К. ДОНСКИХ.

Корсы К.С.В.



скачать книгу бесплатно

Тогда-то они и встретили в городке Дортс Аманду Стоун. Будучи еще молодой кудесницей, она занималась тем, что торговала корешками, травами и настойками собственного приготовления.

Дортс всегда был невелик, все друг друга знали. К кудеснице многие ходили отовариваться. По слухам, она доставала даже самые редкие ингредиенты. Гривен и Марвин, покупая у Аманды очередные травы, поделились с ней загадкой старого шутника. Та, недолго думая, предположила, что речь идет о дальтониках – о тех, кто видит красный цвет зеленым, а зеленый красным. Вот тут-то Марвин с Гривеном и почувствовали себя дураками. Сломя голову, они мчались к Вернону, чтобы скорее поделиться с разгадкой. В тот же день, телепортировавшись в пещеру, они смыли с нарисованного бутона красный цвет и перекрасили его в зеленый. И вот долгие мучения и раздумья наконец-то закончились. Вырезанная в камне роза начала оживать от стебелька до бутона. Встряхнув нежно-зелеными лепестками, она скинула один на руку Гривена. Тот, едва коснувшись ладони кудесника, превратился в сверток. Им оказалась карта в мир людей, где нет даже задатков магии, о чем Кэти уже приходилось слышать.

– Но что же было дальше? – не терпелось узнать девочке, ведь Марвин вдруг прекратил рассказывать. – Какая дальнейшая роль бабушки во всей этой истории?

– О-о…Погоди, погоди, – успокоил ее Гривен, – самое главное случилось дальше. Время у нас есть. Ты все обязательно узнаешь. А сейчас, я думаю, будет разумнее отдохнуть после стольких переживаний. – И он с намеком посмотрел на Марвина. Тот, вновь засуетившись, привстал и предложил Кэти пройти в ее комнату, чтобы немного поспать.

– Завтра я покажу тебе Прагу, – сказал Гривен, провожая девочку в небольшую, но уютную комнату. – Именно в этом волшебном без волшебства городе мы когда-то и поселились.

– Но… – только и успела выдавить из себя Кэти, как старый кудесник закрыл за ней дверь. – Кстати, в этом доме можно пользоваться магией. Только занавесь окна, – услышала уже удаляющийся голос Гривена Кэти.

– Хоть это успокаивает, – буркнула она себе под нос и плюхнулась на достаточно мягкую кровать.

Она и сама осознавала, что физически очень устала, и что сейчас действительно лучше поспать. Но мысли ей были неподвластны, и уснуть-то она уснула, вот только сон показался ей слишком поверхностным, как будто бы просто дрема накрыла ее в тот момент. Может, во сне, а может, наяву, она слышала где-то за стенкой Гривена. Он говорил кому-то о том, что Кэти еще слишком молода, чтобы задумываться о столь серьезных вещах. Потом говорил Марвин, переубеждая товарища в обратном, мол, раз уж она впутана во всю эту историю, она должна обо всем знать. Согласился ли с ним Гривен, было не ясно. Возможно в тот самый момент Кэти по-настоящему уснула.


6


В Дортсе, безусловно, слышали о тех созданиях, которые так гордо, будто бы находясь в своей среде обитания, сейчас шагали по тихой улочке волшебного городка, но видеть вот так в середине дня среди людей шаргов – было странновато, а кому-то и страшно.

– Мама, кто это? – выкрикнула девочка лет шести, указательным пальцем показывая на трех созданий, похожих на людей, но основательно выше, с крупнопористым носом и с высоким лбом.

И тут же прижалась к подолу юбки.

Женщина некоторое время и сама с удивленной боязливостью наблюдала за этой процессией. Шарги всегда сторонились людей, не потому что боялись, а попросту из-за обязательства, которое некогда отобрало у них право приближаться к человеку.

В то время, когда все волшебные создания ютились бок о бок с человеком, шарги не захотели делить с ним власть – слишком сильным оказалось их желание вести свой собственный образ жизни, совсем не похожий на тот, который вели люди. Шарги не желали получать знания, которые давались им с трудом, им постоянно хотелось разрушать то, что строил человек, а любимым развлечением они считали драки друг с другом. Повлиять на неугомонный характер этих существ оказалось невозможным, и они были изгнаны в леса и болота, горы и скалы – туда, где не пришлось бы мириться с человеческими качествами. Особых возражений это ни у кого не вызвало, – шарги хоть и имели внешнее сходство с человеком, мириться с его прихотями не желали, и даже наоборот, согласились существовать отдельно, не раздумывая.

С тех пор минуло немало времени…

И вот сейчас необычную картину наблюдали уже несколько зевак. Один из «росляков»-шаргов пнул мусорный контейнер, и тот со скрежещущим металлическим звуком полетел на тротуар.

Прохожие тут же испарились.

Некоторые телепортировались – благо это было возможным, если периметр перемещения не более трех кварталов. Более дистанционный телепорт надо было оплачивать кондуктору, который появлялся тут же, по факту перемещения. Таким образом власти копили в казну, ведь дистанционный телепорт стоил в два раза дороже, нежели взять конную повозку, такси или сесть на автобус. По всей Кассане ходил кассанский шиллинг, и телепорт стоил пятнадцать – среднесуточная зарплата в Дортсе.


Сейчас некоторые кудесники спрятались за подстриженными кустарниками вдоль дороги.

Шарги же с довольным видом проследовали дальше, пока не свернули на проезжую часть к старому дому по Лазурной улице.


– Я все же не понимаю, отчего хозяин медлит с этой семейкой? Почему бы просто не сковать этих Стоунов и не бросить в темницу? – горячо спросил тот, что был пониже остальных. – Если ему нужна та девчонка, неужели она не отдаст ему то, что он ищет, как только узнает, что вся ее семья будет гнить в его темнице или Морт-Каньоне?

Шарг, который оказался более высоким и тощим, чем остальные, одним ударом выбил ногой дверь на парадном крыльце дома Аманды.

– И почему он приказал прийти сюда, когда никого не будет дома? – продолжил первый.

– Почему, да почему! – рявкнул среднего роста шарг и залепил любопытному подзатыльник. – Твое дело, Урс, выполнять приказы, а не задавать вопросы. Раз сказал, значит так надо. Грифон попросту ничего не говорит.

– Бук! Ты ищешь на втором этаже, а я с Урсом обыщу первый и подвал. Все понятно?

Бук лишь кивнул и ступил на лестницу, ведущую на второй этаж.

– Тут точно никого нет? – спросил с желчностью в голосе Урс, и начал вытряхивать содержимое комода, стоявшего неподалеку от двери.

– Я проверил. Никого. Ищи.

– Ты мог бы поточнее сказать, что именно искать?

Но шарг его не услышал. Он прошел на кухню и с удовлетворением занялся кастрюлями и сковородками, создавая вокруг себя невообразимый грохот.

Бук, в отличие от остальных, спокойно проверял вещи, хранящиеся на втором этаже. Все кольца, сережки и прочее он запихивал к себе в карманы, из которых уже свисали бижутерийные бусы и цепочки. Различного рода бумаги, стопками лежавшие на столиках, он бесцеремонно пролистывал и, находя колдовские рецепты, тут же клал их себе за пазуху. В одной из комнат он с большим вниманием открывал и закрывал дверцы и выдвижные ящики. Под руку попался ежедневник, который проследовал во внутренний карман к другим бумагам и тут же порвал его по шву.

Любопытный Урс с другим шаргом по имени Рой вдвоем пытались проломить деревянные створки, ведущие в подвал.

– Что за чертовщина? – огрызнулся Рой, плотнее навалившись на дверцы. – На вид такие хилые, а на деле, как каменные. У меня уже бок болит. Ну-ка, Урс, давай без меня. Что-то я замаялся.

Шарг глубоко задышал и отошел, присел неподалеку от подвала. Достав из кармана нюхательный табак, он вдохнул его и запрокинул голову вверх, будто закапал себе в нос.

Урс же, как ни старался, никак не мог выломать две филенчатые двери, ведущие в подвал. Дерево как сталь.

– Не нравится мне этот дом! – пропыхтел он, уставший от бесполезного, как оказалось, занятия. – Атмосфера что ли, тут нехорошая…

Воздух и впрямь наполнился появившейся из ниоткуда тяжестью и будто бы застыл, хотя за окнами дома было ветрено.

В тот же миг дверцы распахнулись и снизу на замаявшихся шаргов ринулся осиный рой.

Жужжание темной массы вмиг охватило первый этаж. Чуть не задыхаясь от жгучих укусов, двое шаргов, окруженные насекомыми, с ревом помчались на улицу.

Осы жалили так, как если бы двое незнакомцев решили полакомиться их медом и разгромить жилище полосатых трудяг. Те явно защищали свою территорию.

– Рой! Урс!

Бук спустился на шум и, завидев открытый ход в подвал, начал спускаться по лестнице.

Деревянные ступеньки скрипели под огромными ногами. Прижавшись к стене, чтобы не создавать шум, шарг продвинулся к основанию лестницы, сломав все же по пути две ступеньки.

Внизу стелилась сумеречная темнота. В нос сразу же полезла паутина.

– Чертова старуха! – выругался росляк, отплевываясь от вязкой и липкой паучьей сети.

По мере продвижения по холодному темному помещению и наткнувшись на тумбочку, шарг все же нашел источник света. Им оказалась лампочка не мощнее двадцати пяти ватт, при которой подвал размером в хоккейное поле лишь вышел из пыльного сумрака.

В помещении имелись два окна, но они были заколочены снаружи. По бокам и посередине подвала стояли длинные и не очень столы. Все они были заставлены стеклянной посудой: мензурками, колбами и прозрачными тарелками. Какие-то из сосудов были наполнены разноцветными жидкостями, какие-то обычной, на первый взгляд, водой. В шкафах, что были плотно прижаты к стене, стояли закупоренные банки с непонятными названиями.

– Урс! – спокойно позвал Бук, но имя эхом разошлось по подвалу.

По углам по-прежнему только сгущалась темнота.

– Говорил же, надо взять фонарик, – пробубнил шарг, чтобы развеять вязкую тишину, – конечно же, он понадобился именно мне!

В углу послышался слабый шорох.

– Рой!

Великан бросил взгляд в левый угол.

Замерев на мгновение, он лишь уловил слабый шум, исходивший от некоей вертушки на стальной тонкой и короткой палке, которая юлой вертелась на столе, беспорядочно заваленном бумагами. Шорох перешел в соседний угол.

Шарг вспомнил, что не выкладывал спички.

Порывшись в штанах с огромным числом карманов, он все же нашел коробок и чиркнул в сторону правого угла. Ничего не увидев, а только лишь опалив большой палец, он уже развернулся к выходу, как на него бросилась огромная кошка светло-серого окраса.

Рыча и оголяя клыки, она рвала на нем одежду и вонзала в него когти, острые, как лезвие.

Она одним движением подбрасывала шарга вверх.

Бук падал на столы, разбивая стеклянную посуду. Поднимаясь и крича от злости, он набросился на противника, но кошка сумела сманеврировать.

Двигаясь молниеносно, она все время оказывалась в разных местах.

Ловко и быстро преодолевая длинным броском большие расстояния, она нападала со спины, прыгала со шкафов и, наконец, сжав шею шарга своей пастью, тяжело нависла над ним, издавая пробирающий до костей рык.

Согбенный от страха, Бук попросил оставить его в покое, выбросив наворованное из карманов и умоляя его отпустить.

– Грязная крыса! – вымолвила по-человечески кошка и отбросила великана к стене – так, что тот проломил ее тут же.

Чертыхаясь от страха, шарг попятился к лестнице. Спотыкаясь и поскальзываясь, он на карачках добрался до первого этажа и юркнул в проем, ведущий на улицу. В тот же миг выломанная недавно недоброжелателями дверь повисла в воздухе и, развернувшись в нужном направлении, вновь встала на свое место, аккуратно зацепившись за петли. Большой Бо будто бы потянулся и расправился после сна.

Внутри него что-то завертелось и закружилось, создавая еле слышный шум, сочетающий в себе скрип, треск и что-то еще.

Но вскоре все утихло, и старый дом стал вновь обыкновенным.


***

Чак постучался в дверь дома номер три по Лазурной улице. Дверь открыла Джессика, держа на руках Робби.

– Чак! – выкрикнула она, завидев светловолосого парня на пороге, и тут же опустила маленького мальчика на пол. – Ну наконец-то! Где Кэти?

– Я… А ее разве дома нет? Я… хотел спросить у вас то же самое.

Лицо Джессики изменилось.

Ее глаза застыли. Как если бы умелая рука скульптора, что лепит восковые фигуры, потратила на веки, роговицы и ресницы много времени и сил; или же таксидермист, набивая чучело, сделал бы на глазах акцент – они были живыми и одновременно мертвыми.

Джессика не моргала.

Потом спокойно повернулась и пошла в гостиную.

Чак молча последовал за ней.

– Все так странно, Чак. Смерть мамы, Кэти куда-то исчезла. Я не могла тебя найти. Я была уверена, что она с тобой! Ее нет уже два дня! Вдруг что-то случилось?!

Чак нахмурился и прикусил большой палец.

– Неужели она ничего не сказала о том, куда могла пойти? – встревоженно спросил он.

– Не знаю, – вздохнула Джес, – на следующий день после похорон сказала, что пойдет пройдется. Я уже и в полицию обращалась, – всхлипнула она, – а там говорят, что то ли их поисковый маяк не работает, то ли ее нет в Дортсе. Мол, обращайтесь в амиральский департамент полиции, у них в поисковой системе участвуют орлы. А они ищут по всей Кассане. Но для этого потребуется неделя, чтобы направить птицу на поиски одного человека. Целая неделя! Я с ума сойду столько ждать.

– Я уверен, с ней все в порядке! – пытался успокоить Джессику Чак, – вы, может, мне не поверите, но я это чувствую.

– Старейшины! Хоть бы твоя интуиция нас не подвела…

Они помолчали с минуту, каждый погрузившись в свой внутренний мир. Лишь часы, висевшие между прихожей и кухней, негромко тикали, разгоняя гнетущую тишину.

Чак посмотрел в сторону лестницы.

Инвалидный подъемник одиноко стоял без работы у ее подножия.

Он сидел и думал над тем, куда могла пропасть Кэти, и не связано ли это с появлением шаргов в городе. Собственно, он и пришел в дом Стоунов, чтобы обсудить новость, ведь весь город об этом говорит. Чего не скажешь о миссис Стоун – то ли ей все равно, что великаны пришли в Дортс, то ли она об этом и не знает, хотя все СМИ только об этом и твердят.

Чак не ожидал, что его встретят новостью гораздо хуже той, что принес с собой он. Было ли удобным сейчас сказать о шаргах маме Кэти? Но тут он передернулся от мысли, которая вдруг неожиданно посетила его голову: вдруг исчезновение Кэти как-то с ними связано? Шарги, как известно, тщеславный и эгоистичный народ – встанут на сторону того, кто им больше заплатит и похвалит сверх меры, даже если они того не заслужили. Такие, как правило, в добрых делах не заметны. Прокрутив это в своей голове, Чак тут же встряхнул вихрами – счел, что его воображение уж чересчур разыгралось.

– Джессика!

Стук в дверь нарушил тишину, и хозяйка дома, подпрыгнув от неожиданности на диване, поспешила открыть. На пороге стояла их соседка – Кассандра.

– Ты уже слышала? – вид у нее был обеспокоенный. – Я так и знала, что Аманда – да простят меня Старейшины небес, что о мертвой так говорю – была связана с этими тупыми великанами. Но это факт! Шарги… – задыхалась она от волнения.

– Шарги?

– Эти тупоголовые росляки появились в Дортсе! И куда ты думаешь, они направились?

– Куда? – испуганно спросила Джес.

– В дом этой – да простят меня Старейшины… – швабры. Это все твоя мать, – небрежно бросила Кассандра, – я и при жизни ее не любила. Так она и мертвой призвала сюда это отродье. Шаргов видели, когда они вламывались в барак Аманды.

Джессика, услышав последние слова соседки, так и побелела от злости. Ей захотелось во что бы то ни стало расправиться с этой женщиной. Она непроизвольно сжала кулаки, и не намереваясь выслушивать оскорбления в адрес покойной, еле сдержалась, чтобы не выпалить заклинание о Всепоглощении Насекомыми. Она лишь представила, как старуху с ног до головы облепляют тараканы и жуки размером с человеческий палец.

– Ты! – сжав зубы, пропыхтела Джес. – Мама была права, называя тебя хищницей! – И в тот самый миг Кассандра кубарем покатилась с крыльца дома Стоунов, застряв в розовых кустах головой вниз.

Редким прохожим удалось запечатлеть в своей памяти ее белые кружевные панталоны.

Кассандра застряла меж двух кустов, обильно удобренных навозом, и продолжила сквернословить.

Выбравшись из вонючих грядок – обрюзгшая, с черным от земли лицом, она споткнулась на ровном месте и заковыляла в сторону своего дома. Завидев желанное крыльцо, она лишь искоса оглянулась в надежде, что никто ничего и не заметил. Но позора избежать не удалось – несколько детей гудели и свистели ей вслед.

Один мальчик, не удержавшись от соблазна продолжить веселье, зачерпнул лопаткой немного удобренной земли (предварительно убедившись, что хозяйка газона на него не смотрит) и запустил лепешку прямо в окно Кассандры. Джессика смотрела на театральное представление из-за тюля, прикрывающего окно в прихожей.

Завидев малышню, неоднократно появлявшуюся возле Большого Бо, кудесница впервые обрадовалась мальчишкам. Гоготание ребятни не умолкало до тех пор, пока старуха не пообещала насадить на всех щекочущие обручи. Последние щекотали до тех пор, пока этого хотел инициатор заклинания. Поэтому услышав про них, малышня тут же разбежалась.


– Не могу поверить, что эта женщина когда-то была подругой моей матери, – вздохнула Джес, отходя от окна. – Откуда столько злости?

Она вернулась к дивану и села, по-детски прижав к себе набитую поролоном подушку.

– Я слышала о шаргах… – чуть ли не шепотом сказала она, – просто хочу думать, что исчезновение Кэти с ними не связано. Но именно эти мысли и лезут в голову.

– У Аманды в доме может храниться всё что угодно. Возможно, они искали драгоценности, – будто оправдывалась она.

Чак сглотнул. Говорить о своих похожих неприятных предположениях уже не было смысла, и он просто промолчал.


– Я хочу переехать отсюда, – неожиданно сказала Джес. – Возможно, Кэти догадывалась об этом и поэтому сбежала.

Чак встал и начал ходить по кругу.

– Сбежала?! Ну нет. Кэти на это не способна, – заверил юноша. – И потом, если бы она что-то знала… Она бы пришла ко мне.

Сказав это, Чак немного смутился. Он понимал, что случись неприятность, Кэти в действительности поделилась бы с ним. Тревога нахлынула так же резко, как отпала бы, если бы Кэти появилась сейчас на пороге.

– Переехать? – фраза Джессики дошла до сознания Чака.

– Я всегда хотела продать этот дом. Заодно продать дом Аманды. И переехать отсюда всем вместе. Но мама никогда не приветствовала это. Вцепилась в свой дом-музей и не хотела отпускать. Даже завещала его Кэти, уверена, из-за нежелания оставлять Большой Бо на попечение агентам по недвижимости. С ранних лет девочке внушалось, что этот дом очень ценен, и не удивлюсь, если став совершеннолетней, она не захочет продать его – в память об усопшей бабушке. Я же всегда хотела, чтобы Кэти училась в лучшей школе Магического Искусства, после окончания которой перед ней открылись бы все перспективы будущей профессии. Кем она станет в Дортсе? Торговкой волшебных снадобий и чудодейственных примочек? Я всегда говорила Аманде, что способности Кэти к волшебству должны оцениваться на высшем уровне, признанном магистрами магии. Наш маленький городок не способен ей этого дать.

– Но кроме как в Амирали не будет должного уровня, – с опаской в голосе предположил Чак, – кудесники со всей Кассаны пытаются добиться успеха и признания там. Имеете ли вы, миссис Стоун, ввиду столицу?

Джессика кивнула. Именно в Амираль и хотела она переехать, но возможным это было при условии продажи всего имущества в Дортсе. Других средств ей бы не хватило, чтобы осесть в мегаполисе.

Джессика работала преподавателем в местной школе – учила юных кудесников искусству левитации. Платили ей ровно столько, сколько хватало на жизнь. Конечно же, будь у девочки отец – все было бы проще. Но Бен – так звали мужа Джессики – погиб два года назад. Сразу же после того, как родился Робби.

В тот день его старенький синий «Шевроле» с единственной волшебной возможностью – открывать двери по хлопку в ладоши – упал в реку прямо через мост. Картина, к слову сказать, была впечатляющей. Машину просто ни с того ни с сего затрясло и закружило. В следующий момент очевидцы уже наблюдали, как покореженный синий металл погружается в холодную реку. В отличие от Аманды, которая все же осталась жива, Бена даже не нашли. Две недели полиция прочесывала окрестности и водоем. Но результат был плачевным – пропал без вести.

Джессика тогда пошла к одной гадалке. Та занималась поиском людей. Не ведая истории, она сразу же сказала, что кудесника затянуло в ил холодной реки.

Бена уважали в Дортсе, он слыл опытным кудесником. Никто не мог поверить, что тот погиб. Джессика также верила в случайность его исчезновения и до последнего была уверена, что Бен все же спасся, использовав магию. Но проходили дни, месяцы, а он все не объявлялся. Кэти рассказывали о дальней поездке ее отца, присылали ей открытки и подарки от его имени. Год назад она узнала правду. К удивлению окружающих, реакция девочки оказалась весьма спокойной. Она просто не поверила, что отец утонул. И до сих пор верила, что ему удалось переместиться в момент падения с моста, правда, все меньше об этом говорила. Единственное, что ей и всей семье Стоун не давало покоя, так это – поразительная закономерность двух несчастий, – оба были связаны с машинами. И даже несмотря на то, что Бену просто нравилось ездить на своем стареньком автомобиле, оба случая пугали своей глупостью. Ведь опытные кудесники всегда могли воспользоваться телепортом.


– Могу я подняться в комнату Кэти? – спросил Чак.

– Конечно, иди. Вдруг тебе удастся узнать, куда она могла деться. Я перерыла весь ее шкаф и даже мусорку – никаких следов.

Чак поднялся по лестнице и открыл дверь с надписью «Если ты с советом, то прежде постучись».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7