Жан-Ив Берто.

Мадемуазель С.



скачать книгу бесплатно

Это описание буквально сводит меня с ума, мой дорогой. Я хочу снова и снова доказывать, как люблю тебя. Я чудовищно порочна, любимый, и ты прекрасно знаешь, как пробудить во мне желание этих порочных ласк.

Веришь ли ты, что мы сумеем насладиться друг другом при нашей следующей встрече? Но нам нужно будет больше времени, ведь обычно приходится ужасно торопиться.

Вся моя плоть содрогается при мысли об этих объятиях. Что будет, когда я наконец окажусь в твоих руках?

До свидания, мой дорогой. Безудержно целую твое тело, которое сводит меня с ума. Я прижимаю свои губы к твоим губам в страстном поцелуе в ожидании, что вскоре смогу дать тебе больше.

Будь благоразумным, чтобы тебе хватило сил доставить мне удовольствие, как мы оба того хотим. Мне не терпится почувствовать мягкое присутствие твоего члена, последняя ласка которого оставляет во мне изысканный дар. Ну а ты? Ты тоже этого хочешь? Или мы намерены отступить от наших соглашений? Тем хуже, но я слишком тебя люблю, и я знаю, что твоя порочность очень скоро наставит меня на запретный путь. Целую тебя очень нежно, мой бесценный.

Симона

ПРИМЕЧАНИЕ

Приведенное выше письмо демонстрирует знаменательный поворот в этой страсти: два любовника, всего через полгода после начала связи, поменялись ролями, и это случилось не только на деле, но и на словах. До настоящего времени Симона выступала любовницей, беспрекословно подчинявшейся фантазиям и грубым желаниям партнера, уступая не только под его ударами, но и тому, что именуется «обычными объятиями», от которых она прежде яростно открещивалась, но потом вошла во вкус, что стало подлинным откровением.

Но вкус Шарля к содомии, в котором уже не сомневается Симона, дает ей, становящейся все более решительной, возможность более директивного поведения в этой сексуальной паре.

Правда, в том же письме она называет себя его «верной рабой», готовой снова переносить его бесконечные удары, но также она пишет: «моя обожаемая возлюбленная, я буду твоим любовником». Она не предполагает, не предлагает, она заявляет. То есть отныне Симона, более влюбленная, чем когда-либо, берет руководство сексуальными опытами в свои руки.

И еще она все больше боится того, что наскучила Шарлю, и ей кажется, что ему необходимо взять инициативу для самоутверждения, она хочет удовлетворить все тайные желания своего возлюбленного, но главное – удержать его.

Ж.-И. Б.

Письмо 49


14 декабря


Мой дорогой,

знаешь ли ты, что сегодня была наша годовщина? Да, мы знакомы уже полгода. Полгода, как мы впервые осмелились заговорить друг с другом после стольких дней. Мы оба страстно этого хотели. Ты помнишь, дорогой? Помнишь ли ты свидания в автобусе, эти взгляды исподтишка, многообещающие взгляды? Ты был таким изысканным, Шарль, дорогой.

Ты был очень застенчив тогда. И мне нравилось смущать тебя, не отводя от тебя взгляда на протяжении всего пути.

И наконец однажды ты внезапно заговорил со мной. Я ответила, с бьющимся сердцем, и так началась наша чудесная история, которая длится уже полгода.

Мой дорогой возлюбленный, мне бы хотелось быть сегодня рядом с тобой. Я бы хотела терять рассудок от твоих порочных поцелуев и приводящих в смятение ласк. Воспоминание о нашей последней встрече преследует меня по ночам. Я бы хотела вновь пережить эти страстные минуты, оставившие меня в волнении.

Но мне придется ждать еще целую неделю, прежде чем я смогу вновь тебя увидеть.

Я представляю себе, любимый, как раздеваюсь в большой спешке, чтобы присоединиться к тебе на постели, где ты распростерся, обнаженный, и твои ягодицы уже готовы принять мои поцелуи. Туда, в эту темную полоску, дай мне просунуть мой язык. Я чувствую эту темную плоть, которая поддается моему движению, и мой язык входит в твой зад, трепещет и лижет, в то время как моя рука нежно ласкает твои яйца и твой возбужденный член. Дабы не терять ни мгновения, я тереблю свой клитор, который набухает при виде этой впечатляющей картины. Мое удовольствие удваивается, любимый, и я орошаю твои бедра своим секретом. Ну вот, теперь твоя очередь приклеиться губами там, раздвинув мои губы… Дай кончить твоей блаженной любовнице. Своими искусными поцелуями заставь ее пережить сладострастный обморок в твоих руках. Подготовь ее к великому сражению, которое собирается дать ей твой победительный жезл. Он уже изготовился. Навис над моим животом, нацелился своей розовой головкой. Вот он угрожающе застыл над моим ртом – и через мгновение он уже погрузился глубже. Несколько движений языка – и вот на конце столь любимого жезла появились несколько капель драгоценной спермы, но ему непременно хочется излиться в меня. В мой анус ты решительно втыкаешь другой «член». Смотришь, как он входит и выходит меж моих ягодиц. Он совершает такие же движения, как твой член в моем влагалище, и у меня на губах появляется влага оргазма. Возьми меня, любимый, зацелуй меня до смерти. Засунь свой член глубже в меня, развороши, пока твоя рука совершает поступательные движения в моей заднице.

Какая оргия, любимый, какой сладострастный озноб прошибает наши тела. Наши тела содрогаются от извращенного удовольствия, и мы бесконечно наслаждаемся этими двойными ласками.

Вот каким, мой драгоценный, будет наш следующий час свободы после всех этих месяцев. Веришь ли ты, что мы рождены, чтобы понимать друг друга? Веришь ли, что мы еще можем быть счастливы?

Да здравствует ближайшая суббота, ведь мы сможем осуществить эти желания. Я с нетерпением жду минуты, когда смогу прижаться к тебе и вобрать тепло твоего тела.

Страстно целую тебя везде, где ты хочешь.

Твоя Симона

Письмо 51

Мой любимый,

почему ты не пишешь чаще таких писем, как то, что передал мне вчера? С какой бы радостью я их читала и перечитывала, и как же билось бы мое сердце от желания и от счастья…

Люблю тебя, люблю, бешено, безумно, люблю всем моим сердцем, всей моей плотью, всеми моими страстными чувствами. Когда я далеко и когда рядом, я вся как одно желание, и, когда я обнимаю тебя, вдыхаю будоражащий запах твоего прекрасного тела, я хочу замкнуть мои объятия на моем сокровище, на моем счастье навсегда. В это мгновение, под лаской твоих губ, я чувствую, как поднимается во мне страстное желание, которое ты сумел внушить мне и которое день ото дня становится все настойчивее.

О мой обожаемый возлюбленный, не меняйся. Оставайся таким, как сейчас… Разве твоя порочность не стала моей? Разве твоя страсть не стала моей страстью? Ты создал меня по своему образу и подобию[8]8
  Симона, которая во многих письмах называет своего возлюбленного божеством, доходит до того, что использует библейское выражение, что свидетельствует об удовольствии, которое она отныне получает от нарушения моральных устоев, доходящего до богохульства.


[Закрыть]
, и я поднаторела в садистских чувственных ласках, которые измыслил мой ум, чтобы удержать тебя. Мы связаны неразрывно… Отныне мы лишь одно тело, одержимое сладострастием и пороком, и для того, чтобы разлучить нас, нужна Сила гораздо более мощная, чем наша Любовь. Будем же едины, мой горячо любимый, прижмемся друг к другу, и наше счастье продлится столько, сколько мы захотим.

Как и ты, я жду нашей следующей встречи. После долгого поцелуя, в который мы вложим все наше сердце, предмет за предметом мы освободимся от одежды, которая скрывает наше тело. Когда мы оба окажемся нагими, в едином страстном порыве мы обратимся друг к другу, и единение наших горячечных тел вызовет в нас дрожь удовольствия. Можно ли представить себе более трогательное мгновение, любимый, чем то, когда ты раскрываешь мне свои объятия? Стоя рядом, я каждой клеточкой тела чувствую каждую твою клеточку. Твой эрегированный член замер у моей вагины, нежно ее касаясь. Я сжимаю его рукой, а твоя рука в это же время опускается к моему клитору и осторожно его мастурбирует… Наши губы сливаются в поцелуе, и мой язык встречается с твоим языком… Ах, приди, приди скорее; минуты утекают… Придави меня всей тяжестью твоего тела…

И праздник начинается. Праздник обжигающих чувств. Сегодня мы поднимемся на новый уровень. Опыт, на который мы прежде не осмеливались, мы намерены его испытать. Распростершись на спине, я созерцаю твою наготу. Я наслаждаюсь зрелищем твоей жемчужной кожи. Как ты прекрасно, мое божество…

Ты берешь в руку свой член. Я за тобой наблюдаю. И я ввожу палец в свое лоно и трахаю себя у тебя на глазах. Возьми меня, любимый. От твоей ласки твой член набухает. Я вижу, как раздувается его головка в твоей руке. Трахая себя, другой рукой я ласкаю твой зад. От прикосновения моей руки твое интимное местечко сжимается. Какое это зрелище, любимый! Ты смотришь на любовницу, которая трахает себя, а я смотрю на любовника, который онанирует… Как прекрасен твой член! Как он торопится поскорее излиться! Я вижу по твоим глазам, что оргазм уже близок. Я достаю твой член, совершенно мокрый от моего секрета, и с силой засовываю его себе в задницу. Видя это, ты уже не можешь устоять, и, стоя передо мной, у меня на глазах, прямо на мое ослабевшее от наслаждения тело ты бурно извергаешься. Теплая сперма орошает мой живот. Отдай мне твою сперму, любимый. Пусть она вытечет вся до капли, я хочу собрать ее всю на себе, и моя рука размажет ее на груди и животе, чтобы сильнее ощущать ее опьяняющее тепло. Теперь, после этого опыта, я вся твоя. Кто бы осмелился на такое, кроме нас?

Ты почувствуешь на губах вкус секрета из моего влагалища, ведь я буду испытывать бесконечное наслаждение, мой любимый. Ты соберешь у себя во рту всю мою теплую влагу, и, целуя твои губы, я почувствую ее горьковатый вкус.

Если после этой вакханалии у нас останутся силы, ты заключишь меня в свои нежные объятия, потому что я хочу, чтобы твой член снова разворошил мою вагину. Ты с особой нежностью меня целуешь, и я понимаю, что хотела именно этой ласки. Она нам необходима как посвещение в нашу Любовь. Но мы сопровождаем ее такими жестами, что и она становится извращенной. Ах, скорее, скорее бы прошло недомогание, лишающее меня твоих смелых ласк. Я с нетерпением жду, когда вновь увижу тебя, страстного и грубого, хочу поскорее обнять тебя и опьянить своими поцелуями. Да, твое тело принадлежит мне, теперь я тебе верю, и я счастлива. Я буду бешено обладать тобой, потому что люблю тебя больше всего на свете. Дай мне твой зад, я хочу вовсю целовать его, хочу овладеть им с помощью моего жезла-триумфатора. Дай мне твой чудный член, я хочу его сосать, пьянея, я хочу чувствовать, как он наливается силой у меня во рту, а когда он наполнится спермой, когда ты больше не сможешь сдерживаться, ты изольешь ее мне в рот, и я проглочу все до последней капли…

Да, я хочу, чтобы ты достиг предела своих сил от моих дерзких ласк. Теперь ты мой, ты знаешь об этом? И ты будешь моим снова и снова, изливая на меня свою сперму. Каждая частичка моего тела вберет в себя эту восхитительную влагу, и ты будешь обращаться в своих безумных мечтаниях к этой редкой минуте: твоя любовница, со сбившимся дыханием принимающая сперму из твоего члена, который навис над ее телом в последней судороге удовольствия.

О да, будь моим, только моим, мое божество. Скажи мне снова слова, которые сводят меня с ума. Избавь меня от уколов ревности, которые ранят меня при мысли, что ты принадлежишь другой. Расскажи мне, как я возбуждаю тебя, когда себя трахаю. Заверь меня, что в тех объятиях ты остаешься пассивным, и что только я умею вызвать у тебя ощущения острого удовольствия, которых ты ищешь. Я хочу любить тебя еще пламенно…

Уже за полночь, мне приходится заканчивать письмо. До вечера понедельника, любимый. Напиши мне длинное письмо, как вчера.

Целую твое обожаемое тело, твои губы, твои прекрасные глаза.

Вся твоя,

Симона

Письмо 52

Подпись к рисунку:

 
Ты навис надо мной, и что ж —
Лаской меня потревожь.
Твой опухший от траханья член
Моя дырка возьмет в плен.
 
 
Он короткий ласкает миг
То место, куда проник.
Но, внезапно взбесившись, берет
Эту плоть, что ему дает.
 
 
Там, во мне, все растет восторг
Я исполню твои мечты.
Мне приятно, что вот и исторг
Свою сперму в перверсии ты.
 
 
Ты не можешь дольше держаться,
Придется со спермой расстаться.
На тело, изнемогшее от страсти,
Ты падаешь бессильно, безучастно.
 
 
Трахни меня, любимый,
Наши объятия неповторимы.
Я – та, которая любит,
Наказывает, бьет и голубит.
 
 
А чтобы разжечь твой пыл
И чтобы ты не остыл,
Стану бесстыдно сношаться
И спермой твоей наслаждаться.
 
Май 1929

Письмо 55


Понедельник, 11 часов утра


Мой нежно любимый,

мне удалось избежать отъезда сегодня. Я хранительница сокровищ, но никто не знал, почему я так настаивала на том, чтобы остаться. Для них жизнь в полях… Как мне хотелось, Шарль, приехать к тебе и остаться с тобой наедине, приехать, чтобы выказать тебе всю мою нежность.

У меня перед глазами твое маленькое фото. Ты смотришь на меня прекрасными мудрыми глазами, и на твоих губах играет, как мне кажется, насмешливая улыбка. Как я люблю тебя, мое далекое божество, и потому я готова броситься к твоим ногам, чтобы поклоняться тебе со всем пылом моей любви.

Два дня, два бесконечных дня я не видела тебя, не читала твоих писем, не слышала твой пленительный голос. Как мне грустно вдали от тебя, дорогой! В сердце своем я считаю часы, которые отделяют меня от твоей ласки, твоих поцелуев.

Увы, целая неделя должна еще пройти, прежде чем ты вернешься, прежде чем я смогу сжать тебя в своих объятиях. А сколько дней придется нам еще ждать, прежде чем мы сможем насладиться нашей близостью? Но наконец ты окажешься передо мной, и мне достанет мужества сдержать свое нетерпение. Но вдали от тебя мое желание не находит выхода. Воспоминания о наших ласках теснятся в моей голове, волнуют и не оставляют мне надежды. Нет, вдали от твоих рук, от твоего любимого и обожаемого тела я не могу быть счастлива. Я бесконечно скучаю, мой нежный друг, и мне грустно, что я не могу тебе это доказать.

Я представляю тебя раздетым, лежащим на спине с широко раздвинутыми бедрами, открывающими маленькое коричневое отверстие, твой зад, который ты подставляешь моим жарким поцелуям. Твой член встал, он вздрагивает от прикосновения моих горячих губ, но моя ласка сейчас не для него. Нет, я хочу твой зад, твой прекрасный твердый анус. Я хочу погрузить в него мой нетерпеливый язык, хочу прижаться к нему жадным ртом… Возьми, возьми, дай мне, дай. Ах! Как хорошо, мой сладостный, сосать эту поддающуюся плоть и как приятно видеть, как тело дражайшего любовника вздрагивает от удовольствия от моих умелых поцелуев.

Но я хочу видеть твое еще большее удовольствие. Ложись мне на живот, посмотри на мой прекрасный клитор, который ждет тебя… У меня есть жезл, который стремится к твоей дырке своей воинственной красной головкой. Он тверд и неутомим, это прекрасная игрушка для твоей задницы. Воткни его между ягодиц, мои поцелуи подготовили ему путь, смотри, как легко он входит и как глубоко проникает. Он скользит по стенкам твоей задницы, он всю ее заполняет, он безостановочно трахает эту таинственную полость, и твой живот подрагивает в такт его движениям…

И пока я так тебя трахаю, другой «член» входит в мою задницу. И я испытываю такое же пьянящее чувство, и мы вместе испытываем сладостное головокружение. И этот «член» вводит в мою задницу твоя рука, и он делается все тверже там, внутри меня. В последнем порыве безумного наслаждения ты изливаешь свою густую сперму, и она стекает на курчавые волосы на моем лобке, и ты замираешь, опустошенный, между моих бедер.

Вот о чем я мечтаю вдали от тебя. Вот чего я хочу, и мне больно, что нет тебя рядом. Ах! Если бы я могла быть с тобой, мой любимый, как бы я была счастлива! Почему ты не заехал за мной в ту ночь? Почему мы не отправились вместе, к забвению, к счастью полного обладания, хотя бы на два дня? Ах, Лотта[9]9
  Вероятно, это уменьшительное имя от Шарлотты, то есть Шарля.


[Закрыть]
, целиком обладать тобой, вдали от всех, целую ночь… Какая безумная мечта!

Возвращайся поскорее, любимый, ведь то, чем мы с тобой каждый раз располагаем, – это всего лишь час… Возвращайся, чтобы в этот час мы могли принадлежать друг другу всецело. Более чем когда-либо мне необходимо твое обожаемое тело, я хочу твоих объятий, твоих страстных поцелуев, твоих жестких и грубых ласк, которые обессиливают, заставляют страдать, но которые и погружают меня в бездну наслаждений.

Но хочешь ли ты, как и я, этих садистских ласк? Хочешь ли ты через меня познать порок? Сумела ли я подарить тебе незабываемые ощущения? Счастлив ли ты со мной, скажи мне…

Получу ли я от тебя завтра длинное письмо? Как же мне не терпится, а этот, нынешний день, кажется мне нескончаемым. Но как же ты мне напишешь? От сердца или от своих пороков? Какие слова подскажет тебе твое желание? Обнаружу ли я завтра одно из тех изысканных писем, которые ты писал мне из своей маленькой комнатки в Бандоле полгода назад? Я боюсь, мой дорогой, что в тебе больше нет прежней страсти. Ты только подумай, мы уже чуть ли не давние любовники! Скажи, это важно, твое желание стало не таким сильным, скажи, я тебе надоела?

Нет, дорогая Лотта, не говори так! Мы еще не исчерпали все наши силы, и, когда ты вернешься, мы станем любить друг друга как одержимые и твои порочные желания вновь возродятся от моих поцелуев.

Это сегодняшнее письмо будет последним. Но я надеюсь, что ты еще сможешь мне написать до четверга, до твоего отъезда в Нант. Я буду ужасно грустить все эти вечера. Я поеду совсем одна, без тебя. И у нас будет всего несколько дней, чтобы побыть здесь вместе, а потом – отъезд, на четыре месяца…

До встречи, моя великая любовь. Будь умником и думай обо мне… Надеюсь, погода у тебя хорошая, как здесь, и что ты найдешь своего брата и все свое семейство в полном здравии.

Крепко прижимаю тебя к себе и запечатлеваю на твоих любимых губах долгий поцелуй, идущий от самого сердца.

Обожаю тебя и живу лишь мыслью о твоем возвращении.

Страстно целую твои руки.

Твоя Симона

Письмо 56


Пятница, 4 часа дня


Мой дорогой,

вот уже неделю я прихожу в себя от твоих объятий, совершенно разбитая после изнуряющих ласк; ты приехал и целый час распоряжался моим телом, по своей похоти и своим капризам, и мое тело все еще трепещет от наслаждения, которое ты в нем пробудил. Как же прекрасно ты любил меня, мой драгоценный!

Увы, эту неделю я вынуждена быть осмотрительной, вопреки моему желанию обладать твоим восхитительным телом, которое мне так хочется бесконечно ласкать. Твое тело, вкусом которого я хотела бы наслаждаться каждую минуту, каждую секунду, этот вкус будоражит мои нервы, заставляет меня испытывать ненасытное желание. Чем больше я тобой обладаю, тем сильнее люблю. Чем дальше от меня сокровища твоего тела, тем больше я их люблю. На каждом свидании, которое ты мне назначаешь, я нахожу все новые резоны сильнее привязаться к тебе, и я оставляю тебя, обуреваемая неотвязным желанием твоих поцелуев, твоих ласк. Вдали от тебя я думаю о безумных часах, что мы только что прожили вместе, и прекрасные, яркие воспоминания о наших встречах всплывают в моем сердце. Они нарушают мой покой, они разрушают его, и, когда я наконец засыпаю, голова моя пылает, а все тело ломит от сжигающего меня огня желания, бесполезного оттого, что тебя нет со мной рядом и ты не можешь успокоить меня одним поцелуем.

Ах, я люблю тебя, мой дорогой, глупой, всеохватной любовью. Я люблю тебя, как никогда уже не смогу любить, после того как перестану что-либо значить для тебя. Я отдала тебе мою жизнь, мое тело, мое сердце, мои мысли – всю меня, и я никогда не смогу их себе вернуть, я это чувствую. Что бы ни было дальше с моей любовью, станешь ли ты дорожить ею или разрушишь ее, ты навсегда заключен в моем сердце, со всем твоим обаянием, твоим шармом, твоим пороком. Ты останешься для меня единственным любовником, из тех, кого невозможно забыть, кто открыл вам самих себя. Очень долго, а может быть, всегда, я буду ощущать на своем теле жар твоих ласк, и навсегда я останусь твоей, твоей, твоей.

О любовь моя, как же я тебя люблю, как жажду тебя, твоего божественного тела, воспоминания о котором преследуют меня, неотступные и живые. Я люблю твое тело – тело молодой женщины, такое нежное для прикосновений, такое теплое для моей щеки. Люблю твои маленькие розовые соски, твою девственную грудь, которую так обожаю целовать. И твой бледный, мускулистый живот, и коричневую полоску между бедер, дивный пестик твоего члена, и это таинственное отверстие, уютное гнездышко, в котором любит прятаться мой язык. Ах, я скоро буду обладать им, всем этим телом, не так ли, любовь моя, всего через несколько дней. Мы соединимся в нашей комнате, и я буду всецело обладать всеми этими сокровищами. Я постоянно нахожусь в ожидании того часа, когда ты предоставишь мне себя для любого безумства, какие порождает наша страсть. Ты предстаешь передо мной в ослепительном блеске своей наготы, и мои губы ищут такое место, лаская которое они смогут пробудить эту отдающуюся плоть. И я знаю это место, я догадалась о нем практически с первого дня. Моя любовь научила меня проницательности и решимости, я проложила языком дорожку к коричневой дырочке твоего обожаемого зада. Да, не правда ли, это лучшее место для возбуждающего поцелуя. Дай мне поскорее это драгоценное сокровище, эту маленькую чудесную задницу. Ах, я люблю ее, и я безжалостно ее трахаю пальцами вместо члена. И чтобы дойти до конца, я делаю это непрестанно. Ты мой, ты моя вещь, и я хочу обладать тобой всегда, всегда.

Через несколько дней ты увидишь в моих руках эту жуткую пику, которая терзает твою плоть. И это зрелище доводит меня до безумия. Что же будет, когда я пристегну к животу фаллоимитатор, тяжелые яйца которого будут биться о твои ягодицы?

Ты не станешь менять позу, а чтобы было удобнее, я стану держать тебя за бедра; другой рукой я возьму тебя за руку, и тебе придется уступить моему яростному натиску.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16