Кэрол Маринелли.

Шаг навстречу



скачать книгу бесплатно

Эта книга является художественным произведением.

Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.


© 2013 by Harlequin Book S A.

© ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2014

* * *

Пролог

– Прошу тебя!

Элла не знала, сколько раз в жизни она слышала эти слова. Но этот раз она запомнит надолго.

– Прошу тебя, Элла, не уезжай.

Элла стояла в терминале международного аэропорта Сиднея. Держа в руках паспорт и посадочный талон, она смотрела в мокрые от слез глаза своей матери – такого же янтарного цвета, как у нее самой. В какую-то секунду она была готова сдаться. Оставлять мать одну с отцом было опасно.

Но, учитывая все то, что произошло, у нее не было другого выбора.

– Дома так хорошо…

– Нет! – отрезала Элла. – У меня есть квартира, которую я купила в надежде, что ты переедешь ко мне. Но ты предпочла остаться с ним.

– Я не могу его бросить.

– Нет, можешь! – В том, что касалось ее отца, Элла была непоколебима. – Он бил меня, мама!

– Ты просто очень сильно его расстроила, Элла. Ты хотела, чтобы я от него ушла.

Мать Эллы жила в Австралии больше тридцати лет. Она вышла замуж за австралийца, но, несмотря на все это, так и не научилась сносно изъясняться по-английски. Элла знала, что если она не уйдет сейчас, то этот разговор будет длиться еще долго. Поэтому она в очередной раз сказала то, что считала единственно верным в сложившейся ситуации:

– Полетели со мной.

Элла протянула матери второй билет, который купила втайне от нее.

– Но как?

– У меня с собой твой паспорт. – Элла достала его из сумки и показала матери, чтобы та не сомневалась в серьезности предложения. – Пришло время положить этому конец. Ты можешь вернуться на Сицилию к своим сестрам. Начнешь новую жизнь… – Элла знала, как ее мама скучает по Сицилии и своим сестрам. Ей просто не хватает храбрости решиться на этот шаг. Поэтому Элла решила взять ситуацию в свои руки.

– Я не могу.

Элла была готова сделать все, чтобы уговорить маму покинуть Австралию. До последней минуты она надеялась, что мама согласится.

– Доброго пути, Элла.

Неужели мама и правда не понимает, насколько все серьезно?

– Я уезжаю надолго, мама.

– Но ты обещала съездить на Сицилию.

– Обещала. – Эмма не была уверена, что выполнит просьбу матери. – Но я надеялась поехать туда вместе с тобой.

– Когда будешь там, передай привет своим тетушкам. Моим любимым сестрам. Скажи им… – Габриэла на секунду замолчала.

– Ты же понимаешь, им лучше не знать. – Элла серьезно посмотрела на мать. Учитывая, что даже приехать в аэропорт на прощание с дочерью было связано для ее матери с большой опасностью, нет смысла рассказывать сестрам, что ее жизнь в Австралии похожа на сказку. – Я не хочу врать, мама.

– Зачем ты так со мной, доченька? – спросила Габриэла.

Из ее глаз снова потекли слезы.

Элла никогда не шла на уступки. Возможно, в ней текло больше сицилийской крови, чем австралийской. Габриэла сама была такой же. Но за эти тридцать лет многое изменилось.

«А зачем ты так со мной, мамочка? – думала Элла. – Ты стояла и смотрела, как он избивает меня. Почему тебе не хватает смелости покончить с этим раз и навсегда?»

Эти мысли, казалось, ни разу не отпустили ее с того самого дня. Но она не делилась ими ни с кем и никогда. Даже с матерью. С того самого дня.

– Мне нужно идти. – Элла посмотрела на табло. Ей действительно пора было проходить таможенный досмотр. Кто знает, сколько это продлится? В последний момент ее голос все-таки дрогнул: – Мама, пожалуйста…

– Ступай, Элла.

Обняв и поцеловав мать в щеку, она отправилась в зону таможенного контроля.

В их семье все решали деньги. Никто не спрашивал, кем она хочет быть, ее просто устраивали в институт, потом на работу.

Два последних года она проработала помощницей директора в Канберре, больше всего на свете желая скорее вернуться в Сидней. Не ставя в известность родителей, Элла написала заявление об уходе и купила домик недалеко от них. Все эти годы она хотела развести свою маму с отцом. Но, столкнувшись с упорством матери, решила уехать сама. И не в другой город, а на другой край света – в Италию. У нее на руках были рекомендации, и она владела итальянским языком. Жизнь открывала ей все двери.

Собственная жизнь. В которой она может делать то, что хочется ей, а не отцу.

На календаре был январь, и из лета Австралии она прибыла в зимнюю Италию.

Оставив чемодан в гостинице, Элла отправилась на прогулку по Риму, этому древнему городу с невероятной историей. Едва ли не каждую минуту она останавливалась и делала снимки на телефон. Она побывала в Ватикане и бросила монетку в фонтан Треви, как когда-то сделала ее мама. Однако для матери эта примета не сработала – Габриэла по-прежнему отказывалась вернуться в родную Италию.

Элла села в поезд и доехала до городка Остия Антика, о котором ей рассказывала мать. Прогулялась по набережной, надеясь, что вот-вот придет осознание свободы и правильности принятого решения. Но нет.

Проведя в Риме несколько безмятежных дней, Элла принялась за поиск работы.

«Для вашего возраста у вас богатый опыт, но…»

Да, ее резюме выглядело впечатляюще, но, даже будучи наполовину итальянкой, Элла не могла говорить на этом языке как на родном. Кадровые агентства просто отказывались вносить ее в списки кандидатов.

– По-итальянски вы понимаете лучше, чем говорите, – сказала ей сотрудница очередного агентства. – В какой сфере вы хотели бы работать?

Элла знала – ей нечего терять. Она выпрямила спину, властно посмотрела сотруднице в глаза и сказала:

– В сфере кино.

Сотрудница поправила очки:

– Мы не работаем с актерами.

– Нет, нет, – замотала головой Элла. – Я хочу быть режиссером.

Это была профессия ее мечты. Но она так и не поступила на режиссерский, потому что все деньги отложила на помощь маме. К тому же ей откровенно надоела учеба. Она хотела ворваться в кино стремительно. Сразу сесть в режиссерское кресло.

– Простите, но мы ничем не можем вам помочь, – пожала плечами сотрудница. Однако когда Элла уже дернула ручку двери, та ее окликнула: – Постойте. У нас есть клиент, компания «Корретти медиа». Они находятся на Сицилии, в Палермо. Может, вы слышали о них?

– Слышала. – Элла сказала правду. Она интересовалась кино и знала по названиям много киностудий, в том числе итальянских. – В последние годы у них вышло несколько нашумевших лент.

– Директора компании зовут Алессандро, а главного продюсера – Санто.

– Я слышала о них, – кивнула Элла. Что касается Санто, то о нем она слышала больше скандальных историй, чем чего-то, связанного с кинематографом. Но сейчас это было не важно.

– Санто ищет помощницу, – сообщила сотрудница. – Я могу назначить вам встречу.

– Буду вам благодарна.

– Однако должна вас предупредить…

– Я все знаю, – перебила Элла.

– Я имела в виду ваш итальянский.

– Я подучу его.

– И должна предупредить, что Санто на дух не переносит глупых женщин.

На это можно и обидеться. Эта девица будет учить ее жизни. Элла не помнила имени девушки и присмотрелась к беджику на ее груди.

«Клаудиа».

– Я учту это, Клаудиа, – сказала она, едва сдерживаясь.

– Одну секунду. – Девушка взяла телефонную трубку и встала из-за стола.

Элла откинулась в кресле, пытаясь скрыть возбуждение. В первый раз в жизни у нее наклевывалась работа, которую она действительно хотела. Ее щеки горели. Она слышала, как Клаудиа тихо сказала в трубку: «Да, симпатичная». И через несколько секунд еще одно слово: «Светлые».

Неужели цвет волос и впрямь так важен при приеме на работу? Ах да, речь ведь идет о кино, как она забыла!

Клаудиа повесила трубку:

– К сожалению, вакантных мест нет. У Санто сейчас есть помощница, которой он полностью удовлетворен.

Элла не хотела думать, что значит «полностью удовлетворен», поэтому просто сказала:

– Ничего страшного. Спасибо, что попытались.

Выйдя из агентства, она зашла в кафе и заказала чашечку кофе. Глядя в окно на утренний Рим, она решила, что еще не время переживать о работе. Вернее, об ее отсутствии.

И все же, что бы было, если ее пригласили на собеседование? Элла смотрела на проходящих мимо девушек и женщин. Если бы в эту минуту Санто Корретти оказался здесь, в кафе, он бы даже не взглянул на нее. Серый деловой костюм – это то, что подходит для ее бывшего начальника, но никак не для кинопродюсера.

К тому же хотела ли она на самом деле жить на Сицилии? Готова ли она увидеть все то, о чем рассказывала ей ее мать?

Да.

Сердце Эллы забилось чаще. Она вышла из кафе и, вместо того чтобы идти по списку в следующее агентство, остановилась у витрины модного магазина. Она попыталась представить, как одевается помощница Санто Корретти, которая его «полностью удовлетворяет».

Уже через минуту она задала этот самый вопрос продавщице магазина.

Нет, она не называла имен. Просто соврала, что ее пригласили на собеседование в известную киностудию. А еще через три часа она шла по центру Рима с новой прической и свежим маникюром.

Ровно в полдень Элла выписалась из гостиницы и купила билет до Сицилии. Почти все полтора часа полета она делала фотографии земли в иллюминаторе, чтобы потом отправить их матери. Оставив багаж в камере хранения, она вышла из здания аэропорта под зимнее солнце Сицилии. Вот она, родина ее матери. Пока что совсем не такая, как на старых фотографиях.

Элла подошла к первому попавшемуся такси и уверенно произнесла:

– «Корретти медиа».

Затаив дыхание, она ждала реакции таксиста. Что, если он спросит адрес? Однако таксист лишь молча кивнул. Элла поправила прическу и, сев на заднее сиденье, достала из сумочки зеркальце. Отрепетировав свою фирменную улыбку и накрасив губы, она пожелала самой себе удачи.

Когда такси остановилось у высокой телебашни, из него вышла самоуверенная, целеустремленная дама, которая молча расплатилась с водителем и исчезла за стеклянными дверями здания.

Девушке на стойке ресепшна она сообщила, что пришла в «Корретти медиа» по поводу вакансии.

– Секунду, пожалуйста, – ответила та и взяла в руки телефон.

Через несколько секунд другая девушка проводила Эллу до лифта.

– Третий этаж, из дверей налево, – сказала она с улыбкой. – Желаю удачи.

Первое, что увидела Элла, выйдя налево из лифта, была идущая по коридору девушка неописуемой красоты, с длинными ногами, большой грудью и заплаканными глазами. У одной из дверей коридора стоял невысокий мужчина и смотрел ей вслед. Элла вспомнила старую сицилийскую поговорку, которую так любит повторять ее мама: «Если мужчина обидел меня, позор ему. Если он обидел меня еще раз, позор мне».

– Вам сюда, – произнес он глубоким, властным голосом.

Эмма подошла ближе и рассмотрела на его правой щеке красный след от пощечины. Заметив направление ее взгляда, мужчина улыбнулся и потер щеку рукой.

– Вы же пришли на собеседование? – спросил он по-итальянски.

Элла кивнула и представилась. Мужчина жестом предложил ей зайти в кабинет. Ему можно было не представляться.

Глава 1

Санто дернулся и проснулся. Его сердце учащенно билось. По привычке он вытянул руку рядом с собой, но, к своему удивлению, не нащупал там приятного женского тела. Как это ни странно, он лежал в постели один. Что произошло вчера ночью?

На полу лежала пустая бутылка виски, которую Санто перевернул, когда вставал в туалет. А еще он был по-прежнему в смокинге. Только пуговицы у рубашки оторваны, и галстук-бабочка куда-то исчез. Санто проверил внутренний карман пиджака. Вчера Элла трижды проверяла, на месте ли кольца на свадьбу его брата.

Кольца лежали в кармане. Слава богу.

Он умылся и посмотрел на себя в зеркало. Лицо и грудь покрывали синяки. Увидев в отражении засосы на своей шее, Санто состроил гримасу. События этой ночи начинали собираться в общую картинку.

Выглянув в окно, Санто увидел внизу не меньше десятка журналистов. Его чуть не вырвало.

– Ты можешь забрать меня? – спросил он, когда Элла подняла трубку.

Это было раннее утро, и она ответила, не открывая глаз. Проработав на Санто Корретти четыре месяца, она привыкла к ночным звонкам и подобным просьбам. Но в этот раз глубокий голос Санто звучал особенно взволнованно.

И, увы, не менее сексуально, чем обычно.

– Сегодня суббота, – проговорила она в трубку. – Шесть часов утра.

Это было достаточной причиной, чтобы выключить телефон и снова погрузиться в сон. Если бы не тот факт, что всю ночь Элла только и делала, что ждала от него звонка. Все СМИ и все каналы Италии последний месяц только и говорили о предстоящей свадьбе Алессандро Корретти. И наверное, даже мама Эллы видела во вчерашних новостях, что в самый последний момент свадьбу пришлось отложить.

Да-да, в самый последний момент – в прямом смысле этого слова.

Невеста Алессандро, Алессия Батталья, убежала из церкви прямо перед венчанием. Теперь вся страна с замиранием сердца ждала, как две самые известные сицилийские семьи выйдут из столь неловкого положения.

Элла как будто предчувствовала, что ее услуги понадобятся в выходные.

– У меня вообще-то выходной. – Она старалась говорить уверенно. – Свое я вчера отработала.

Поскольку Элла была лишь помощником продюсера, ее на свадьбу не пригласили. Ее главной задачей было обеспечить, чтобы Санто приехал вовремя, трезвый и в хорошем расположении духа.

Последний пункт был самым простым – Санто был свидетелем, и ничто не могло испортить его приподнятого настроения. Сложности возникли с первыми двумя требованиями – вот тут уже требовалось приложить максимум усилий.

– Мне нужно забрать Алессандро из полиции, – проговорил Санто. – Его вчера арестовали.

Элла лежала молча, отказываясь вдаваться в подробности. На первый взгляд братья были удивительно похожи – практически близнецы. Оба высокие, широкоплечие, у обоих короткие стрижки и красивые темно-зеленые глаза. Но на внешности сходство заканчивалось. Алессандро был старше. И разница в два года, видимо, имела поистине огромное значение.

Будучи первенцем почившего Карло Корретти, Алессандро был воспитан в строгости, и это не могло не сказаться на его характере. Санто был проще и легок в общении, любил веселье и женщин, хотя временами вел себя крайне заносчиво, если не сказать – нагло.

– Забери меня немедленно, – проговорил Санто приказным тоном.

Элла глубоко вздохнула. Приходилось утешаться лишь тем, что если в скором будущем ей все-таки предложат работу ее мечты, то вся эта трагикомедия с семьей Корретти забудется как страшный сон. Быть помощницей Санто оказалось в десятки раз сложнее, чем она могла представить.

– Пресса на каждом шагу, – предупредил ее Санто. И это означало, что Элле нужно быть начеку. – Вызови такси, проедешь пару кварталов, затем незаметно выйдешь, сядешь в мою машину и подъедешь к входу гостиницы. Пришли мне эсэмэс, когда будешь внизу.

– Ненавижу водить тачки, – протянула Элла, зная, что любой протест останется без внимания. Так и произошло, Санто просто положил трубку. – Вот скотина.

Элла встала с постели и позвонила в службу такси. Голос женщины-диспетчера был таким же сонным:

– Машина подъедет через пятнадцать минут.

Элла медленно побрела в ванную. Нет, она не станет сегодня краситься. А если у Санто будут претензии на этот счет, пусть идет ко всем чертям. Но, приняв душ, она передумала. В конце концов, Санто – ее босс, и значит, нужно соответствовать его требованиям. Элла всегда относилась к работе серьезно. Поэтому вместо легкой туши и блеска для губ – ее обычного субботнего макияжа – она использовала полный арсенал.

Надев узкую серую юбку и блузку кремового цвета, Элла посмотрела на себя в зеркало. Несомненным плюсом работы у Санто была одежда. Элла могла одеваться, как ей хотелось, только чтобы выглядеть сексуально. Впрочем, это был единственный плюс.

Под окнами ее маленькой съемной квартиры просигналило такси. Она надела туфли на низком каблуке и, убедившись, что ключи от машины Санто у нее в сумочке, вышла на улицу. Поморщившись на утреннем солнце, она в очередной раз изумилась, как все же удивителен субботний майский Палермо. За набережной блестит океан, а традиционно кишащий людьми город тихо спит. Несомненно, каждый житель Сицилии, проснувшись, первым делом включит телевизор или откроет газету в поисках последних новостей о нашумевшей свадьбе.

– Buon giorno, – приветствовала Элла таксиста, называя ему адрес отеля. Она села на заднее сиденье и попросила сделать радио чуть громче.

О сбежавшей невесте весь остров будет говорить еще долго. И конечно, таксист тоже знал последние новости.

– Кошмар, – смеялся он. – Как будто свадьба и впрямь может примирить семьи Корретти и Батталья. Как можно быть такими наивными…

Он говорил без умолку, даже не представляя, что женщина на заднем сиденье едет к брату Алессандро. Элла предпочла оставить его в неведении. Впрочем, Санто тоже не посвящал ее в дела семьи. В разговоре с братом или с кем-то из семьи он всегда говорил на сицилийском диалекте, непонятном Элле.

– А что с ними не так? – спросила она таксиста.

– Вражда, – ответил тот. – Даже недавняя смерть Сальваторе Корретти не примирила их. Корретти вою ют со всеми, даже сами с собой.

Элла уже знала это. Несмотря на скрытность Санто, она догадалась, что между родственниками Корретти идет война за наследство. Все поливали друг друга грязью, зачастую общаясь только через адвокатов. Они делили недвижимость, акции компании, машины и лошадей. Элла быстро устала от всего этого. Слишком свежи были воспоминания о скелетах в шкафу ее собственной семьи.

Да, она только начала работать на Санто, но ей уже хотелось карьерного роста. Решать личные проблемы начальника было не тем, для чего она прилетела на другой конец земли. Уже трижды Элла просила Санто назначить ее младшим помощником режиссера на новом фильме, и трижды Санто отвечал ей одно и то же: «Presto». И тут же переводил на английский: «Скоро».

Скоро – понятие крайне растяжимое. Скоро ее здесь может не быть.

На подъезде к отелю Элла сказала водителю, чтобы тот заехал на подземную парковку. Санто был прав – гостиница была буквально оккупирована журналистами, и охрана едва справлялась с натиском. На парковке Элла предъявила паспорт и водительские права, объяснив служащему, что хочет забрать машину своего босса.

Она запрыгнула на водительское сиденье, вдохнула запах кожи в салоне и знакомый аромат дорогого парфюма Санто. Перед тем как завести мотор, она набрала ему сообщение: «Жду у выезда с парковки».

Элла слегка нажала на педаль газа, и двигатель зарычал. В ожидании Санто она видела, что кто-то из папарацци сфотографировал ее в машине. Видимо, на всякий случай. В отсутствие другой активности папарацци всегда фотографируют все на всякий случай.

– Быстрее, Санто, – говорила она вслух, сидя с заведенным двигателем.

Что, если, позвонив ей, он снова уснул? С него станется. Нет, вот он – идет, слегка покачиваясь, в том же костюме, что и вчера. Поняв, в каком он состоянии, Элла стиснула зубы. У журналистов сегодня мог быть настоящий праздник. Костюм Санто испачкан и порван в нескольких местах. На теле отчетливо виднелись свежие синяки. Он был смертельно бледен, а нездоровый цвет кожи особенно сильно подчеркивал несвежую щетину.

– Buon giorno! – поздоровалась Элла, когда он забирался на заднее сиденье.

– Доброе утро, Элла.

Элла принципиально говорила с боссом по-итальянски, чтобы тот видел, насколько прогрессирует у нее этот язык. Ей нужно стать помощником режиссера, а у Санто, кажется, были предубеждения насчет ее австралийского происхождения. Он и слышать не хотел о сицилийских корнях матери Эллы и периодически отвешивал шуточки, когда Элла делала смешные ошибки в итальянском.

Словно в отместку, Санто отвечал ей по-английски. Он любил повторять, что его английский лучше, чем ее итальянский. И отчасти он был прав. Но ведь, в конце концов, почему-то он ее взял на работу! Значит, либо дело не в языке, либо ее итальянский достаточно хорош.

– Вы же знали, что внизу пресса, – раздраженно произнесла Элла.

Санто театрально закатил глаза:

– Просто жми на газ.

Элла засунула одну руку в сумочку и вытащила солнечные очки.

– Держите.

Санто надел ее очки-капельки, но они не скрыли полностью синяк под его правым глазом.

– Если кого задавишь, не велика потеря, – пробурчал Санто и выругался.

Элла ехала медленно, постоянно сигналя. Со всех сторон на них были направлены камеры фотоаппаратов. Не меньше минуты ушло у них, чтобы выехать на дорогу.

– Ездить по Сицилии на машине – сущий кошмар, – проговорила Элла.

Она перестроилась в левый ряд и едва не сбила мужчину на мотороллере. В Австралии она привыкла к левостороннему движению и никак не могла приспособиться к новым правилам. Но основной причиной ее раздражения был не транспорт. В зеркале заднего вида она заметила на шее босса яркий фиолетовый засос. Черт возьми, даже в это нелегкое для его семьи время он не мог держать себя в руках. Вся страна следила за последствиями скандала между Батталья и Корретти, а яркий представитель последних сидел позади нее полуживой и с фингалом под глазом. Нет, на этот раз она спросит, в чем дело.

Ее мало интересовали сплетни о том, что голливудская звезда Тейлор Кармайкл ответила отказом на ухаживания Санто. Тейлор играла главную роль в новом фильме, который тот продюсировал.

Съемки начались в понедельник, и Санто сразу стал проявлять к Тейлор чрезмерное внимание. Он даже пригласил ее на вчерашнюю свадьбу под предлогом того, что ее присутствие обеспечит фильму дополнительную рекламу. Но характер голливудской звезды тоже был далек от идеала, так что этот творческий союз изначально был обречен на провал.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3