Кира Измайлова.

Невидимые знамена



скачать книгу бесплатно

Деревья вздохнули – по их кронам прошелся совсем иной ветер, чем тот, что теребил их за минуту до этого. Они снова вздохнули, разом стряхнули холодную изморось и зашумели сильно и мощно, будто старый сосновый бор, а не жалкая рощица на окраине захолустного городка. В шуме этом угадывалось что-то – голос, звук, может, просто призыв, и он был понятен тем, кто его слышал.

– Иди к нам, – звали деревья. – Иди, мы ждем тебя! Мы так долго ждем тебя, о Избранный, так приди же! Дверь для тебя открыта, осталось лишь сделать шаг…

– Шагай, шагай, – шептал ветер в кронах. – Отбрось страх, о Избранный, и шагни… Мы так долго ждали!

– Иди, иди, иди, – настойчиво требовал дождь. – Иди, Избранный, не медли!

– Шур, ты слышишь? – Саша покосился на приятельницу. – Ты слышишь, а?!

– Ну, что-то такое слышу, – неохотно ответила она. – Спрятались за кустами и шипят на разные голоса. Что, пойдешь? А если…

Договорить она не успела: около самого памятника вдруг полыхнуло, яркая вспышка ударила по глазам, и будто щель открылась во влажной вечерней темноте, или не щель, а чей-то глаз раскрылся и делался все шире, шире…

– Это не Абрамцев! – уверенно заявил Саша, вставая во весь рост. – Это ему не по силам!..

– Ты куда, дурак?! – Шура схватила его за руку. – Ты даже не знаешь, что это такое!

– Ну как что? – Саша заморгал. – Дверь! Ну, портал! Меня звали, меня ждут, ты же сама слышала…

– Ты… – девочка помотала головой, отчаявшись подобрать приличные слова, чтобы объяснить Семенову, кем тот является.

Она поёжилась. Всё шире раскрывающаяся светящаяся щель искрилась льдистым серебром, и оттуда тянуло таким замогильным холодом, что…

Саша выскочил на дорожку прямо перед проходом.

– Я здесь! – сказал он гордо. – Я иду!..

– Стой, идиот! – Шура выпрыгнула из кустов следом, схватила приятеля за плечо – ей не составляло особого труда удерживать его. – Куда ты лезешь? Ты же не знаешь, что там!

– Но я Избранный, мне сказали…

– Да? А ты помнишь, – прищурилась Шура, – что Избранным приходится сражаться со всякими чудовищами? А еще…

Она не закончила фразу: проход дрогнул, будто окружающая его реальность состояла из тонкой материи, а за край его кто-то схватился. Из светящейся щели появилось нечто. Что именно, Шура не разглядела, увидела только, что это нечто – огромное, явно живое и целеустремленно движущееся к ним двоим.

– Бежим отсюда! – она рванула Сашу за руку, вынуждая сорваться на бешеный бег. Она знала, что Семенову так долго не выдержать, но главное было убраться подальше от памятника и от всех этих странностей!

Топотали они знатно, если из прохода и выбралось что-то, оно наверняка их слышало, но поделать Шура ничего не могла. Разве что проклинать себя за то, что поддалась на уговоры Саши и отправилась с ним в парк. Если бы не согласилась, он бы и не пошел, не рискнул бы, один-то! А может, наоборот – сунулся бы в одиночку, искатель приключений, и это… это… существо уже бы им пообедало.

Поужинало, точнее.

– Вроде никто не гонится… – оглянувшись, хрипло сказала Шура, замедлив шаги. – Ты, Семенов, чтобы я еще раз…

Договорить она не успела: прямо перед ними что-то полыхнуло, темнота отступила, а непонятный, чужеродный свет свился кольцами, составляя тело невиданного зверя. Но и пёс бы с ним, вот только у зверя была огромная пасть, полная острых зубов, и он стремился – струился по воздуху – прямо к замершим от неожиданности подросткам.

Первой опомнилась Шура – снова схватила Сашу за руку и ринулась обратно. Можно было бы рвануть в парк без дороги, но тогда велик был риск заблудиться. Вот если сейчас свернуть, то удастся выбраться к окраине парка, а там уже город, там люди, даже в это время народу полно, и электрический свет…

Свернуть им не дали – еще одна тварь (а может, та самая) разинула пасть на повороте, пришлось бежать дальше, и еще дальше. Шура волокла Сашу за собой, слыша, как тот ловит ртом воздух – вот-вот свалится. Что тогда? Бросать его и спасаться самой, уповая на то, что тварям – или твари – нужен этот недоделанный Избранный? Или обороняться? Как и чем, спрашивается? Всё это прекрасно в книжках, но только не в темном октябрьском парке на окраине города! Хоть бы алкаши какие появились, бомжи, что ли… Но и они в такую погоду предпочитают сухие и теплые подвалы, а не эту сырую холодную мерзость!

– Шурка, они нас обратно загнали!.. – пропыхтел Саша, поправляя сваливающиеся очки. Надо же, еще способен что-то замечать!

Шура глянула вперед – до того смотрела лишь под ноги, чтобы не грохнуться, – и правда, опять памятник! И эта дыра в никуда, из которой выбралась тварь…

– Они нас туда загоняют, – выдохнула она. – Обалдеть, как ласково встречают Избранного!

– Может, это испытание… – слабо запротестовал Саша, но Шура не слушала, оглядывалась по сторонам, и не зря: вовремя заметила очередную гадину… или ту же самую, некогда об этом думать!

Вот только бежать было некуда, да и бессмысленно. Тварей действительно оказалось несколько, и они окружили подростков. Вот одна ринулась, разинув пасть… От нее ничем не пахло, ощущалось только дуновение воздуха, но оно было таково, что Сашу едва не сшибло с ног, а хвост твари, задев его по плечу, довершил начатое, и мальчик сел наземь. Если бы Шура не рванула его в сторону, зубастая гадина могла бы и сцапать его!

– Эй, ты цел? – Шура потянула Сашу за руку, поднимая на ноги, но ничего не выходило, он съежился на асфальте, смотрел на нее снизу вверх, и в стеклах очков отражались не звезды и не фонари, а белесый свет, источаемый неведомыми тварями. – Семенов! Хорош тормозить! Встал, быстро!..

Ей показалось, будто рукав его светлой курточки потемнел, но некогда было разглядывать, еще одна тварь явно готовилась к атаке. Они не торопились, действовали в свое удовольствие… в точности как девчонки из Шуриного класса в свое время: считали себя самыми сильными, самыми неотразимыми… А хватило одного разбитого носа! Правда, расквасить нос такой гадине она вряд ли бы сумела, но это уже другой вопрос.

Оглянувшись через плечо, Шура увидела, что проход… да, будто пульсирует. А кроме того, он сделался еще больше похож на открытый глаз: посреди белесой радужки теперь виднелось туманно-серое пятно зрачка. И почему-то это пятно показалось ей более живым, чем белый свет. В конце концов, твари пришли именно из него!

– Семенов! – прошипела она. – Видишь пятно?

– К-какое пятно?… – прошелестел он. Саша боялся, ему было больно, и он очень хотел домой, к бабушке.

– Ну в проёме, темное такое?

– Не вижу, там только свет, очень яркий…

– Тьфу на тебя с твоими очками! – плюнула Шура. Вторая тварь уже летела на них. – Встал, живо, и за мной!!

Саша привык слушаться командного тона, вот и сейчас он, превозмогая себя, поднялся на ноги и двинулся за Шурой.

– Шевели ногами! – рявкнула она и припустила, что было мочи. Твари, почувствовав, что добыча уходит, ринулись следом, но до прохода оставалось всего несколько шагов, и подростки успели.

Первой канула в темное пятно «зрачка» Шура, следом улетел Саша – она так и не отпустила его руки.

Деревья разочарованно зашумели, дождь сгоряча бросил плеть мокрых капель на дорожку, ветер присвистнул. Белесые твари, разом растеряв свой свет, растворились в октябрьском вечере, разлетелись по ветру и упокоились в сырой земле. Проход в иной мир рядом с памятником закрылся, старый фонарь проснулся и, мигая, снова осветил простую стелу со звездой на вершине…

3. Ночная встреча

Лежать было мокро. Шура разлепила глаза, первым делом попыталась отодвинуть от себя то влажное, холодное, что касалось ее лица, обнаружила, что это густая трава, и резко села.

Вокруг было светло. Не как днем, конечно, а так, будто едва начинало смеркаться. А еще вокруг не оказалось парка. Вернее, деревья-то в наличии имелись, но не те худосочные липы и тополя, что в несчастном этом парке, нет, ввысь уходили могучие стволы… а породы деревьев она угадать не могла. Впрочем, на взгляд Шура могла отличить разве что березу, ну, сосну или елку, а эти стволы были самыми обычными – прямые, гладкие, с темно-коричневой, кое-где поросшей мохом корой.

Но не деревья занимали ее больше всего. Саша обнаружился рядом, он лежал лицом в траву и едва пошевелился, когда Шура его потормошила.

– Ты живой? – спросила она почему-то шепотом.

– Ну… вроде… – Саша приподнял голову, поправил сползшие, заляпанные чем-то очки, осмотрелся. – Шур, где это мы?

– А черт его знает, – равнодушно ответила она. – Но не дома, это точно.

– Да ладно!.. – он привскочил на четвереньки, оглядываясь.

Шура тоже смотрела по сторонам, но куда более спокойно. Чего теперь дергаться? Их занесло куда-то, но куда именно? Куда важнее вопрос, как теперь отсюда выбираться!

Она снова огляделась: ничего нового, всё те же высоченные деревья, кое-какой подлесок, густая трава… Птицы щебечут, а главное, ни следа тех светящихся тварей! Правда, и людей поблизости нет. Саша наверняка рассчитывал, что его примут в горячие объятья великие маги и воители, вытрут сопли, обучат волшебству… Только вот вокруг никого не было. Лес как лес, тишина, ни одного постороннего звука.

– Поздравляю, – насмешливо сказала Шура, поднимаясь на ноги. – Вот тебе твой другой мир. Только что-то тут никто тебя не встречает и не спешит вручать этот… как его… Великий Артефакт, вот!

– Опять ты смеешься… – Саша тоже встал, ойкнул, схватился за плечо. Глаза его за стеклами очков сделались почти круглыми. – Шура-а-а…

– А, так оно тебя таки задело? – Шура скинула рюкзак, вытащила аптечку. Ничего особенного там не было – перекись водорода, йод, бинт да пластырь, ей и братьям хватало, и она очень надеялась, что хватит и теперь. – Давай, снимай куртку!

На их счастье, Саша сильно не пострадал, похоже, светящаяся тварь просто содрала кожу на его плече хвостом, когда вильнула в сторону. Семенов шипел – йод щипался, – но терпел.

– Хвалю, настоящий мужчина! – Шура убрала аптечку в рюкзак. – Вставай, пошли, посмотрим, где мы. Вроде не в самой чаще, может, тут люди есть?

– А может… не надо? – Саша испуганно посмотрел на нее.

Девочка сама сомневалась в правильности своих действий, но… лучше, что ли, сидеть в темном лесу на мокрой траве и мерзнуть?

– А куда деваться? – спросила она преувеличенно бодро. – Ты ж у нас Избранный! Вот и давай, веди! Должны же тебя твои слуги встречать или кто там у тебя…

Они шли туда, где, как им показалось, лес делался реже. Но, похоже, деревья и вообще-то росли не слишком густо, так что определить, приближаются ли подростки к опушке, никак не выходило. Тем временем становилось всё темнее, и было ясно – ночевать придется в лесу, а Шуру это совсем не устраивало. Знамо бы дело – хоть спички бы взяла, костер развести… Она охлопала карманы, пошарила в рюкзаке, выудила из-за подкладки старую потертую зажигалку – газа в ней оставалось мало. Костер из сырых веток так не разжечь, это уж точно. Тем более, ни у нее, ни у Саши не имелось походного опыта, оба были насквозь городскими детьми!

– Слышь, Семенов, – сказала она, наконец. – Мы так до завтра идти будем, и не знаю, куда придем! Давай, что ли, военный совет устроим!

– А чего советоваться-то? – понуро спросил Саша.

Дивный чужой мир его не радовал: вокруг не было ничего необычного, а комарьё свирепствовало точно так же, как у них дома. Разве что там в октябре комары уже пропадали, а тут так и роились. Или здесь лето? Неважно, главное, чем темнее становилось, тем больше кровососущих тварей вилось вокруг пришельцев.

– Ну, что у нас имеется? – Шура присела на поваленное дерево, вытянула ноги. – Еды нет. Воды нет. Если даже найдем, пить я ее не буду и тебе не дам, мало ли, что там водится! Еще от дизентерии загнуться не хватало… Огня тоже нет. Зажигалка вот, – она чиркнула кремнем, – но костер ей не зажечь. Аптечка есть. В общем, всё. Кстати, отдай мне запасные очки.

– Это зачем?

– Затем, что ты на них сесть можешь! – ответила Шура, отобрала у него футляр и спрятала к себе в рюкзак. – Так вот. Уловил, в какой мы ситуации?

– Ну… И что делать? – спросил Саша, привыкший, что подруга решает за обоих.

– А я откуда знаю?! – воскликнула она. – Из-за тебя всё с твоими дурацкими идеями! Избранный! Сидим, как дураки, в темном лесу… тут, может, дикие звери водятся!

Бояться Шура особенно не боялась – не успела пока проникнуться ситуацией, – зато была очень зла: и на Сашку с его «избранностью», и на себя, согласившуюся участвовать в авантюре… Выместить злость было не на ком, поэтому она просто пнула поваленный ствол – в берцах это и не чувствительно даже. Валерка только выть будет, если увидит, что ботинок ободран, но… Где он сейчас, Валерка?!

– Шур… ну, Шур… – Саша топтался перед ней, вид у него, насколько можно различить в сумерках, был виноватый. – Ну кто ж знал… Ну прости…

– Да никто не знал, – с досадой ответила она, встала и вдруг замерла. – Не двигайся, Семенов!

– Что?… – прошептал тот, холодея и готовясь услышать, что за его спиной притаилось чудовище.

– Не шевелись, говорю! – Шура обернулась, стала всматриваться в лесной сумрак. Потом все-таки объяснила: – У тебя в очках вроде бы огонек отразился. Вдруг костер?

– Где? – завертел головой Саша.

– Не крути башкой, стой, как стоял! – она прищурилась. – Вон там! Значит, так… ты сидишь тут, вот на этом бревне, и ждешь меня. Я схожу и посмотрю, что там такое.

– Шур, я один не останусь! – мальчик вцепился в ее рукав. – Пошли вместе!

– Да ты ж в темноте не видишь ничего, – напомнила девочка. – Шуметь будешь, как бульдозер.

– Ну и что? – парировал тот. – Ты будто бесшумно ходишь, тоже мне, эльфийка в берцах!.. Я с тобой, а то потеряемся, и тогда… тогда…

– Только не плачь, – уныло сказала Шура. – Ладно. Давай так: пойдем вместе, но к костру или что там будет, я одна подберусь. Идет?

Саша кивнул, такой план его вполне устраивал.

– Ну пошли тогда!..

Семенов действительно плохо видел в темноте: та будто усугубляла его и без того изрядную близорукость, поэтому он предпочитал держаться за приятельницу. Шура же не ошиблась – крохотная искорка, которую она заметила отраженной в стекле очков Саши, становилась всё больше, превратилась сперва в язычок пламени, а потом стало ясно, что впереди, среди толстых древесных стволов, действительно полыхает костер.

– Всё, сиди тут, – шепотом велела Шура, скинула на руки Саше свой рюкзак. – Я быстро, туда-обратно… Послушаю только. Слушай, Семенов, а как там в твоих книжках обычно? Мы должны местный язык понимать или нет?

– Вообще должны, – обескураженно ответил тот и поправил очки. – Там про это нигде не говорили прямо. Но обычно все всё понимают…

– Ну ладно… – Шура поправила бейсболку и пошла вперед, стараясь особенно не шуметь.

По счастью, подлеска тут почти не было, поэтому особенного треска она не производила. Время от времени под ноги попадались сухие ветки, но девочка была достаточно легкой, чтобы они не ломались с треском под ее весом.

Наконец, когда до нужного места осталось не более десятка метров, Шура начала красться от ствола к стволу, чтобы не заметили. Подойдя достаточно близко, как ей казалось, она осторожно выглянула из-за дерева.

На поляне полыхал большой костер, вокруг него сидело несколько человек. Шура насчитала пятерых, тех, кто находился на самом свету, но разобрать, не прячется ли еще кто в пляшущих тенях, не получалось. Кажется, эти люди были заняты готовкой, во всяком случае, тянуло съестным, и Шура невольно сглотнула, вспомнив, что так и не поужинала.

Все они были рослыми, одетыми… ну, Саша бы разочаровался, увидев, как наряжаются жители так вожделенного им иного мира. Просто, добротно, ничего лишнего: Шура могла разглядеть плотные куртки и штаны, может, даже кожаные, сапоги, один человек щеголял в рубахе с закатанными рукавами, обнажавшей могучую волосатую грудь, – видимо, гиганту было жарко. Они пересмеивались, но слов разобрать не получалось.

Приглядевшись, Шура заметила чуть в стороне от костра еще троих: эти разговаривали вполголоса, и среди них обнаружился вполне колоритный персонаж – высокий мужчина с белой бородой. Правда, вместо мантии на нем красовалась та же походная одежда, да и борода была не по пояс, а всего лишь до середины груди, но это уж мелочи… Девочка напрягла слух, но смогла уловить только какую-то тарабарщину. Тон у бородатого был встревоженный, это точно, остальные вроде бы оправдывались, но что именно они говорили, она не понимала.

«Ну, попали, – подумала она, осторожно пятясь. – Семенов, чтоб тебе! Если мы вообще ни слова понимать не будем, тогда…»

Она наткнулась на что-то твердое, решила, что это древесный ствол, но в следующее мгновение ствол вдруг сместился в сторону, а ее обхватили могучие ручищи, сжали так, что даже дышать не получалось, приподняли над землей…

Шура попыталась вывернуться, не вышло, брыкнулась – видно, получилось, потому что поймавший ее незнакомец что-то пробурчал и переступил ногами. Ясно, кому понравится, когда его лягают!

Однако на этом ее победы и закончились: громко засопев, неизвестный потащил Шуру к костру. От него пахло застарелым потом и еще чем-то непонятным, но, в общем, не хуже, чем от тех мужиков, что днями напролет торчали во дворе у гаражей…

Шура молча изворачивалась, пыталась даже укусить руку незнакомца, но не доставала. Дышать становилось всё тяжелее, но сдаваться она не собиралась.

Тот притащил ее к костру, к тем троим, что переговаривались чуть поодаль, прогудел что-то – Шура услышала только «бу-бу-бу», гулкое, как из бочки, снова отчаянно брыкнулась, заехала пленителю по ногам, но тот ее не выпустил.

Седобородый всмотрелся в нее повнимательнее, что-то произнес – снова то же «бу-бу-бу», только с другими интонациями. Он явно был взволнован, он повернулся к спутникам и что-то радостно произнес, а те пораженно качали головами, видно, не верили.

Бородатый что-то спросил у неё, потом сообразил, видно, что говорить она не может, пока ее так держат, сделал повелительный жест, и Шуру отпустили. Она шлепнулась наземь, пытаясь отдышаться, посмотрела на бородатого снизу вверх. Вот не было печали, угодила в ловушку!

Тот снова что-то произнес, и Шура помотала головой, давая понять, что не разбирает ни слова. Видно, к такому же выводу пришел и один из спутников бородатого, сказал что-то ему на ухо. Тот кивнул, наклонился над Шурой, прижал указательный палец к ее лбу, аккурат между бровями, и что-то повелительно произнес.

Девочка невольно вскинула ладони к ушам – так в них зашумело, а потом она совершенно отчетливо расслышала:

– Ты понимаешь меня, дитя?

– П-понимаю… – выговорила она, во все глаза глядя на седобородого. Это, скорее всего, маг, решила Шура. Одно хорошо, она хоть говорить с ним может!

– Откуда ты? – требовательно спросил тот. – Что ты делаешь здесь?

– Вот я и подумал, что тут чужому делать? – загудело у нее над головой. – Стою, нужду справляю, а тут в меня раз… Я смотрю – живое, я и схватил, а вы уж разбирайтесь, господин…

«Значит, это я не в дерево, а в него врезалась,» – поняла Шура и осторожно покосилась вверх.

Над нею возвышался настоящий великан – метров двух ростом, соответствующей ширины, с маленькой лысой головой, будто росшей прямо из плеч. Но это бы ничего, вот только… Шура шумно сглотнула: у гиганта оказался только один глаз. И это не было увечьем: большой, круглый, блестящий глаз красовался посреди лба верзилы, вращался как-то хаотично, будто тот сам не знал, куда смотреть. Из-за этого глаза все черты его лица казались смещенными: нос съехал вниз и сплющился, выворотив ноздри, рот растянулся до ушей – в ухмылке обнажались мелкие зубы, – а подбородок казался скошенным. Большие уши циклопа украшали крупные серьги с тяжелыми подвесками, отчего мочки сильно растянулись, а на черепе, как показалось Шуре было что-то наколото, какой-то сложный рисунок…

– Не бойся, дитя, – ласково произнес седобородый, и Шура отвлеклась от циклопа. – Скажи, что привело тебя в этот лес?

– Я… – девочка кашлянула. – Не знаю. Оно само как-то. Я не нарочно!

– Ты – дитя из иного мира? – седобородый присел перед ней, и Шура смогла разглядеть его лицо как следует. Ну точно, как в кино: благородные седины, не менее благородные морщины, шрам через половину лица, умный и властный взгляд… Только глаза не сказать, чтобы ласковые! – Это тебя мы ждем так долго?

– Я… ну, похоже, я правда из другого мира, – Шура криво усмехнулась. Уже все собрались вокруг нее, она пыталась разглядеть их, но выходило скверно, взгляд выхватывал только отдельные детали: вот женское суровое лицо, вот чьи-то громадные руки, скрещенные на груди, вот целый арсенал оружия на поясе еще у кого-то…

– Вы слышали? – воскликнул седобородый, обращаясь к спутникам. – Нам всё-таки удалось привести его сюда! Скажи, – снова обратился он к Шуре, – твоё имя Александр?

– Александра, – вздохнула Шура. – Вы это… промахнулись.

– Что?… – судя по выражению физиономии бородача, он готов был пришибить девочку на месте.

– Но Александр тоже тут, – поспешила она заверить. Сашка так хотел своего великого мага, вот пусть получает! – Нас просто вместе затянуло. А зовут нас одинаково. Только он мальчик, а я девочка.

– Где же он? Где?… – нетерпеливо воскликнул седобородый.

– Я его оставила ждать в лесу, – ответила Шура. – Ну, он в темноте видит плохо, шумит очень. Хотела сходить, посмотреть, что тут такое, а тут вот он…

Она кивнула на циклопа. Тот ухмыльнулся, и Шура поспешила отвернуться.

– Надо найти его, – встревоженно сказал ее собеседник. – Ночью здесь может быть опасно, и…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3