Катерина Дмитриева.

Птичьи фамилии



скачать книгу бесплатно

Игорь же просто ощущал себя холостяком, в мыслях был мартовским котом, который гуляет сам по себе и приходит только тогда, когда ему чего-нибудь хочется.

Надо будет аккуратно разузнать.

А пока бабочки весело порхали в Олином животе, и она с удовольствием улыбалась от внутренней приятной такой щекотки.

-6-

Москва тем временем погружалась в предновогоднюю суету, а это значило не только по-европейски уютную иллюминацию в центре города, но и безумные пробки, и жуткий завал на работе, ведь начальству нужно было срочно доделать все дела до конца года, как будто за этой чертой все обнулится или того хуже, наступит конец света.

Коллеги Анны живо обсуждали подробности предстоящего праздника в кругу семьи, подарки детям и мужьям, каникулы со вторыми половинками. Слушая это, Анна постепенно обнаруживала себя добычей панической атаки, которая, незаметно подкравшись, уже готова была сомкнуться, как удав, на ее шее, и задушить насмерть. Паника приходила к Анне вместе с удушьем, от которого становилось физически трудно дышать. Тогда Анна звонила Алисе:

– Привет, Лис, говорить можешь? – она уже и уменьшительно-ласкательное для подруги придумала.

– Привет, дорогая, немножко занята, что-то срочное?

– Нет, я просто так звоню, узнать, как дела у тебя. Я уже предвкушаю нашу поездку. А ты фен будешь брать? – Анне было совершенно все равно, что подруга занята, ей нужно было внимание, нужно было сделать вид, что она кому-то нужна, тогда паническая атака возможно не задушит ее, а отступит хотя бы на время.

– Ой, у меня фен большой, просто бластер какой-то, давай лучше твоим карманным ограничимся, ладно? – деликатно и по существу отвечала Алиса, которая очень дорожила общением с Анной и понимала, как легко ее сейчас обидеть своим невниманием. – Дорогая, я все-так очень занята сейчас, мне срочно нужно оценочную ведомость доделать, мы же меняем компанию, которая боссов кормит, так тут знаешь, что творится, натуральная драка! Да нет, драка даже не то слово, война! Конкуренты, прикинь, что придумали! Проверку прислали на нынешнего поставщика, ложку им с полу подсунули и крысу дохлую, представь! Короче, не могу сейчас, иначе начальница меня убьет. Давай попозже созвонимся?

– Лис, ты знала, что Оля спит с Беркутом?

– Какая Оля? Да еще с Беркутом? Ты о чем вообще?

– Твоя Оля, сегодня позвонила мне и сказала, что на сайте к ней постучался мой Игорь, в смысле мой бывший Игорь, ну муж мой бывший! И они стали встречаться, ну и что она почти влюбилась в него! Ты была в курсе?

– Боже мой, Ань, нет, конечно, нет! Я впервые от тебя сейчас об этом слышу. Видимо, ты была первой, с кем Оля решила поделиться. Ну… что думаешь делать с этим? – Алиса и думать забыла про свой тендер на общепит.

– Вот гондон, я, честно говоря, в бешенстве просто! Он же ко всему прочему женат, он мне сам говорил, что женился на этой телочке из Нижнего, которая его там пригревала, пока я его в Москве ждала.

– Знаем мы, как ты его тут ждала. – Хмыкнула Алиса. – Ну? А Оля в курсе, что он женат? И ее это не останавливает?

– Я ей сразу сказала.

Я же за нее в первую очередь волнуюсь, не за себя. Мне-то что, у нас с ним давно ничего общего, а ей он сердце разобьет. – Лицемерно сокрушалась Анна.

– Может, поговорим с ней вместе? – предложила Алиса.

– А что мы ей скажем? Если она уже в него влюбилась. Не будет она отказываться от него, ей походу голову совсем снесло. Как ты себе это представляешь?

– И это верно. Ну ладно, я пойду, тут у меня завал с этим тендером. Давай вечером подумаем, че как. Целую!

– Целую, пока, Лис.

Анна состроила из себя благодетельницу и заботливую подругу, хотя в глубине души желала Оле самых жесточайших страданий из-за Игоря, а ему тоже какой-нибудь мерзости. Желательно смерти. «Попросишь больше, получишь хотя бы что-то». Она уже ненавидела обоих как злейших своих врагов и вынашивала план мести, направляя мощный поток дурной энергии в их адрес.

Тем временем на рабочий мейл пришло приглашение на собрание с пометкой «Очень важно» и восклицательным знаком. Рассылка была по всей компании, от имени управляющего директора.

В содержании письма значилось, что в ходе служебной командировки на производство к новому поставщику оборудования для шахт глубокого бурения произошла трагедия, которая унесла жизни троих сотрудников предприятия – на них обрушился тестовый роботизированный пресс, которого плохо закрепили. А те трое оказались прямо под ним по собственной халатности, подначивая друг друга и проверяя «на слабо». Нашли где дурачиться! Среди них оказался Никита Селезнёв. И сейчас всех сотрудников просят собраться в актовом зале, чтобы немного пособолезновать, обсудить, как можно помочь семьям погибших, а также для чего существует техника безопасности на предприятии и зачем ее соблюдать. Также там будут приниматься заявки на участие желающих в похоронах и обсуждаться детали и место проведения. Аннина первая реакция поразила даже ее саму: она громко засмеялась и выкрикнула «нифига себе денек!» и «бойся своих желаний!». Все вокруг были настолько шокированы новостью, что на ее неадекватное поведение не обратили никакого внимания. Подумали, наверное, что она о чем-то своем.

Анна послушала начало собрания, а потом, вызвонив с передних рядов Алису, побежала с ней курить. Тут-то она призналась Алисе, что причиной ее страданий был не выдуманный персонаж, а теперь уже покойный Никита.

– Жалко Никитоса, я конечно все это время злилась на него, но такого я ему не желала. – Анна как будто чувствовала вину за случившееся.

– Анюта, моя хорошая, теперь я понимаю, почему ты так терзаешься на работе, ты ведь его любила, да? Это он, значит, тебя так тогда… ранил… Нехорошо говорить плохое о покойнике. Ну и гад же он, что так поступил. Тебе больно сейчас, наверное. Жалеешь его? – Алиса старалась подобрать слова утешения.

– Лис, мне легче стало. Некого больше ревновать, выходит. Я вот только о чем думаю сейчас – представляешь, я ему в сердцах не раз смерти желала. Можешь в это поверить? Вот и я в шоке. Я, конечно, тут ни при чем… И все равно как-то не по себе…

– Блин, еще бы! Но ты не бери в голову! Не ты же это подстроила, чтобы его укокошить! Сказали же – несчастный случай.

– Спасибо тебе, моя дорогая, за поддержку… Что бы я без тебя делала…

Девушки искренне заключили друг друга в теплые душевные объятия и так стояли, наверное, минуты три, пока на улицу не стали подтягиваться другие их коллеги, дослушавшие собрание до конца и решившие выйти «перекурить это ужасное известие». Тогда девушки резко сбросили с лиц и тела теплоту взаимной поддержки и пошли обратно в офис, додумывая произошедшее уже поодиночке, каждая в своем сером закутке.

Не прошло и часа с того момента, как закончилось собрание в актовом зале, а офис уже поспешил вернуться к прежнему ритму – люди как ни в чем не бывало сновали по серому пространству с бумажками, пытались опередить друг друга в очереди к принтерам, важно переминались с ноги на ногу перед кабинетами строгого начальства в надежде получить визу или резолюцию.

Как в офисе раздался крик, вернее даже назвать его воплем. Кричала вбежавшая и запыхавшаяся девушка, по внешнему виду напоминающая их с Никитой разлучницу, а ныне, получается, вдову, у которой, кстати говоря, прав на Никиту всегда было больше, чем у Анны, за выслугу лет, на него впустую потраченных.

Девушку звали Влада, и она была всего на пару лет старше Анны, а выглядела взрослее и как-то по-мужски, как будто под стать своему мужскому имени. Влада носила короткую стрижку, темные волосы ее немного кудрявились, черты лица были грубые и как будто высеченные из дерева, как сувенирные фигурки языческих богатырей. Анне бросились в глаза ее большие руки, оканчивающиеся увесистыми ладонями с короткими ногтями, крашеными черным лаком. Влада кричала что-то невнятное, но Анна инстинктивно почувствовала, что лучше ей убраться от греха подальше.

Но Анна как будто приросла к стулу и не могла даже шелохнуться. Дальше все происходило очень быстро. По нарастающему гулу несвязной брани Анна поняла, что Влада движется в ее сторону, заходя со спины.

– Мне нужна эта ваша Беркут! Сейчас же! Покажите мне, где она сидит.

Ах, вот я уже и сама нашла! – Влада сначала по наитию, а потом с помощью табличек с именами сотрудников на столах сразу отыскала нужный стол и уже бежала с кулаками в сторону Анны. – Я тебе сейчас покажу, сучка такая, как чужих мужей уводить, а потом еще и убивать! Это же ты все подстроила! Ну давай, признавайся перед всеми! Это из-за тебя он погиб!

– Я не понимаю, о чем она. Уведите ее! О ком она? Кто-нибудь, вызовите охрану! – Анна, из всех сил сохраняя спокойную мину, обращалась за помощью к коллегам, которые уже выстроились вокруг ее стола и наблюдали, что будет дальше. Все ждали драки, но двое мужчин все-таки поспешили отвести Владу от Анны и вывести в зону ресепшен, где сдали ее на руки охранникам.

Когда все закончилось, Анна на негнущихся ногах ретировалась в туалетную комнату, чтобы там успокоиться. Ее пробивала дрожь и к горлу подкатывало что-то горячее, а еще внизу живота что-то сжалось от осознания того, что все, наверное, догадаются теперь, что у нее была интрижка с Никитой. Да еще какая некрасивая. Ведь в понимании всех Анна была все еще девушкой замужней, да и о том, что Никита на время расставался со своей Владой, тоже никто не знал.

Когда Анна вернулась, был уже обеденный перерыв, и на местах почти никого не осталось. У Анниного стола стояла Алиса и обиженно кивала на часы – мол, ее законное обеденное время идет, а Анны все нет и нет. Анна схватила сумку, и они поспешили укрыться в дорогое и безлюдное кафе, где почти не было шансов встретить кого-то из коллег. Еще бы, ведь за небольшой стейк тунца можно было легко отдать тысяч семь, а за свежевыжатый сок – минимум тысячу рублей. Все цены в меню были указаны за сто граммов, а потому итоговый счет всегда оставался предметом догадок – девушки в шутку соревновались между собой, кто точнее угадает сумму.

Анна заказала большой ананасовый фреш и небольшой стейк чилийского сибаса, Алиса же ограничилась порцией салата «Нисуаз» и изящным стаканом латте с мятным сиропом.

– Лис, что ты сейчас пропустила! Эта полоумная жена Никиты ворвалась в офис и стала на меня с кулаками кидаться! Потом ее охрана повязала! – Анна постаралась выставить ситуацию в максимально выгодном для себя свете, даже перед подругой пытаясь выглядеть лучше, чем есть на самом деле.

– Вот жеванный крот! Не может быть! И все это видели? Что они теперь про тебя подумают? – первая реакция Алисы была слабым утешением для подруги.

– Вот и я о чем. Боюсь за свою репутацию. Хотя надо было раньше думать. А Никите поделом, так ему и надо, Сухарь, дятел тупой. То, что я ему желала, то и сбылось! – Анна дала волю потоку грубостей в адрес своего обидчика.

– Серьезно? Думаешь, это твое внешнее намерение так сильно сработало? – Алиса сразу ухватилась за реальное доказательство того, что теория управления реальностью работает. Она давно уже болела этой теорией, с жаром отстаивая все ее постулаты, и Анну ей же заразила. Анна принялась сразу же проверять действие теории на практике. И, как ей виделось, начала быстро делать успехи.

– Уверена. Но на будущее надо быть осторожнее. – Про себя же Анна думала буквально следующее: «Вот круто, теперь у меня есть тайное оружие, и может теория тут даже ни при чем, просто она помогла мне открыть скрытое в себе».

Когда подали еду, девушки поспешили сменить тему и принялись обсуждать предстоящий совместный отпуск, жеманно смакуя пищу небольшими кусочками.

-7-

Не дожидаясь, пока Москву окончательно закрутит в потоке предновогодней горячки и радостного не-пойми-чего-ожидания, а потом зажует и брезгливо выплюнет первоянварским похмельем, хитрые подруги быстренько слиняли в Северную Африку. Тунис, если быть точнее – наиболее доступное из имеющегося на эти традиционно считающиеся самыми «горячими» в плане популярности даты.

В это время года в Тунисе было довольно прохладно – от силы градусов двадцать пять днем, а море прогревалось максимум до девятнадцати. Зато путевка обошлась не так дорого, как, например, в Азию, где как раз был высокий сезон.

Алиса вдруг вздумала на что-то там копить (Анна пропустила мимо ушей, на что) и заявила, что не намерена переплачивать за дорогой отдых. Анна поддержала подругу. Потому, что больше ехать было не с кем. Подвернись ей на тот момент обеспеченный ухажер, и она бы мигом «свинтила» с ним куда-нибудь на Мальдивы, не задумываясь о судьбе подруги.

А покамест, не имея лучшей альтернативы, девушки наслаждались тунисскими своими спа-процедурами с применением местных грязей и водорослей, причем, опять же, по смешным по сравнению с московскими, ценам. Скрабы, обертывания, замечательные массажи, и так по два часа кряду хоть в четыре руки, хоть в шесть.

Вечно жаждущей приключений и адреналина Анне быстро наскучил размеренный, как она его быстренько окрестила «овощной» и «пенсионный» отдых. Но поскольку это была первая совместная поездка новоявленных подруг, откровенно нарываться на приключения Анна не спешила. Вседа успеется во что-нибудь вляпаться.

Девушки еще больше сблизились, Алиса настолько сильно привязалась к Анне, что стала бояться потерять ее, начала даже ревновать Анну к ухажерам, которые обращали на нее внимание, и безыскусно отбраковывать всех подряд. Кандидатов на знакомство было предостаточно, но девушки предпочитали проводить время вдвоем, пытаясь постигнуть тайны психологии отношений и эзотерики. Анна часами могла говорить о том, как странно прервались их отношения с Никитой, и пыталась с помощью Алисы найти причины в себе или в нем. Алиса с удовольствием исполняла роль психоаналитика, немного рассказывая о своих недолгих опытах отношений. Был один серьезный курортный роман и несколько интрижек в ночных клубах. Девушки были молоды и беззаботны. Их не тяготило ни бремя ответственности, ни груз житейского опыта.

В путешествии, как и полагается близким подругам, у девушек все было общее – одежда, косметика, духи, фен… Они даже взяли один чемодан на двоих – у Алисы был большой пластиковый спортивный, который было удобно катить и на двух, и на четырех колесах. Анна и сама ни с кем так раньше не сближалась, а Алиса, похоже, умела по-настоящему дружить. И открыла Анне душу взамен на полное распоряжение своим свободным временем.

Самые скучные, по невысказанному вслух мнению Анны, каникулы пролетели быстро. Обе подруги были даже рады возвращению в Москву, где они с новыми силами взялись за сайт знакомств (в их тунисском отеле был очень слабенький вай-фай, и они заключили договор – в отпуске забыть о московских знакомствах). В итоге в Тунисе они так ни с кем и не «замутили». Так, их угощали коктейлями пару раз, и этим все ограничилось.

– Скукотища, одним словом, – соглашалась Алиса с Анной. – В следующий раз выберем место повеселее!

-8-

По приезду Анна встречалась с несколькими молодыми людьми с сайта знакомств, и в каждом из них пыталась разглядеть свою судьбу, но все было не то. Один из ее новых знакомых Стас, например, был интересным собеседником, и вроде бы увлечения у них совпадали, да и с материальным положением у него все было более чем в порядке, благодаря обеспеченным родителям, но во время третьего или четвертого телефонного разговора Анна почувствовала, что он что-то не договаривает. Когда стало ясно, что пора увидеться лично, Стас признался, что уже десять лет как прикован к инвалидной коляске. В восемнадцать сбил на машине оленя, тот влетел в лобовое стекло, парень попал в реанимацию с серьезной травмой позвоночника. Его друг и девушка друга, которые тоже были в машине, отделались несколькими ушибами. Вся сила удара пришлась на водителя. Анна со Стасом до сих пор «дружат» в соцсетях, но встречаться в оффлайне Анна побоялась.

С другими потенциальными кандидатами знакомство заканчивалось одной – двумя встречами, во время которых Анна понимала, что от нее ждут лишь интимной близости, она же была настроена на длительные отношения. Она уже было отчаялась и удалила почти все фото с сайта, и в этот самый момент появился Роман Воробьёв.

«Судя по фоткам, очень даже ничего. И какой разносторонний – вот он где-то в Альпах на сноуборде, вот на вейкборде, причем исполняя сложный трюк с прыжком, вот он на спортивном байке…» – Анна завороженно листала его профиль, зайдя на сайт «в последний разок» с рабочего компьютера.

– Привет, Анна :) Меня Роман зовут. Предлагаю не тратить время на переписку в Интернете и сразу созвониться. Пиши свой номер телефона. – Анне понравился такой смелый подход, и она быстро, но нарочито небрежно набросала одиннадцать цифр своего номера, пренебрегая пробелами («как будто тороплюсь»). Смайликов не стала ставить намеренно – как будто у нее есть дела поважнее, «чем кокетничать тут».

Звонок на мобильный раздался сразу же, едва она нажала кнопку «Отправить». Поспешив ретироваться в свободную переговорную комнату, Анна стояла, не включая свет, и смотрела из-за плотной жалюзи вниз на колодец офисного здания, стараясь унять волнение перед разговором.

– Привет, Анна, это Роман. Тебе удобно сейчас разговаривать?

– Привет, да, удобно, я отошла в переговорную, меня никто не слышит.

– Ты на работе, значит? А чем ты обычно занимаешься после работы?

– Обычно иду на фитнес, чтобы переждать пробку, а потом еду домой спать.

– О, я тоже, знаешь ли, ни дня без спорта. А где территориально ты живешь?

– Сейчас у подруги на Дмитровке, но скоро перееду в свою «однушку» в Химках. А ты? Вопросы те же, что и у тебя – где живешь, работаешь…?

– Не поверишь, я в Химках живу и работаю. Работаю в «кораблях», наверняка ты видела эти офисы из стекла, по форме напоминающие два круизных лайнера. Туда переехали многие крупные компании, в том числе «Форд», вот я там и работаю, в продажах. И живу недалеко, в двух кварталах. Ну а ты, где работаешь?

– Ну… моя работа связана с нефтяным бизнесом…

– Как все серьезно-то у нас! У папы вышка, что ли? Да ты завидная невеста!

– Если бы! Я наемный сотрудник, год как на Удальцова работаю, в головном офисе «Нефтегаза».

– Круто! Я же сказал, что ты завидная невеста! Осмелюсь спросить, ты что сегодня вечером делаешь? Может, погуляем? Ну, или поужинаем вместе?

Через трубку слышно было, как Анна улыбалась:

– Нууу, после работы еду на новую квартиру, нужно встретиться с прорабом, они уже заканчивают ремонт.

– Не против, если я заеду к тебе, раз мы соседи, прогуляемся?

– Конечно, заезжай. Адрес смс-кой скину. Думаю, я к восьми уже освобожусь.

– Договорились. Подъеду наберу.

К концу разговора увлекающаяся натура Анны так загорелась новым знакомым, что стала уже рисовать себе картины совместного будущего, быстро убедив себя в том, что Роман – это ее судьба, ведь у них столько общего, что нарочно не придумаешь. Она даже примерила к своему имени его фамилию – «Анна Воробьева». Звучит, конечно, помельче, чем «Беркут», но в целом неплохо.

Вечером того же дня Роман заехал за Анной на служебном «Фокусе».

Анна решила сделать ставку на естественность, чтобы не выдавать, что готовилась и ждала этого свидания. И Роман увидел беззаботно выпорхнувшую из подъезда юную особу в короткой голубой джинсовой юбке, белых «конверсах», свободной футболке и совсем без косметики. Анна сильно похудела от переживаний – как-никак трагически погиб Никита, перед эти разбив ей сердце, а бывший муж, едва она оправилась от развода, начал крутить с ее подругой Олей, параллельно – стремительная покупка собственной жилплощади и ремонт, и требующая определенных усилий и отдачи дружба с Алисой.

Но и после всего пережитого мир виделся Анне полным ненапрасных крутых поворотов судьбы и таинственного смысла, который она вот-вот, казалось, сумеет постичь. А затем и научится всем этим управлять, разумеется себе на пользу. Она прекрасно ощущала себя, и была уверена, что Роман по достоинству оценит ее точеную фигурку и милое личико. А затем и многослойную душу, и сильный характер…

«Завидная невеста, – вот о чем думал Роман – с собственной квартирой в Химках!».

В гардеробе у Анны было множество мини-юбок и обтягивающих кофточек, подчеркивающих достоинства ее фигуры. Правда, и недостатков у себя Анна находила великое множество, так как мать воспитала ее убежденной перфекционисткой – «четверка в четверти – плохо, ты можешь лучше», «муж-клерк – мелковато, ты достойна олигарха». Отсюда куча комплексов – грудь маловата, зубы не очень ровные – один немного торчит сбоку и это видно при широкой улыбке, талия недостаточно узкая, руки недостаточно подтянутые. Анна почти не красилась и без косметики выглядела совсем молодо – лет на двадцать, не больше. Возраст выдавал только слегка циничный, тяжелый пристальный взгляд, который, казалось, сканировал оппонента насквозь, глубже чем рентген в аэропорту на досмотре.

Роман сразу понравился Анне внешне. Он был высокий блондин спортивного телосложения, с правильными чертами лица (она сразу подумала, что хотела бы, чтобы у ее детей был такой формы нос). Но что-то было отталкивающее в его слащавой улыбке. И еще у него был какой-то дурацкий мальчиковый смех, совсем не мужественный. Но ни в первый вечер, ни в последующие Анна не придала значения этому мимолетному наблюдению. Ей и в голову не пришло тогда, что это может быть недостатком. Выдавать нехватку мужественности, или того хуже, мужского гормона тестостерона.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25