Кэт Кэнтрелл.

Возможность полюбить



скачать книгу бесплатно

* * *

Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.


A Pregnancy Scandal

© 2016 by Kat Cantrell


«Возможность полюбить»

© «Центрполиграф», 2017

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2017

Глава 1

Алекс снова скрылась за большой греческой статуей. Сенатор Филипп Эджвуд наблюдал за ней из другого края переполненной комнаты.

Александра Мейер была самой красивой женщиной в зале.

Филипп готов был увидеть ее на благотворительном вечере в джинсах, но он бы не возражал – она нравилась ему вне зависимости от того, что на ней надето. Но эта нарядная роскошная версия женщины, с которой он познакомился пару недель назад в офисе «Файра косметикс», была просто потрясающей.

Сенатор Галиндо откашлялась, обращая на себя внимание Филиппа, отвлекшегося от разговора. У Рамоны Галиндо, еще одного сенатора от штата Техас, и Филиппа было много общего, и они часто общались, когда бывали в Далласе. Но Филиппу сегодня было трудно сосредоточиться на разговоре. Он делал вид, что внимательно слушает, потому что весь смысл сегодняшнего вечера заключался в том, чтобы пообщаться с коллегами за пределами Вашингтона. А вместо этого он хоть мельком пытался увидеть Алекс.

Филиппу просто необходимо отвлечься. Сегодня день рождения Джины. Будь его жена жива, ей исполнилось бы тридцать два года. Филипп уже почти два года был вдовцом, и ему пора бы уже лучше справляться со своим горем, но он все еще то и дело чувствовал болезненные уколы в сердце.

Надо взять себя в руки. Он может провести остаток вечера в таком безобразном настроении или же поплыть на волне искорок, которые вспыхивали каждый раз, как он видел Алекс. Когда Филипп согласился помочь «Файра косметикс» начать процедуру утверждения нового продукта в Ассоциации фармакологии, он не ожидал повстречать такую интригующую женщину. И уж тем более не ожидал, что она окажется финансовым директором компании.

Они с Алекс допоздна обсуждали дела за обедом и несколькими встречами тет-а-тет. Она смеялась над его шутками и заставляла его снова почувствовать себя обычным человеком, а не только политиком. А теперь она пришла на вечеринку, хотя он был уверен, что она откажется. Сколько еще намеков ему нужно получить, чтобы понять, что их отношения могут стать чем-то большим, чем просто деловое сотрудничество?

– Прошу меня извинить, – пробормотал он сенатору Галиндо и начал маневрировать в сторону самой интересной женщины.

Филипп пересек зал и почувствовал легкий цветочный запах ее духов, отчего кровь мгновенно забурлила в его венах.

– Рад тебя здесь встретить, – беспечно сказал он. – Надеюсь, я не один из тех зануд, от которых обычно прячутся на подобных вечеринках?

Алекс резко обернулась, и взгляд ее мгновенно потеплел.

Ее глаза были удивительно зеленого цвета с небольшими коричневыми крапинками, которые невозможно было не заметить. Определенно, Алекс была самой удивительной женщиной из всех, кого он знал, а он встречал немало красивых женщин.

– Конечно нет! Тебе не отобрать этот титул у мэра, – выпалила она и застонала от своей оплошности.

Филипп улыбнулся.

– То есть я не имела в виду, что мэр – зануда. И я никого не избегаю.

Филипп наслаждался ее смущением. Ее так легко было смутить! Она всегда говорила что-то двусмысленное, что вызывало у него искреннюю улыбку. Ему просто необходимо было улыбнуться, особенно сегодня. И Алекс была единственной, кому удалось хоть немного развеселить его. Она – единственный человек за очень долгое время, которого не волновали его состояние и положение в обществе. И ему это нравилось.

– Если бы ты хотела от кого-то спрятаться, то лучшего места, чем за этой статуей, не найти. Никто не узнает, что ты здесь, если только не наблюдать за тобой.

– А ты за мной наблюдал? – слегка покраснела Алекс.

– Ой, перестань, – ухмыльнулся он. – Когда женщина надевает такое платье, ее не должно удивлять, что мужчина тратит немало времени, наблюдая за ней.

Алекс потупилась.

– Это всего лишь платье, – смущенно пробормотала она.

Нет, это было не просто платье. Белая ткань с едва заметными золотыми искорками переливалась от малейшего движения и выгодно подчеркивала изящные изгибы женского тела. Филипп во все глаза смотрел на Алекс: он впервые видел ее в платье, хотя и до этого вечера считал ее очень красивой женщиной.

– Я никогда не видел тебя в платье. – Он изогнул бровь. – Касс, Тринити и Харпер предпочитают костюмы, но ты чаще всего носишь джинсы.

Остальные три учредителя «Файра косметикс» всегда были безупречно одеты. Филипп всегда ценил женщин с хорошим вкусом и считал, что ему нравятся утонченные особы. Джина обладала прекрасным вкусом и любила наряжаться, да и женщины, с которыми Филипп общался после ее смерти, разбирались в моде. Однако он довольно быстро терял к ним интерес.

Но Алекс… Алекс интриговала его. Она очень выделялась среди своих коллег, когда двоюродный брат Филиппа Гейдж представил ему основателей «Файра косметикс».

Он не смог не обратить внимания на серьезную шатенку, одетую в простую футболку и джинсы. Было странно прийти на деловую встречу с руководителями косметической фирмы и увидеть финансового директора без грамма косметики на лице.

Он был заинтригован. Он хотел узнать ее получше. Хотел понять, почему не может перестать думать о ней. Почему она так отличается от женщин из его привычного окружения? Но он должен действовать с противоположным полом очень осторожно по целому ряду причин, и одной из основных было его полное неприятие скандалов. Но была и еще она важная вещь: за ним постоянно наблюдают, и только правильная женщина может официально быть вместе с ним, и для ее выбора существуют очень жесткие критерии.

Бессмысленно подпитывать надежды женщины, если она им не соответствует. Он не знал, попадает ли Алекс в нужную категорию, но был полон решимости выяснить это.

– Я, наверное, отвлекаю тебя от гостей. У тебя их, должно быть, много. – Она огляделась по сторонам.

– Семьдесят восемь, если я правильно помню, – сказал Филипп. Он обязан быть радушным хозяином, однако так и не сдвинулся с места. – И ты тоже моя гостья. Я был бы плохим хозяином, если бы не вытащил тебя из-за этой огромной статуи, за которой ты пряталась.

– Платье неудобное. – Она передернула плечами. – Все время что-то съезжает и перекручивается.

– Мне кажется, что все в порядке. – Филипп окинул ее внимательным взглядом.

– Потому что я снова его одернула, – с отчаянием прошипела Алекс.

Филипп мгновенно представил себе, как Алекс прячется за статуей, чтобы задрать подол длинного платья и расправить его. Он попытался отогнать это видение, но не смог. Филипп едва успел прикусить язык, чтобы не спросить, не нужна ли его помощь. Но сенаторы Соединенных Штатов не ведут себя подобным образом, и не важно, насколько сильно ему хотелось пофлиртовать с ней.

Жизнь Филиппа давно уже ему не принадлежала. Он был одним из Эджвудов, давней династии государственных мужей, и его семья всерьез рассчитывает, что однажды он займет Овальный кабинет.

А для достижения этой цели ему нужна жена, простая и понятная. Холостого президента не было в стране с девятнадцатого века. Проблема заключалась в том, что сердце его по-прежнему принадлежало Джине, хотя у него на примете было несколько женщин.

Дилемма была очевидной. Либо он проводит ближайшие пятьдесят лет в гордом одиночестве, либо каким-то чудом встречает женщину, которая подошла бы под его жесткий регламент при выборе любовниц и друзей. Но это вовсе не означает, что в его жизни будет любовь.

Филипп знал, что это несправедливо, но он не верил, что в жизни можно получить второй шанс. Нельзя быть настолько везучим, чтобы во второй раз встретить родственную душу.

– Хочешь шампанского? – спросил он.

– Я выгляжу так, будто мне нужна выпивка? – усмехнулась она. – Или ты телепат?

– Я подумал, обидно, что ты вынуждена прятаться в углу и не можешь в полной мере насладиться вечеринкой.

Алекс заправила за ухо выбившийся из высокой прически локон и закатила глаза:

– Боюсь, мне понадобится нечто большее, чем бокал шампанского, чтобы получить удовольствие от вечера.

– Должен ли я оскорбиться, что моя вечеринка оказалась не на высшем уровне?

– Нет! – Она испуганно посмотрела на Филиппа: опять она ляпнула, не подумав. – Вечер просто изумительный! У тебя потрясающий дом, такие изысканные гости… Просто я не умею вести светскую беседу.

Она чуть застенчиво взглянула на него из-под ресниц. У любой другой женщины этот взгляд был бы кокетливым, подразумевающим под собой приглашение, которое он без сожаления проигнорировал бы. Но взгляд Алекс был полон неуверенности, и это неожиданно тронуло Филиппа. Он с трудом понимал, что происходит, но один лишь взгляд усилил и без того немалое влечение.

– Умеешь, – мягко поправил он. – Честно. Это сейчас редко встретишь.

– Рада, что хоть кто-то так думает, – слегка нахмурилась Алекс. – Людей вроде меня обычно не развлекают хозяева вечеринок. Мы склонны прятаться за статуями и смущаться из-за проблем с нарядами.

– Почему ты пришла на вечеринку, если тебе не нравится этот формат?

Вполне очевидно, что Алекс чувствовала себя чужой на столь официальном мероприятии. Она все меньше походила на соответствующую ему постоянную спутницу. Проблема состояла в том, что чем дольше Филипп стоял рядом с ней, тем сильнее ему хотелось наплевать на собственные правила.

– Ты знаешь почему.

Их взгляды встретились. Филипп не мог отвести от нее глаз, его влекло к этой женщине с огромной силой, и это могло оказаться большой проблемой.

– Ты пришла из-за меня? – спросил он, и Алекс улыбнулась. – Я польщен, что ради меня ты надела неудобное платье и накрасилась.

– Спонтанное решение. Это совершенно на меня не похоже, но, надеюсь, в конечном итоге оно того стоило.

Филипп едва не застонал. Она просто убивает его! Ну почему они не могут просто быть двумя обычными людьми?

– Обожаю спонтанных женщин.

Вот только у него самого совершенно не было возможности совершать спонтанные поступки. Человек, метящий в президентское кресло, не может себе этого позволить. Вся его жизнь состоит из тщательно сформулированных заявлений и запланированных выступлений перед публикой.

И тем не менее он все еще здесь. Именно сейчас ему хотелось сделать что-то необдуманное. Может, они смогут притвориться обычными людьми и насладиться близостью без каких-либо ожиданий.

– Тогда давай сделаем что-то импульсивное вместе, – широко улыбнулся он. – Потанцуй со мной?

Алекс энергично покачала головой. Каштановая прядь выпала из прически.

– Я не могу танцевать с тобой перед всеми этими людьми.

– Можешь. С твоим платьем все в порядке, ты старше восемнадцати и не замужем.

Это были три главные причины потенциального скандала, которые он сразу исключал, когда знакомился с очередной женщиной. После того как его дядя потерял место в Сенате из-за фотографий, на которых он был запечатлен с любовницей, Филипп поклялся себе не допускать подобного.

Его карьера касалась не только предстоящих выборов. Он хотел многое изменить. Он не мог позволить себе разрушить карьеру, тем более из-за женщины. Его происхождение – его привилегия, но вместе с тем и огромная ответственность.

– Это платье не обладает волшебной силой, Филипп. У меня обе ноги левые.

– Ты не осознаешь, что являешься одним из учредителей компании стоимостью в миллионы долларов. Плевать на всех. Ты – Александра Мейер, и тебе все равно, что о тебе подумают.

Он протянул Алекс руку. Он не мог позволить ей провести весь вечер в углу. Конечно, это был просто предлог. Ему хотелось провести в ее компании хотя бы несколько лишних минут.


Алекс колебалась, глядя на протянутую руку Филиппа.

Она пряталась за статуей не без причины. У других женщин, наверное, была какая-то особая кожа, позволявшая им носить платья без бретелек и при этом не выскальзывать из них. Платье Алекс постоянно сползало, и, если она выйдет на танцпол, все остальные тоже об этом узнают.

– Ну же, – сказал Филипп своим низким, глубоким голосом, заставлявшим ее дрожать с того мгновения, когда она впервые услышала его. – Я не могу оставить тебя тут. Если ты со мной не потанцуешь, я буду отсутствовать на собственной вечеринке. Это будет выглядеть как минимум странно.

Алекс оглянулась назад на огромную уродливую статую:

– Ты не должен был меня увидеть.

Никто не должен был заметить ее, вот в чем дело. Статуя была отличным местом для того, чтобы оставаться незамеченной, но в то же время вроде как присутствовать на вечеринке. На официальных приемах Алекс всегда вспоминала, почему так их не любит. Тонкости социального поведения были для нее слишком путаными, содержащими кучу правил, которым она не умела следовать. Алекс любила правила, но только когда в них был смысл, как в финансах. Числа никогда не меняются, завтра они будут точно такими же, какими были вчера и сегодня.

Алекс всегда следовала собственному правилу – держаться подальше от людского внимания. Но она испытывала огромное влечение к Филиппу, а вечеринки, казалось, – его естественная среда обитания. Значит, она должна была появиться хотя бы на одном мероприятии, чтобы понять, могут ли их отношения выйти за рамки деловых.

Касс накрасила ее и практически силой выдернула кредитку из пальцев, чтобы купить это платье. Все это было слишком сюрреалистично. Алекс никогда не была гламурной девушкой, но, увидев свое отражение в зеркале, признала, что выглядит прекрасно.

И вот она флиртует с Филиппом, и он только что пригласил ее на танец. Кажется, это платье все-таки обладает какой-то магией.

Может, все-таки потанцевать с ним? Один раз. А потом она снова спрячется, чтобы никто больше ее не нашел.

Алекс медленно протянула Филиппу руку. Это оказалось даже сложнее, чем переступить порог дома Филиппа, зная, что по ту сторону двери ждет он, убийственно красивый. На самом деле любое решение, касавшееся ее отношений с Филиппом, требовало от нее немалых усилий.

Может быть, звезды наконец-то сложились так, чтобы покончить с одиночеством Алекс, которое она ощущала уже очень давно. Мало того что она неловко себя чувствовала в окружении людей, она искренне считала, что романтика в современном мире – миф. Да, она ходила на свидания, но не слишком часто. Как и все девушки, она любила общение, а Филипп был первым мужчиной за очень долгое время, о котором она не могла перестать думать.

Когда их руки соприкоснулись, острое желание пронзило Алекс. Слишком долго у нее не было мужчины. Их взгляды встретились, и его голубые глаза явно говорили, что он ее тоже хочет.

Алекс наслаждалась моментом. Обычно мужчины не обращали на нее внимания, а она обладала мастерством сливаться с окружающей обстановкой в совершенстве.

– Алекс, – пробормотал он, крепче сжимая ее руку. – Мы должны потанцевать прямо сейчас, иначе может случиться что-то ужасное.

– Например? – удивлено спросила она.

Его взгляд был прикован к ее губам, словно он в любой момент был готов наклониться, чтобы поцеловать ее.

Боже, как же ей этого хотелось! Его руки были сильными и одновременно нежными. Сидя на совещаниях рядом с ним, она мечтала о том, как эти руки будут ласкать ее. Она мечтала поцеловать его уже несколько недель, с тех самых пор, как он впервые переступил порог их фирмы. Искра, вспыхнувшая между ними, была обжигающе горячей. Между ними возникло не только физическое влечение. Он был мужчиной с отменным чувством юмора. Филипп ей искренне нравился, а физическое притяжение было приятным бонусом.

– Я готов указать всем гостям на дверь и сосредоточиться на тебе одной.

Тепло разлилось в ее груди. О да, он мог заставить ее почувствовать себя единственной, хотя их окружала почти сотня человек. Это было приглашение. К чему приведет этот вечер?

Какие последствия может иметь их внезапная связь? В конце концов, они работают вместе. Не каждый может совмещать работу и личную жизнь. С этим легко справляться, пока ты не позволил себе увязнуть в чувствах. Развод ее родителей был достаточно неприятным, чтобы доказать: любовь – одна из худших иллюзий на земле.

Наверное, ей стоит прояснить ситуацию с их потенциальными отношениями, прежде чем Филипп наделает глупостей и закончит вечеринку раньше, чем предполагалось, только потому, что она боится потанцевать с ним на публике.

– Давай потанцуем, – решилась она.

– Прошу, мисс Мейер.

Филипп провел ее к танцполу и привлек к себе.

Толпа мгновенно сомкнулась вокруг них: всем была интересна женщина, которую пригласил на танец сенатор. Алекс кожей ощущала пристальное внимание. Единственными знакомыми лицами в толпе были ее босс, Кассандра, и ее жених Гейдж, кузен Филиппа.

Ноги Алекс словно налились свинцом.

– Алекс, – шепнул Филипп, и его рука скользнула на ее талию, – смотри мне прямо в глаза и не беспокойся о них. Их просто не существует.

Если бы только это было правдой! Конечно, это могло бы стать реальностью, если бы Филипп действительно выпроводил всех гостей. Она не сомневалась: прими она предложение Филиппа, его разряженные в пух и прах гости уже сидели бы в своих лимузинах и ехали домой.

Алекс послушно посмотрела в его голубые глаза. Филипп кружил ее по полу в такт классической музыке. Толпа вокруг них исчезла, и Алекс наслаждалась прикосновениями его горячих рук. Именно так она себе и представляла. Ну, почти так.

Сегодня вечером этот мужчина держит ее в своих объятиях. И дело вовсе не в платье. Это сам Филипп обладал какой-то магией. С ним она не боялась быть собой и показаться дурой. Ей так хотелось использовать эту магию в своих интересах, хотя бы раз в жизни. Только сегодня.

Глава 2

Это было сладкое, пьянящее чувство. Алекс совершенно потеряла счет времени, перестала обращать внимание на гостей. Филипп – удивительный мужчина, который заставлял ее чувствовать себя особенной. Но она хотела большего.

Она могла привыкнуть быть центром внимания Филиппа. Привыкнуть к тому, что его голубые глаза проникают прямо в ее душу. Привыкнуть, что ее сердце словно подсвечивается изнутри, когда он…

Прикосновение к плечу испугало Алекс. Она оглянулась и увидела Касс. Алекс почти забыла, что ее подруга тоже пришла на вечеринку.

– Касс, – Филипп кивнул ей. – Прошу меня простить за то, что не успел сказать: ты сегодня выглядишь великолепно. Гейдж просто счастливчик.

– Ты был слишком занят, чтобы заметить меня, – насмешливо проговорила Касс. – Я украду у тебя Алекс буквально на минутку.

Алекс почувствовала внезапную пустоту, когда Филипп отпустил ее. Касс потащила подругу в дамскую комнату, улыбаясь встречным знакомым. Элита обитала совсем в другом мире, нежели Алекс, и она понятия не имела, кто были эти люди. Касс не только знала их по именам, но и принадлежала к тем людям, которые никогда не болтают лишнего.

Нет, Алекс не завидовала, просто констатировала факт. Она любила Касс как сестру. В конце концов, именно она настояла на том, чтобы Алекс стала финансовым директором, несмотря на то что знала о подростковых выходках Алекс, приведших ее в зал суда.

Она никогда не забудет, что для нее сделала Касс. Алекс была готова копаться в цифрах и отчетах фирмы до гробовой доски, если потребуется. Но это не означало, что Алекс простила ей то, что она так бесцеремонно прервала их с Филиппом.

– Неужели это так важно? – пробормотала она, как только за ними закрылась дверь дамской комнаты. – Я танцевала.

Касс приподняла свою идеально очерченную бровь:

– Я видела. Но мы с Гейджем собираемся уезжать.

– Уже?

Алекс собиралась уехать домой с Касс и Гейджем. В самом начале вечера она думала, что это будет худшая вечеринка в ее жизни, а вот оно как все повернулось.

– Уже полночь. – Кассандра кивнула в сторону настенных часов. – Наш сын проснется ровно в шесть утра.

Алекс с тревогой посмотрела на часы, искренне желая, чтобы сейчас было на несколько часов меньше. Эта ночь не должна заканчиваться, потому что наутро она снова станет невидимкой.

– Вы же только что взяли няню, – напомнила Алекс. – Она не может встать вместе с Робби?

Это был странный разговор. Робби был сыном Гейджа Бренсона от предыдущих отношений, и Алекс никогда не думала, что Касс может начать встречаться с отцом-одиночкой. Но они с Гейджем были счастливы. Они любили друг друга, несмотря на все сложности. Алекс искренне надеялась, что они проживут долгую, счастливую жизнь вместе.

– Мне нравится вставать вместе с ним, когда я могу себе это позволить, поскольку мы с Гейджем пока еще живем в разных городах в силу обстоятельств. Если хочешь остаться – так и скажи. Возьмешь себе такси.

– Я не могу остаться.

Помада нового оттенка производства «Файра косметикс» появилась из блестящей сумочки Касс. Она накрасила губы и слегка их промокнула, прежде чем спросить:

– Почему?

Мысль о том, чтобы остаться без поддержки подруги, готова была перерасти в полноценную панику. Это же вечеринка, место, где Алекс чувствует себя совершенно не в своей тарелке.

И хотя Алекс танцевала с Филиппом, она по-прежнему не знала, чем закончится этот вечер. Что, если она неправильно истолковала его сигналы? У нее практически не было опыта в этих вопросах.

Каждый раз, как он смеялся над ее шутками, внутри ее словно расцветал цветок. Кажется, она никогда не сможет насытиться этим ощущением. Пожалуй, то, что она испытывала сейчас, было лучшим поводом дистанцироваться, пока все не зашло слишком далеко. Когда между людьми вспыхивает настолько яркая искра, это может привести к большим неприятностям.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3