Клара Колибри.

Я и три Отелло



скачать книгу бесплатно

– Спасибо, – сказала я ему, когда гроза закончилась. Только он мою благодарность проигнорировал. Совсем не показал на нее никакой реакции.

А еще он не хотел, чтобы я высовывала голову из-под его плаща, которым продолжал укрывать нас троих. Но я воспротивилась его настойчивости и хоть одним глазком, но глянула, отчего он не желал выпускать меня из жестких объятий. А как рассмотрела сильно намокшую и раскисшую почву вокруг нас, где та не была защищена тканью плаща, да убедилась, что уже наступила ночь, так и сама не пожелала выбираться наружу. Сухим пятачком земли обязательно следовало воспользоваться. Вот я и прилегла на нем, свернувшись клубочком. У груди моей примостился Отелло, ну, а незнакомец решил, что ему самое место у меня за спиной. Я не стала возражать, ощутив приятное тепло, исходившее от него.

– Нет, все же, у них здесь технологии достигли очень высокого уровня, – пробубнила себе под нос, когда уже засыпала.

Когда проснулась, то не сразу поняла, где находилась. Был момент, что представила себя в собственной квартире, лежащей в постели, и что меня обнимал Сергей. Даже не стала спешить открывать глаза, продлевая сладкую негу и ощущение, что была необыкновенно желанна ему. И как иначе могла понять поглаживание моих плеч и тесное прижатие его бедер к моим ягодицам? Но действительность ворвалась в сознание вместе с утренней свежестью и сыростью от прошедшей ночью грозы. Мне сделалось прохладно и еще одновременно с этим страшно неудобно, и не просто от онемения руки, на которой долго лежала, а от того, что меня желал какой-то незнакомец, которого я к тому же считала биологическим роботом.

– Эй, эй! – скинула с себя чужие руки и приняла вертикальное положение за одну секунду. – Что это значит?!

Но на мои действия и возмущенный тон не последовало никакой реакции у типа в обтягивающем костюме. Он нисколько не выглядел смущенным, растерянным или виноватым, хоть и был пойман с поличным, что даже еще некоторое время подтверждал тот самый трикотаж его одежды. Он выглядел безразличным, если не опускать взгляда ниже его талии. А потом быстро поднялся следом за мной на ноги и с невозмутимым видом начал сворачивать свой плащ, что так выручил нас этой ночью.

– Хотела поблагодарить тебя за наше спасение от грозы и от ночного холода, – прищурила я на него глаза в праведном гневе. – Но теперь ты этого не дождешься. Хотя тебе все безразлично. Ведь так? Ответь же? Снова в молчанку станем играть? Отчего-то мне теперь кажется, что ты способен гораздо на большее, чем успел нам показать. Это точно? Зачем ты к нам прилепился? Какая у тебя цель? А возможности? Какие у тебя возможности? Ну, плащ вот неожиданно у тебя нашелся. Грубияна соплеменника от нас с Отти отогнал. Ходить можешь на большие расстояния без всякой усталости. Не вижу, чтобы очень нуждался в еде и питье. Понял, что я спрашиваю? Что еще можешь делать? – но тут мне некстати вспомнились ощущения моих ягодиц, и щеки сами собой залились жарким румянцем. – Хотя, нет, не говори.

Да ты и говорить, наверное, не способен?! Сами потом все узнаем, как время придет, – взяла и подмигнула ему, о чем тут же и пожалела. Очень легкомысленно, однако, было поощрять его к контакту. Кто его знал, что еще мог выкинуть?

Но этот тип вдруг снова меня удивил. Вскинул левую руку к груди, а правой начал нажимать на что-то на громоздком браслете, что заметила на обоих его запястьях. Было интересно подсмотреть, что он там творил, но и страшновато одновременно с этим. Вдруг причинил бы нам с псом вред? Все же не следовало мне с ним разговаривать на повышенных тонах и вызывающе. Это я явно погорячилась. Только волновалось зря. Как выяснилось, в одном из многочисленных отделений того браслета у нашего «робота» были закрома с пищевыми шариками. И он немедленно вынул оттуда две серые жвачки и протянул их нам. Одну мне, а другую моей собаке.

– Угощаешь? – сразу подобрела к нему моя душа, еще надеялась, что и взгляд тоже. – Спасибо! – никак не могла отучиться от слов благодарности, хоть теперь и знала точно, что местный люд на них просто чихал. – Это что? – заложила кругляш за щеку. – Хотя забудь, ты же у нас немой. Отти! Как тебе твой шарик пришелся?

– Похоже на молоко. Мне показалось, что вылакал большую миску молока.

– Мне тоже. В смысле, что выпила целый стакан. А ведь теперь можно жить, друг мой! Согласен со мной? Тогда давай решать, куда теперь двинемся. В какую сторону? Или нет, твоей интуиции мы доверились вчера.

– Теперь долго будешь мне об этом напоминать? – надулся Отелло.

– А толк от этого будет? Вот и я думаю, что нет. Тогда решим так. Пойдем в ту сторону.

– Почему туда?

– Потому что теперь меня туда тянет. Понял?!

– А сама сказала, что не будешь долго таить на меня обиду.

– А три минуты это разве долго? Нет? Я тоже так считаю. Пошли уже. Хватит стоять на месте.

И мы снова двинулись в путь. Направление я выбрала из очень простого соображения, чтобы солнца не светили в глаза и легко было шагать, следуя вдоль грядок, а не перепрыгивая через них. Так получалось путешествовать быстрее, комфортнее и с наименьшей затратой сил. Поэтому за следующие два часа перемещений удалось значительно удалиться от границы с теми злыми колючками, что недавно укололи меня в стопу. Только ранка все больше и больше начинала меня донимать и напоминать о том досадном происшествии. А потом и вовсе стала болеть настолько сильно, что я начала прихрамывать на ту ногу. И конечно наш спутник не мог не обратить внимания на мою изменившуюся походку. Он вообще, хоть и был молчуном и почти никак не проявлял своих эмоций, но наблюдательность была его самой яркой чертой.

– Ты что? – не удивилась я, когда он встал у меня на пути, прекращая все передвижения. – Удивлен, что я захромала? Поэтому так смотришь на мою ногу? Ну да, у меня там рана. А обуви нет. Вот земля и попала в нее. Но с этим теперь ничего не поделать. Даже воды не имеем, чтобы хотя бы все промыть. Про бинт и медикаменты и говорить не приходится. Эй! Ты что пихаешься? Что опять?! Или ты что, хочешь, чтобы я села? Ладно. Вот. Села. Что дальше?

– Катя! У тебя там все плохо, – озвучил Отелло то, что увидел на моей стопе, когда подлез под руку «роботу», задравшему вверх мою ногу и внимательно ее рассматривающему. – Может, мне там тебя полизать? А что?!! В нашем мире считается, что собачья слюна действует как хорошее заживляющее средство.

– Мне уже все равно. Так все горит и дергает, что… Ой! Больно! Что он себе позволяет?!

– Сиди тихо. Этот тип снова полез в свой браслет. Я догадываюсь, что сейчас тебе поможет.

– Так думаешь? А ногу он мне не оттяпает?

– Вроде до этого вел себя вполне миролюбиво: накормил нас, от грозы укрыл. И хоть я по-прежнему не чувствую его ауры и эмоций, но отчего-то верю в дружеские намерения.

– Мне тоже хотелось бы в это верить. Что он там сейчас делает? Я с детства щекотки боюсь, а он как будто надо мной издевается.

– Не дергайся. Не мешай ему. Включил какую-то лампу и водит ее лучом по твоей стопе. И ты не поверишь, но она очищается от земли, грязи, кровавых запеканок, от всего.

– А теперь, что там делается? Ногу сильно жжет. От стопы и выше, почти до колена. Просто еле терплю.

– Приложил к ране какую-то пластину. Она и, правда, выглядит, будто бы, как раскаленный металл.

– Ой, ой, ой! Лучше бы ты мне этого не говорил!

– Успокойся. Уже все прошло. Буквально! Твоя рана теперь выглядит затянувшейся. Тебе еще больно?

– Горячо. Это ощущение еще не до конца ушло. Но боли я не чувствую. Ну, если только совсем чуть-чуть.

К тому моменту я уже лежала на спине и на земле, одна моя нога была согнута в колене, другая задрана этим типом высоко настолько, чтобы ему было удобно творить с ней чудеса. А теперь он уже просто рассматривал дело рук своих, и по его лицу снова ничего нельзя было понять. Нравилось ему содеянное или нет? Но серые глаза мужчины выглядели внимательными и настороженными.

– Закончил? – слегка пошевелилась, чтобы привлечь к себе его внимание, если он, все же, был не только немым, но и глухим.

– Да. Можешь вставать, – произнес грубоватым голосом с некоторой хрипотцой. А на лице снова не отразилось ни одной эмоции.

Мы с Отелло от такой неожиданности замерли с открытыми ртами. Вернее, это можно было сказать обо мне, а пес просто выглядел растерянным.

– Так ты умеешь говорить? – проговорила, когда смогла проглотить ком в горле. – Это же здорово упрощает жизнь!

– Не думаю, – молвил мне в ответ как-то механически.

– А зря. Я, например, считаю…

– Катюха! – прервал меня Отти. – Тебе не кажется странным, что он говорит по нашему?

– Что?! По-нашему? А я как-то и не заметила. Да, ты прав! Точно!!!

– Странно все это? То молчал, а то… А те женщины все: к-ка-ка, да като-ту! А этот, раз, и по-нашему. И не просто одно слово, а…

– Подумаешь! – хотела я отмахнуться от поднимаемой моим псом проблемы. – Или нет? Или считаешь, что он считал с нас информацию и теперь…

– Да. Теперь даже и не знаю, что от этого типа ждать.

– А давай его самого спросим, – обернулась я к «роботу», но натолкнулась на его бесстрастный взгляд, и моя решимость завязать с ним оживленную беседу пошла на убыль. – Э, э… А как тебя зовут? – в ответ было молчание. – Не хочет он с нами знакомиться.

– Или не понял пока вопроса, – подсказал мне Отти.

– Я! – ткнула себя в грудь кулаком. – Катя! Екатерина! – Еще и покивала для убедительности. – Ты! – положила ладонь ему на грудь, а он тут же проследил за ней глазами. И, казалось, выглядел заинтересованным. А я могла поклясться, что под рукой различила частое сердцебиение. Верить в это отчего-то не хотелось, и я продолжила говорить. – Кто ты? Имя твое как?

– Что он так уставился на твою ладонь, Катюнь?

– Сама не знаю. Как думаешь, попробовать еще раз? Объяснить ему, что у каждого должно быть имя?

– Покажи ему на меня. Может, так ему будет понятнее.

– Я! Катя! Он! Отелло! Ты! Кто ты? – никакого результата. – Ладно. Оставим это. Надо продолжать идти. И снова встает вопрос. В какую сторону? Еще бы знать, где у них здесь ближайший город. Эй! Где город? – спросила этого мужика просто так.

– Там, – был мне лаконичный ответ и еще взмах руки в определенном направлении.

– Нет, ты видел это, Отти?! Как думаешь, поверим?

– А что еще нам остается? Пошли, давай, нечего стоять столбом.

– Прикинь! Это он просто знакомиться не желал, – все никак не могла я прийти в себя от возмущения на такое поведение «робота». – А давай звать его Эй? А что? Может даже это и есть его настоящее имя. Может? Может. Тебе подходит? Эй?

И он оглянулся. Дело в том, что теперь незнакомец пошел впереди, а мы с псом тащились сзади.

– Точно, это его имя! – уверовала я в собственные рассуждения.

– Нет, – сказал «робот» и поверг меня в растерянность.

– Ты играешься так со мной? Хочешь, чтобы отгадывала, как тебя зовут?

Но наш проводник, как в рот воды набрал и на очень длительное время. И шли мы по овощным просторам еще часов несколько, пока я не выдохлась.

– Уф! Устала. Может, передохнем?

И тут мне на глаза попалось какое-то зеленое пятно в низине, что располагалась за холмом, на который мы только что забрались. Наверное, я очень соскучилась по этому цвету, потому что глаз теперь не могла от него отвести.

– Что это там? Отелло, ты видишь? Зеленое! Нормально-зеленое!

И мои ноги сами понесли меня к тому пятну. А Отти побежал сначала следом, но потом перегнал меня и первым оказался рядом с углублением в земле в форме эллипса. Когда я его догнала, то встала рядом, тяжело дыша.

– Это вода? Это водоем? Отти?! Мы нашли с тобой озеро!

– Скорее лужу, – поправил меня пес. – И мне не нравится ее запах.

– Ерунда! Я ничего не чувствую. Просто вода здесь застойная, вот она и зацвела. Это нормально. И это, все же, вода. Ты же не станешь этого отрицать, Отти?

– Вода. Но странная. Я ее пить не хочу.

– Мне тоже не улыбается употреблять такую зеленую воду. Но помыться-то в ней можно, как думаешь? Я такая вся чумазая, что скоро чесаться начну. Была, не была, а я рискну.

– Нет, – успел сказать «робот», но и только.

Я к тому времени уже опустила обе свои руки в зеленую жижу.

– А, а, а!!! – завопила сразу, как по моим рукам начали забираться на меня непонятные существа.

– А, а, а!!! – вторил мне Отелло, и носился как ошалелый вокруг, напуганный моими криками.

А те существа здорово смахивали на лягушек, только имели по три глаза и гораздо больше лап. И еще на лапках их были коготки, иначе, почему они так цепко хватали меня и еще царапали мне кожу.

– Помогите! – с этим криком я уже вскочила на ноги и хотела бежать в неизвестном направлении, только бы отсюда подальше.

Но меня схватили сильные руки. Это снова на помощь пришел тот тип, тот Эй. Он меня скрутил, прижал к себе и принялся быстро стряхивать с рук, шеи, с груди тех зеленых существ, у которых еще оказались и зубы. И они кусали меня и не хотели отцепляться. Поэтому на коже стали набухать кровью многочисленные царапины и укусы. А мужчина все смахивал их и смахивал. Особенно трудно ему было справиться с теми «жабами», что успели забраться в мои волосы. Но в итоге он все их отцепил и кинул на землю, а там и раздавил ногой, обутой в кожаный ботинок.

– Мне плохо! – ощутила я вдруг дурноту и дикую тяжесть во всем теле. Наверное, мои глаза стали закатываться, так как видела все вокруг себя как-то расплывчато. – Не хочу больше этого мира! – еле пошевелила немеющими губами. – Пропади он…

– Все! С меня хватит! – этот грубый мужской голос был последним, что смогла расслышать, прежде чем выключилось мое сознание.

Глава 5

Когда я очнулась, то сначала подумала, что снова оказалась в том самом бунгало, что стал нам домом на два дня. Может, оттого, что вокруг было так же светло и стерильно, и лежала я под белой простыней на похожей кушетке. Но потом сообразила, что стены отделаны другими пластиковыми панелями. Теперь они были бело-голубыми.

Как только зрение мое вполне восстановилось, а в голове прояснилось, так я и вспомнила, что со мной приключилось. И зеленую лужу припомнила и тех мерзких созданий, смахивающих на злых жаб мутантов. А как только все это всплыло в памяти, так подняла поближе к глазам руку, лежащую поверх простыни, и рассмотрела многочисленные царапины на ней и еще какие-то воспаленные пятна вокруг них. Все сходилось: на меня напали неизвестные существа, покалечили и еще возможно заразили какой-то гадостью. Было от чего приуныть.

Но долго тужить не получилось. Я вспомнила, что там, рядом с той лужей, кричал и носился кругами Отелло. Сразу начала за него волноваться и искать. Обычно он всегда находился рядом со мной и любил забираться под простыню. Вот и теперь я ухватила ее край и стала приподнимать, в надежде отыскать под ней своего ушастого питомца. Его там не обнаружила, но рассмотрела, что лежала на кушетке совершенно нагая, и моя грязная пижама куда-то исчезла.

И так на меня ухнули сразу две проблемы. Первая и главная – исчезновение Отти. Вторая мелкая – моя нагота, но без ее разрешения не приступить было к первой. Не могла же я голой разгуливать по этому непонятному миру. Что было делать, никак не удавалось сообразить. А тут в комнату вошли двое в голубых комбинезонах и собрались меня куда-то везти прямо на той кушетке, на которой я лежала.

По их фигурам и лицам догадалась, что это были передо мной женщины. Имела уже некоторый опыт, чтобы отличить их телосложение от мужских. А посматривала на них через опущенные веки и сквозь ресницы, так как решила ненадолго притвориться, что еще не пришла в себя. Военную хитрость такую придумала. И вот, они вывезли меня из этой комнаты и вкатили в другую. Та была совершенно белая, а от еще более яркого освещения у меня начало резать глаза, пришлось их закрыть совсем.

Но когда на лицо мне упала тень, снова приоткрылаю веки и поняла, что меня поместили в какой-то прибор. Перед этим еще и простыню с меня убрали, и теперь я лежала в нем, в чем мама меня родила. И опомниться не успела, как сразу за этим кругом все зажужжало, а по мне начала перемещаться полоска синего света. Туда и сюда, от ног и до макушки, а потом обратно. Все было не понятно, и от этого я снова плотно смежила веки. Так было лежать немного спокойнее. Вдруг, синий свет навредил бы зрению? А закрытые глаза были в большей безопасности.

Вся процедура продлилась минут пять, не больше, а волнений мне принесла таких, что отняла, наверное, несколько лет жизни. Хотя, о чем это я тужила? Мое будущее виделась мне очень туманным, и я бы за свою жизнь теперь и гроша ломанного не дала бы. И мало того, что только что подвергли действию какого-то неведомого луча, так меня снова повезли в неизвестном направлении. Подсмотрела какой-то коридор, за ним опять была комната, теперь в бело-сиреневых тонах. А там, я рассмотрела двух мужчин, и они разговаривали, увлеченно и на непонятном мне языке. В одном из них, даже по его плечам и спине, а еще, конечно по хвосту волос на затылке, различила своего знакомого. Это был Эй. Догадалась об этом задолго до того, как он прервал разговор и повернулся ко мне лицом.

И снова я прикрыла глаза, оставив между веками совсем маленькую щелку. Теперь могла видеть, как они принялись обсуждать мое тело, указывая руками на его отдельные части. Если бы не опасалась за свою жизнь в тот момент, то сгорела бы от стыда. Но щеки мои, все же, похоже, зарделись, что, конечно же, не укрылось от внимательного взгляда Эя. Иначе, зачем бы ему было их касаться рукой? А потом еще задавать какой-то вопрос второму мужчине, тому, что был в бирюзовом костюме. А он в свою очередь потрогал мне лоб и ткнул в рот какую-то штуку. Может быть, градусник, а там, кто его знал…

Так или иначе, а меня снова покатили куда-то. Теперь ввезли в более просторную комнату, и там я оказалась не одна такая болезненная и израненная. Перпендикулярно самой длинной стене в ней уже стояло несколько подобных моей кушеток, и на всех них тоже лежали обнаженные пациенты. Вернее, пациентки. Да. Все они были женщинами. Теми самыми, которых уже много раз наблюдала. И на плантациях, и здесь, в больнице.

Не скрою, мне стало интересно рассмотреть их тела. Ведь, отсутствием ресниц, бровей и вообще волос, они уже отличались от меня, вот я и стала за ними подсматривать, чтобы выявить и другие различия. Первое, что бросилось в глаза, совершенно малюсенькие груди. Ну как у девочек-подростков, просто припухлости были вместо женской груди. Когда я повела взгляд ниже, скользя им вдоль довольно стройного и упругого тела, то отчего-то вздрогнула, обнаружив старый шрам на животе. У меня сразу возникла догадка, от какой операции он мог остаться. Но делать выводы не спешила. Сначала посмотрела на следующую пациентку на соседней кушетке, потом еще на одну. И так получилось, что углядела, одинаковые шрамы у всех них.

– Не может быть! – не хотелось верить, что все они подверглись когда-то одной и той же операции, а именно шрамы свидетельствовали, что им никогда уже не судьба была стать матерями.

От подобных соображений мне сделалось не по себе, так как заподозрила, что дело там было не чисто, то есть, что в этом мире родить ребенка было прерогативой избранных или вообще здесь детей получали каким-то другим методом. Эти размышления захватили меня всю без остатка, и от этого не сразу почувствовала, что надо мной, так же, как и над другими женщинами, уже начали колдовать медики, заживляя все без исключения ранки. И делали они это похожим способом, как Эй врачевал мне недавно воспаление на стопе в походных условиях.

Но, не смотря на процедуру, производимую надо мной и с моим телом, я, все же, умудрилась при этом вывернуться и посмотреть на собственный живот. Вдруг и у себя тоже обнаружила бы похожий шрам? А что, кто знал, сколько я была без сознания? Но мои опасения не подтвердились. И, слава Богу, так как у меня была надежда сбежать отсюда, вернуться в собственный мир живой и невредимой, работать в театре, играть роли, а там потом выйти замуж, построить семью, родить ребенка и жить долго и счастливо. Никак не меньше!

А здесь обо мне продолжали заботиться, меня лечили. Оставался вопрос, который уже несколько раз за последние полчаса появлялся в голове. С какой целью меня сейчас выхаживали? Мне очень хотелось знать, что от меня было нужно этим людям. И тут пришла догадка, что меня похитили инопланетяне и поместили на какую-то планету ради эксперимента.

– Какого? – тут же строго спросила сама себя. – Чушь, какая-то! И когда они могли успеть меня выкрасть с Земли? Я же была дома. А может?.. Нет, не похоже. Или тогда?.. И это не сходится.

Пока размышляла подобным образом, процедура по заживлению моих ран закончилась. И надо сказать, что успешно. Нет, все же, в этом мире технологии были на высоте. Это же надо, какие медицинские приборы изобрели! Поводили лучами, помазали ароматными гелями, поприжимали к телу пластины, и я снова была, как новенькая. Что-то подобное, наверное, и сказала женщина, что мной занималась, издав удовлетворенный возглас.

– Карти протокто пуректи маврино, – как-то так она проговорила и пожала мою руку, прежде чем дать сигнал, что меня можно было от нее увозить.

Ко мне сразу подошли две служащие и покатили в коридор. А я все никак не могла прийти в себя от проявления ко мне добрых чувств. Это же надо, она пожала мне руку! А двое в голубых комбинезонах тем временем неожиданно вкатили мою кушетку в тесную каморку, напомнившую мне кабину лифта. Как оказалось, я угадала. Мы стали подниматься на скоростном лифте. Почему на скоростном? На табло очень быстро мелькали цифры. Да, обычные цифры. От двойки намелькали и до сорока пяти. После этого двери бесшумно раскрылись, и мы лифт покинули. А там извилистым коридором прибыли в комнату, которую я назвала раздевалкой. Почему так? Сама не знала. Вообще-то она мало, на что была похожа, по моим меркам, конечно. Что можно было сказать о голубом потолке, стенах и полу, подсвеченных по углам? А именно так она и выглядела. В центре ее стояли два куба, которые здесь считались стульями. И больше ничего. На одном из них лежало что-то лимонно-желтое. Подозревала, что комбинезон, которые успела рассмотреть у всех местных обитателей.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7