Женива Ли.

Королевская страсть



скачать книгу бесплатно

Девушкам, которые хотят новую сказку


Geneva Lee


ROYAL

Passion



Перевод с английского Д. С. Дамте

Глава 1

Пока я допивала шампанское, мои глаза бесцельно блуждали по богато украшенным стенам курительной комнаты. С одной из них на меня осуждающе посматривал граф или какой-то другой важный человек в костюме с кружевным галстуком, завязанным у горла. Совсем недавно я окончила Оксфорд, но не чувствовала своей принадлежности к элитарному Oxford and Cambridge Club[1]1
  Закрытое сообщество, в которое входят выпускники двух старейших английских университетов. – Здесь и далее примеч. пер.


[Закрыть]
.
У большей части выпускников были богатые родители, а моя семья не была богатой ни по каким меркам. У нас не было звучной фамилии или титула, как у большинства моих однокурсников. Шампанское мне пить не хотелось, и я проклинала свою лучшую подругу Анабелль: она убедила меня в том, что это хорошая идея – сделать несколько глотков «благородного напитка».

– Клара, вот ты где! – Анабелль бросилась на меня, как ястреб. Ее идеальные ногти впились в мою руку, не давая мне вырваться, пока она тащила меня через всю комнату. Кроме этой агрессии, все остальное в ней было великолепно: светлые волосы собраны в изящный шиньон, под которым в совершенной симметрии расположилась застежка ожерелья. На Анабелль сверкало все, начиная от трехдюймовых каблуков и до алмазов в три карата, красующихся на левой руке.

– Я хочу, чтобы ты, наконец, познакомилась с моим братом Джоном, – сказала она.

– Я не ищу парня, Белль, – напомнила я. – У меня другие задачи.

Пусть даже моя работа в Peters & Clarkwell по факту еще не началась, я и в самом деле не хотела заводить приятеля, который будет меня отвлекать. Белль знала об этом, и все же продолжала настаивать на том, чтобы я встретилась с ее братцем. Имея хорошее образование, она по-прежнему была уверена, что лучшей перспективой для девушки является брак. Эта точка зрения была мне знакома: моя мама думала точно так же.

Белль подмигнула мне через плечо.

– Вы могли бы немного поразвлечься. Джон деловой человек, и за ним целое состояние. Ты станешь баронессой.

– Не всех привлекают деньги и власть, – сказала я вполголоса, не желая задеть людей, которые могли бы нас услышать.

Белль внезапно остановилась (из-за чего я налетела на нее), наклонилась и прошептала мне в ухо:

– У тебя когда-нибудь был богатый и влиятельный парень? Ты вообще знаешь, что такое переспать с таким?

Я закусила губу.

Белль было прекрасно известно, что я спала только с одним мужчиной, моим бывшим парнем, который не был ни богат, ни влиятелен. У Дэниела на плече была отметина, доказывающая это. Учась в Оксфорде, я часто чувствовала себя униженной в окружении богатых по рождению сверстников, а он от этого приходил в ярость. По крайней мере, теперь я повзрослела. При мысли о том, как безобразно закончились наши отношения, по моей спине пробежала дрожь. Я рассталась с Дэном на зимних каникулах, но даже сейчас, несколько месяц спустя, мне все еще было больно.

Белль заметила мое состояние и вздохнула.

– Дэниел не в счет, – сказала она. На идеальной глянцевой коже между ее точеных бровей пролегла складка. Она покачала головой, словно освобождаясь от неприятных воспоминаний, и выстрелила озорной улыбкой. – Если бы ты побывала в постели с таким парнем, как мой брат, ты бы забыла своего Дэна.

– Меня беспокоит, что ты считаешь своего брата подходящей кандидатурой, – ответила я, поморщившись.

– И напрасно, – она махнула рукой, но хитрая улыбка никуда не исчезла. – Я просто забочусь о тебе, Клара. И тебе нужно крепкое плечо.

Странно, до сих пор она не выражала особенного беспокойства по поводу моей личной жизни. Правда, она была моим союзником в сложных ситуациях с Дэном. И она не только одобряла наше расставание – с того момента, как мы расстались, она оберегала меня, как курица-наседка: брала с собой на шопинг, знакомила с новыми людьми. Ее попытки настроить меня на новые свидания были настойчивыми. Но надо отдать ей должное, она не отвлекала меня во время выпускных экзаменов.

– Белль, мне действительно сейчас не нужен парень, – сказала я как можно отчетливее, надеясь закрыть этот вопрос, но зная, что у меня в этом смысле нет шансов.

Как и ожидалось, она проигнорировала мои слова

– Необходимость и желание – разные вещи, дорогая. Никогда не путай их, – услышала я.

Прежде чем я успела возразить, Белль поманила к нам высокого и нескладного мужчину. Джон – так его звали – был ее старшим братом; кажется, он начинал лысеть и, несомненно, у него были деньги. В своем нелепом, но очевидно дорогом костюме, в подобранных к нему аксессуарах он соединил самые скучные моменты современной моды. Часы «Ролекс» и лоуферы «Берлути» сочетались (вернее, не сочетались) с пиджаком «Харрис Твид» в духе восьмидесятых. Выглядел он так, как будто не мог решить, собрался ли он в выходной день на охоту или намеревался пойти по делам.

О боже, в таком виде этот олух отправился на вечеринку!

– Ты, должно быть, та самая Клара, – сказал Джон, взяв меня за руку. На мгновение он застыл, как бы раздумывая, поцеловать или встряхнуть ее. В результате получилось неуклюжее и липкое рукопожатие. Джон, может, и удачлив, но он не произвел на меня впечатление.

– Белль рассказывала мне о тебе. Степень по социологии, не так ли?

– Верно. – Я хотела забрать руку, но не знала, как это сделать вежливо.

– Ты строишь из себя мать Терезу?

– А если я скажу «да»?

Мои слова прозвучали смело, и Белль с братом удивленно переглянулись. Я и сама удивилась. Быть такой уверенной, особенно в присутствии незнакомца, – на меня это не похоже. Но так было в университете. А сейчас у меня уже есть диплом и интересная работа. Я больше не та девушка. Я не могу. Я не позволю.

– Ты слишком хороша, чтобы быть монахиней, – сказал Джон. Его грудь немного приподнялась, когда он добавил: – Недавно я стал адвокатом.

– Как интересно, – сказала я, вытаскивая руку и оглядываясь по сторонам. – Извините, я, кажется, вижу…

Я побежала в толпу, прежде чем Белль успела произнести речь, которая, по ее замыслу, должна была скрепить наше с Джоном знакомство. Я почувствовала укол совести: мне действительно нужно поговорить с ней о моих дальнейших перспективах. Несмотря на блестящее образование Белль, ее семья сделала ставку на брак – весьма архаичный способ обрести положение в обществе. Возможно, она сопротивлялась, хотя казалась вполне счастливой. К тому же она понимала, что ее избранник (хотя это слово здесь меньше всего подходит) наверняка будет голубых кровей. Но я не могла и не хотела представлять себя замужней, особенно после Дэниела. Карьера казалась мне лучшим выбором. Безопасным, позволяющим раскрыться и гораздо менее сложным, чем брак.

Толпа меня поглотила, а Белль за мной не погналась. В холле я почувствовала, что мое сердце бьется как сумасшедшее. Я несколько раз глубоко вздохнула, чтобы выровнять дыхание, и поправила простое черное платье, которое одолжила у Белль, несмотря на ее возражения, что оно «слишком мрачное». В моем собственном шкафу в основном были джинсы, джемпера и немного хороших костюмов. У нее – все по-другому. Чаще всего Белль напоминала кинозвезду. Значительная часть ее гардероба состояла из платьев, которые выглядели так, будто их украли у самой королевы-матери. Мне повезло найти среди них хотя бы одно, более-менее подходящее мне по возрасту, правда я подозревала, что оно было куплено для похорон.

Ноздри пощекотал экзотический пряный аромат. Странно было услышать его в душном старом здании, где запрещено курить даже в курительной комнате. Я огляделась и с некоторым опозданием поняла, что не одна здесь. Моя рука инстинктивно легла на грудь, когда я увидела его: прекрасного мужчину.

Он стоял у балконной двери в свободной позе, с тонкой сигаретой у скульптурных губ. Лицо было скрыто тенями, но все же я смогла различить сильные челюсти и намек на голубые глаза. Большего мне не нужно: я поняла, что он один из тех влиятельных людей, о которых говорила Белль. От него веяло богатством и… тестостероном, и мои ноги предательски пошли ему навстречу. Теперь я могла видеть его лучше и открыла еще одну замечательную особенность: он был очень, очень красив.

У него было лицо, при виде которого ангелы плачут от умиления, а боги начинают войну. Загорелая кожа намекала на далекие солнечные пляжи. Волосы оказались темными не потому, что он стоял в тени. Они и вправду были почти черными и находились в совершеннейшем беспорядке. В своем воображении я уже запустила в них руки. Да что там, на мгновение я представила, как прижимаюсь к нему всем телом.

Возьми себя в руки, приказала я себе. Так реагировать на незнакомца неправильно, даже если он не знает, что я думаю. Но судя по его соблазнительной улыбке, он, конечно, знал.

Вдруг улыбка исчезла, и глаза его сверкнули. От его прожигающего взгляда внутри у меня все сжалось. Мне следовало держать с ним дистанцию. Я чувствовала это.

Плюс ко всему он нахал: курение в этом клубе – это очевидное пренебрежение правилами. Или правами других людей.

– Я думаю, тебе не стоит здесь курить, – сказала я, почему-то обратившись к нему на «ты». Это прозвучало лихо, но мне хотелось уколоть его, потому что он смотрел на меня, как на предмет – как на игрушку, с которой можно позабавиться.

– Извиняюсь, – он снова улыбнулся; голос его звучал мягко и интеллигентно. – Ты хочешь сказать, что я веду себя неподобающим образом? – Он шагнул на балкон, и я поняла, что он сделал это, чтобы угодить мне. Такие вряд ли станут беспокоиться о нарушении каких-то правил.

Теперь я не видела его лица, но чувствовала, что он сверлит меня взглядом. Во мне все трепетало, мои чувства колебались между раздражением и возрастающим интересом.

– Я бы не хотела, чтобы у тебя были неприятности, – добавила я миролюбиво.

Он повернулся ко мне, его губы вздрогнули и изогнулись в насмешливой улыбке, обнажив ряд идеальных зубов.

– Мы оба не хотим этого. Ведь так?

Кровь прилила к моим щекам, мне стало жарко от стыда. Мне захотелось поцеловать его, и я тут же ужаснулась собственной фантазии. Он показался мне смутно знакомым, мы как будто уже встречались. Может быть, это мой одноклассник? Я бы вспомнила его, если бы он учился со мной в колледже. Разве забудешь эти прозрачные голубые глаза, эти взлохмаченные темные волосы? – образ на грани аристократизма и поп-звезды.

На нем был хорошо скроенный костюм, явно сшитый на заказ. Мой взгляд задержался на расстегнутом воротнике и свободном узле галстука: я представила, как расстегиваю остальные пуговицы и освобождаю его от одежды. От этих мыслей пришлось прикусить нижнюю губу. Что это со мной? Стою и фантазирую о совершенно незнакомом мне мужчине, да еще в таких подробностях.

Его бровь приподнялась, и я отвернулась, стыдясь того, что он поймал меня. Конечно, с такой-то внешностью он часто ставит девушек в тупик. Наверняка он знает, что поднял бурю в моих трусиках, и думает, что ему ничего не стоит уговорить меня снять их. Его странная улыбка практически на сто процентов подтверждала это.

Чтобы поддержать разговор, я глупо брякнула:

– Я просто должна была предупредить тебя об опасности курения. – Мне не хотелось, чтобы он уходил.

– Детка, ты не первая, кто говорит мне об этом.

Он стряхнул пепел с сигареты. Его движения были плавными и уверенными, словно он не сомневался, что мир ответит на любое его желание. Я все больше убеждалась в том, что знаю его, и, не вытерпев, спросила:

– Мы встречались раньше?

– Думаю, я бы запомнил тебя, – сказал он, подмигнув мне. Когда он говорил, притяжение его глаз возрастало, заставляя трепетать. – Нет. Скорее, это моя известность.

– Значит, ты ловелас? – спросила я.

– Что-то вроде того. – В его словах послышался скрытый намек. – А что американская девушка делает в этом снобистском месте?

Я сразу заняла оборонительную позицию, которую обычно занимала, когда со мной говорили в таком тоне. Однако, почувствовав, что он не провоцирует, а просто интересуется, я заставила себя улыбнуться.

– Вообще-то я гражданка Британии, хотя выросла в Штатах. Моя мама американка. Она встретила моего отца, когда он учился в Беркли.

Прекрати рассказывать ему историю своей жизни, – прошелестел неприятный голос, игравший роль критика в моменты моего воодушевления.

– Ты девушка из Калифорнии, – сказал незнакомец. – Не представляю, почему ты променяла пляж на дождливый старый Лондон.

– Мне нравится туман. – Это было правдой, однако признание заставило меня покраснеть. Странно, но голова его наклонилась в мою сторону, словно он был заинтригован.

Я сделала шаг навстречу и протянула руку.

– Кстати, я Клара Бишоп.

– Приятно познакомиться, Клара Бишоп. – Его рука схватила мою, и он, ни секунды не колеблясь, поднес ее к своим губам. Между нами пробежала искра, я даже услышала треск электрического разряда; в мои вены проникло особенное ощущение и начало распространяться, даже голова закружилась. В крови забурлило желание, все больше захватывая меня.

Я хотела уйти. Нет, мне просто необходимо уйти. Но еще больше я хотела, чтобы он не выпускал мою руку. Услышав чьи-то шаги, я оглянулась. В холл заглянула красивая блондинка и увидела нас.

Спохватившись, я тут же отняла руку. Напрасно… Он схватил меня за запястья и притянул к себе. Наши губы столкнулись с такой страстью, какую и в фильмах не увидишь. Его сильные руки скользили по моей талии, властно притягивая к себе. От него исходил аромат гвоздик и виски, диких ночей и безрассудных желаний. Мои губы инстинктивно разомкнулись, и его язык скользнул в мой рот. Поцелуй был напористым, и я поняла, что таю, окончательно теряя контроль над собой.

Горячий язык блуждал между моих зубов, и мой рот раскрывался все больше. Он усилил напор, втягивая мой язык в свой рот и захватывая его с томным подсасыванием. Мои ноги подкосились, но он еще сильнее прижал меня к себе. Рука соскользнула с талии к углублению на пояснице. Этот интимный жест вернул меня к жизни. Но я все равно не могла оторваться от него, запустив пальцы в роскошные кудри.

Наконец он отпустил меня, – это произошло как-то быстро, – лишь руку задержал на моей спине. Я попыталась сделать шаг назад, но не смогла. Он смотрел на меня, как будто ожидая реакции. Странно, человек, который так целуется, наверняка знает, чего ожидать. Ему надо ходить с табличкой: Внимание! Чрезвычайно возбуждает.

Я осмелилась заглянуть в его глаза. Мне хотелось понять, почему он поцеловал меня. В них я увидела неудовлетворенную страсть. Что до меня, то я не могла ни дышать, ни говорить.

Наконец я выдавила:

– Почему? – Это был не столько вопрос, сколько обвинение: зачем ты со мной так?

– Мои мотивы более приземленные, чем у рыцарей, – сказал он, убирая руку, и я задрожала от потери контакта с ним. – Эта женщина – моя самая ужасная ошибка, – закончил он фразу.

И тут до меня дошло.

– Ты поцеловал меня, чтобы поддразнить свою бывшую девушку?

– Я бы не назвал ее своей бывшей девушкой, но все равно прими мои извинения. – Его глаза потускнели, из голубых они превратились в серые. Он сделал шаг ко мне, но потом заколебался и отступил к балкону.

Я проследила за ним взглядом и вдруг поняла, что хочу, чтобы он снова поцеловал меня, – это желание, я знаю, было написано у меня на лице. Воцарилось молчание. Мое сердце продолжало биться, как зверь в клетке, пытаясь вырваться на свободу.

– Поздравляю тебя со вступлением в клуб, – сказал он.

Я моргнула, вспомнив, где я и зачем. Мир исчез, когда он несколько минут назад прикоснулся ко мне, и только сейчас я вспомнила, что ничего не знаю об этом человеке, который мог бы запросто овладеть мной, если бы захотел.

– Ты тоже завершил учебу? – спросила я.

Он быстро прикрыл рот рукой, но я успела уловить улыбку на его лице.

– Я выбрал совершенно другую карьеру. Мы играем в двадцать вопросов?

– Скажи мне, кто ты? Это первый вопрос.

Он подмигнул мне.

– Я думаю, смысл в том, чтобы понять это.

Мои глаза сощурились, губы все еще обжигало воспоминание о поцелуе. Если бы он захотел играть, я бы согласилась.

– Ты пошел по другому пути? Но ты здесь, – я показала вокруг себя, – в этом престижном клубе. Так что ты либо приодевшийся официант, либо откуда-то взял деньги, чтобы попасть сюда.

Он покачал головой, погрозив мне пальцем.

– Это не вопрос, на который можно ответить «да» или «нет».

– Ну, если ты не хочешь играть… – Я пожала плечами.

– Просто я хочу играть по правилам.

Я сглотнула, пытаясь держать тело под контролем.

– У тебя есть деньги?

– Можно сказать и так, – ответил он, пожав плечами.

– «Да» или «нет», – подсказала я.

– Да, – наклонившись ко мне, он схватив пальцами прядь моих волос. – Моя очередь?

– Я еще не задала свои двадцать вопросов, – прошептала я, осознавая опасную близость его губ.

– Не выкладывай все сразу, – посоветовал он, убирая прядку мне за ухо. – Лучше сохранить некоторую интригу.

– Ты уже знаешь, кто я, – напомнила я.

– Но есть много вещей, которые я бы хотел узнать о тебе. – Я чувствовала его дыхание на своей шее, когда он говорил это. – И я готов умереть ради того, чтобы услышать, как ты скажешь «да».

– А что, если я скажу «нет»?

– Но ты же не скажешь это. – Его губы легко коснулись моих. От ощущения густой щетины на нежной коже я закрыла глаза.

Он оторвался от моих губ, а я поправила платье, заглушая в себе сильное желание. И смущение.

– Последний вопрос, – сказал он, – и посмотрим, сможешь ли ты догадаться.

Последний шанс… Пока я нисколько не приблизилась к разгадке. Да к тому же желание отвлекало меня от цели. Был только один способ разгадать его тайну.

– Кто ты такой? – спросила я напрямую.

Он покачал головой и прошептал:

– «Да» или «нет».

Бессовестный, и это после того, как он использовал меня, чтобы избавиться от своей бывшей! Я была пешкой в его игре, и от этой мысли мне стало жарко.

И все же… Я была уверена, что он тоже хочет меня. От этой мысли пересохло во рту. Я вспомнила слова Белль о влиятельном и богатом человеке и заставила себя подавить трепет, распространявшийся по телу. Мне не хотелось быть игрушкой в руках такого человека…

– Я должна вернуться, – сказала я, сознавая, что мне придется бежать, пока его обжигающий взгляд не испепелил меня окончательно.

Он кивнул

– Надеюсь увидеть тебя снова, Клара Бишоп.

Он не стал ждать, пока я уйду, – просто вышел на балкон и словно растворился в воздухе. А я подумала, что целовалась с человеком, не зная его имени.

И мне захотелось снова сделать это.

Глава 2

Вернувшись на вечеринку, совершенно сбитая с толку встречей с незнакомцем и его поцелуем, я не сразу заметила Белль. Но она меня не пропустила: просияв, схватила за запястье и потащила к бару. Подруга хитро улыбалась, и я поняла: мне не отвертеться. Видимо, вид после поцелуя у меня был еще тот.

– Черт возьми, что произошло? – спросила Белль, пододвигая мне вазочку с орехами.

– Спасибо, я не голодна. – Сейчас еда и правда была для меня на последнем месте.

– Ты злишься? И… Ты что, выпила?

– Я ничего не пила, – сказала я, хотя чувствовала себя пьяной. Его губы…. Их вкус остался со мной. Его восхитительный пресс…. Волна тепла охватила мое тело, и я с трудом удержалась, чтобы не начать обмахиваться.

– Клара. – Белль пощелкала пальцами, чтобы привлечь мое внимание. Я покачала головой и тупо посмотрела на нее. – Клара, я пообещала брату, что ты хотя бы выпьешь с ним.

– Извини, – прошептала я. Мне действительно было не по себе от того, что я так безобразно проигнорировала ее брата. Но вообще-то извиняться было не за что. К тому же я знала, что единственный способ противостоять подруге – пристыдить ее. Белль не любила этого. Не хотелось бы разыгрывать эту карту, но по-другому не получится сломить ее упрямство.

– Мне показалось, что я увидела маму, – соврала я. – Так что ты напрасно обижаешься.

Лицо Белль смягчилось, она взяла несколько орешков из вазочки и протянула мне.

– Белок. Тебе понадобятся силы.

Моя мама действительно должна была приехать. Ведь это был наш выпускной. Мадлен Бишоп никогда бы не пропустила такого события. Вечеринка была закрытой, и прессу не приглашали, однако на улице наверняка толклись папарацци. Наша семья не удостаивалась особого внимания, но все же искала его. Признаться, я не очень-то хотела видеть здесь свою мать, и Белль это понимала.

– Спасибо. – Я положила орехи в рот. От их соленого вкуса он наполнился влагой, и я поняла, что все-таки хочу есть. Мой взгляд остановился на часах, и я тяжело вздохнула. Прошло больше шести часов с тех пор, как я ела последний раз.

– Клара, я не хочу, чтобы ты упала в обморок в день получения диплома, – подмигнула мне Белль. Подруга знала и то, что в суматохе между церемонией и вечеринкой я забуду перекусить. Она посмотрела поверх моей головы. – А теперь внимание, Бишопы прибыли.

– Боже, храни королеву, – пробормотала я, глубоко вздохнула и взяла еще несколько орехов. Неплохо было бы выпить хорошего виски.

Обернувшись, я увидела маму, одетую в потрясающее короткое платье цвета павлиньего хвоста, которое подчеркивало контуры ее спортивного тела, но уж точно не подходило по возрасту. И все же надо быть справедливой, она, вероятно, находилась в лучшей форме, чем я. И, конечно, выбрав это платье, она полагала, что выглядит неотразимой.

Мама с любопытством осматривалась, ее изящные пальцы перебирали жемчужное ожерелье на шее. Она не была британкой по происхождению, но вполне могла сравниться с любым из аристократов, присутствующих здесь. Голова высоко поднята, и этот высокомерный взгляд… смягченный улыбкой, словно она соизволила облагодетельствовать своих подданных.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6