Катерина Полянская.

Шагренья. Из рода Чёрных Королев



скачать книгу бесплатно

Ашиса всегда приходила сюда. Не в склеп, где покоилось то, что осталось от ее любви, не в ритуальную комнату, где все случилось, и даже не в оранжерею, которую Герд выстроил специально для нее. Всегда сюда. В его дом. В место, где они должны были прожить долгую счастливую жизнь.

Отогнав от себя колкую дрожь, которая неизменно охватывала меня рядом с этим местом, я без посторонней помощи выбралась из экипажа. На полпути к крыльцу вспомнила о своей шер-лаше и бросила ей, не оборачиваясь:

– Подожди меня здесь.

Дверь оказалась не заперта, даже немного приоткрыта.

Я храбро шагнула в просторный холл. Шаги тут же отозвались эхом, и их отзвуки разлетелись по всему первому этажу. Фиолетовая тьма, сочащаяся из узорчатых светильников, казалась осязаемой, густой. И даже идти из-за нее было трудно.

Никто меня не встречал, вокруг вообще не было ни души. Дом стоял запертый, не оставили ни одного слуги, чтобы присматривать за ним. Только у Аши были ключи, и она иногда забиралась сюда.

Подышав немного на озябшие ладони, я мазнула взглядом по серому от пыли зеркалу и отправилась искать сестру. Камины несколько лет не растапливали, поэтому в красивом особняке в центре Паутины, казалось, навсегда поселились холод и сырость.

Где могла быть сестра, я приблизительно знала.

Комната Герда, его художественная мастерская…

Аши нашлась в галерее, примыкающей к мастерской. Она сидела прямо на холодном полу, светлая юбка была вся в пятнах от пыли. Сестренка неотрывно смотрела на высвобожденную из чехла картину. Ночь, серебряный лунный свет, дворец вдалеке и на фоне всего этого крупным планом Герд и она сама. Художник свое ремесло знал, полотно было прекрасно. Оно светилось, будто луна внутри была настоящая. Казалось, дотронешься – и утянет, поглотит. Впрочем, все это было лишь игрой теней и особой паучьей восприимчивости.

Меня Ашиса заметила, только когда я подошла вплотную и тронула ее за плечо.

Обернулась. Улыбнулась по-детски светло и одновременно как-то болезненно.

Как говорить с ней в такие моменты, я не знала. Но мне повезло, она первая прервала молчание:

– Прости, что ушла, никому не сказав. – Новая улыбка была просто виноватой. Как у ребенка, который опасается наказания. – Мне так хотелось ему рассказать, что ты скоро выходишь замуж и что твой жених тоже белый паук. Но знаешь… кажется, он меня не услышал.

Сердце ожившим камнем болезненно пульсировало в груди. Бедная моя сестричка…

Заставив себя улыбнуться, я посмотрела в насупившееся лицо Аши.

– Пойдем домой, ладно? Там родители беспокоятся, а я опаздываю на примерку.

– Свадебного платья? – Ее оживленность выглядела неестественной.

– Угу.

К настроению больше подошло бы слово «саван». Роскошный такой, черный, пышный и с очень узким корсетом. Я видела эскиз.

– А разрешишь мне посмотреть?! – Тонкая ручка сестры невесомо вцепилась в мою руку.

– Если тебе хочется.

Я набросила чехол на картину, обняла Аши за плечи, и мы пошли к выходу.


К портнихе опоздали на целых два часа, но она не посмела выказать недовольства.

– Мои поздравления, ваше высочество. – Она светилась точно жемчужина. – Пусть все пройдет, как надо.

Клянусь, я сделаю вас красивейшей невестой всех подземных королевств!

Если отбросить ненадолго знания о том, зачем все это нужно, в целом план был симпатичный.

Интуитивно пробежав взглядом по мастерской в поисках места, где можно было бы спрятаться, и не найдя такового, я вверила себя цепким лапкам придворной портнихи Кажетты и ее несомненному таланту. Аши и Лали, которые вошли вслед за мной, тихонько прикрыли дверь. Их будто и не заметил никто.

Эта худенькая женщина с замысловатой прической и начавшими появляться на лице морщинами, бесспорно, знала свое дело. Поглядеть хотя бы на ее собственное платье. Оно сочетало в себе бордовый, розовый, сиреневый и лиловый цвета, состояло из невероятно узкого корсета, асимметричного ворота и асимметричных же юбок, которые слева были пышными, как у бального платья, а справа оставляли открытой ногу до самого верха бедра. И при всем этом наряд Кажетты не казался броским. У пауков весьма своеобразные понятия о приличиях, и ей странным образом удалось удержаться на грани.

Встретив нас у входа своих владений, Кажетта провела высокородных посетительниц через несколько рабочих помещений в королевскую примерочную. Я бывала здесь неоднократно, но все равно с интересом глазела по сторонам. Манекены, полуготовые наряды, ткани, ножницы, иголки и булавки в невероятном количестве – и все это стояло, лежало, висело и просто валялось в самых неожиданных местах. Пухленькие швеи-полукровки, но смесь кого с кем, я затруднялась определить, занимались своим делом, но при нашем появлении вскочили и раскланялись. Две вейлы средних лет, но все еще красивые и притягательные, тихо скучали в одной из общих примерочных, шептались о чем-то своем и вяло листали модный журнал. На нас они реагировали столь же бурно, как и работницы Кажетты.

А в дальнем, запрятанном от посторонних глаз помещении рождались ткани. Оттуда слышался слабый треск и жужжание. Крошечные блестящие жучки и паучки выплетали особые паутины и нити. И равного их творениям не было ни под землей, ни на ее поверхности. Так говорили, во всяком случае. За пределами Паутины действовало несколько мануфактур, доходы от которых составляли почти половину казны Шанаси, но Кажетта как-то умудрилась завести собственных крошечных мастеров. Не просто завести, но подчинить, заставить себе служить.

Оглядевшись, я вслед за портнихой шагнула в комнату, предназначенную специально для приема правящей и членов ее семьи, и решила на всякий случай предупредить:

– Госпожа Кажетта, я хотела бы чего-то более скромного и традиционного, – и на всякий случай еще уточнила, а то мало ли какие там у нее традиции: – В общепринятом смысле.

Аши и Лали просочились следом за нами и устроились на небольшом диванчике у входа.

Паучиха понимающе улыбнулась.

– Так и быть, не будем никого шокировать, – согласилась она, но ее глаза азартно заблестели.

Процесс снятия мерок получился весьма специфический. В первую очередь она вытряхнула меня из платья. Кожу неприятно кольнул холодок. Камин в мастерской не горел, и единственным источником тепла служил маленький пушистый коврик под ногами. Но проку от него было немного.

Еще я жутко смутилась, хотя среди присутствующих отмечались исключительно дамы.

Но все это показалось сущей мелочью в сравнении с тем, что произошло потом. Паучки! Те самые, что создавали дивную ткань в своем потаенном помещении. Кажетта щелкнула пальцами, и они метнулись ко мне.

Для этой цели в стене существовала специальная щель.

Кожу просто-таки опалило холодом.

Однако закричала я не от этого. По мне ползают! И пусть это лишь крошечные слуги, без магии и человеческого облика, все равно было неожиданно и неприятно. Хорошо закончилось быстро, иначе парочку я бы точно прихлопнула. Уф-ф-ф, сколько, оказывается, искушений поджидает маленькую и беззащитную меня на пути к взрослению!

Представила эту «маленькую и беззащитную», которая, превратившись, заняла бы почти все пространство мастерской, фыркнула и трястись почти перестала.

Подумаешь! Но в душе-то я именно такая – хрупкая, ранимая, красивая и ласковая!

Интересно, в нашей жестокой реальности это когда-нибудь кто-нибудь увидит? Сможет разглядеть?

– П-п-предупреждать надо! – хотела рявкнуть, а получился перепуганный стон.

Сердечко до сих пор колотилось.

– Ну, допустим, я бы предупредила, – протянула Кажетта и как-то странно посмотрела на меня. – Разве бы ты далась?

Я прислушалась к себе, опасливо покосилась на ретирующихся в свои угодья паучков и полными искреннего обожания глазами воззрилась на небольшой столик, заваленный эскизами. В человеческом облике я действительно маленькая, вполне могла бы укрыться под ним!

Судя по всему, эти мысли были написаны у меня на лице.

– Вот поэтому и не предупреждаю, – ухмыльнулась хозяйка модных угодий. – Все юные девчонки реагируют абсолютно одинаково. – Потом понизила голос до чуть слышного шепота и добавила по страшному секрету: – Ваша старшенькая, та вообще в обморок свалилась. Мы ее так и обмеряли.

На этой относительно позитивной ноте мне предложили шелковый халат, в который я с удовольствием облачилась.

Присутствие на теле хоть какой-то одежды придало уверенности, и дальше все прошло в общем не так уж плохо. Кажетта записала цифры, повздыхала над моей «фигуркой, как у статуэточки», отпустила пару шуточек на тему первой брачной ночи и везунчика-жениха. Правда, не забыла уточнить, что везучий он исключительно напоследок. Видимо, это последний бонус свыше за посильную помощь в инициации важной и нужной принцессы. Ладно, в моем случае не такой уж и важной, просто любимой родителями. Вот на этом меня вынесло в параллельное измерение. Со мной определенно что-то не так! Все, абсолютно все воспринимают эту… ну пускай будет процедуру… как что-то мимолетное, незначительное, неприятное, но легко переносимое. Я же с ума схожу и чувствую себя так, словно в любой момент готова сломаться.

А… хотя я не одинока в своем непонимании. Жених тоже не проникся возложенной на него честью.

Отлично! Что-то общее у нас уже имеется!

Сия позитивная нотка более напоминала нервный мандраж, но я и ей обрадовалась. С этим уже можно работать. Осталось только сообразить, как именно.

Когда я изволила вернуться в собственную предсвадебную реальность, обсудили модель наряда. Получилась целая битва! Если по поводу узкой талии и пышных, тяжелых юбок мы с Кажеттой придерживались одного мнения, то за то, чтобы убрать с платья воланы, а также шляпку и вуаль из модели вообще, пришлось побороться. И даже после этого осталась еще открытой проблема декольте.

– Шани, не будь букой. – Вейла встала на сторону врага. – Тут все в пределах приличий!

Я с сомнением всмотрелась в эскиз: если лицо было совсем не прорисовано, так, пару линий, то формам Кажетта уделила особое внимание. Такое впечатление, что они сейчас просто вывалятся из выреза.

Отъявленной скромницей я не была. Просто никогда не любила открывать слишком много. Ни тела, ни души. И то и другое предпочитаю обнажать исключительно перед близкими. Теми, кто перешагнул невидимую грань отчужденности и удостоился доверия.

А сейчас дело еще и в настроении. Последний месяц я чувствую себя как смертельно больная, как перед собственными похоронами. Нет уж, мне нужно обычное черное платье, симпатичное, но не слишком вызывающее.

– Декольте делаем ровно в два раза приличнее. – Я сменила тон, заговорила громче и тверже. – Лали, из украшений добавь сюда ожерелье из алмазных нитей и такие же серьги.

Выбор мой противоположной стороне явно не понравился, что не замедлили выразить. Осторожно, все же с принцессой дело имеют.

– Осмелюсь предложить, – начала портниха, – сделать платье закрытым и добавить один тонкий разрез от горла до середины живота…

– Нет! – прозвучало на грани грубости.

Внутри слабо пошевелилась паучиха. Это были эмоции, движения души. Но достаточно, чтобы понять, что во мне сидит настоящая Черная Королева. Полноценная. Сильная. И ей о-о-очень не нравится, когда кто-то имеет наглость спорить.

Мои оппонентки это быстро уловили и поникли.

Ситуацию выровняла Аши, которая до сих пор бледной тенью маячила за моим плечом.

– Не ссорьтесь! – совершенно по-детски надула губки вторая принцесса Шанаси. – Это ночь Шагреньи, и все должно быть так, как она хочет.

– Спасибо, дорогая.

Я обняла ее, почувствовала слабое, едва ощутимое тепло и вместе с ним – болезненный укол в сердце. Вот кто меня всегда понимал! Ей я могла бы рассказать о своих горестях и страхах, Аши наверняка подсказала бы что-нибудь, посоветовала. Но настоящая сестренка сейчас недоступна, а то, что от нее осталось…

– А я совсем не помню своего свадебного платья, – пожаловался этот ребенок мне в шею.

На этом все свернулось. Кажетта назначила следующую примерку через две ночи, мы стали собираться. Не будь в Шанаси столько гостей, дошла бы до своих комнат в халате, а так пришлось переодеваться в платье. Лали помогла мне с застежками, расправила юбки, аккуратнее уложила волосы, после чего мы наконец попрощались с портнихой и ее работницами и вышли за дверь.

А уж там меня поджидало очередное испытание.

Блондинистое такое, смазливое.

Что примечательно, испытание держало в руках небольшую коробочку. Судя по расслабленным пальцам, легкую. Но красочную и с ленточкой, отчего мне заранее стало не по себе.

– Здравствуй, принцесса. Дамы? – Мейхем слегка склонился и улыбнулся краешками губ, но почтения во всем этом не было ни капли.

Лалисса пролепетала что-то о внезапно образовавшихся делах, ухватила вяло сопротивляющуюся Ашису за руку и утащила в ближайший закоулок. Скоро звуки их шагов растаяли в тишине и темноте Шанаси.

Меня подло бросили наедине с будущим мужем!

Подумала бы – ему на растерзание, если бы это не было столь тривиально.

– Я знаю, что согласно правилам мы должны в оставшиеся до церемонии ночи хотя бы пару часов бывать вместе, – с трудом преодолевая желание удрать, через силу заговорила я. – Беседовать, узнавать друг друга… Но ты начал слишком рано. Мы ведь только перед рассветом узнаем, сколько у нас осталось времени на все.

Мейхем, наблюдавший отступление девушек, иронично приподняв бровь, переключил внимание на меня. Моргнул. Зеленые глаза потемнели от затаившихся в них мыслей и теперь напоминали болото.

Опасно. Можно увязнуть и уже не выбраться.

Но выхода нет.

– Зачем? – как-то отстраненно поинтересовался он.

– Что?

Каюсь, признаюсь – засмотревшись, я выпустила нить беседы.

– К чему эта пустая болтовня? – с отвращением скривился молодой мужчина. – Ты указала на первого попавшегося, не слишком интересуясь моральными качествами, я… Скажем откровенно, для меня нет большой разницы, знакомая или не очень паучиха станет моим палачом.

Хлестко. Правдиво.

Пришлось напомнить себе, что этот нахальный тип всю сознательную жизнь провел в каком-то захолустье. Ничего удивительного, что светского лоска там не хватает. И с воспитанием проблемы налицо. На всю наглую блондинистую морду! Только поэтому не вспылила.

– Видишь ли, ложиться в постель с незнакомцем принцессе как-то не подобает, вот и приходится… общаться, – как сама понимала, пояснила я.

Стоит ли удивляться, что объяснения его не впечатлили.

– То есть после нескольких дней знакомства – самое оно, да? – участливо так спросил жених.

Захотелось ему врезать. Покусать. Или раскапризничаться и заявить, что не желаю иметь с этим хамом ничего общего и вообще, пошли бы они со своими многовековыми традициями… хоть к каменным демонам, хоть на поверхность людей впечатлять! Если бы знала про еще каких существ, и их бы облагодетельствовала такими гостями, но, увы, в учебниках я читала лишь о людях и демонах.

– Примерно так же, как большинство магически одаренных девушек Шанаси, – сухо парировала я.

– Нет, не так, – сразу же возразил Мейхем. – Большинство твоих ровесниц выводят в свет за пару лет до инициации. Времени более чем достаточно, чтобы определиться с избранником. И да, еще одна ма-а-аленькая деталь: их становление не опасно для партнера. Вообще.

Тыкать меня носом в противнейшую ситуацию, похоже, доставляло ему какое-то извращенное удовольствие.

– Уж прости, вот такая я невезучая! – Голос звенел, угрожая вот-вот сорваться на визг.

Но паучиха, как ни странно, вела себя смирно.

– И я вместе с тобой, – кисло подытожил Мейхем.

Постояли. Помолчали.

Внутри у будущего мужа явно происходили какие-то борения, и хотя это не слишком отражалось на породистом лице, я заметила. Сама последнее время нахожусь в точно таком же состоянии.

Редкие взгляды, которые он бросал на меня, отнюдь не были доброжелательными. Они кололи, словно иглами. Поэтому, когда Мейхем протянул вперед руку с коробочкой, я отпрянула.

– Бери, это тебе, подарок. – Уголки его губ дернулись, но глаза сохранили то же опасное выражение.

Я не привыкла, чтобы меня ненавидели, и откровенно терялась.

Ну почему, почему из всех мужчин королевства меня угораздило выбрать именно этого?! Если учесть, что у сестер, мамы, бабушки и других Черных Королев проблем с реакцией жениха не было, можно смело считать, что большинство наших мужчин либо верны традициям, либо же не рискуют проявить неповиновение той, в чьих нежных ручках находятся нити. А мне теперь что делать с этим… сильно умным?

Отказаться и взять другого нельзя, поскольку слово Черной Королевы должно чего-то стоить. И пусть я не наследница, законы одни для всех.

Аккуратно из-под полуопущенных ресниц оглядела свой выбор, оценила масштаб трагедии и окончательно затосковала.

А между делом отступила еще на шаг… и уткнулась попой в стену.

Отлично! Далеко удрала!

– Моя принцесса? – В зеленых глазах искрился смех, но теплее они от этого не стали.

Начну отступать вдоль стеночки, буду выглядеть совсем глупо. Если увидят и догадаются, что у нас не все гладко, могут и меня в нужный момент опоить. Или приставить к нам кого-нибудь с соответствующим опытом – магическим надзирателем, так сказать. От моих родных, как выяснилось, можно ожидать всего! И это исключительно от добрых чувств и благих намерений! В общем, надо бы поосторожнее демонстрировать эмоции.

Снова посмотрела на коробочку. Ленточка так и манила, но персона дарителя внушала некоторые опасения.

– Что там? – спросила опасливо.

– Открой – и узнаешь. – Ему почему-то было весело.

Я несмело протянула руку, но касаться пестрой коробочки не спешила.

– Оно кусачее? – Знаю, вопрос был не самый умный.

– Нет.

– Ядовитое?

– Не думаю.

– Взрывоопасное?

– Принцесса… как тебя там… да за кого ты меня принимаешь?!

О, отлично, он даже имя не удосужился запомнить! Я начала тихо закипать. Да-да, пренебрежения к моей родовитой особе тоже раньше не выказывали. Взрослеть оказалось неприятно. А за дни – от недели до месяца – близкого общения с женихом… Предчувствую, к моменту, когда дойдет до главного, я готова буду загрызть его без всяких терзаний совести.

Хотя предпочтительнее было бы просто отправить домой.

Прилива смелости я так и не испытала, но все же нашла в себе силы коснуться коробки и почти выхватила ее из рук будущего благоверного. Глумливую ухмылку на смазливой морде проигнорировала. И так уже поняла, насколько влипла!

Легкая…

Как будто пустая.

А что, с него станется так вот грубо подразнить нежеланную невесту!

Пальцы тряслись и слушались с трудом, распутать ленту получилось не сразу. Что примечательно, за это время меня ничем не пришибло, не укололо, не прокляло, не затянуло в самоуничтожающийся портал… в общем, ничего интересного не случилось. Можно выдыхать.

Сдвигала крышку тем не менее крайне осторожно. В нашем безумном темном мирке всегда есть место для всяческих «а вдруг».

Ну-ка, что там у нас?

Ткань.

Знакомая, надо заметить.

Хорошо, просто отлично знакомая!

В подарочной коробке обнаружился мой халат, позорно забытый в библиотеке. Вот как чувствовала, что надо мной тонко издеваются! А этот… этот омерзительнейший тип еще и скалится!

– Можешь не благодарить, – сказал он с таким видом, будто мгновение назад спас мне как минимум жизнь.

– Даже не собиралась, – заверила искренне.

Покусать! Все блондинистые волосы повыдергивать! Медленно. Методично. Штук по пять.

– Вот и отлично, – просиял мой брачный кошмар. – Извиняться тоже необязательно.

Ой… Впервые движение паучихи в темном закутке души отозвалось физической болью. В области солнечного сплетения. У меня в глазах побелело, а через миг уже все прошло.

– За что? – спросила, чтобы как-то отвлечься от неприятных ощущений.

– Столько гадостей, как за последние пятнадцать минут, обо мне за всю жизнь не думали, – заявила эта оскорбленная невинность.

Он что, не понимает, что провоцирует меня? Или действительно хочет приблизить самое неприятное?

Брачная ночь. В нашем случае день, потому что пауки бодрствуют в темное время суток, а отдыхают и все остальное – в светлое. Так вот, еще немного, и я начну думать об этом как об избавлении!

– Договорились, не буду. – От приписанных мне гадостей отпираться не стала. Не такая уж это и неправда.

Мейхем кивнул и вдруг указал в один из узких коридоров, уходящий влево от того, где находились мы.

– Ну что ж, раз уж мы так хорошо друг друга понимаем, идем к Оракулу?

– Уже пора? – дернулась я.

– По моим ощущениям да.

Руку мне не предложили, да я и сама не стремилась к тактильному контакту. С каждой нашей встречей жених нравился мне все меньше. Вот как можно быть таким красивым и отталкивающим одновременно?! А мне с ним еще… ой, даже думать не хочу!

Одно доброе дело он все-таки совершил: унес с собой халат. И хотя вернул мне его в достаточно издевательской форме, слухов и ненужных вопросов теперь не будет. И все решат, что у нас все развивается как надо: свидания по расписанию и постепенное узнавание друг друга. Единожды – по всеобщему мнению опять же – мы от заданной темы отошли, но тут можно прикрыться праздником. Имею я право на подарок ко дню рождения? Вот именно. Значит, сильно доставать нравоучениями не должны.

– Принцесса? – Прожив всю жизнь во дворце, я прекрасно ориентировалась здесь и сейчас шла, почти не глядя. А потому буквально подпрыгнула, услышав голос Мейхема у самого уха.

Теплое дыхание пошевелило волосы. Я отпрянула, точно ужаленная.

– Шагренья, – одернула его интуитивно. На самом же деле мне просто требовалось время, чтобы прийти в себя. Переведя дух, продолжила: – Это мое имя. Потрудись запомнить, пожалуйста.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26