Алексей Калугин.

Кластер Войвод. Третье правило крови



скачать книгу бесплатно

Должно быть, он сказал что-то не то. Или – не так. Потому что Регина издала вдруг звук, похожий на рык неизвестного существа, помеченного красным светящимся крестом.

– Хочешь сказать, что ты меня ненавидишь? – догадался Виир.

В ответ он готов был услышать все, что угодно, только не то, что прозвучало из темноты.

Регина засмеялась.

Виир Хамерхаузен ничего не сказал.

Но про себя подумал, что если им все же удастся выбраться живыми из этой передряги, он больше никогда, ни разу в жизни не сядет в один квад с женщиной.

Особенно если она рыжая.

Глава 3

Когда Валтор с Ионой покидали Кластер Верда, на небе не было ни облачка, ярко светило солнце, полуденный зной разливался по высокой траве, иссушая ее кончики, и разве что только внезапные порывы ветра, заставляющие траву никнуть к самой земле, могли стать предвестниками грядущей непогоды.

– Я бы на вашем месте задержался хотя бы на день, – сказал Александр Грир, вместе с другими рамонами вышедший проводить их до ворот гаража. – Вы пропускаете самое интересное. Сегодня вечером должно состояться первое открытое заседание Гильдии Кластера. И, чует мое сердце, состав ее будет основательно обновлен. Ты бы не хотел стать членом Гильдии, Валтор?

– Зачем? – подозрительно посмотрел на старого рамона из-под полей акубры Прей.

– Что значит зачем? – удивленно вскинул брови Грир. – Затем чтобы следить за соблюдением законности и порядка.

– Я – рамон.

– И что с того?

– Мое место в пампе.

– Ага, значит, ты будешь по пампе колесить, а Гильдию снова оккупируют такие, как Кир Дунгаев.

Прей недовольно поморщился.

– Не провоцируй меня, Александр Васильевич.

– Куда вы так торопитесь? – сменил тему Грир.

Валтор быстро глянул на Иону.

Андроид сидел на месте водителя, положив ладонь правой руки на рулевое колесо, и смотрел на паукообразного робота-ремонтника, ползущего по стене башни где-то на уровне сорокового этажа. Вид у Ионы был абсолютно отрешенный, как будто все, о чем шла речь, его совершенно не касалось.

– Айвуры, – коротко ответил Валтор. – С решением этой проблемы нельзя затягивать. Если их видели уже возле Войвода, значит, они могут объявиться вообще где угодно. Я не хочу делить с этими тварями пампу. Если существует способ загнать их назад в Гройхентрапп, откуда они так некстати вылезли, надо этим воспользоваться.

– Ты уверен, что найдешь способ избавиться от айвуров в Усопье? – не скрывая сомнения, спросил Эль-Фуэго.

– Я не знаю, к кому еще можно обратиться за помощью. Да и насчет Хамерхаузена нужно разузнать. Выжить в Лунном Карантине – задачка не из простых. Но сами знаете, парни, мы, рамоны, народ живучий.

– Неправильно это как-то, – буркнул Рыжий Праттер. – Сюда мы ехали все вместе, а в Усопшие Земли вы с Ионой вдвоем отправляетесь.

– Точно. – Александр Грир открыл заднюю дверцу квада и полез на сиденье.

– Эй! Александр Васильевич! Ты чего это удумал? – встревожился Валтор.

Грир сел на заднее сиденье так, будто это было его законное место.

– Я еду с вами, парни. – Грир скрестил руки на груди.

– Нет, нет, нет, нет! – решительно запротестовал Валтор. – Это не увеселительная прогулка!

– А я не мальчик в коротких штанишках, – легко парировал Грир.

– Это на самом деле очень опасно…

– Прей, ты полагаешь, меня еще можно чем-то напугать? – снисходительно усмехнулся Грир. – Если по уму, то я уже раз десять должен был погибнуть.

И ничего, жив, как видишь. Если мне суждено погибнуть в Усопье – ну и ладно, подумаешь, дело какое. По крайней мере, я посмотрю, что это за Усопшие Земли такие.

– Ты что молчишь? – ткнул локтем приятеля Валтор.

– Что? – Иона оторвался от созерцания ползающего по стене башни робота-паука.

– Александр Васильевич собрался ехать с нами в Усопье.

Иона внимательно посмотрел на Грира:

– Вы так и поедете, без всякого багажа?

– Я рамон, парень, – усмехнулся Грир. – Мне не нужно ничего сверх того, что лежит у меня в карманах.

– Кончай бравировать, Александр Васильевич! – возмущенно воскликнул Валтор. – Мы все тут рамоны!

– Ну, хорошо, – не стал спорить Грир. – Скажем так, я надеюсь, что у вас в багажнике отыщется все, что мне может понадобиться. И вы не откажетесь со мной этим поделиться.

– Я не против, – сказал Иона.

Валтору показалось, что он ослышался.

– Не против чего?

– Чтобы Александр Васильевич ехал с нами.

– Да ты что! – с показным удивлением всплеснул руками Валтор. – А что, если я против?

– Почему? – спокойно спросил Иона.

– Потому что… – Валтор запнулся. Он взялся за тулью акубры, вроде как затем, чтобы сдвинуть ее назад, а на самом деле, чтобы скрыть смущение. Средний палец угодил в пулевое отверстие, и Валтор болезненно скривился. – Ты помнишь нашу поездку через Усопье?

– Разумеется.

– Как велики были наши шансы выбраться оттуда живыми?

– Процентов десять-двенадцать. Извини, точнее сказать не могу.

– Точнее и не требуется. – Валтор перевел взгляд на старого рамона. – Десять процентов, Александр Васильевич. Десять процентов!

Грир сурово сдвинул брови:

– Ты меня пугаешь, Валтор?

– Да, стать твою! – Прей сорвал акубру с головы и указал ею на Грира. – Александр Васильевич, ты совершаешь огромную ошибку.

– Не впервой.

Валтор пожал плечами, натянул шляпу на голову и откинулся на спинку сиденья.

Посмотрев на стоявших у ворот Эль-Фуэго, Рыжего Праттера, Сима-Малыша, Хаттона и других, Валтор едва заметно улыбнулся и двумя пальцами коснулся края полей акубры.

Этим парням, остающимся в кластере, предстояла работа, какую никогда прежде не делал ни один рамон. Им нужно было установить в кластере новый порядок. Который они сами считали правильным и справедливым. И если у них все получится, то когда-нибудь, спустя много лет, вспоминая о сегодняшних днях, люди будут говорить, что все началось именно здесь, в Кластере Верда, когда за дело взялись рамоны.

К чему все это приведет, Валтор не хотел загадывать. Но то, что началось в Верде, не должно тут же и закончиться. Потому что здесь сейчас находились рамоны почти из всех кластеров Треугольника. И когда они вернутся в свои кластеры, они уже не захотят, да и не смогут жить как прежде, глотая транквилизаторы, чтобы не сойти с ума в замкнутом пространстве башен, и веря лишь в то, что иначе не бывает, да и быть не может, потому что так было с первых дней Эпохи Сепаратизма. И им еще страшно повезло, что они родились в кластере, а не на ферме реднеков. Им об этом твердили изо дня в день. Но теперь они собственными глазами увидели, что все может быть не просто иначе, а совсем по-другому.

Кто-то когда-то очень давно установил порядок, которому люди слепо следовали на протяжении многих поколений. Но теперь этому пришел конец.

Среди рамонов Валтор приметил нескольких джангуров. Воины в набедренных повязках, с телами, покрытыми густой вязью причудливых татуировок, стояли, опираясь на длинные копья с листообразными наконечниками. Джангуры не держались особняком. Они о чем-то разговаривали с рамонами, предлагали им дымные тростинки, посмеивались, когда те благоразумно отказывались.

Два дня назад подобное было невозможно. Джангуры и близко не подходили к кластерам. С рамонами они порой встречались в пампе, но в отношениях между ними всегда сохранялась настороженность. Они принадлежали к мирам, которые существовали как бы в разных плоскостях, лишь в отдельных точках пересекающихся друг с другом. А большинство из тех, кто живет в кластерах, даже не знали о существовании джангуров.

И вдруг все в одночасье переменилось. Мир перевернулся и стал другим.

Это было непривычно, а потому казалось странным. Но это было здо?рово!

Валтор невольно улыбнулся – никогда прежде столь необычные мысли не приходили ему в голову. Наверное, не было повода.

Мир стоял у открытых врат, за которыми находилось будущее.

Какое оно – никто точно не знал. Но все были уверены в том, что это лучшее будущее. Потому что они сами выбрали его для себя.

Так всегда и бывает: кому-то – открывать будущее, кому-то – ехать в Усопшие Земли. В Усопшие Земли ехать предстояло Валтору Прею, Ионе Пурпуру и примкнувшему к ним в самый последний момент Александру Гриру. Что он-то там позабыл?

Хотя какая разница, если он сам так решил.

– Поехали, – сказал Валтор.

Глава 4

Погода испортилась скорее, чем кошка успела бы вылакать блюдечко молока.

К тому времени, как башни Кластера Верда скрылись за горизонтом, холодный северный ветер нагнал откуда-то полчища мрачных туч, затянувших серой хмарью всю голубизну неба. И сразу же зарядил мелкий, противный дождик, способный вывести из себя даже самого спокойного и уравновешенного человека. Всерьез и надолго.

Иона остановил квад, чтобы помочь Валтору натянуть тент. Для этого пришлось сначала сложить станину, на которой был установлен пулемет, подаренный беглым господином Кластера Верда. Вот такие кренделя выписывает порой судьба. Если бы знал Кир Дунгаев, чем обернется поездка Валтора Прея в Кластер Джерба через Усопшие Земли, что бы он тогда предпринял? Уж, наверное, не презентовал бы Валтору пулемет, собранный вручную, как старинные часы, на его собственном оружейном заводике.

Капли дождя молотили по натянутому брезенту, как будто надеялись проделать в нем дырки. Дворники размазывали воду по лобовому стеклу. В двух метрах впереди ничего не было видно. Машина двигалась вперед, как будто продираясь сквозь сумрачное водяное марево.

Грир поймал себя на мысли о том, что если бы он сам находился за рулем, то давно бы уже надавил на тормоз. Жизненный опыт подсказывал ему, что именно так стоило бы поступить, дабы не искушать судьбу. Везенье-то, оно может еще и пригодиться. Стоит ли растрачивать удачу по пустякам?

Но молодые, бесшабашные парни – такими, с высоты прожитых лет, казались Гриру Валтор с Ионой, – разумеется, придерживались на сей счет иного мнения. И, возьмись Грир увещевать их, они, чего доброго, еще поднимут его на смех. Грир нашел бы, как осадить заносчивых юнцов. Но про себя они все равно станут называть его старым ворчуном, который непонятно зачем увязался вместе с ними. Гриру было бы неприятно об этом думать. Главным образом потому, что он и сам не понимал, зачем рванул вместе с ними в Усопье? Он принял это решение с ходу, не раздумывая и не колеблясь. Почувствовал вдруг, что так надо.

Грир отказывался считать себя стариком. Но, тем не менее, возраст то и дело давал о себе знать. То вдруг в коленях появлялись противные, ноющие боли. То поясницу при ходьбе прихватывало так, что хоть вой. А иногда с утра бывало трудно подняться с кровати. Не от того, что что-то болело, – просто возникала предательская, паршивая мыслишка: «А зачем? Зачем вылезать из постели? Какие такие неотложные дела ждут тебя сегодня?

А завтра?

А через неделю?»

Гриру казалось, что жизнь теряет смысл.

А может быть, уже потеряла.

Поэтому-то он с таким азартом поддержал идею Валтора рвануть немедля в Кластер Верда и замутить там что-то вроде переворота. Для Грира это был реальный шанс наконец-то вырваться из круговорота бессмысленно однообразных, до жути похожих один на другой дней. И теперь, когда Грир снова почувствовал себя рамоном, главным было не останавливаться.

Он должен был все время двигаться вперед. Должен был слышать равномерный, уверенный рокот хорошо сбалансированного и четко отлаженного мотора. Он готов был ехать куда угодно. Хоть в Усопье, хоть к черту на рога. И даже если эта ездка станет для него последней, что ж с того. Каждый рамон когда-нибудь не возвращается из пампы. И, как правило, никто никогда не узнает, что случилось с любым из них. Про рамона никогда не говорят, что он умер, – никто не видел его мертвым. Говорят, что он уехал и еще не вернулся. Рамон – сам себе господин. Когда решит, что пора возвращаться, тогда и вернется. А может, не вернется никогда. Кто ему прикажет? Вот так однажды уехал и не вернулся старый друг и напарник Грира Жак Крестовский. И Грира по сей день мучает вопрос, не что с ним случилось, а почему он поехал один, ничего не сказав напарнику? Для этого у него должны были быть весьма серьезные причины. Но вот какие именно? Сколько ни ломал Грир голову, он так ничего и не смог придумать. У него даже никаких предположений не было. Если, конечно, откинуть совершенно фантастические, вроде того, что Крестовский на самом деле был инопланетянином и выпал ему срок возвращаться на родную планету.

– Ну, так что, Иона?

Валтор повернулся к напарнику, сидевшему за рулем.

Андроид, не отрываясь, смотрел на расплывающиеся по лобовому стеклу потеки дождя. Ему казалось противоестественным и странным то, что в их перемещении не прослеживается никакой системы.

– Иона! – снова окликнул его Валтор.

– Что?

Андроид с трудом оторвался от созерцания потоков воды.

– Ты что, не слышал меня?

– Нет.

Валтор был удивлен сверх всякой меры. Пропустить чужие слова мимо ушей мог кто угодно, только не Иона. Уже хотя бы потому, что уши у андроида выполняли чисто декоративные функции. Андроид без ушей смотрелся бы странно и вызывал бы у человека неприязнь. Иона сам об этом рассказывал. А слух у него функционировал совершенно иначе, нежели у человека. У него имелось несколько встроенных микрофонов, которые вели непрерывную запись на карту памяти. В комнате, где играла музыка и веселились два десятка гостей, он мог не только услышать, как муха летит, но и по слуху нарисовать траекторию ее полета. Как с такими возможностями можно было не услышать слова человека, сидящего рядом с тобой?

Поэтому Валтор и спросил:

– Как это?

– Прости, я задумался.

Если Иона думал, что эти его слова все объяснят, то он жестоко ошибался. Слова его окончательно повергли Валтора в недоумение.

– Ты задумался? – весьма многозначительно повторил Валтор.

– Ну, что-то вроде того, – несколько смягчил формулировку Иона.

– Ну это, разумеется, все объясняет, – медленно повел подбородком сверху вниз Валтор.

– Что ты пристал к парню? – одернул его Грир. – Он за дорогой следит. Посмотри сам – впереди вообще ничего не видно.

Валтор резко обернулся назад.

– Он сам постоянно твердит, что он не человек, – с обидой в голосе произнес рамон. – Как андроид может задуматься настолько, чтобы не услышать то, что ему говорят?

– Ну, всякое случается, – рассудительно заметил Грир.

– Да?.. – Валтор не сразу нашел что ответить. Но все же нашел. – А что, если он задумается настолько, что перестанет следить за дорогой?

– Значит, надо остановиться и переждать непогоду, – ответил на это Грир.

Валтор только молча руками развел. Он рассчитывал получить от Грира поддержку. А оказалось, что старик заодно с андроидом.

– Ты нервничаешь? – искоса посмотрел на Валтора Иона.

– Я? – криво усмехнулся Прей. – С чего бы?

– Не знаю. Но ты – нервничаешь. Тебя что-то тревожит.

– Кончай, – недовольно поморщился Валтор.

Его недовольство было вызвано главным образом тем, что Иона точно угадал его эмоциональный настрой. Валтор на самом деле нервничал.

Ионе оставалось жить пять дней. Эту информацию он получил от старшего техника Кира Дунгаева, занимавшегося перепрограммированием андроидов, которых самый богатый и влиятельный человек в Кластере Верда использовал в своих самых неблаговидных делишках, о которых никто никогда не должен был узнать. И, если сам Иона, по крайней мере, внешне не проявлял никаких эмоций на сей счет, то Валтор не знал, как себя вести. Ему хотелось успокоить Иону, как-то приободрить его. Но андроид, похоже, не нуждался ни в том, ни в другом.

Как вообще андроиды относятся к смерти? Что это для них?

Может быть, она вовсе не кажется им мрачной, черной бездной, в которую рано или поздно предстоит упасть каждому? Может быть, смерть для них что-то вроде щелчка выключателя, после которого нет больше ничего? У андроидов нет собственной культуры, поэтому у них не сложилось какого-то традиционного взгляда на смерть. Ну, или, если угодно, на остановку всех жизненных функций и вечное небытие. Но какое-то личностное отношение к тому, что неизбежно должно было произойти, Иона должен иметь. Даже если ему глубоко по фигу все, что произойдет после того, как его система обрушится, он должен хотя бы этим поделиться с Валтором. Потому что Валтор не просто его напарник, а единственный друг. Который, черт возьми, по какой-то совершенно непонятной причине переживает из-за этого непутевого андроида, умудрившегося вляпаться в историю, которая даже для такого прожженного рамона, как Валтор Прей, и то оказалась чем-то таким, про что он обычно говорил, что это уже слишком.

Впереди у них была куча дел. Нужно было попытаться отыскать затерявшегося где-то в Лунном Карантине Хамерхаузена, найти способ избавиться от айвуров, а потом еще и применить его на деле. Джангурам почти наверняка потребуется помощь, когда они вернутся в разоренный айвурами Битхант. Опять же, проблема андроидов – они должны были получить статус, приравнивающий их к людям, которым они прежде только служили… Да и вообще, рамон никогда не сидит без дела. Ему всегда есть чем заняться. Пампа большая – в ней всегда что-то происходит.

Странное дело, но, не отдавая себе в том отчета, Валтор уже давно думал о Ионе как о своем напарнике. Так, будто этот вопрос давно уже между ними решен. Хотя на самом деле Иона ничего не говорил о своих планах на будущее. Даже когда он полагал, что это будущее у него есть.

Или он уже тогда чувствовал себя обреченным?

Иона мог, по крайней мере, догадываться о том, по какой причине специалисты Дунгаева выбрали именно его, чтобы сделать полностью свободным и научить убивать.

Мог или нет?

Да, собственно, какая разница. Если у него были хоть какие-то сомнения по любому поводу, он должен был поделиться ими со своим напарником. Между людьми, едущими в одном кваде, не должно быть никаких секретов или даже недоговоренностей. Если, конечно, один из них не пристегнут к сиденью наручниками. Иначе это может для всех них плохо закончиться.

Ну а кроме всего прочего, теперь у них на заднем сиденье сидел Александр Грир. И, хочет того Иона или нет, рано или поздно старик поймет, что происходит что-то неладное. Тогда он, как всякий разумный рамон, задаст Валтору прямой вопрос: «В чем дело?» И что должен будет ответить ему Валтор? И, самое главное, как он, Валтор Прей, будет себя при этом чувствовать?

Валтор не любил иметь бледный вид.

Да просто не имел такой привычки.

– Дождь вроде бы слабеет, – как бы между прочим заметил Иона.

Валтор чуть было не выругался в полный голос.

Он тут, понимаешь, решает вопрос, как им дальше жить, а Иону, стать твою, волнует только погода за бортом. Не того, совершенно не того ожидал от напарника Валтор.

– Что значит дождь на фоне мировой революции? – выдал одну из своих сакраментальных фраз Грир.

Валтор посмотрел на него через плечо:

– Это ты к чему, Александр Васильевич?

– К тому, что дождь, даже самый сильный, непременно когда-нибудь закончится. – Пауза. – Рано или поздно.

– Вот оно что, – уныло кивнул Прей.

Наклонившись, Грир положил ему руку на плечо.

– Слушай, парень, ты нынче какой-то не такой.

– В каком смысле?

– В самом прямом и определенном. Может, у тебя с желудком проблема?

– Почему именно с желудком? – удивился Прей.

– Да обычно те, у кого желудок не в порядке, ведут себя так, как ты сейчас.

– Это как же?

– Делают вид, что лука объелись.

Валтор усмехнулся и качнул головой.

Чего у Грира было не отнять, так это умения дать точное определение любому самому неопределенному понятию.

– Мы едем в Усопье.

– Об этом знает едва ли не весь Кластер Верда.

– Отлично. Но как мы попадем в Усопье?

– Я полагал, у тебя есть какой-то план.

– План есть у Ионы. Но он держит его в секрете.

– Ну, уже хорошо.

– Что хорошо? То, что он не хочет с нами поделиться?

– То, что у него хотя бы есть план.

– Александр Васильевич, – не оборачиваясь, обратился к старику Иона. – Рядом с вами на сиденье стоит синий контейнер.

– Есть такой, – кивнул Грир.

– Будьте добры, откройте его. В нем на самом верху лежит металлический диск. Передайте его Валтору.

– Держи, – Грир кинул диск Прею на колени.

– Ну, и что?

Валтор недоумевающе развел руки. Но со стороны могло показаться, что он не хочет или даже боится прикасаться руками к лежащему у него на коленях диску.

– Это диск, который нам подарили в Борее-Три, поселке гуманитариев.

– Ну да. Тебе подарили этот диск, а мне – флейту. Не объяснив сакрального смысла сих подношений.

– Вокруг центра диска расположены пять отверстий. Для чего они?

– Чтобы просовывать в них пальцы. Это же очевидно. Пять отверстий – пять пальцев.

– Сделай это.

– Что?

– Вставь в них пальцы.

Валтор насторожился:

– Зачем?

– Сделай, тогда и узнаешь.

Валтор усмехнулся, картинно пошевелил пальцами, разминая суставы, растопырил пятерню пошире и направил пальцы в отверстия. Но, как он ни старался, ему не удавалось вставить в отверстия на диске все пять пальцев одновременно. Даже четыре вставить было непросто.

После нескольких попыток Валтор сдался.

– Ладно, в чем тут секрет?

Иона достал из кармана сложенный лист бумаги и протянул его Прею.

Валтор развернул лист.

На бумаге был нарисован круг с пятью отметинами.

– Наложи диск на рисунок.

Валтор расправил листок на колене, а сверху на него положил диск. Он уже понял, что нужно сделать. Покрутив диск из стороны в сторону, рамон легко добился того, что все пять отверстий совпали с метками на рисунке.

– Так. Ну, и что все это значит?

– Расположение отверстий на диске с самого начала показалось мне знакомым. Но я не сразу вспомнил… Вернее, не смог сразу сопоставить масштабы. На бумаге – увеличенное до реальных размеров схематичное изображение расположения датчиков на верхней плоскости гравитационной мины. Мне кажется, такое совпадение не случайно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6