Кэт Шилд.

Порочная связь



скачать книгу бесплатно

A Royal Baby Surprise © 2015 by Catherine Schield

«Порочная связь» © ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

© Перевод и издание на русском языке, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

* * *

Глава 1

Сквозь шум ветра, гуляющего в кедровом лесу на горном склоне острова, Ник Алессандро услышал звуки шагов по плиткам террасы и понял, что он здесь не один.

– Так вот где ты прячешься. – Голос Брук был похож на любимую водку: дымчатый и гладкий, с острым насыщенным вкусом. Да и сама девушка пьянила своей красотой не меньше.

А теперь по вине Брук он страдал от жестокого похмелья, и ее неожиданный приезд только усугублял положение вещей. Когда-то Ник планировал совместное будущее, но его мечтам не суждено сбыться. Старший брат Ника Габриэль женился на девушке, которая страдала от бесплодия и не могла подарить своему супругу сына, наследника королевского трона Шерданы, одной из европейских стран, которой их семья правила много сотен лет. Следующим в очереди на трон был сам Ник, и от него ждали, что он найдет себе подходящую жену, будущую мать продолжателя королевского рода. Брук не подходила на эту роль, так как была американкой.

– И это та самая деревенская хижина на горном склоне, которая, как ты сказал, никогда бы мне не понравилась, потому что здесь нет водопровода и все удобства на улице?

Ник почувствовал напряжение, которое скрывалось за иронией, звучавшей в словах девушки. Что она тут делает? Может, Брук прислал ее брат Глен, чтобы уговорить его вернуться обратно в Калифорнию? Ник не мог поверить, что после того, как он так резко порвал с ней всякие отношения, Брук могла приехать к нему по собственной инициативе.

– Я представляла себе, как ты страдаешь в какой-то дыре где-то в захолустье, а вместо этого нахожу тебя на шикарной вилле, расположенной над самой красивой гаванью, которую когда-либо видела в жизни.

Голос Брук доносился с той стороны террасы, которая спускалась к пляжу, значит, она приплыла на лодке. Она прошла сто пятьдесят ступенек, чтобы подняться наверх, а ее дыхание оставалось ровным. Она любила спорт и находилась в прекрасной физической форме.

«О чем он только думал, когда все-таки уступил непреодолимому влечению, которое скрывал от нее последние пять лет?»

Ник слишком поспешно решил, что он свободен от обязательств перед государством, когда Габриэль объявил помолвку с леди Оливией Дарси.

– Ты, наверное, пытаешься угадать, каким образом я тебя нашла.

Ник открыл глаза и посмотрел на неспешно идущую по террасе Брук. На ней были белая блузка с завышенной талией и потертые джинсовые шорты с потрепанными краями. Вокруг шеи девушка повязала один из своих любимых серых шарфов.

На ходу она касалась всего на своем пути: спинки шезлонга, ограждавшей террасу бетонной стены, терракотовых цветочных горшков и растущих в них цветов. Ник с завистью смотрел на цветы, до лепестков которых нежно дотрагивались ее пальчики.

В этот утренний час солнце скрывалось по другую сторону виллы, согревая сад перед домом.

В зимние дни Ник любил взять кофе и, разместившись во внутреннем дворике, наслаждаться теплотой солнечных лучей. Ближе к августу он предпочитал проводить время на террасе на заднем дворе, где мог вдоволь любоваться видом местечка Киони, видневшегося по другую сторону гавани.

– Если не ошибаюсь, это Глен прислал тебя сюда.

– Нет, это исключительно моя идея.

Двойной удар. Брук не собиралась принимать разрыв их отношений, а Глен больше не хотел работать с ним над ракетой после того, как взрывом убило одного из сотрудников. Авария случилась вследствие сбоя системы подачи топлива, над которой работал Ник. Когда «Гриффин» взлетел на воздух, его мечта приватизировать туристические полеты в космос развеялась как дым. После пережитого фиаско Ник покинул Калифорнию, и его тут же поставили перед фактом, что ему придется вернуться в Шердану и приступить к исполнению обязанностей члена королевской семьи.

– Ты приглашал брата сюда два года назад, когда устраивал своеобразный мальчишник в честь удачного испытания ракетного двигателя. По возвращении он рассказывал мне страшилки про длительные прогулки в горах и изобилие дикой флоры и фауны. Теперь я понимаю, что эти прогулки включали в себя ступеньки, ведущие к частному пляжу, а дикой флоры и фауны с избытком хватало в местных барах. Только короли могут позволить себе такую роскошь.

Ник внутренне напрягся. Неужели Глен выдал его секрет, и Брук сознательно выбрала слово «короли»?

– Просто удивительно. Вы ведь все время занимались поисками инвесторов. Мне кажется, что человек, который имеет достаточно денег, чтобы купить эту виллу, мог запросто профинансировать весь проект целиком.

Ник немного успокоился. Брук не знала всей правды, но когда все станет известно…

«Скажи ей, кто ты такой», – твердил внутренний голос.

Мудрый совет. Жаль только, что Ник не мог ему последовать. Он обманывал ее слишком долго. И если вся его ложь раскроется, это может оказаться очень сильным ударом для Брук. Хотя, еще неделя – и журналисты узнают, что Ник собирается жениться, и никому не известный ученый станет героем новостных сюжетов мировых информационных агентств. Ждать осталось недолго. К счастью, когда это произойдет, Брук будет только благодарна, что они не стали афишировать свой недолгий роман.

Она любила человека, которого не существовало. Человека, который знал, что такое долг, честь и достоинство. Ника с детства учили следовать этим принципам, но стоило ему впервые заключить Брук в свои объятия и поцеловать, как он тут же о них забыл.

– Вилла принадлежит мне и моим братьям.

– Понятно. – Спокойный тон девушки не предвещал ничего хорошего.

– Что тебе понятно?

– То, что нам нужно многое выяснить.

Но он не хотел ничего выяснять. Нику хотелось прижать Брук к себе и заниматься с ней любовью до тех пор, пока у них не станет сил что-либо обсуждать.

– Я уже все сказал.

– Мне этого недостаточно.

– Ладно. Что ты хочешь узнать?

– У тебя есть братья?

– Двое. Мы тройняшки.

– Ты никогда не рассказывал о своей семье. Почему?

– Нечего рассказывать.

– Тут мы расходимся во мнениях.

Брук подошла немного ближе, и Ник оказался в ванильно-медовом облаке ее чудесных духов, заглушавших аромат кипарисов и соленой воды, принесенный утренним бризом. Нахмурившись, она протянула руку и чуть сдвинула его солнцезащитные очки, чтобы встретиться с ним взглядом. Ее серо-зеленые глаза внимательно изучали его лицо.

– Ужасно выглядишь.

– У меня все в порядке, – осипшим голосом ответил Ник, убрал ее руку и вернул очки на место.

Брук, наоборот, выглядела потрясающе. Пышные рыжие волосы с темно-медовым оттенком обрамляли ее лицо и ниспадали на плечи. Ее безупречная белая кожа, обворожительные ямочки и мягко очерченные скулы могли свести с ума любого мужчину.

– Так чем ты занимаешься на этой прекрасной вилле в полном одиночестве?

– Работаю, если тебе угодно.

– Скорее всего, над загаром. Или похмельем. У тебя воспаленные глаза.

– Я работал допоздна.

– Ладно, – с сомнением ответила Брук. – Кажется, небольшая порция кофе тебе не помешает.

Прячась за темными стеклами очков, Ник наблюдал, как Брук направилась в дом, и не мог оторваться от ее длинных ног. Шелковистая гладкая кожа обтягивала упругие мышцы, натренированные занятиями йогой и бегом. Сердце Ника учащенно забилось, когда он вспомнил, как эти сильные и стройные ноги обвивали его бедра.

Несмотря на утреннюю прохладу, его тело горело. Еще час назад, когда Ник открыл глаза, он не чувствовал ничего, кроме безнадежной тоски и уныния. В таком настроении он просыпался уже несколько дней, и все из-за аварии, случившейся при тестировании пилотной модели космического корабля.

Появление Брук на этом сонном греческом островке было подобно глотку свежего воздуха в пыльной пустыне.

– Кто-то должен позаботиться о тебе, – заметила она, когда вернулась и принесла с собой аромат горького черного кофе.

– Значит, я прерываю романтический уик-энд? – Она села на соседний шезлонг.

Ник чуть не поперхнулся и вцепился в свою чашку.

– А может, и нет, – не дождавшись ответа, продолжила Брук. – Иначе ты бы прилагал больше усилий, чтобы избавиться от меня.

Повисла пауза. Брук откинулась на спинку шезлонга, а Ник поставил пустую чашку себе на грудь и закрыл глаза. Его охватило чувство умиротворенности и покоя. Хотелось потянуться и взять Брук за руку, но он не осмелился.

– Мне кажется, я понимаю, почему вы купили этот дом. Здесь невероятно красиво. Не могу поверить, что вода может быть такой голубой, – задумчиво заметила Брук и повернулась к нему. – Когда ты возвращаешься назад?

– Я не собираюсь возвращаться.

– А как же «Гриффин»? Ты ведь не можешь просто так взять и бросить все.

– Из-за ошибки системы, которую я спроектировал, погиб человек…

– Ты не виноват, – схватила его за руку Брук. – Это Глен настаивал на испытаниях и не послушал тебя, когда ты сказал, что система еще не полностью готова.

– Уолтер умер, и это была моя вина.

– Я не верю своим ушам. Что-то пошло не так, и ты решил отступить и бросить дело всей своей жизни? Мне кажется, здесь есть что-то еще, – еще крепче сжала его руку Брук. – Пожалуйста, не принижай мои умственные способности, отрицая это.

– Доктор Дэйвис, я бы никогда не сделал этого. Кстати, сколько у тебя докторских степеней?

– Всего две. Не меняй тему разговора. – Брук широко зевнула.

– Ты устала.

– Я со вчерашнего дня в дороге. Ты знаешь, сколько я добиралась сюда? – закрыла глаза Брук. – Около двадцати часов. Но мне так и не удалось уснуть.

– Почему?

– Потому что я беспокоилась о тебе.

* * *

Это было скорее предлогом. Переживания за Ника – лишь четвертая из причин, по которым Брук преодолела почти десять тысяч километров, чтобы поговорить с ним с глазу на глаз, а не делиться новостями по телефону.

Ну не могла же Брук в первые десять минут разговора сказать ему, что она на восьмой неделе беременности!

Нужно было многое выяснить и получить ответ, почему Ник так обошелся с ней и бросил ее, когда, казалось, все складывалось просто идеально.

– Мне не нужна твоя забота.

– Конечно, не нужна, – ответила Брук, не подавая виду, что его слова больно ранят. – Поэтому ты выглядишь как животное, сбитое на дороге неделю назад.

Его глаза, когда-то лучившиеся светом, теперь были безжизненными, и под ними пролегли темные круги. На лице топорщилась густая черная щетина. Ник на самом деле выглядел ужасно, дальше некуда.

– Брук, зачем ты прилетела?

– Ты исчез не попрощавшись, – озвучила причину номер три Брук. – И не отвечал на звонки и письма, поэтому я решила найти тебя. Ник, я хочу узнать настоящую причину нашего разрыва.

– Я уже говорил тебе…

– Что я тебя слишком отвлекаю, – перебила его Брук. – И мешаю работать. Я не понимаю, что произошло. Ник, нам было так хорошо вместе. Ты был счастлив. Скажи, ты решил порвать со мной, потому что я сказала, что люблю тебя?

– Я решил, что так будет лучше. Это была моя ошибка, что мы слишком сблизились.

– Почему же ты мне ничего не сказал?

– Мне показалось, что тебе будет легче, если ты поверишь, что я предпочел тебе работу.

– Вместо того чтобы быть честным и признаться, что я не подхожу?

Ответа не последовало.

Брук никак не ожидала такого поворота событий. Глубоко в сердце она верила, что Ника устраивало то, как быстро развивались их отношения. Они были друзьями достаточно долгое время, и Брук знала, что Ник не стал бы терять свое время на что-то другое помимо проекта «Гриффин». Это заставило ее подумать, что их отношения что-то значат для него. Как она могла так ошибиться?

– Что ж, думаю, мой оптимизм снова берет верх, – улыбнулась Брук, пряча от Ника боль, пронизывающую ее сердце.

– Брук…

– Ничего не говори. Давай отложим этот разговор. Лучше покажи мне свой роскошный дворец.

– Это не дворец, – нахмурился Ник.

– Я выросла в небольшой квартире, поэтому не могу по-другому назвать дом площадью в пятьсот квадратных метров.

Ник ничего не ответил. Он поднялся и жестом пригласил Брук в дом. Прежде чем войти, она сбросила сандалии. Известняковая белая плитка приятно холодила уставшие ноги.

– Эта зона – своеобразное сочетание гостиной, столовой и кухни, – сказал Ник заученным тоном гида, которому научился, когда обхаживал потенциальных инвесторов «Гриффина».

Брук посмотрела на огромные абстрактные картины в красных, желтых, синих и зеленых тонах, которые висели на стене позади белых стеганых диванов. Слева посередине кухни стоял огромный стеклянный стол в окружении восьми черных стульев. Обстановка была неформальной и очень уютной и располагала к отдыху.

– Картины просто изумительные. Кто художник?

– Моя сестра.

– Я бы хотела с ней познакомиться. А Глен знает о твоей семье?

– Да.

Это причиняло ей боль. Брук не ожидала, что у Глена будут от нее какие-то секреты.

– Расскажи мне о своих братьях.

– Мы – тройняшки. Я средний.

– Два брата и сестра, – пробормотала Брук.

Так кто же такой этот Ник Алессандро? В данный момент его внешний вид не имел ничего общего с тем переутомленным ракетостроителем, которого она знала на протяжении нескольких лет. Несмотря на немного усталый вид и несколько новых морщинок, Ник в шортах цвета хаки, белой тенниске и дорогих солнцезащитных очках больше походил на модель из летней коллекции Армани. Новый облик превратил его из рассеянного ученого в обычного европейского плейбоя, и это делало его еще более недосягаемым.

– Есть еще что-нибудь такое, что мне следует знать? – напряженно поинтересовалась Брук. – Например, может, ты женат?

– Нет никакой жены, – нахмурился Ник.

Брук едва сдержалась, чтобы не улыбнуться. Когда-то ей доставляло огромное удовольствие дразнить Ника, и было бы неплохо вернуться к такому способу общения. К сожалению, стоило Нику поцеловать ее в первый раз, как все изменилось. Брук стала более чувствительной, и теперешнее поведение Ника больно ранило ее сердце.

– А кто заботится о доме, когда здесь никто не живет? – пытаясь отвлечься от горьких мыслей, будничным тоном поинтересовалась Брук.

– У нас есть помощница по дому, которая живет в городе. Когда нас нет, она приходит сюда раз в неделю, чтобы убраться в доме, а когда мы на месте, она появляется чаще. Эта женщина также готовит нам еду, а ее муж ухаживает за нашим садом, лодкой и чинит, когда что-то ломается в доме.

Брук посмотрела в окно на большую террасу с деревянным столом и стульями. Ниже на три ступеньки располагалась еще одна терраса с шезлонгами.

– А что наверху?

Ник стоял посередине гостиной, скрестив руки на груди.

– Спальни.

– Я могу воспользоваться одной из них? – тихо спросила Брук.

– В городе полно замечательных отелей, – сквозь зубы процедил Ник.

– Ты правда хочешь выпроводить меня? Но ты ведь не можешь так ужасно поступить со мной, отправив на поиски гостиницы, когда у тебя здесь полно места.

– Я покажу тебе, где можно принять душ и немного поспать перед обратной дорогой, – буркнул Ник.

– Значит, я могу остаться?

– Ненадолго.

Брук молча последовала за ним через открытые створчатые двери на террасу.

– Здесь так красиво, голова идет кругом.

– Большинству людей больше знакомы другие острова Эгейского моря, такие как Миконос, Санторини или Родос, – ответил Ник, подобрав с пола ее спортивную сумку.

– Я думала встретить здесь намного больше туристов.

– Здесь никогда не бывает большого наплыва отдыхающих. Летом Киони привлекает определенное количество мореплавателей и тех, кто хотел бы побродить по горам и насладиться тихими уголками природы, – пояснил Ник. – Пойдем, гостевой домик находится в той стороне.

Они прошли мимо террасы и подошли к отдельному зданию.

– Ты должен показать мне окрестности.

– Этого не будет. Ты отдохнешь, и мы поищем тебе рейс обратно в Калифорнию.

Брук приняла его попытки избавиться от нее, как вызов.

– У меня есть обратный билет. Вылет через неделю.

– Разве тебе не нужно готовиться к занятиям со своими студентами в Беркли?

– Я еще не получила эту работу.

Несмотря на то что у Брук была должность в Калифорнийском университете в Санта-Крус, еще с первого года учебы в колледже она мечтала преподавать италоведение в университете Беркли. А потом у них с Ником начался роман. Вскоре расстояние от Сан-Франциско до пустыни Мохаве стало помехой на пути к ее мечте. Брук хотела жить с Ником.

В его взгляде сквозило недоверие.

– Собеседование снова перенесли, – пожала плечами Брук. – Нужно подождать пару недель.

По правде говоря, Брук не знала точной даты. У нее случилось несколько конфликтов с заведующим кафедрой касательно расписания занятий, и в прошлом месяце ей два раза отказали во встрече. Ей не давало покоя то, что она не знала, сколько людей претендует на эту должность. Мало кто мог сравниться с ней в области проведения исследований, но что касалось преподавательского опыта, тут Брук было нечем похвастаться.

До того как Ник бросил ее, она подумывала перебраться поближе к тому району, где жил и работал ее возлюбленный. Ее не устраивало, что они виделись только по выходным. Брук прошла собеседование в Калифорнийском университете Лос-Анджелеса, и ей предложили должность преподавателя начиная с осеннего семестра. В тот день, когда Ник прилетел к ней в Сан-Франциско, чтобы сказать, что между ними все кончено, она готовилась обрадовать его своим переездом в Лос-Анджелес. После того как Ник объявил о разрыве, Брук снова решила вернуться к тому, чтобы получить должность в Беркли.

– Ты уверена? Сейчас июль. Странно, что они так долго тянут с ответом.

Брук нахмурилась, подумав, что ей следовало сидеть дома у телефона и ждать звонка из университета, а она вместо этого полетела в Грецию.

– Брук, меня будет мучить совесть: ты потеряла работу своей мечты из-за подозрений насчет нас и нашего совместного будущего.

– Тебе не стоит волноваться, – возразила Брук. – Работа моей мечты никуда не денется.

По крайней мере, она надеялась на это.

Они подошли к небольшому гостевому домику. Ник открыл дверь и отнес внутрь ее вещи.

– Тут есть ванная, и отсюда открывается отличный вид на Киони. Тебе понравится. Отдохни. Поспи. Уверен, ты очень устала с дороги. Потом я покормлю тебя завтраком.

– Я не голодна, и ты знаешь, что я не могу спать днем. Почему бы нам не прогуляться? Ты бы показал мне город и окрестности.

– Тебе нужно отдохнуть, – ответил он тоном не терпящим возражений.

Брук приводила в отчаяние холодность между ними. Ей хотелось разрушить невидимую стену поцелуями, слезами и мольбами изменить принятое им решение и дать их отношениям еще один шанс. Но это только отпугнуло бы его.

– Я проделала огромный путь, чтобы найти тебя. И поговорить.

– Позже, – бросил он в ответ.

Брук молча кивнула, понимая, что настаивать бесполезно.

Оставшись в одиночестве, она приняла душ. Потом надела длинное платье с этническим орнаментом и заплела волосы в косу. Морского бриза, влетающего в дом сквозь открытые окна, было достаточно, чтобы высушить мокрые волосы, но Брук решила, что не стоит оставлять Ника одного надолго, чтобы он не успел придумать план, как избавиться от нее, и заплела волосы в косу. В последний раз, когда они занимались любовью, Ник пришел в восторг от ее длинных вьющихся волос, рассыпавшихся по ее плечам в полном беспорядке. Но сейчас лучше предстать перед ним более скромной и в поведении, и во внешнем виде.

Брук надела сандалии и направилась к двери, но вдруг остановилась, вспомнив, что не проверяла телефон с тех пор, как покинула Сан-Франциско. Ее сердце замерло, когда она прослушала одно из сообщений. Собеседование в Беркли состоится в десять утра через три дня. Это существенно сокращало количество времени, которое она рассчитывала провести с Ником, чтобы подготовить его к новости о своей беременности, и, исходя из этого, понять, стоит ли мечтать о совместном будущем.

Брук швырнула телефон на кровать. Ей хотелось броситься на подушки и громко зарыдать, но она сделала несколько глубоких вздохов и немного успокоилась. Все будет хорошо.

Изобразив приветливую улыбку, Брук вышла на улицу и направилась к дому. Она поднялась на террасу и вошла в гостиную. Вокруг царила мертвая тишина. Брук быстро пробежалась по дому, но там никого не было. Выглянув в окно, она заметила, что исчезла машина, стоявшая на подъездной дорожке.

Ник исчез.

Глава 2

К тому времени, как Брук появилась в Киони, Ник переключился с греческого кофе на пиво. Сидя в тени белого навеса деревенской таверны, он искоса поглядывал на свой катер, медленно подплывающий к причалу. Ник видел, как трое греческих мужчин давали инструкции и помогали Брук пришвартоваться к берегу.

– Вы сегодня не торопитесь.

Ник повернулся к подошедшей к нему роскошной темноволосой и темноглазой девушке-официантке. Наташа обслуживала его на протяжении последних десяти дней, с тех пор, как он появился на острове. Она подняла наполовину пустую бутылку, к которой он прикладывался больше часа.

– Сегодня меня не мучит жажда, – бросил в ответ Ник.

На Итаке его постоянными спутниками стали скука и пиво, которые с трудом помогали забыться. Ник пытался примириться с постигшей его неудачей и не противиться судьбе, но приезд Брук все изменил.

Наташа положила руку себе на бедро и призывно посмотрела на Ника.

– Возможно, вам нужна компания.

Ник ни разу не видел, чтобы Наташа флиртовала с кем-нибудь другим, только с ним. Видимо, она знала, кто он такой, и это подтолкнуло ее к решительным действиям. Ник вздохнул. В Америке все было по-другому: никто его не знал, поэтому можно было расслабиться и не задумываться над мотивами поведения других людей.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3