Иван Вольнов.

Василий Иваныч



скачать книгу бесплатно

Дни зимние серы и коротки. Темными оскалами в мутном небе торчат раскрытые крыши деревенских изб. В угаре, в скотном пару, в пыли кудель, жужжаньи прялок, надсадном плаче больных детей, как в тине, барахтается деревня. Тонет в сугробах. Сугробы тают. Тонет в лужах. Утрами белеет изморозью, инеем, пушистым новым, чистым снегом.

Деревня нанизана на узкую, темную тропочку. От порога к порогу, от крыльца к крыльцу тянется протоптанная валенками ниточка, на конце деревни ниточка вливается в большак: тоненькая, слабая, единственная, льдисто-хрупкая паутина, которая связывает гнилые хаты с миром, жизнью, иными, далекими людьми, далекими, сказочными, чужими странами.

От порога к порогу, от окна к окну, по темной стежке, скользя чунями, с палкою выше головы, ходит беловолосый мальчик. Он мал, худ, синь. На голове его – замызганная солдатская шапка. За спиной – сума. С подвывом за мальчиком гонится стая собак. Но он не боится их, привык, как привык к сиротству, колотушкам, голоду, бездомью, вшам, расчесам на угловатом тельце. Когда собаки подбегают близко и вот-вот ухватят за лоскутья одежды, он быстро наклоняется к земле и шарит зябнущими пальцами камень. Собаки с визгом отскакивают прочь. Мальчик самодовольно блестит живыми глазенками, поправляет шапку, тихо улыбается. Или грозит собакам палкою.

И снова идет-худенький, тонкий, с большими удивленными глазами.

– Подайте, благодетели, милостыньку, сироте безродной, пожалейте, товарищи, дитю малую…

Напев – привычен, прост.

– А-а, Василий Иваныч, мое почтенье!.. Заходи, мил друг, Василий Иваныч, покурим!..

Мальчик бежит к дверям. Двери примерзли. Он тужится отворить их, и не может. Через мокрое рядно дверей слышится шорох и стук его.

– Дяденька, силы нет, отвори!

– А ты надуйся, Василий Иваныч!

Мальчик собирает последние силы, глава его напряженно выкатываются.

– Отвори, дяденька, ей бо, силы нету!..

– Ах ты, Василий Иваныч, Василий Иваныч, неужто и с дверями не справишься?

Мальчик робко становится у дверей и дышит в красные, не гнущиеся от озноба пальцы.

– Ну, как, Василий Иваныч, поживаешь?

– Хорошо, дяденька, – сквозь слезы говорит он, – руки только зябнут.

– Эко напасть какая… В работники ко мне не наймешься? Говори по правде.

– Возьми, дяденька, я в ножки тебе поклонюсь…

Мальчик опускается на колени и трется личиком о мужичий лапоть.

– Миленький, желанненький, возьми меня! Папашкой тебя буду звать, слушаться буду, веревки вить буду, воду носить буду, тетю любить буду, овечек любить буду, лошадку любить буду…

Хозяин, хватаясь за живот, хохочет.

– А кур будешь любить?

– И курок любить буду.

С задохшимся открытым ртом мальчик по-собачьи восторженно глядит в лицо мужика.

– А вот энту, как ее, кувшин, вон, любить будешь?

– Дяденька, она не живая.

– Стало быть, не будешь любить?

– Кабы она, дяденька, живая – кувшин, она глиняная…

– Ага, значит, разобьешь?

– Дяденька! – Как крылья ласточки, на мужика взметываются длинные темные ресницы в слезах. – Папаша, не разобью, вот как хочешь побожусь – не разобью!..

И кувшин любить буду, – не разобью, и окно любить буду, – не разобью, и все не разобью.

– А скамейку вот эту?

– И скамейку любить буду, – страстно шепчет мальчик.

– А ухват?

– И ухват, и прялку, и самовар любить буду!

– Ха-ха-ха!.. Кто его не любит! Ты – хитрый бес!.. А работать?

– И работать, дяденька!

Мальчик захлебывается от слез, восторга, бедности, голода, надежды.

– Ну, принеси овцам соломы, – говорит мужик, – а то мне слезать с печи не хотца.

Как стрела, мальчик выскакивает из избы. Середь улицы виднеется фигурка его под тяжелым снопом перебитой снегом старновки. Он еле несет пук. Ветер бросает его в сторону, он вихляется, падает. Глядя в окно, мужик хохочет.

– Дяденька, теперь я лошадке принесу соломы, – говорит мальчик, вбегая в избу, – потный, возбужденный, счастливый, – потом коровке, потом…

– Потом – бабам… Тащи, Василий Иваныч! Только кобыла не будет жрать солому, она у нас – дворянка. Волоки ей сена, понял? Покурить хочешь?

– Потом, дяденька!

В награду мальчик получает толстую цыгарку из самосадочного тютюна.

– Ну, Василий Иваныч, какую же цену ты с меня положишь? – спрашивает мужик, хлопая его по плечу.

– Что дашь, – бормочет мальчик. И на том спасибо, что взял. Я, дяденька, каждый раз буду курить с тобой.

Бабы, оставив прялки, прислушиваются. Как ветошь, как грязную рубаху, мужик бесцеремонно крутит мальчика.

– Ох, брат, вшей-то на тебе – аж страшно!.. Ты, брат, заполонишь нас!..

– Прогони, мужик, ну его к шуту, – ворчит старуха.

– Ничего, я побалакаю.

Взяв тоненькую, синюю руку ребенка в свою волосатую пятерню, мужик взмахивает ладонью:

– Ну, говори последнюю цену – твой товар, мои деньги. Сколько?

– Не знаю, – шепчет мальчик. – Вон у соседей у ваших малый живет за сорок пудов.

В хате раздается взрыв хохота.

– Ловко!.. Молодец, каналья!.. Ай да Василий Иваныч!..

– А сколько ж? – тихо спрашивает он. – Ну, тридцать пудов.

Мужик и бабы долго смеются. Непонимающими гладами мальчик обводит всех, силясь понять причину смеха. Цыгарка потухла в его руках.

– Ты очень дорого просишь, – говорит мужик, сбавляй, сколько можешь.

– Двадцать пудов можно сбросить.

Семья опять хохочет.

– Ну, все тридцать сбавлю. – На глазах мальчика слезы. – Ты только, дяденька, возьми меня.

– Нет, это дорого, – говорит мужик. Не сойдемся. Бабы, собирайте обедать.

– Меня обижают на деревне, бьют… Когда папашка был в Красной армии, не били… Папашка пропал…

– Не-е, дорого… Не сойдемся. Ступай, видно, не мешай, мы сейчас будем обедать.

– Дяденька, я ничего с тебя не возьму… Я вшей на снег вытрясу… Я буду под лавкой спать…

– Ну-ну, ступай, ступай, какой же ты работник: торговаться не умеешь… Вот подрастешь, Василий Иваныч, тогда дело десятое. То – сорок, то – ничего… Так заправские мужики не торгуются.

А мальчик жадными, голодными глазами впился в залавок, где старуха режет жирную, дымящуюся свинину.

Он будто оглох, застыл…

– Иди, милак. Иди, Василий Иваныч!

Мужик отворяет двери. Как во сне, мальчик переступает порог, но в пороге цепляется гнилой сумкой за гвоздь, не может отцепиться. Думает, что его нарочно тянут за сумку. Горько, громко плачет, выходя в сени. Старуха украдкой сует в его руку кусок мяса. Мальчик отталкивает руку. Полными пригоршнями ветер бросает ему в лицо снежную пыль, забивает пыль под лохмотья. Дрожа, втянув в плечи голову, нахлобучивая рваную шапку, мальчик скрывается в мутной поземке.

– Наплодят, черт их возьми, щенят, а сами стрекача. Леворюции надо, – говорит мужик, садясь за стол, – а ты корми потом. Кто я, милый, пролетария всех стран… Таскайте, бабы, говядину то…

Хозяин стукает ложкой по краю глиняной миски, и руки протягиваются за мясом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно