Иван Стародубцев.

Россия – Турция: 500 лет беспокойного соседства



скачать книгу бесплатно

Однако фундамент представлений о мире закладывается не глубокими исследованиями, пусть даже принадлежащими ученым с мировым именем, а все же в детстве и отрочестве, на школьных уроках истории, а также благодаря чтению популярной литературы. Кто-то читал «Петра Первого» Алексея Толстого и видел фильмы про русского царя-реформатора – «Юность Петра», «В начале славных дел» и «Россия молодая». Кому-то полюбился экранизированный роман Валентина Пикуля «Баязет». Кто-то, включая и самого автора, до дыр зачитал в детстве книги Леонида Раковского «Адмирал Ушаков» и «Генералиссимус Суворов». Не имеющий прямого отношения к истории, но зато прекрасно написанный «Турецкий гамбит» Акунина вкупе с замечательным художественным фильмом однозначно вносит свою немалую лепту в формирование образа турок в глазах россиян.

В сухом остатке же получается определенный набор представлений, который непременно включает характеристику Турции в качестве векового врага и конкурента России. А наша страна на самом деле и есть третий Рим и истинная правопреемница древней Византии, павшей под натиском «жестоких османов», что бы последние сами по этому поводу ни утверждали.

Трагическое, где-то даже с апокалиптическим оттенком, падение в 1453 году Константинополя и превращение Святой Софии из главного православного храма мира в мечеть. Выход России к Черному морю и закладка русского Черноморского флота, Чесменское сражение, манифест о присоединении Крыма к России в 1783 году, взятие неприступного Измаила Суворовым, бесславная Крымская война с героической обороной Севастополя, Балканские войны и Первая мировая с ее соглашением Сайкса – Пико, сулившим России немалые выгоды и приобретения, вкупе с окончательным избавлением от многовековой турецкой «угрозы» с юга. Ну и, наконец, финальный аккорд – подписанный в 1918 году Брестский мир, ознаменовавший сепаратный выход новой, уже советской, России из войны и в результате лишивший ее всех прежних завоеваний.

Забегая чуть вперед, поскольку этому вопросу будет целиком и полностью посвящена следующая глава, скажу: отношения между республиканской Турцией и Советским Союзом особенного внимания в учебных программах отечественных школ не удостаиваются.

Разумеется, за рамками скупой справки в школьном учебнике 9-го класса о том, что в Турции, которой предстояло расчленение державами-победительницами согласно решениям Парижской конференции 1919–1920 годов, произошла «национально-демократическая революция», которую возглавил генерал Мустафа Кемаль, позднее получивший почетный титул «Ататюрк», то есть «отец турок». Революция увенчалась провозглашением в 1923 году Турецкой Республики, где Мустафой Кемалем был проведен ряд радикальных реформ. Тут наш школьный учебник сообщает, что реформы эти в массе своей проводились «насильственными методами», не допускающими «существования оппозиции», вступая в некоторое противоречие с термином «национально-демократическая», ранее примененным к случившейся революции. Последнюю еще нередко называют «кемалистской», по имени отца-основателя Турецкой Республики, «национально-освободительной» и «национально-буржуазной».

Таким образом получается, что об одной из ключевых для понимания отечественной истории стран в нашей школьной программе почти ничего не сказано.

При этом стоит заметить, что именно XX столетие ознаменовалось кардинальными изменениями как в самой Турции, так и в ее отношениях с внешним миром, в том числе и с нашей страной.

В фокус внимания учеников попадает отнюдь не новейшая история и не Турецкая Республика, которая самим своим существованием была во многом обязана СССР и при жизни Ататюрка, умершего в 1938 году, рассматривала нашу страну и русский народ в качестве друзей. Что уж говорить про истекшую четверть века российско-турецких отношений при Российской Федерации, когда даже появились веские основания указывать на формирование стратегической оси «Север – Юг»?

Но, подчеркнем, акценты изучения нами истории расставляются таким образом, что образу Османской империи как «многовекового врага» и «агрессора», изрядно досаждавшего нашим южным рубежам, на противоположной чаше весов с новым государством – Турецкой Республикой – не противопоставляется по большому счету ничего.



Рис. 1. Карта из учебника «Общей истории» (10-й класс), утвержденного Министерством образования Турции для преподавания в 2015–2016 учебном году. Тема: «Политика расширения владений России и османско-русские отношения». Карта слева: Российское и Османское государства в начале XVIII века. Карта справа: эти же страны, но в XIX столетии.


Впрочем, в том, что с «агрессором» все обстоит не так уж однозначно, можно легко убедиться, просто взглянув на карту из учебника истории, правда, уже турецкого, для 10-го класса. Там, где сравниваются границы владений Османской империи по состоянию на начало XVIII века и уже в следующем, XIX столетии. Почему-то территория агрессора год от года съеживается, как шагреневая кожа, на фоне того, как наш «мирный бронепоезд» становится крупнейшей по территории державой мира, вызывая у своих граждан законную гордость за собственные мощь и величие…

Читаем подпись под картой: «С учетом приведенных выше карт, каковы были результаты политики расширения владений России для Османской империи? Объясните». В процессе подготовки к уроку ученикам турецких школ предлагается следующее: «Исследуйте влияние на Османское государство политики России по выходу к теплым морям».

Вообще нужно заметить, что иногда бывает полезно мысленно перевернуть шахматную доску и «сыграть за черных». Это изрядно расширяет кругозор и вообще способствует развитию критического мышления.

А поэтому стоит вчитаться в одобренные Министерством образования Турции учебники, которые в ключевые для становления и развития личности школьные годы формируют у турецких подростков представление о своей стране и о России. Тех, которых подними ночью с кровати – и у них этот самый «выход России к теплым морям» буквально от зубов отскочит. И будет их в дальнейшем сопровождать на протяжении всей жизни, вместе с прочим багажом разного рода знаний и сведений о нашей стране, полученным за школьными партами.

Что же там можно обнаружить у среднестатистического гражданина Турции? Однако, прежде чем говорить о России и русских, начнем, что называется, «танцевать от печки», то есть с того, как турки видят самих себя и что читают о своем происхождении в школьных учебниках.

Как и любой нормальный народ, когда он начинает рассматривать себя в зеркало, его прежде всего занимает природа своего собственного имени. Многие исследователи в Турции ломали копья на предмет происхождения имени «тюрк» («t?rk»), и вот каковы полученные ими обобщенные результаты. В уйгурских текстах оно употребляется в значении «сила, власть», в словаре-справочнике тюркских языков Махмуда аль-Кашгари «Диван лугат ат-тюрк» это слово означает «эпоха зрелости», в старых китайских текстах – «шлем». Турецкий писатель и общественный деятель XX века Зия Гекальп в своих произведениях указывал, что «тюрк» значит «справедливый, управляющий на основе буквы закона».

Первые упоминания о тюрках встречаются в китайских летописях. Византийцы, персы и арабы начиная с VIII века тюрками называли многочисленные кланы, говорящие на тюркских наречиях. Родиной тюрков называют Среднюю Азию, чьи пределы очерчиваются следующим образом: на востоке – Хинганские горы, на западе – Каспийское море и река Волга (Итиль), на юге – горы Гиндукуш и Кашгарский хребет, на севере же регион простирается вплоть до Сибири. В качестве изначальных мест расселения тюрков турецкие исследователи указывают на северо-запад Алтайско-Саянских гор, север Тянь-Шаня, берега Аральского моря и восточный берег Каспия.

Как указывают учебники, тюрки на протяжении своей истории были вынуждены переселяться из своих изначальных мест расселения по целому ряду причин – климатических, демографических, политических и социальных. Кроме того, как пишется, им была присуща тяга к свободной и независимой жизни. Сюда же следует добавить мечту о захвате новых земель, болезни, засухи, истощение пастбищ и сельскохозяйственных угодий, межклановую борьбу и внешнее давление, взаимную привязанность и следование одного клана за другим.

В принципе обычные «скачу туда-сюда» кочевники, правда, не вполне укладывающиеся в наши классические и не слишком комплиментарные представления. Расселение тюркских народов, начатое в XVI столетии до нашей эры, особенно активно шло в XII веке до н. э., а потом, спустя большой период времени, уже в IV–IX веках нашей эры.

Пристальное внимание турецкие учебники истории уделяют ранним тюркским цивилизациям и созданным им могущественным государствам той эпохи: Азиатскому гуннскому государству, европейской Империи гуннов, Тюркскому каганату, распавшемуся впоследствии на Восточный и Западный, и Уйгурскому каганату, задавая турецким школьникам отправную точку в системе координат для прочерчивания в их сознании непрерывной истории Турции из глубины веков вплоть до нынешних дней.

Описание мудрых тюркских правителей, доблестных военачальников, их побед и завоеваний, нередко на уровне полумифологических рассказов, органично дополняется подробным рассмотрением культуры и быта, а также сохранившихся и по сей день образцов развитого искусства и промыслов. Надо ли говорить о том, что все это совсем не вяжется с жутковатыми описаниями гуннов, оставленными Аммианом Марцелином в конце IV века, которого, в отличие от турецких, цитируют российские школьные учебники в курсе «Всеобщей истории».

В общем, кому Аттила – «бич божий» и «дикарь», а кому – неукротимый военачальник и искусный правитель, вошедший в легенды и сказания многих и многих народов, в том числе европейских. Таким образом, все относительно; все дело в том, на каких книжках в детстве воспитываться и какого образца игрушечные доспехи и шлемы надевать в ролевых постановках в детском саду и начальной школе.



Рис. 2. Карта из учебника «Общей истории» (9-й класс), утвержденного Министерством образования Турции для преподавания в 2015–2016 учебном году. Тема: «Расселение тюрков из Средней Азии».


Однако есть еще один немаловажный момент, на который в турецкой школьной программе стоит обратить внимание: помимо углубленных поисков своих корней отмечаются и родственные народы – как затерявшиеся в веках, так и продолжающие поныне жить и здравствовать. В этом списке турецкие историки, к примеру, упоминают аваров, булгар, хазар, венгров, печенегов, кипчаков, огузов, савиров (от которых, как утверждается, и пошло название Сибири), башкиров, тургешей, киргизов, карлуков, кимеков.

Сама по себе идентификация своих близких и дальних этнических родственников для подобной литературы – вещь абсолютно типичная. Однако наводит на размышления активный внешнеполитический курс современной Турецкой Республики, в основе которого лежит заявка страны на роль объединительницы (пока лишь духовной) всех ныне живущих тюркских народов мира. В том числе проживающих на Кавказе и в государствах Центральной Азии – бывших республиках Советского Союза, а также в субъектах Российской Федерации с тюркским населением, к примеру, в Татарстане, Башкортостане, Чувашии, Якутии и Крыму. Ну, а если рассматривать еще шире – то в Европе, на Ближнем Востоке и даже в Китае и Монголии.

Общая численность тюркского населения во всем мире на сегодняшний день оценивается самими турками на уровне свыше 200 миллионов человек. Для наглядности составители приводят в учебнике карту «Тюркского мира». Приведем ее и мы, как в высшей мере любопытную и наглядную, в приложении в конце данной книги.

Как возник этот достаточно новый для Турецкой Республики курс, который в настоящее время нередко именуют «новым османизмом»? Как он теоретически оформлен? Как практически реализуется и каковы его перспективы для самой Турции, а также для ее соседей, включая и нас? Эти вопросы мы обсудим в последующих главах, а пока вернемся к школьным урокам.

И здесь совершенно невозможно пройти мимо растущей на глазах роли, которая турецким Министерством образования в школьной программе отводится вопросам, связанным с исламом. Это находит свое отражение в многочасовых занятиях детей по так называемой «религиозной культуре и этике».

Очевидно, что в первую очередь желанием сломать языковой барьер между турками и арабоязычным исламом и объясняется новшество 2016–2017 учебного года – введение аж со второго класса изучения арабского языка как иностранного. Пока в качестве опции. Можно было бы подумать, что прицел делается на углубление «светских» экономических, политических или же гуманитарных связей с арабскими странами – соседями по региону. Но, что характерно, обучение будет вестись по программе, разрабатываемой далеко не лингвистами, а вообще-то Управлением по делам религии.

Поэтому совсем не удивляет тот факт, что и в учебниках турецкой истории значительное место уделено возникновению ислама и влиянию ислама на мировую цивилизацию как водораздела на мир «до» и мир «после». Широко освещается история принятия ислама тюркскими народами, начиная с VIII в. н. э., равно как и создание первых мусульманских тюркских государств.

При этом ислам со страниц учебников предстает в качестве самой прогрессивной религии мира, намного опередившей взгляды своего времени и сохраняющей свою вневременную актуальность. Турецким школьникам даже предлагается заполнить небольшую таблицу, сравнивающую с точки зрения прав и свобод личности прощальную проповедь пророка Мухаммеда со всеобщей декларацией прав человека ООН от 1948 года…

Наберемся терпения и пролистаем еще не один десяток страниц с описанием многих тюркских государств, включая государство сельджуков – предтечи Османской империи, существовавшего в период с 1040 по 1157 г. н. э. и на пике своего могущества широко раскинувшегося на территории Малой Азии, Ближнего и Среднего Востока. Впрочем, об одной исторической дате все же стоит упомянуть особо – о битве при Манцикерте (турецкое наименование – Малазгирт, Восточная Анатолия) в 1071 году, когда турки-сельджуки нанесли сокрушительное поражение войскам Византийской империи. Именно победа в этой битве, о которой не забывают турки до сих пор, явилась поворотной точкой в установлении господства турок-сельджуков над Малой Азией. Пришельцы начали расселяться в регионе, создавая свои государства, активно теснящие Византийскую империю.

На самом деле в современном турецком календаре, невзирая на обилие знаковых исторических дат, три из них все же стоят особняком – это уже упомянутая битва при Манцикерте в 1071 году, взятие Константинополя в 1453 году и провозглашение Турецкой Республики в 1923 году. Именно под круглые юбилеи, отсчитываемые от них, готовятся программы государственного развития и разрабатываются различные проекты. И если 100-летний юбилей Турецкой Республики в 2023 году наступит довольно скоро, то 600-летие завоевания Константинополя в 2053 году увидит значительно меньшее число наших современников, не говоря уже о 1000-летии битвы при Манцикерте в 2071 году. Что, подчеркнем, отнюдь не мешает турецкому руководству смело прочерчивать траекторию развития страны до «линии горизонта» и даже за нее. Неуклонное расселение турок-сельджуков по территории Малой Азии показано на карте на рис. 3.

И вот на рубеже XIII–XIV веков на исторической сцене в ряду множества бейликов (феодальных владений), на которые оказалась к тому времени раздроблена территория Малой Азии, возникает Османский бейлик. Именно ему из небольшого образования на границе с Византийской империей впоследствии, в результате бесконечной череды походов и завоеваний, суждено было разрастись до размеров империи и просуществовать вплоть до упразднения Османской династии в 1922 году. Стремительно продвигаясь в противоположных направлениях – на Балканы и в глубь Малой Азии, – Османское государство, столицей которого в 1326 году стала Бурса, к середине XV века окончательно превратило некогда могущественную Византийскую империю по сути в город-государство Константинополь, анклав, окруженный со всех сторон турецкими владениями.

Таким образом, покорение Константинополя стало лишь вопросом времени, хотя достаточно широко распространенная точка зрения на это событие, прежде всего конечно, в странах с доминирующим христианским населением, как ни крути, больше эмоциональная, местами апокалиптическая, нежели логическая. Что, разумеется, далеко от восприятия в самой Турции, для которой взятие Константинополя в 1453 году – большой и ежегодно отмечаемый праздник окончательного становления государства в качестве Османской империи.



Рис. 3. Карта из учебника «Общей истории» (9-й класс), утвержденного Министерством образования Турции для преподавания в 2015–2016 учебном году. Тема: «Государство турок-сельджуков».


Достаточно обратиться к художественному фильму «1453. Завоевание», вышедшему на экраны страны в 2012 году. Образ того, что к тому моменту оставалось от Византийской империи, согласно создателям фильма, крупными штрихами можно набросать следующим образом: раскол между сторонниками Рима и православной самобытности, развращенность, подлость, предательство, упадочнические настроения. По другую «линию фронта» Мехмед II изображен умным, энергичным и добрым в душе султаном, который при этом всецело предан делу Пророка.

Про этот фильм можно сказать многое, но обозначим лишь его финальный аккорд, когда турки ломают двери Святой Софии и молодой султан в окружении свиты распахивает двери храма. Сзади его освещает восходящее солнце, и Мехмед II во всеуслышание говорит спрятавшимся и перепуганным гражданам: «Я принес вам мир!» Те, сразу заулыбавшись, тянут к нему своих младенцев…

Впрочем, то, что авторы учебника воздерживаются от описания сцен разграбления города (в общем-то естественных для войн любой эпохи), понятно. Если излагать все подробности, то любую страницу мировой истории можно превратить в массовый некролог. Еще сложнее об этом писать, когда завоеватель – ты сам, какой бы целесообразностью это ни обставлялось. Кому взятие Иваном Грозным Казани – ратный подвиг, а кому… Ну, сходите, скажем, в Национальный музей Татарстана. Очень интересные экспонаты там попадаются.

И снова возьмем в руки атлас. На основании приведенной ниже на рис. 4 карты османских владений турецким школьникам предлагается: «Исследуйте карту и объясните, каковы могли быть экономические и геополитические причины захвата Стамбула?»

Разумеется, Константинополь сам по себе, ни с точки зрения потенциала своего населения, ни как военная сила, не представлял для Османского государства большой опасности, однако город имел важное геополитическое и экономическое значение. Взошедший на престол в 1451 году Мехмед II, впоследствии именованный Завоевателем, увидел в византийском анклаве главное препятствие дальнейшему продвижению на Балканы.

Так что турецкие отличники десятого класса без запинки отчеканят, что основными причинами завоевания Константинополя стали:

• провоцирование Византией османских принцев;

• подготовка Византией почвы для Крестового похода;

• обеспечение сообщения между анатолийскими и румелийскими землями;

• желание поставить под контроль пути региональной торговли и прибыль от них;

• наличие хадиса пророка Мухаммеда о грядущем взятии города.

Отдельно авторы указывают на фразу Луки Нотараса, последнего великого дуки и месазона Византийской империи, ярого противника церковной унии с Римом: «Лучше увидеть среди города царствующую турецкую чалму, чем латинскую тиару». Впрочем, о дальнейшей печальной судьбе самого Нотараса и его семьи учебники деликатно умалчивают.



Рис. 4. Османские границы по состоянию на 1452 год. Карта из учебника «Общей истории» (10-й класс), утвержденного Министерством образования Турции для преподавания в 2015–2016 учебном году. Пунктрирными линиями обозначены основные торговые пути того времени.


Распространив брошенное Нотарасом изречение на всех христиан, авторы делают небезосновательный вывод о том, что главной причиной того, почему христиане приняли турок, стало предоставление всем народам завоеванных земель свободы религии и совести в рамках проводимой с момента основания Османской империи политики толерантности. Вот как это было оформлено султанским указом:

«Мы, падишах, султан Мехмед-хан, сын султана Мурата-хана, именем Аллаха, сотворившего землю и небеса, именем нашего великого Пророка Мухаммеда (мир Ему и благословение), именем нашей великой книги Корана, памятью нашего отца, именем наших сыновей, конем, которого мы седлаем, и мечом, которым мы опоясаны, клянемся.

Согласно посольской просьбе, направленной нам представителем католических священников города, мы дозволяем народу Галаты, как и всем другим подчиненным нам народам, свободно следовать своим обычаям и беспрепятственно совершать религиозные обряды.

Разрушению подвергнутся только стены Галаты; дома, лавки, сады, мельницы, судна, магазины и другое имущество объявляется неприкосновенным.

Имущество, как и прежде, будет принадлежать владеющим им семьям, которые вправе управлять им по своему разумению.

Торговля народу Галаты разрешена в любом месте. Однако, как и другие повинующиеся нам народы, галатские торговцы будут обязаны платить налоги.

Вступившие в действие с сегодняшнего дня эти законы и правила будут иметь вечную силу. Мы будем защищать жителей, как самих себя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22