Каринэ Фолиянц.

Невеста



скачать книгу бесплатно

– Ленка, открывай!

Лена побежала к калитке.

– Петя, братик, я ж тебя целый месяц не видела.

Обнялись брат с сестрой. Лена завела его во двор.

– Совсем редко мы стали видеться, Петька.

Петька улыбнулся:

– Да это потому, что ты к нам в город носу не кажешь.

– Мне некогда, Петя…

– А что, некогда? Учиться не поступила – а еще медалистка! – упрекнул сестру Петька.

Лена опустила глаза:

– Вот вернется Сережка из армии, мы вместе поступать будем, если захочет.

Петя передразнил сестру:

– «Если Сережа захочет…» Ну что ты ставишь свою жизнь в зависимость от Серегиной? Это неправильно!

Лена остановилась:

– Тетя Оля меня вырастила! Она мне как мать…

Петька не унимался:

– Ну и что? Меня вон вырастила папина сестра, тетя Галя. Я теперь в общежитии живу, у меня отдельная комната. И не жалею ничуть. Хочешь, перебирайся пока ко мне – в городе поживешь, на людей посмотришь.

Лена улыбнулась:

– Давай я тебя чаем лучше напою.

* * *

А на швейной фабрике за тринадцать лет ничего не поменялось. Только здание еще больше обветшало да работниц стало поменьше. Потому что заказов нет. И экономика на ладан дышит.

Ольга опять шла за бригадиршей тетей Валей с огромной кипой готовых халатов.

– Ты осторожнее по лестнице давай, набрала добра! Ну что, Серега-то пишет? – поинтересовалась бригадирша.

Ольга радостно закивала:

– Пишет, пишет! И мне, и Леночке. Тяжело у них там…

Тетя Валя вздохнула:

– Да уж знаю, что тяжело. У нас тоже нелегко, Оля, сокращают нас. И так знаешь, что с зарплатами перебои, а теперь и вовсе под угрозой закрытия!

– Это как это? – Глаза у Ольги полезли на лоб.

Тетя Валя ухмыльнулась:

– Да вот так вот! Не нужны никому. Говорят, рынка сбыта нет. Вот тебе и капитализм. Ладно, неси аккуратней.

* * *

Лена налила Петру чая в большую кружку.

– Давай, братик, пей. И ватрушки ешь, я сама пекла.

– Да я знаю, какая ты хозяйка, – кивнул Петька, поедая ватрушки. – Повезло Сереге, такая невеста. Мне небось так не повезет!

Оба засмеялись.

Петя посмотрел на сестру:

– Помнишь, Лен, как мы в детстве кур воровали? Каждое утро…

– Помню… И мамку помню, хоть и маленькая была… Я как в церковь хожу, всегда за нее свечки ставлю.

– Я потом запрос направлял в колонию. Три раза направлял… Только так мне никто и не ответил ничего. Освободилась, пишут, уехала на поселение, там и умерла… А знаешь, – он вдруг стал решительным, – собирай-ка ты вещи и переезжай ко мне. Сережки все равно нет. А тетя Оля взрослая, сама управится. А мы – брат с сестрой и столько лет порознь. Давай собирайся!

* * *

Ольга спускалась вниз по фабричной лестнице со своей огромной кипой халатов в руках. Навстречу ей – Маша из соседнего цеха:

– Ольга Васильевна, ты смотри, осторожней.

Тут такая лестница, полететь можешь, костей не соберешь.

– Да не волнуйся! Я крепко на ногах стою, – улыбнулась Ольга и…

Пошатнулась от тяжести своего груза и покатилась с лестницы кубарем вниз. Лестница была крутая, длинная, с выщербленными ступенями.

Ольга упала и лежала без чувств. Маша кинулась к ней:

– Ольга Васильевна! Оля! Оля! – трясла ее изо всех сил. Но Оля глаз не открывала!

Петя вышел из дома, держа в руках дорожную сумку сестры.

– Ну вот, кажется, все твои пожитки уместились.

Лене было не по себе.

– Петь, ну это как-то не по-человечески – сбегать. Мне надо тетю Олю дождаться, попрощаться с ней.

– Лена! Лена! – вдруг закричал чей-то голос. Петя и Лена увидели Светку.

– Подруженция твоя, чего ей? – недовольно заметил Петя.

Но Света в три прыжка была около них и заголосила:

– Ленка, скорей беги! Тетя Оля убилась, с лестницы упала! В больнице она!

* * *

Ольга открыла глаза в палате маленькой поселковой больницы. Перед ней сидели Лена и бригадир Валентина.

Валентина обрадовалась несказанно:

– Ну, слава богу, в себя пришла! Прости нас, Оль. Здание-то фабрики на ладан дышит, сама знаешь. Работаем, чтоб дома с тоски не помереть.

Ольга повернула голову к Леночке, улыбнулась:

– Лен, мне сон приснился, что ты уезжаешь!

Лена вздрогнула, но тут же решительно сказала:

– Да что вы, тетя Олечка. Да разве я могу вас бросить? Вы лежите, лежите спокойно.

– Сережке ни слова, слышишь? – прошептала Ольга. – Не надо ему знать ни про падение, ни про ушибы.

В палату вошел врач и с порога недовольно забурчал:

– Я же просил вас, ненадолго! Ее нельзя беспокоить, выйдите, пожалуйста. У нее нога сломана и сотрясение мозга. Вы понимаете, женщины? Покой ей нужен, только покой!

У ворот больницы Лену ждал Петька с дорожной сумкой в руках.

– Ну, чего там?

Лена забрала сумку из рук брата.

– Никуда от нее я не уеду. Не смогу. Родные они мне. А город и без меня проживет. Ты сам езжай, Петька. Я тут остаюсь, прости.

Петька с досадой махнул рукой:

– Вот так я и знал.

Он развернулся и пошел, а Лена долго глядела ему вслед…

* * *

Палаточный лагерь расположился в горном лесу. Здесь бойцы получали небольшой отдых между боями, которые вели с боевиками, засевшими в горах. Бойцы – бойцами, а все-таки совсем мальчишки. Как выдавалась свободная минута, так они в футбол гоняли. Только один Сережа сидел в сторонке, улыбался, читая Ленино письмо, и словно слышал ее живой голос:

«…Не волнуйся, Сережка, у нас все нормально. Мы с мамой живем дружно. И каждый день молимся о тебе! Я в институт готовлюсь, но без тебя поступать не буду, как и обещала. Шить научилась, даже крою сама. И знаешь – мне нравится! А еще фотку посылаю – фотографировала Светка…»

Сергей вытащил из конверта фотографию. На ней – Лена на крыльце дома. Он с нежностью смотрел на фотографию.

Подошел его товарищ Вадик и тоже загляделся на фото:

– Это и есть невеста твоя? Красивая!

И еще один боец подошел к ним – Павел, яркий, темноволосый. Он был на несколько лет старше Сергея. Павел насмешливо поглядел на фотографию:

– Невеста? Да ты не парься, не дождется она тебя! Сергей изумился:

– Почему это она меня не дождется? Ты кто такой? Ты чего лезешь?

Он вскочил и бросился на смеющегося парня:

– Давай иди отсюда.

Но Павел никуда не ушел. И вырвал из рук фотографию.

– А ну, отними. Отними. Невеста у него красотка! Ишь какая!

– Да я тебе сейчас! – Сергей схватил противника.

Павел откинул его одним ударом, но Сергей поднялся, и они сцепились.

Вадик пытался их разнять:

– Ребята, вы чего, ребята?

Павел смеялся еще громче, отскочив в сторону и размахивая фотографией:

– Думаешь, завидую? А что мне завидовать? У меня и так по жизни все девки – мои!

Кровь бросилась к лицу Сергея.

– Ты, хвастун! Что, подойти боишься?

Вадик опять бросился к ним:

– Ребята, перестаньте, да уймитесь вы!

Но Павел с Сергеем уже вновь накинулись друг на друга.

– Что ты сказал? А ну, повтори! – зло кричал Павел.

Вадик повис на руке Сергея, зашептал быстро-быстро:

– Сереж, не надо, я тебя очень прошу, не надо. Это Пашка Плетнев. Он бешеный, он детдомовский! Его с института выкинули, с третьего курса. Декану морду набил!

И в этот момент Павел из-за спины Вадика одним ловким движением угодил кулаком Сергею в лицо. Сергей пошатнулся, но устоял.

– Я тебя сейчас!!!

Как два сумасшедших злых зверя, они катались по земле.

В эту минуту появился командир взвода:

– Рядовой Плетнев, рядовой Арефьев – прекратить немедленно! Вам что, войны мало? Кровь бурлит? Вот и отправитесь у меня на задание! И вы с ними, рядовой Воронов, третьим пойдете! – Он кивнул на Вадика.

– Есть, товарищ командир! – вытянувшись в струнку, отрапортовали все трое.

* * *

Лена пришла в швейный цех. Осторожно озираясь по сторонам, она увидела наконец бригадира тетю Валю.

– Здравствуйте, вы меня помните? Мы с вами в больнице у Ольги Васильевны были.

– А то как, помню – невеста! – улыбнулась бригадирша. – Ольга там как?

– Держится. Я помогаю. Пока она лежит.

– А Сережка?

– Жив-здоров наш Сережка, – кивнула Лена.

Тетя Валя улыбнулась:

– Любишь его?

– Он мне как родной. Это больше, чем любовь! – засияла девушка.

Бригадирша призадумалась:

– Оно, конечно, верно, только для твоего возраста рассуждать-то так странно. Головастая ты, Ленка. Таким в жизни счастье, бывает, и не улыбается особо. А что пришла, за профсоюзной помощью?

Лена покачала головой:

– Да нет, тетя Валя, не за профсоюзной. Мне бы работу. Ну, я могу у вас пока вместо Ольги Васильевны поработать? Я шить умею…

Тетя Валя ухмыльнулась:

– Поработать! Ну, сказанула. На ее место сразу трое прибежали! У нас от баб-то отбоя нет. В поселке где работать? Негде! А мы со времен советской власти хоть втрое и сократились, но пока еще держимся. Иди, у тебя и так дел полно!

Но Лена не уходила.

– Извините, мне… деньги очень нужны…

– Да? А ты пальцем покажи, кому не нужны!

– Мне больше всех нужны, – не унималась девушка. – Мне Ольгу Васильевну лечить. У брата просить не могу: он студент.

– Ладно, приходи к концу смены, – сдалась бригадирша.

– А это почему к концу смены?

– Это потому, что работа для тебя у меня есть только такая. Не выпендривайся, тебе сейчас не до этого!

* * *

Сергей, Павел и Вадик шли по пустой горной деревне. Вокруг было красиво: горы, чистое небо, в котором сияло солнце. Только не до любования природой им было. Задание надо выполнять – проверить, нет ли боевиков в деревне.

Похоже было, что из деревни все ушли. На улице никого. В домах открыты окна и двери. Окна многих домов разбиты.

Сергей оглянулся по сторонам. Павел окликнул его:

– Не зевай, Арефьев, ножками двигай быстрей.

Вадик предложил:

– Паша, пусто, и так ведь видно. Возвращаться надо. Доложить нашим, что в деревне никого нет.

– Погоди! – остановил его Павел.

Он открыл калитку, зашел внутрь двора, скомандовал:

– За мной!

Ребята последовали за ним.

Во дворе Сергей увидел качели, улыбнулся:

– Качели – здесь дети жили.

Павел осадил его:

– Да целы и невредимы твои дети. Небось убежали вместе со взрослыми. Проверьте задний двор, я в дом.

Павел осторожно шел по пустым комнатам, держа автомат наперевес. Медленно, оглядываясь, он двигался вглубь дома. Зашел на кухню. Подошел к плите. На плите стоял небольшой чугунный казан. Павел невольно открыл его. В казане был плов. Рука Павла коснулась его. Плов был теплым!

Вслед за ним на кухню зашел и Сергей. При виде плова не выдержал:

– Ой, еда!

– Дурак, она горячая, ты не понял?

– Что значит горячая? – обалдел Сергей.

Павел зло зашептал:

– А то и значит, что они только что ушли отсюда, наверняка неподалеку попрятались! Вадик где?

В это время с улицы раздалась автоматная очередь и крик. И это был крик раненого Вадима!

Сергей и Павел сорвались с места, прыгнули из окна во двор. Вадим лежал на земле и не подавал признаков жизни. Два боевика убегали по дороге.

Павел открыл по ним огонь. Один мгновенно упал, другой все еще бежал, отстреливаясь.

Сергей кинулся к Вадиму – перевернул его. Лицо его было залито кровью, а в центре лба зияло отверстие – пуля прошла сквозь затылок навылет. Сергей в ужасе отпрянул:

– Вади! Вадик!

Вадик не дышал. Из раны струилась кровь.

– За мной! – закричал Павел. – Надо в лагерь, командиру доложить, что здесь боевики!

– Плетнев, Вадик! Вадик! Они его застрелили! – Сергея трясло.

Павел рассвирепел:

– Ты ему уже не поможешь! За мной, тебе говорят.

– Я отомщу, за него отомщу!

Сергей бросился бежать за отстреливающимся боевиком.

– Куда? Стоять! – кричал Плетнев.

Только Сергея было не остановить. На краю деревни, у макового поля, такого красного, будто его густо полили кровью, боевик вскочил на свою лошадь, оставленную у дерева, и быстро поскакал прочь.

А Сергей, чтобы срезать угол, кинулся за ним через поле.

– Стой! Там мины могут быть! – кричал Павел вслед.

Как в воду глядел! Растяжка! Сергей задел ее ногой, и тут же раздался взрыв. Паша успел сделать прыжок вперед и накрыл Сергея своим телом.

Комья земли вместе с алыми маками полетели в небо.

Через секунду в наступившей тишине Сергей взвыл: его ранило в бедро осколком. Павел тут же кинулся вытаскивать бинт, чтобы остановить кровь у товарища. Сергей корчился в пыли от боли, пока Паша бинтовал его.

– Погоди, Серега, погоди. Да не кричи ты так. Потерпи немного.

Сергей снова взвыл, а Павел поднял глаза и увидел, что навстречу им, с противоположного конца поля, вытаптывая алые маки, летела конница! Вооруженные бандиты, точно всадники Апокалипсиса, приближались к ним.

Павел встал во весь рост, передернул затвор автомата. Огненная очередь ударила по врагам. Один из бандитов пошатнулся в седле, упал. В ответ раздались беспорядочные выстрелы.

– Уходи, Пашка, уходи! – кричал Сергей. – Их много!

Но Павел мужественно стоял на месте и стрелял по всадникам. Он не боялся ответных выстрелов.

Сколько это длилось – он не мог сказать. Казалось, целую вечность! Еще одна очередь… И еще… Патроны кончились! Павел бросил бесполезное оружие и схватил автомат Сергея. И снова выдал огненную очередь.

Автомат поперхнулся, выпустив последнюю пулю. Патронов больше не было, а всадники Апокалипсиса все приближались и приближались. У них были страшные, перекошенные злобой лица. Копыта их коней безжалостно топтали маки на огромном поле.

И все-таки Павел не побежал, а остался стоять в полный рост рядом с раненым Сергеем. И видел, как к ним приближались страшные всадники.

* * *

На швейной фабрике кончилась смена. В абсолютно пустом полутемном цеху была только одна Лена, в рабочем халате и со шваброй в руках. Полное воды железное ведро она с шумом поставила на бетонный пол и начала мыть полы. Никто за Леной не следил, но мыла она полы тщательно и добросовестно – так уж она и привыкла. Мыла и не почувствовала Лена, что беда случилась с ее женихом. Что он корчится от боли на черной земле, и кровь струится из раненого бедра. И не почувствовала она, что забрали их в плен, Сергея и Павла. И что держат их в страшном вонючем сарае, где жили когда-то овцы…

Лена домыла полы, когда солнце совсем уже село.

Вернулась домой. Накормила Ольгу, которая все время теперь лежала в своей спальне, на больших подушках, все еще бледная и малоподвижная.

– Сон я плохой видела, Леночка. Никогда Сережка не снился, а тут!

Лена погладила ее по руке.

– Ложитесь, тетя Оля, поспите. Ничего страшного! Все хорошо будет. Все хорошо.

* * *

Сергей и Павел сидели скрючившись, связанные по рукам и ногам в тесном сарае. Сергей пошевелился и застонал:

– Нога…

Павел подполз к нему:

– Ну, чего ты, Арефьев?

– Мама… Если они убьют нас… как же мама?

– Не убьют, – зло отрезал Павел, – убежим! Мама, – повторил он, – а по мне так никто плакать и не будет, Арефьев!

– Говорят, ты детдомовский? – спросил Сергей.

Павел усмехнулся:

– Есть такое! Только сейчас не до рассказов. Тут думать надо!

* * *

От поселка Приморского, что на юге, на море, до мест боевых действий было не так уж далеко. Но от Сережи не было вестей уже десять дней. А потом вдруг Лену вызвали в районный военкомат.

Лена заглянула в кабинет начальника:

– Можно?

Пожилой полковник встал ей навстречу:

– Петрова? Елена Ивановна?

– Да, – от волнения во рту у нее пересохло, – а зачем вы меня позвали? Что-то с Сережей, да? У него ранение? Маме его ничего не надо говорить, она болеет сильно. И Сережа, он выздоровеет… – Лена говорила быстро, боясь услышать правду.

Полковник опустил глаза…

– Мать болеет? Тогда точно повремени ей пока говорить. И сама мужайся, девочка! Вот его личный жетон с номером – на поле найден, на маковом… Там взрыв был сильный. Вот его фляга. Там же нашли. Рядовой Арефьев считается погибшим на задании.

Лена попятилась назад:

– Нет, этого не может быть… Это ошибка! Вы ошиблись! Это не его!

Полковник вздохнул, достал из ящика нательный крестик, тот самый, что Лена Сереже подарила на проводах парня.

– Это тоже ошибка? Его крест?

Лена еле устояла на ногах.

– Его… Вернее, мой. Я Сережке на шею надела, когда он в армию уходил…

Полковник вздохнул:

– Ну вот, а ты говоришь – ошибка. Рядом с номером лежал. Говорю тебе, на растяжку они напоролись, мины… Держись, девушка. И мать его держи. Герой он у вас был, Сережка.

* * *

Словно неживая, ничего не видя и не слыша, Лена вышла из здания военкомата. К ней подбежала подруга Света:

– Ну что, Ленка, что ты молчишь?

Лена молча показывала ей крест. Света всплеснула руками:

– Господи, что ж мы тете Оле скажем? А не сказать ведь нельзя. Лена, Лен, что ты молчишь? Что делать будем?

* * *

Дома Лена пыталась привести в порядок комнату, но все валилось у нее из рук. Из рук выскользнула чашка, еле успела поймать.

В комнате работал телевизор. По телевизору шли местные новости. И новости с войны.

Лена знала этого корреспондента по репортажам. Бесстрашный военкор – Александр Новак. Он рассказывал о военных действиях, о потерях.

Лена подошла и выключила телевизор.

Ольга на кровати открыла глаза.

– Леночка, что с тобой, что стряслось-то? Что-нибудь с Сережей?

Лена присела с ней рядом на кровать.

– Тетя Оля, мне завтра надо съездить в одно место.

– Лена, не лги мне! Скажи, что с Сережей. Давно писем нет, – Ольга схватила Лену за руку и стала трясти, – ничего не таи, правду говори!

Смолчать Лена не могла.

– В военкомат меня позвали, сказали… Сказали, что пропал без вести…

Ольга закричала:

– Нет, это неправда… Он жив, слышишь, жив! Я сердцем чувствую, что жив! – и она зарыдала.

– Я знаю, тетя Олечка! Я буду искать его сама! Я им не верю! – Лена крепко обняла Ольгу. – И я найду во что бы то ни стало!

* * *

Лена понимала, что найти Сергея – это ее долг. Она была девушкой скромной, порой даже робкой. Но если дело касалось счастья близких – вот тут уж Петрову было никак не остановить.

На другой день Лена приехала в город, на автовокзал, выскочила из автобуса и прямиком отправилась по адресу, который узнала заранее.

Лена подбежала к зданию с надписью «Областное телевидение».

Поймала одного из сотрудников, что выходил навстречу:

– Скажите, пожалуйста, как мне найти журналиста Александра Новака. Он у вас про войну рассказывает. Я его по телевизору видела!

Сотрудник улыбнулся:

– Вам повезло. Саша сегодня здесь, в третьей комнате.

– Спасибо!

Лена побежала по лестнице вверх…

* * *

Сергей и Павел видели в щелку сарая, как боевики шумно толпились у грузовика, сгружая ящики с новым оружием.

– Бежать нам надо сегодня, – четко сказал Павел.

– Да ты что, – изумился Сергей, – да как мы побежим? У меня нога, рана гниет. Да убьют нас сразу!

Павел усмехнулся:

– Эх, Арефьев, не умеешь ты верить в удачу! Зубы у тебя не болят?

Сергей изумился:

– Нет.

– А сможешь мне зубами веревки развязать? – Павел подставил Сергею свои связанные руки.

– Ну, попробую.

– Не надо пробовать, надо сделать! Сегодня или никогда, – четко отрубил Павел.

* * *

Александр Новак оказался похожим на свой экранный образ: такое же открытое лицо, голубые глаза. Лена начала сразу с порога:

– Я знаю, вы много репортажей делали про войну, про наших ребят. Вы много про нее знаете, поэтому я к вам и приехала.

Новак кивнул:

– Да, я сам воевал.

Лена просто взмолилась:

– Помогите мне, пожалуйста, найти моего жениха, Сергея Арефьева. Мне сказали, что он пропал без вести. Даже не так. Мне сказали, что он погиб, но я в это не верю. У него мама болеет, без него она просто умрет.

* * *

Сергею удалось зубами распутать узлы. Пашины руки были теперь свободны!

– Ты смотри, молодец! Ну, считай, полдела уже сделано.

– Беги один, я не дойду, – мрачно буркнул Сергей.

Павел посмотрел на простреленную ногу Сергея, распутал веревку на своих ногах, развязал веревки на ногах и руках Сергея. Встал и подошел к стене сарая.

Сквозь щели лагерь боевиков был виден практически целиком. Неподалеку от сарая к дереву были привязаны две оседланные лошади.

– Не побежим, Серега, поедем! Лошади тут!

– Ты в седле-то держишься? – удивился Сергей.

Павел засмеялся:

– Я и без седла на лошади держусь. У нас рядом с детдомом цыганский табор стоял. Там и научился! Вот так-то, Арефьев!

Он снова приник глазом к щели в стене сарая. И теперь заметил, что рядом с привязанными лошадьми ходит вооруженный часовой.

– Часовой новенький. Молодой, – оценил положение Павел. – Сейчас позовем его. Только ты сиди тихо!

Павел подполз к окну, закричал часовому:

– Эй, подойди сюда, моему приятелю плохо!

– Что надо? – не понял часовой.

– Сюда иди, сюда, – звал его Павел, – дело есть, говорю!

Часовой нехотя пошел к сараю, открыл огромный амбарный замок.

– Ну, что надо, говори.

Только успел охранник сделать шаг в сарай, как Павел изо всех сил огрел его тяжелым бревном по голове. Тот упал замертво. Павел выхватил у него оружие.

Он первым выбежал из сарая, кинулся к лошадям. Отвязал обеих, за секунду вскочил в седло. Вторую лошадь взял за уздечку и прямо на всем скаку, подлетев к дверям сарая, он помог взобраться в седло и Сергею.

– Пулей летим!

Павел пришпорил коня. Конь заржал. Боевики обернулись и увидели беглецов. Закричали, запаниковали и тоже бросились в седла. Десяток всадников, да еще машина с пулеметом.

Скакали снова по маковым полям. И погоня шла не на жизнь, а на смерть!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное