел, тот и съел: успевал пристроить во дворе своего металлического питомца лучше других, то есть свое транспортное средство и поближе к родному подъезду. А в основном ставили мы машины, куда попало и как попало, что часто приводило к небольшим конфликтам среди жителей.

– Заколебалась тебе повторять, Виктория, чтобы не ставила свой автомобиль в этом месте. Одно слово, «Ветрова»! Ветер в голове и есть!

Ну, это уже слишком было. Зачем ей понадобилось трогать мою фамилию? Что она себе вообразила? А еще я тогда подумала, что если не отвечу, то соседка могла бы совсем разойтись, то есть до абсолютного неприличия.

– А во дворе, между прочим, нет персональных мест для парковки. – Мне казалось, что ответ прозвучал очень убедительно.

– Вот оно что!!! Смотрите на нее!..

Нет, лучше, все же, было не отвечать. Только теперь уже ничего не исправить, соседка завелась не на шутку. Я отключила сигнализацию на своем Форде, закинула сумку на сиденье, плюхнулась на водительское место, завела машину, погрела движок минуты три, подвигала дворниками, очищая стекла от пыли, и плавно тронулась с места, а соседка все продолжала отпускать в мой адрес нелестные отзывы.

– Бог с ней! Вика! Сосредоточься на дороге! – сказала сама себе, желая только добра и соседке, и себе, и всем окружающим, потому что водитель я была еще тот.

Дело в том, что машину начала водить только в этом году, весной. Но на права сдала несколько лет назад. За руль же села, получалось, совсем недавно. Все из-за того, что имела убеждение, будто водить следовало только собственное авто, а не родительское, например, папино. Свою же машину приобрела самостоятельно, откладывая на нее каждый месяц. Процесс накопления несколько затянулся, хоть я и имела приличную зарплату, но, как говорится, годы-то мои молодые, всего двадцать шесть, масса желаний и везде надо было поспеть. Вот, поэтому с покупкой машины и вышла заминка.

А работала я в банке. Большой такой банк, солидный и даже известный, и не только в нашем городе. На работу я сейчас и направлялась. Ехать было недалеко, но по самым оживленным улицам, если хотела добраться кратчайшим путем. Но можно было и кругля. Тогда надо было свернуть на маленькие тихие улочки, поколесить там несколько лишних километров, и тоже достигла бы цели. Я еще призадумалась, свернуть или нет. Как раз через сотню метров ожидался поворот. Вспомнив, что настроение мне только что подпортили, и была несколько возбуждена, решила, что лучше будет повернуть.

И что бы вы думали, нерадостные мысли, плохая реакция и так не вовремя и подло погасшая стрелка светофора, что указывала только что направо, меня подвели.

Мне показалось, что я очень плавно нажала на тормоз. Тогда отчего, спрашивается, мой автомобиль дернулся, как будто строптивый пони брыкнул задними копытами, и резко встал на месте? Осмыслить ничего не успела, ведь в следующий момент раздался хлопок, лязг, скрежет, и, главное, все одновременно. Кто угодно от этого растерялся бы, я так точно впала в транс. А машина снова дернулась, и пришлось даже вцепиться в руль, и еще я втянула голову в плечи и закрыла глаза. Что бы там, сзади, ни произошло, мне очень не хотелось выходить из автомобиля. Только отсидеться не получилось. Сама не знала, через какое время, но мне в стекло постучали. Руки не хотели слушаться, но, все же, я нажала на кнопку стеклоподъемника. Скосила глаза на приоткрывшуюся щель в окне, но голову при этом почему-то повернуть забыла. Наверное, от шока, поэтому почти ничего и не увидела. Ну, только пару пуговиц на летнем мужском костюме, пожалуй, и приметила.

– Хороший костюм. Дорогой, наверное. – Это все, что пронеслось в уме, а если и было что-то еще, то моего сознания никак не достигло. В голове в тот момент царил вакуум, черная дыра, назовите, как хотите, только никакой дельной мысли там не наблюдалось.

Тем не менее, в стекло снова постучали. Обладатель костюма пытался мне что-то сказать. Нет, он, конечно, и говорил и много чего, только до разума моего ничего не доходило. Посидев истуканом еще какое-то время, я все же заставила себя отцепиться от руля, а потом и выбраться из салона наружу. Как ни страшно, но пора было взглянуть правде в глаза и посмотреть, что я там натворила. Открыла дверь, с опаской поставила на асфальт одну ногу. Угрозы жизни не наблюдалось. Тогда отважилась и вторую ногу поставить рядом с первой, продолжая еще сидеть на водительском месте.

– Ну, наконец-то! Девушка-а! – надо мной склонился мужчина и зачем-то поводил перед носом своей ладонью, а потом еще и пощелкал пальцами. – У меня есть надежда поговорить с вами сегодня, милая?!

И тут я почувствовала, что искра жизни все же теплилась в моем сознании. Ведь поняла же, что тот субъект мне говорил! Не уж-то разум включился?! В первый момент его пробуждения это порадовало, но затем накатило такое волнение, что «мама дорогая». Теперь сидеть уже стало невозможно. Вскочила и замерла столбом, потому что «костюм» загораживал дорогу, продолжая мне что-то говорить, и продвинуться дальше не было возможности. Попробовала его обойти, но он не дал, сместившись в том же направлении. Тогда я попросту поднырнула под его руку и, наконец, смогла, стуча шпильками туфель по асфальту, обежать свой автомобиль и увидеть все, с ним происшедшее.

Моим глазам предстала картина. Вплотную к бедному «Филе», это я так свой Форд называла, пристроился большой такой Мерседес. Сказать про него могла только одно слово «шикарный». Сколько себя раньше помнила, всегда с восторгом смотрела на подобные машины. И, поскольку, считала себя девушкой здравомыслящей, была уверена, что у меня с этими авто никогда не будет точек соприкосновения. Однако смотрите, вот оно! Соприкоснулась!!!

– Господи! – всплеснула руками и вскинула ладони к вискам, судорожно соображая, сколько могут стоить те несколько царапин на бампере Мерседеса. – Наверное, никакая страховка этого не покроет…

Горе захлестнуло меня, а на глаза навернулись слезы и заслонили влажной пеленой весь окружающий мир. И при этом я совершенно не обратила внимания, что на бампере собственной машины зиял провал и от него в разные стороны расходились извилистые трещины. А еще, совершенно не задумывалась над тем, что это в меня въехали, а не наоборот.

– Ах! – только и молвила, когда подняла глаза на хозяина шикарной машины.

Он, кстати сказать, снова стоял рядом и продолжал мне что-то говорить. Но в ушах у меня точно вата была, видно, снова ушла в себя от вновь перенесенного шока. Ощутила лишь острую потребность воспользоваться носовым платком. Поэтому снова поднырнула под руку мужчины, на сей раз, устремляясь назад, к открытой дверце Форда. Согнувшись пополам и поставив колено на водительское сидение, дотянулась до своей сумки, лежащей на соседнем кресле, и извлекла из нее платок. Когда пятилась назад, пытаясь выбраться на воздух, почувствовала преграду и инстинктивно толканула ее пятой точкой, чтобы скорее оказаться вне салона.

– Извините. – Посторонился от меня снова оказавшийся рядом хозяин шикарного Мерседеса и летнего костюма. – С вами все в порядке?

– Наверное… Нет! – смогла все же распрямиться я, поправила раздавшуюся было темную узкую юбку, одернула белую блузку, обязательную у меня на службе, развернулась в сторону мужчины и принялась своим белоснежным платком размазывать по своему лицу тушь с ресниц. – Извините.

– Послушайте, милая девушка. – Его голос звучал дружелюбно, это я уловила точно, но радоваться не спешила, оттого и нахмурилась, пытаясь сосредоточиться. – Войдите же в положение. У меня совершенно нет времени торчать здесь, на этом перекрестке. Давайте с вами лучше договоримся.

– Давайте. – Сказала я и еще качнула головой, подтверждая слова, но сомневаюсь, что четко соображала в тот момент, о чем шла речь.

– Вот и хорошо. Это уже другое дело. А то, в панику впадать… – Мужчина быстро достал из кармана пиджака портмоне, извлек из него несколько купюр и протянул мне, но поскольку я продолжала стоять истуканом, засунул их мне в руку, что сжимала носовой платок. – Держите. Надеюсь, у вас не будет ко мне больше претензий?

– Вы кто? Нет. Вы что?! – мне почему-то казалось, что непременно должна была что-то у него спросить, так сказать, конкретно в этой ситуации.

Он уже развернулся было, чтобы уйти, но, вздохнув тяжко, снова повернулся ко мне и, с неудовольствием посматривая в мою сторону, принялся искать что-то в боковых карманах.

– Держите. На этом все?

Мне протянули плотный прямоугольник визитки. Я его схватила и зажала в кулаке второй руки. Ответ мой мужчине не потребовался. Не дожидаясь его, он уже сел за руль, сдал назад, а потом, воспользовавшись зеленым сигналом светофора, обогнул мой Форд и устремился вперед по проспекту.

Я еще немного потопталась рядом со своей машиной, к большому неудовольствию других водителей, но жизненные функции начали снова возвращаться к моему организму, поэтому скоро загрузилась в Форд и на малой скорости возобновила движение, разблокировав правый поворот на этом перекрестке.

Мой путь по-прежнему лежал на работу. Я, конечно, уже опоздала и прилично, только действовала по правилу «лучше поздно, чем никогда». Подъехала к зданию банка, но на служебной автостоянке, к сожалению, свободного места не обнаружила. Чтобы припарковать машину за ее пределами, потребовалось еще время, а потом, вдобавок ко всему, пришлось топать назад к банку. Все это настроения не улучшило, поэтому к себе в отдел притащилась вся неласковая и встрепанная, а там сразу в лоб сообщение, что меня просила к себе начальник.

– Виктория Витальевна! Вы отдаете себе отчет, что опоздали?.. – это меня встретила так начальник нашего юридического отдела, Клавдия Ивановна.

Милая женщина, не смотря на то, что теперь мне была обеспечена проработка как минимум на полчаса. Ладно бы еще я была злостной прогульщицей или имела бы правило иногда опаздывать, да ведь ничего такого. Даже наоборот, обычно приходила на работу одна из первых. Только у Клавдии Ивановны былые заслуги не засчитывались, а ругала, как бы на будущее, и чтобы другим неповадно было, то есть показательно.

– Могу все объяснить. – Подала я голос, выждав минут пятнадцать и сдунув с глаз непослушную челку. – В устной форме могу. Или, если скажете, изложу все письменно.

– Обязательно изложите. Сначала можно устно. А мы послушаем.

Она прошла к своему столу, приглашая последовать за ней меня и подошедшую с какими-то важными бумагами Зинаиду Александровну, ее давнюю подругу, а еще секретаря из самой дирекции.

– Я попала в аварию!

Эта моя фраза имела эффект взорвавшейся петарды. Все отложили свои дела, подняли головы и развернулись ко мне. В общем, аудитория была полностью в моей власти. Это придало сил и еще включило фантазию. Картина, нарисованная мною для благодарных слушателей, радовала красками и выгодно преподнесла мои качества, такие как: ум, мастерское владение авто и отличную реакцию в сложных дорожных ситуациях.

– О-о! Виктория! Это все объясняет. Идите, выпейте чаю. Вам надо немного прийти в себя. – Обласкала меня словами и взглядом начальница.

– Да, а! – вздохнула Зинаида Александровна и снова надела очки, собираясь вернуться к делу с бумагами. – А наш генеральный-то директор, тоже сегодня в аварию попал. Да. Наутро было назначено важное совещание, так чуть не сорвалось. Сказал, что какая-то неумеха была за рулем.

– Сейчас очень трудно стало ездить. Мой муж говорит, что опасность встретить на дороге неуча, возрастает с каждым днем. С правилами теперь мало кто стал считаться. Творят, что хотят.

Я по-тихому удалилась, предоставив им возможность и дальше обсуждать ситуацию на дорогах. А придя на свое рабочее место, еще раз исполнила сочинение под названием «как трудно девушке-автомобилисту на современных дорогах». Вернуться к нему пришлось, так как коллектив пожелал знать, что заставило меня так задержаться, да еще прийти в таком виде. Имелось в виду, что тушь для ресниц была размазана по лицу, а от утренней укладки не осталось и следа. Поэтому, закончив вещать, я с гордым видом направилась в туалет приводить себя в порядок, а там уже и до обеда было близко.

Вернувшись из кафе, где обычно обедала с Вовкой и Витькой, они тоже наши сотрудники и еще мои друзья, с умиротворенным настроением уселась за свой стол. В голову пришла мысль, что было бы неплохо и поработать сегодня. Но тут из сумки раздался художественный свист. Это мой мобильный исполнял куплет из популярной песенки какой-то немецкой рок-группы. Никогда не могла запомнить их название, но исполнение меня всегда радовало, оттого и поставила эту мелодию на звонки своих подруг. И мне-то песня нравилась, но вот сотрудники не все соглашались с моим вкусом. Рыжая Нинка Герасимова снова закатила глаза при первых же звуках свиста и, как плюнула в меня, чтобы, мол, денег у тебя не было. Я, конечно же, поспешила телефон схватить, но в моей сумке отыскать что-то не очень просто. Поэтому свист еще какое-то время раздражал некоторых. Когда я все же взяла мобильный в руки, оказалось, что звонила Ирка, подруга детства.

– Привет. Ты помнишь, что сегодня все встречаются у тебя?

– Что за вопрос?! Уже вчера все приготовила.

– Отлично. Тогда до вечера.

– Пока! Пока!

А сегодня была пятница. Если точнее, то последняя пятница августа. В этот день мы с подругами всегда собирались, устраивали девичник. На этот раз договорились встретиться у меня дома. Момент был подходящий. Родители навещали тетю, мамину сестру. Та проживала, вот уже несколько лет, в Канаде. В последнее время тетя стала жаловаться на здоровье. Вот и получилось, что мама с папой вместе, они у меня уже пенсионеры, улетели в Канаду.

– Что это у тебя намечается сегодня? – встрял Вовка, мой верный друг и товарищ, а еще сосед по рабочему месту.

Он уставился на меня из-за своего монитора. Как видно, не только я сегодня не имела рабочего настроя.

– Ты что, забыл? Сегодня последний день месяца. – Рядом нарисовался Витька, наш третий верный друг. – Вернее, последняя пятница месяца.

Витек принес и положил мне папку, что брал недавно.

– Ах, да! – Вовка крутанулся в его сторону на вращающемся рабочем кресле. – Весь цветник будет сегодня в сборе. Вот бы, и нам с Витькой к вам подкатить. Где собираетесь на этот раз?

– У меня. Только это ничего не значит. Вам с нами нельзя. Иначе это уже будет не девичник, а не пойми, что.

– Ну, да. Помешаем вам мужикам кости мыть.

– Больше нам делать нечего?!

– И какие же другие важные темы вас там занимают?

– Отстань. Не скажу. Все равно вам туда путь заказан.

– Вот так всегда. Сразу отстань. Пойдем, Витек, покурим, что ли?

Вечером, как только часы возвестили об окончании рабочего дня, я была в числе первых сотрудников, покинувших банк. Мне еще надо было заехать в супермаркет, купить пирожных и фруктов. Когда добралась до родного дома, сразу ринулась на кухню. Нацепив фартук, сначала помыла виноград и персики, а потом заправила майонезом еще вчера приготовленный легкий салат. На накрытый стол поставила уже открытую мной бутылку вина, потом подумала и принесла подсвечник с тремя свечками – вдруг кого потянет на романтику. Не успела снять фартук, а в дверь уже позвонили.

Первой в прихожую зашла Светланка. Она была мне кем-то вроде сестры. Жила в соседнем доме, поэтому первое наше знакомство, наверное, состоялось еще тогда, когда наши мамы прогуливали нас в колясках в общем дворе. Потом мы вместе посещали детский сад, что располагался во дворе по соседству. В садик нас отдали потому, что и у нее, и у меня бабушек близко не было. Затем, как подружек «не разлей вода», нас записали в одну школу и класс. Дружба наша прошла многолетнее испытание, успешно его выдержала, нисколько не ослабев, а напротив, только укрепилась.

Светик вошла и сразу уверенно направилась в ванную. Она у меня была медиком, свято верила в клятву Гиппократа и пропагандировала гигиену. Поэтому личным примером увлекла и остальных девчонок посетить вместе с ней ванну, чтобы обязательно все могли помыть руки.

– Как это вас всех угораздило прийти одновременно? – я удивленно пересчитала про себя все четыре разномастные макушки, вплывающие в мою прихожую.

– Не сговариваясь, мы встретились на углу дома. – Ответила мне Иришка.

Она второй вошла в квартиру и хотела пройти в комнату, игнорируя громкий призыв Светки из ванной, но та цепко хватанула ее за локоть и силой туда затащила.

– Да я только из дома! Зачем мне сто раз руки-то мыть?

Ирина не обманывала. Мы с ней жили в одном доме, только она в крайнем подъезде, а я в среднем. Она была на год старше нас со Светкой. В сад с нами не ходила, ей повезло расти под бабушкиной заботой. Но, не смотря на то, что была исключительно домашним ребенком, всегда верховодила нами. Сначала во дворе, а потом и вообще, по жизни. Сейчас она выглядела несколько расслабленной и допускала и наше некоторое влияние на нее. А все потому, что была в декретном отпуске, беременность немного смягчила ее волевой характер, догадывались, что только на некоторое время. И это мы уже проходили, когда два года назад она родила дочку и тогда тоже была «белой и пушистой». На время.

– С кем Анечку оставила?

– Димка с работы на час раньше пришел. Так что у меня все ладно получилось. Этот вечер я в полном вашем распоряжении, девочки.

– У тебя всегда все четко и ладно. Мне бы так! – Катя потеснила у раковины двух первых подруг. – Даже в школе ты все делала как надо и вовремя. Это не я, всегда все в последний момент успевала или вообще с опозданием выполняла.

Ирина и Катерина вместе учились в английской спецшколе, помнится, даже сидели за одной партой. Только потом закончили разные институты и получили разные профессии. Ирина стала переводчиком в издательстве, а Катя занималась рекламой, как сейчас говорят, стала пиар-менеджером. В нашу компанию, ясное дело, одна привела другую. Катюха вошла в коллектив как-то сразу и навсегда. Сейчас никто и не помнил, что изначально она подругой была только Ирине.

– Скоро вы там? – на пороге ванной вместе со мной стояла Марина, моя институтская подруга, мы с ней экономический факультет закончили, я ее познакомила с девчонками, и вот уже несколько лет все были дружны. – Мне есть ужасно хочется. А этот ваш ритуал омовения все стопорит. Так никогда за стол не сядем.

– Очень даже сядем. – Ванну покинула Света. – Помогать надо? Я готова. Могу что-то порезать или смешать…

– Готово уже все. – Прервала я ее. – Проходите. Стол накрыт в гостиной. Кухня, хоть и большая, но, все же, в ней как-то буднично. Другое дело в комнате. Я и свечи, на всякий случай, приготовила.

– На какой такой случай? – Ирина подошла к столу, выбрала себе стул с мягкой спинкой и удобно на нем устроилась.

– Не знаю, какой. Просто так.

– Все в сборе? – Светка заметила, что и Марина, вошедшая последней из них в ванную, к нам присоединилась. – Ну, хозяйка, давай.

– Что давать?

– Тост говори. – В один голос ответили мне Марина и Светка, только с разными интонациями, одна подгоняла, другая удивлялась моей бестолковости.

– За нас! – подняла я бокал с вином, и мы дружно выпили.

– Лаконично. – Подала голос Иринка, ставя на стол стакан с минералкой.

– Начинается! – фыркнула Светка. – Как только в компании появляется трезвенник, так жди замечаний и поучений. Вот будет сидеть теперь совой и компромат на нас собирать.

– Ага! И чтобы вы скорее мне его предоставили, предлагаю еще выпить. И даже тост вам произнесу.

– Говори! – широким жестом одобрения ответила ей Катерина.

– Предлагаю выпить за Викин отпуск.

– Да, а! Точно! Вика, ты же у нас с понедельника в отпуске.

– Как-то и забыла за всем этим… – Я чекнулась с подругами и сделала несколько глотков.

– Что значит, забыла? – покосилась на меня Марина.

– А мне больше интересно, что значит «за всем этим». – Подала голос Светлана.

– Не приставайте, девчонки. У меня сейчас совсем другой настрой. Если начну вспоминать события утра, кто его знает, куда меня занесет. Давайте сосредоточимся на приятном. Вот, например, попробуйте салат. Как он вам? Это новый рецепт. Позаимствовала из интернета.

– Хороший салат. – Кивнула Ирина. – Еще мне колбаска понравилась, вон та, солененькая.

– Тебе сейчас все солененькое нравится. – Хмыкнула Катя. – А что это за вино? Франция или Италия?

– Вот видишь, Вика, мы сколько угодно можем говорить с тобой о хорошем. – Светка обвела взглядом собравшихся девчат. – Но потом, когда сочтешь себя готовой, все же, поведай нам о наболевшем. На то и подруги, чтобы горести в душе не держать.

– Договорились. – Я снова плеснула им в бокалы вина. – Ну! Кто сегодня начнет? У кого есть для нас очень-очень хорошая новость?

Девчонки взяли в руки бокалы и углубились мысленно в себя, в события своей жизни за последний месяц. Кто-то из них при этом поднял глаза к потолку, кто-то смотрел сквозь стену, Ирка ерзала на стуле, а Маринка буравила взглядом меня.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное