Кирилл Абрамян.

1937 год: Н. С. Хрущев и московская парторганизаци



скачать книгу бесплатно

Издание осуществлено при финансовой поддержке Еврейского музея и Центра толерантности



© Абрамян К. А., 2018

© Политическая энциклопедия, 2018


Кирилл Александрович Абрамян – кандидат исторических наук, ведущий специалист Российского государственного военного архива (РГВА).

В качестве составителя и ответственного составителя участвовал в подготовке документальных изданий:

«Нестор Махно. Крестьянское движение на Украине. 1918 – 1921» (М., 2006),

«Военный совет при народном комиссаре обороны СССР. 1 – 4 июня 1937 г.» (М., 2008),

«Чешско – Словацкий (Чехословацкий) корпус. 1914 – 1920.

Т. 1. Чешско – словацкие воинские формирования в России. 1914 – 1917 гг.» (М., 2013).


Предисловие

Имя Никиты Сергеевича Хрущева навсегда вошло в историю XX века. Трудно вспомнить другого отечественного государственного лидера, чья энергия, темперамент, подчеркнуто эпатажное поведение одновременно подкреплялись всеми возможностями руководимой им ядерной сверхдержавы. Эпоха его правления для СССР отмечена многими значимыми событиями. Наиболее яркие из них – доклад на XX съезде КПСС о культе личности И.В. Сталина и начавшаяся вслед за этим массовая реабилитация политически осужденных; запуск в космос первого спутника и первого, пилотируемого человеком, корабля; Кубинский кризис, едва не закончившийся ядерной войной с США.

Споры об итогах десятилетнего пребывания Никиты Сергеевича на посту руководителя СССР не утихают до сих пор. Их эмоциональный накал и резкость оценок часто не уступают выступлениям самого Никиты Сергеевича. Однако вопреки этому часть регионов современной России увековечивает память о политике. Например, в селе Калиновке Курской области установлен памятник работы скульптора Н.В. Томского, а в самом Курске именем Хрущева назван проспект. В столицах Чеченской республики, Ингушетии, Калмыкии есть площадь и улицы Хрущева. На московском доме, где Никита Сергеевич провел свои последние годы (Староконюшенный переулок, 19), открыта мемориальная доска, а его бюст, работы художника-монументалиста З.К. Церетели, установлен в Петроверигском переулке, на столичной «Аллее Правителей».

В российском медийном пространстве популярность Хрущева значительно уступает, скажем, известности Сталина. Тем не менее она остается достаточно высокой. В 2008 г. это наглядно показал проект «Имя России», организованный и проведенный одним из ведущих федеральных каналов[1]1
  Здесь и далее информация о проекте «Имя России» дается по материалам сайта «Имя России.

Исторический выбор 2008». URL: http: // www.nameofrussia.ru/ (дата обращения: 03.04.2018).


[Закрыть]. Цель проекта – путем голосования интернет-пользователей, телезрителей и радиослушателей выявить наиболее значимых для истории России личностей. В финальный список для голосования из 12 имен Хрущев не вошел, однако набрал достаточно голосов, чтобы участвовать в отборе из 50 кандидатур. Разница между голосами, поданными за И.В. Сталина и за Н.С. Хрущева на этом этапе конкурса, получилась относительно небольшой -260 880 голосов. Итоговое 17-е место в рейтинге и 778 608 голосов (против 1 039 488 голосов и 12-го места Сталина) свидетельствует, что Хрущев продолжает оставаться медийно узнаваемой, интересной для общества фигурой. Во многом это происходит за счет личной харизматичности и нестандартности персоны, за счет интереса к событиям правления Хрущева, а также за счет общего противопоставления его и проводимой им политики Сталину. Периодические издания публикуют обзорные статьи, даже брошюры[2]2
  См.: 100 человек, которые изменили ход истории. Хрущев Никита Сергеевич // Де Агостини. 2009. № 60. В 2010 г. брошюру переиздали, указав в аннотации автора текста – А. Журавель (Наша история. 100 великих имен. Никита Хрущев // Де Агостини. 2010. № 11).


[Закрыть]
, популярно излагающие биографию и деятельность Хрущева. На крупных радиостанциях время от времени выходят передачи с участием историков либо очевидцев тех лет [3]3
  Интересный эксперимент был проделан радиостанцией «Эхо Москвы», которая в 2009–2010 гг. подготовила цикл передач «Дорогой наш Никита Сергеевич». Диапазон участников оказался довольно широким и разнородным: от людей, близко знавших Никиту Сергеевича (родственники, сотрудники), до современных публицистов, политиков, общественных деятелей. По итогам цикла журналистом радиостанции некоторое время спустя была выпущена книга (см.: Дымарский В.Н. Времена Хрущева. В людях, фактах и мифах. М.: АСТ; Астрель; Полиграфиздат, 2011).


[Закрыть]
. По заказам телеканалов, в том числе ведущих федеральных, о нем создаются биографические фильмы[4]4
  На общем фоне телевизионной документалистики выделяется четырехсерийный фильм 2012 г. «Никита Хрущев. Голос из прошлого» режиссера А.Б. Чащихина-Тоидзе. Именно здесь массовая аудитория впервые услышала фрагменты аудиозаписей воспоминаний Н.С. Хрущева.


[Закрыть]
. Качество данных публикаций, передач, фильмов разнится и зависит от научного уровня экспертов, а также объема привлекаемых источников. Тем не менее, благодаря им общее представление о личности Никиты Сергеевича и его деяниях массовая аудитория читателей, слушателей, зрителей получить может.

Особую роль в популяризации образа Хрущева играет интернет. Сейчас нет ни одного официального средства массовой информации, которое не имело бы сайта. Как правило, материалы там размещаются в открытом доступе. Социальные сети, живые журналы позволяют любому зарегистрированному пользователю пробовать себя в роли исследователя, критика или простого человека, выражающего собственное мнение. Анекдоты, байки, демотиваторы (обрамленное темными полями изображение с размещенной под ним надписью) о Хрущеве, ехидные комментарии к соответствующим интернет-публикациям дополняют официальный медийный образ этого исторического деятеля и, в целом, также работают на его популяризацию.

Однако такое, на первый взгляд благоприятное, положение вещей имеет и обратную сторону. В лучшем случае известные факты биографии Никиты Сергеевича начинают все чаще трактоваться упрощенно и поверхностно. В худшем – многократно повторяемые сомнительные утверждения попадают из интернета в массовую публицистическую литературу, а оттуда – на телеэкран, приобретая свойства бесспорных истин. Касается это и ранних периодов политической биографии Хрущева, в частности его московской деятельности 1930-х гг.

Без сомнения, данный промежуток времени во многом заложил, сформировал и определил особенности поведения Хрущева как лидера государства. Однако до сих пор этот период жизни Никиты Сергеевича остается наименее изученным.

Данная монография призвана, хотя бы частично, заполнить имеющийся пробел. Впервые в отечественной историографии, на основании широкого круга источников (в т. ч. неопубликованных документов РГАСПИ, РГВА), комплексно рассмотрена политическая деятельность московской партийной организации под руководством Н.С. Хрущева. Известно, что Москва стала для него хорошим стартом в партийной карьере, приведя в итоге на пост руководителя государства. За короткий срок в столице он прошел путь от первого секретаря районных комитетов – Бауманского и Краснопресненского (1931–1932) до второго секретаря (1932–1934), а затем первого секретаря (1934 – февраль 1938) городского комитета ВКП(б). С марта 1935 г. Хрущев почти три года был первым секретарем областной партийной организации. На этой должности, за несколько дней до назначения секретарем ЦК КП(б) Украины, он был избран в январе 1938 г. кандидатом в члены Политбюро.

В книге дается характеристика Н.С. Хрущеву как политическому руководителю 1930-х гг., рассматриваются личные и деловые качества, исследуется степень его участия и роль в деятельности Московского комитета партии и Политбюро, а также отношения с людьми, благоприятно повлиявшими на карьерный рост, – Л.М. Кагановичем и И.В. Сталиным.

Для понимания особенностей работы московской парторганизации в рассматриваемый период и лично Хрущева в 1937 г. проанализированы центральные политические кампании 1935–1936 гг. и одно из скандальных событий второй половины 1936 г. – самоубийство кандидата в члены бюро МК ВКП(б) В.Я. Фурера, осмелившегося написать предсмертное письмо в адрес Центрального комитета партии. Февральско-мартовский пленум ЦК ВКП(б) 1937 г. определил основные направления деятельности партийной организации, на которых сосредоточено внимание в исследовании. В частности – кампания по выборам в партийные органы, а также особенности кадровой политики по исключению, набору, обучению и выдвижению партийных кадров в 1937 г. Кроме того, показано участие парторганов в репрессиях, их взаимоотношения с военными и внутренними органами власти, чьи представители всегда входили в состав бюро Московского комитета партии.

Автор попытался воссоздать атмосферу, в которой работали московские большевики, через партийные организации взглянуть на процессы одного из труднейших периодов советского государства. Вот почему Хрущев является здесь центральным, но отнюдь не единственным действующим лицом.

Слова признательности автор хотел бы сказать многим людям, чьи советы, консультации и помощь благоприятствовали появлению этой книги в свет. В РГВА это были руководители – к. ф. н. А.Р. Ефименко, В.И. Коротаев, В.А. Миронов, к. и. н. Н.А. Мышов, а также сотрудники отдела использования и публикации – И.Ю. Кублановский, А.Д. Силаев, Д.Г. Узенков, И.В. Успенский, А.В. Шереметева. В РГАСПИ – это руководство и сотрудники читального зала, в первую очередь И.Н. Селезнева, М.В. Страхов. Автор весьма признателен Н.Е. Старостенко, П.В. Тарутину, терпеливо разъяснившим отдельные нюансы прочтения англоязычных текстов.

Особую благодарность хочется высказать д. и. н. Н.С. Тарховой, к. и. н. О.В. Головниковой, к. и. н. С.С. Войтикову, А.А. Войтиковой, Я.С. Войтикову, В.А. Богданюку. Каждый из них (не всегда воочию, не всегда осознанно) помогал автору в творческих изысканиях, помогал ему не утратить интереса к работе. Общение с ними на самые разнообразнейшие темы зачастую давало пищу для ума, подвигло автора искать новый материал, систематизировать явления и процессы 1930-х гг.

* * *

Моей дорогой замечательнейшей маме, Татьяне Ивановне Абрамян, многие силы отдавшей тому, чтобы сын не вырос хулиганом, научился ценить общение и читать интересные книги, – посвящаю.

Историография

Историография работ, освещающих политическую деятельность Н.С. Хрущева, работу московской партийной организации в 1930-е гг. и репрессии 1937 г. довольно обширна. Но обобщающих данные темы исследований по сей день мало. И тому имеются объективные исторические причины.

С момента смерти И.В. Сталина и вплоть до конца 1980-х гг. официальные отечественные исследования касались лишь одной из вышеперечисленных тем – деятельности московской партийной организации в 1930-е гг. Основы такого подхода были заложены еще в 1930-1940-е гг. пропагандистскими изданиями о Москве и области[5]5
  См., напр.: В борьбе за социализм. Москва и Московская область за 20 лет. М.: Московский рабочий, 1937; Москва социалистическая / под ред. И.А. Гракина, В.П. Пронина, Т.А. Селиванова. М.: Московский рабочий, 1940.


[Закрыть]
. Рамки данной темы теоретически позволяли говорить о работе Н.С. Хрущева секретарем Московского комитета партии и затрагивать репрессии отдельных членов парторганизации. Но фактически закрытый доклад Н.С. Хрущева на ХХ съезде КПСС 1956 г. уже ставил ограничения отечественным исследователям. Во-первых, официально в СССР его текст долгое время не публиковался[6]6
  Брошюра 1959 г. (см.: Хрущев Н.С. Доклад на закрытом заседании XX съезда КПСС «О культе личности и его последствиях». М.: Госполитиздат, 1959), по внешнему виду ничем не отличающаяся от типовых изданий с выступлениями партийных и государственных деятелей СССР, на самом деле была выпущена за рубежом русской политической организацией – Народно-трудовым союзом (см.: Хрущев о Сталине / сост. А. Серебренников. Нью-Йорк: Телекс, 1988. С. 11).


[Закрыть]
. Вплоть до 1989 г.[7]7
  См.: О культе личности и его последствиях. Доклад Первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева XX съезду КПСС 25 февраля 1956 г. // Известия ЦК КПСС. 1989. № 3. С. 128–170.


[Закрыть]
о содержании доклада отечественные исследователи могли судить по двум опубликованным в 1956 г. официальным документам. Ими являлись постановление XX съезда КПСС «О культе личности и его последствиях» и постановление Президиума ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий». Во-вторых, из политических соображений в докладе полностью отсутствовали материалы о репрессиях в московской парторганизации за время руководства ею Н.С. Хрущевым.

Хотя в официальных выступлениях 1950-1960-х гг. Никита Сергеевич часто вспоминал свой московский опыт работы в 1930-е гг., книги и публикации той поры затрагивали лишь отдельные стороны этой деятельности. Примером такой осторожности может служить один из томов «Истории Москвы»[8]8
  История Москвы. Период построения социализма (1917 – июнь 1941 г.). М.: Издательство Академии наук СССР, 1959. Т. 6. Кн. 2.


[Закрыть]
, изданный в конце 1950-х гг. и освещающий период 1930-х гг. Здесь имеются отдельные упоминания о Хрущеве, приводятся выдержки из его речей, эпизоды организационно-партийной работы в МК-МГК ВКП(б). Однако хозяйственная сторона этой работы Хрущева, четко показанная в книге, все же не дает возможности охватить весь спектр его деятельности. И хотя факты политических репрессий в пропагандистской литературе тех лет не замалчивались, но вопрос об участии в них Хрущева тщательно обходился стороной[9]9
  Логинов А.П. Создание нового Подмосковного угольного бассейна в годы довоенных пятилеток // Исторические записки. 1955. № 51; Дягилев Д. Московская партийная организация накануне Великой Отечественной войны // Партия в борьбе за упрочение и развитие социалистического общества. Усиление обороны страны (1937 год – июнь 1941 года): Сб. статей / сост. С. Левитин. М.: Московский рабочий, 1962.


[Закрыть]
. Никита Сергеевич изображался честным коммунистом, который с трудом противостоял беззакониям «в условиях культа личности Сталина»[10]10
  Дягилев Д. Московская партийная организация накануне Великой Отечественной войны. С. 81.


[Закрыть]
.

После отставки Хрущева и прихода к власти Л.И. Брежнева всякое упоминание о прежнем генеральном секретаре стало невозможным, в том числе, из-за личного неприятия нового политического руководства к Никите Сергеевичу. Со второй половины 1960-х до начала 1980-х гг. фамилия Хрущева практически исчезает со страниц печати. За это время исследования деятельности московской партийной организации в 1930-е гг. ограничиваются несколькими работами. Среди них нужно отметить ряд коллективных монографий[11]11
  Очерки истории Московской организации КПСС. 1883–1965. М.: Московский рабочий, 1966; Московская городская и Московская областная организация КПСС в цифрах. М.: Московский рабочий, 1972; Очерки истории Московской организации ВЛКСМ. М.: Московский рабочий, 1976; Москва: годы обновления и реконструкции. Борьба московской городской партийной организации за осуществление планов развития столицы и превращение ее в образцовый коммунистический город. М.: Московский рабочий, 1977.


[Закрыть]
, а также труды отдельных исследователей. К числу последних можно отнести работы С.А. Владимирского[12]12
  Владимирский С.А. Усиление идейно-воспитательной деятельности КПСС среди трудящихся в годы двух первых пятилеток (по материалам Московской городской и областной партийных организаций): автореферат дис. канд. истор. наук. М., 1967.


[Закрыть]
, И.А. Вьюнова [13]13
  Вьюнов И.А. Деятельность Московской городской партийной организации по повышению политической сознательности и творческого отношения к труду у рабочих промышленности в годы второй пятилетки (1933–1937 гг.): автореферат дис. канд. истор. наук. М., 1982.


[Закрыть]
, посвященные пропагандистской деятельности Московского комитета партии начала 1930-х гг., Р.В. Волковой[14]14
  Волкова Р.В. Деятельность Московской партийной организации по становлению и развитию станкоинструментальной промышленности в годы первых пятилеток (1928–1937 гг.): автореферат дис. канд. истор. наук. М., 1976.


[Закрыть]
и А.Н. Пономарева[15]15
  Пономарев А.Н. Деятельность Московской партийной организации по осуществлению курса ВКП(б) на техническое перевооружение промышленности, 19291937 гг.: автореферат дис. д-ра. истор. наук. М., 1982.


[Закрыть]
, осветившие этап промышленной реорганизации 1930-х гг., и участие в ней столичной партийной организации. Все работы содержат богатый фактический материал, однако дают весьма общее представление о действиях Н.С. Хрущева.

В отличие от СССР за рубежом текст доклада был опубликован сразу, еще в 1956 г., и вызвал живейший интерес. Анализ его содержимого дал зарубежным исследователям возможность первыми реконструировать механизмы принятия политических решений в сталинском Политбюро. Фигура самого докладчика также не осталась без внимания. Его биографию стали внимательно изучать, причем период 1930-х гг. не был обойден вниманием.

Нужно оговориться: интерес зарубежных публицистов к личности Хрущева был и ранее, когда он занимал пост первого секретаря компартии Украины. Но московская деятельность Никиты Сергеевича 1930-х гг. освещалась ими вскользь и сухо[16]16
  См., напр.: Duranty Walter. Stalin & Co. The Politburo – the Men who run Russia. London: Seeker And Warburg, 1949. P. 154–159.


[Закрыть]
. Коренные перемены наметились с середины 1950-х гг. Работа Виктора Александрова[17]17
  Alexandrov Victor. Khrushchev of the Ukraine. London: Victor Gollanez LTD, 1957. P. 61–74.


[Закрыть]
стала первым шагом к устранению этого пробела. В беллетризованной форме, опираясь на ряд советских и эмигрантских публикаций, автор нарисовал общий портрет нового лидера СССР. Книга изобилует яркими деталями о личной жизни и карьере Хрущева, значительная часть из которых представляются малодостоверными.

В США интерес к деяниям и личности Хрущева проявился даже на официальном уровне. Комитет по антиамериканской деятельности палаты представителей конгресса провел несколько заседаний, выпустив серию отчетов под общим заголовком «Преступления Хрущева»[18]18
  The Crimes of Khrushchev. Part 1–7: Washington, 1959–1960.


[Закрыть]
. Основанием для признания Хрущева ответственным за репрессии 1936–1938 гг. в Москве и на Украине послужила консультация Юджина Лайонса – публициста и редактора «Ридерз дайджест» («The Reader s Digest»), который в 1928–1934 гг. работал московским корреспондентом «Юнайтед Пресс Интернешнл» («United Press International») [19]19
  Ibid. Part 1. Consultation with Mr. Eugene Lyons. September 4, 1959. Washington, 1959. P. 7. Заседания комиссии начались за несколько дней до визита Н.С. Хрущева в США (15–27 сентября 1959 г.).


[Закрыть]
.

Одновременно там тоже появились биографии Хрущева. К числу интересных можно отнести книги Джорджа Палоци-Хорвата[20]20
  Paloczi-Horvath George. Khrushchev: The making of a dictator. Boston, Toronto: Little, Brown and Company, 1960.


[Закрыть]
, Лазаря Пистрака[21]21
  Pistrak Lazar. The Grand tactician: Khrushchev’s Rise to Power. New York: Frederick A. Praeger Publisher, 1961.


[Закрыть]
, Конрада Келлена[22]22
  Kellen Konrad. Khrushchev: A Political Portrait. New York: Frederick A. Praeger Publisher, 1961.


[Закрыть]
и Роберта Макнила[23]23
  Mc. Neal Robert H. The bolshevik tradition. Lenin – Stalin – Khrushchev. New York: Prentice-Hall, Inc., 1963.


[Закрыть]
. Все авторы отметили московский период как важный этап политического становления Хрущева, причем Палоци-Хорват и Пистрак в своих монографиях посвятили этому крупные разделы. Они же, на основании доступных источников (советских периодических изданий, информации из доклада на ХХ съезде КПСС о культе личности) впервые определили главные проблемы в изучении раннего этапа политической биографии Хрущева: роль Л.М. Кагановича и И.В. Сталина при выдвижении Никиты Сергеевича на руководящие политические должности в 1920-1930-е гг., сферу его деятельности как политического руководителя Москвы и области, степень участия в репрессиях. Особое внимание всех исследователей привлек стиль руководства Хрущева, деловые качества, выработанные им в 1930-е гг. Р. Макнил даже сравнил Хрущева тех лет с типично жестким, но способным американским политическим боссом[24]24
  Ibid. P. 141.


[Закрыть]
. Естественной слабостью вышеназванных работ стала недоступность авторам широкого комплекса документальных материалов.

Уход Хрущева осенью 1964 г. с мировой политической арены вызвал дополнительный интерес к нему за рубежом. Одним из самых необычных биографов Никиты Сергеевича той поры стал французский политический и государственный деятель, писатель Кристиан Пино[25]25
  Pineau Christian. Nikita Sergueevitch Khrouchtchev. Paris: Perrin, 1965.


[Закрыть]
, в период 1956–1958 гг. занимавший должность министра иностранных дел. Выходившие затем другие биографии советского политика[26]26
  См., напр.: Crankshaw Edward. Khrushchev: A Biography. New York: Viking, 1966; Frankland Mark. Khrushchev. New York: Stein & Day, 1967.


[Закрыть]
носили более публицистический характер. Новые возможности с научной точки зрения изучить деятельность не только Н.С. Хрущева[27]27
  Tompson William J. Khrushchev: A Political Life. New York: St. Martin’s Griffin, 1997.


[Закрыть]
, но и московского руководства[28]28
  Colton Timothy J. Moscow. Governing the Socialist Metropolis. Cambridge, Massachusetts; London, England: The Belknap Press Of Harvard University Press, 1995.


[Закрыть]
1930-х гг. зарубежные исследователи получили лишь после 1991 г.

Для отечественных исследователей эти возможности становятся доступными с началом перестройки. В свет начинают выходить работы, освещающие не только личность Хрущева, но и ранее замалчивающиеся факты его деятельности. Так А.Н. Пономарев в конце 1980-х гг. опубликовал статью, подробно описывающую политическую деятельность Хрущева во времена Сталина, где затрагивался вопрос его содействия репрессиям[29]29
  Пономарев А.Н. Н.С. Хрущев – первый секретарь МК // Политическое образование. 1989. № 13.


[Закрыть]
. Подытожив свои исследования, в 1990 г. он выпускает скромную по объему (всего 64 страницы) брошюру на эту тему[30]30
  Пономарев А.Н. Н.С. Хрущев: путь к лидерству. М.: Знание, 1990.


[Закрыть]
. Следует признать, что данная работа до сих пор является единственной, где на основе архивных материалов московский опыт политического руководства рассматривается как важная веха в карьере Хрущева. Благодаря Пономареву в научный оборот были введены многие неизвестные ранее документы, поставлены новые для отечественных исследователей проблемы в изучении процессов 1930-х гг. и биографии Н.С. Хрущева. Однако необходимо заметить, что Пономарев, освещая руководящую работу Хрущева в Москве, отдает предпочтение стенограммам его выступлений. Не всегда связывая заявления и поступки Хрущева с политикой Сталина, историк оставляет мотивы некоторых из них нераскрытыми.

Помимо публикаций Пономарева, в 1990 г. выходит биография Н.С. Хрущева, написанная Р.А. Медведевым еще в 1970-е гг. Московскому периоду работы Хрущева в 1930-е гг. автор уделяет совсем немного места, а главным источником здесь служат воспоминания самого Никиты Сергеевича[31]31
  Медведев Р.А. Н.С. Хрущев: политическая биография. М.: Книга, 1990.


[Закрыть]
. Больший интерес представляет другая, изданная одновременно с биографией, книга Медведева о политическом окружении Сталина. В ней имеется глава, посвященная Кагановичу, где более подробно представлены этапы его политической карьеры, в том числе и период совместной работы с Хрущевым в Москве (1930–1935)[32]32
  Медведев Р.А. Они окружали Сталина. М.: Политиздат, 1990.


[Закрыть]
.

После распада СССР интерес к личности Хрущева и его деятельности в 1930-е гг. не угас. Об этом могут свидетельствовать появление новых публикаций Пономарева, продолжившего исследование партийно-политической работы Хрущева в 1930-1940-е гг.[33]33
  Пономарев А.Н. Никита Хрущев: начало карьеры (Документальный очерк) // Неизвестная Россия: XX век. М.: Историческое наследие. 1993. Т. 3; Он же. Что было до оттепели и кукурузы: К биографии Н.С. Хрущева // Родина. 1994. № 10; Он же. Н.С. Хрущев и репрессии 30-х годов // Россия XXI. 1996. № 1/2.


[Закрыть]
Стоит отметить статью В.А. Анфилова, посвященную критике воспоминаний Н.С. Хрущева, относящихся ко времени Великой Отечественной войны 1941–1945 гг., но вскользь касающейся и периода работы Хрущева в Москве. Как и Пономарев, обращая внимание на участие Никиты Сергеевича в репрессиях, автор, однако, не указывает точные источники приводимых данных[34]34
  Анфилов В.А. Н.С. Хрущев: «Сам я не слышал, но мне говорили» // Военноисторический журнал. 1994. № 4.


[Закрыть]
. В 1994 г. в Москве была проведена научная конференция, приуроченная к столетию со дня рождения Н.С. Хрущева. Ее результатом стал выход в свет сборника выступлений ее участников. Сборник интересен воспоминаниями родных и близких Хрущеву людей, в которых содержатся фактические сведения о личности политика[35]35
  Н.С. Хрущев (1894–1971): Материалы научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Н.С. Хрущева. 18 апреля 1994 года. Горбачев-фонд. М.: РГГУ, 1994.


[Закрыть]
.

Со второй половины 1990-х гг. исследований, подробно освещающих московский период деятельности Хрущева в 1930-е гг., не выходило. В двухтомнике биографий советских руководителей Д.А. Волкогонова «Семь вождей»[36]36
  Волкогонов Д.А. Семь вождей. В 2 кн. М.: АО «Издательство “Новости”», 1995. Книга была переиздана издательством в 1996 г. и в 1998 г. – совместно с АСТ.


[Закрыть]
этому важному периоду жизни Хрущева уделено примерно две страницы. Автор ограничился кратким перечислением должностей и несколькими цитатами из выступлений Хрущева – на совещании партийного актива в Москве 22 августа 1936 г. и на пленуме партийной организации Кировского района столицы 5 ноября 1936 г.[37]37
  Там же. Кн. 1. С. 340–341, 374.


[Закрыть]
Значительно большее внимание этому периоду биографии Хрущева уделено в книге, написанной В.Н. Шевелевым[38]38
  Шевелев В.Н. Н.С. Хрущев. Ростов-на-Дону: Феникс, 1999.


[Закрыть]
. Фактическую сторону деятельности Никиты Сергеевича в 1930-е гг. автор рассмотрел в отдельной главе, взяв за основу материал из воспоминаний Хрущева и работ А.Н. Пономарева.

В 2005 г. из печати вышли две биографии Хрущева. Одна из них написана американским историком У. Таубманом[39]39
  Таубман Уильям. Хрущев. М.: Молодая гвардия, 2005. Перевод осуществлен по первому изданию биографии на английском языке (William Taubman. Khruschev: The Мап and His Ега. New York; London, W.W. Norton & Company, 2003). В 2008 г. книга переиздана на русском языке тем же издательством.


[Закрыть]
. Биография представляет собой солидный как по объему (850 страниц), так и по содержанию труд. Автор, изучивший большое количество воспоминаний и научных публикаций о Хрущеве, довольно подробно рассказывает о московском периоде работы 1930-х гг. Никиты Сергеевича. Однако сведения об этом времени в значительной степени Таубман почерпнул из воспоминаний Хрущева и публикаций Пономарева, часть цитат из которого при обратном переводе на русский язык была серьезно искажена. Вторая биография написана российским исследователем Ю.В. Емельяновым[40]40
  Емельянов Ю.В. Хрущев. От пастуха до секретаря ЦК. М.: Вече, 2005. В 2012 г. книга переиздана тем же издательством.


[Закрыть]
и носит скорее публицистический характер. Описывая московский период политической деятельности Хрущева, Емельянов опирается преимущественно на воспоминания и выступления Хрущева, Кагановича, а также исследование Таубмана, совершенно игнорируя многочисленные публикации по этой теме А.Н. Пономарева.

Завершая обзор отечественных биографий Н.С. Хрущева, несколько слов нужно сказать о книгах его сына, Сергея Никитовича Хрущева. Во многих из них автор касается работы отца в Москве 1930-х гг., опираясь на его воспоминания и материалы семейного архива[41]41
  Хрущев С.Н. Рождение сверхдержавы: книга об отце. М.: Время, 2000 (переиздана в 2003 г. тем же издательством); Он же. Реформатор. М.: Время, 2010 (переиздана издательством «Вече» в 2016 г.).


[Закрыть]
. Книги эти интересны главным образом как взгляд близкого родственника и человека, помогавшего работать Никите Сергеевичу над мемуарами, а затем готовившего их к изданию.

Наряду с биографическими трудами о Н.С. Хрущеве, следует отметить ряд исследований, появившихся в 1990-2000-х гг., которые на основе новых архивных материалов дают представление о политических событиях и процессах 1930-х гг. как в СССР, так и в московском регионе.

Если говорить о работах общего порядка, важных для понимания процессов и механизмов принятия решений Политбюро, проведения в 1930-е гг. репрессивной политики, то прежде всего здесь стоит выделить несколько. О.В. Хлевнюк[42]42
  Хлевнюк О.В. 1937-й: Сталин, НКВД и советское общество. М.: Республика, 1992; Он же. Политбюро: Механизмы политической власти в 1930-е годы. М.: РОССПЭН, 1996; Он же. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М.: РОССПЭН; Фонд первого Президента России Б.Н. Ельцина, 2010.


[Закрыть]
на основе широкого комплекса архивных документов исследовал деятельность центральных партийных органов, прослеживая их постепенную эволюцию и превращение в инструмент личной власти Сталина. Г.А. Куренков[43]43
  Куренков Г.А. От конспирации к секретности. Защита партийно-государственной тайны в РКП(б) – ВКП(б). 1918–1941 гг. М.: АИРО-XXI, 2015.


[Закрыть]
раскрыл особенности становления, функционирования механизма секретного партийного делопроизводства в довоенный период. В работе В.Н. Хаустова и Л. Самуэльсона[44]44
  Хаустов В.Н., Самуэльсон Л. Сталин, НКВД и репрессии 1936–1938 гг. М.: РОССПЭН; Фонд первого Президента России Б.Н. Ельцина, 2009.


[Закрыть]
впервые систематизированно рассмотрена государственная репрессивная политика 1930-х гг., выявлены основные направления и группы, на которые та была нацелена. Монография О.Б. Мозохина, исследующая внесудебные полномочия органов госбезопасности в 1918–1953 гг.[45]45
  Мозохин О.Б. Право на репрессии: Внесудебные полномочия органов государственной безопасности (1918–1953). Жуковский; М.: Кучково поле, 2006. В 2011 г. тем же издательством издан расширенный и дополненный вариант монографии.


[Закрыть]
, ценна обширным статистическим материалом, который также касается деятельности органов ОГПУ-НКВД в 1930-е гг.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

сообщить о нарушении