Иван Стародубцев.

Россия – Турция: 500 лет беспокойного соседства



скачать книгу бесплатно

Согласно решениям ВС РФ организация «Исламское государство» («Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ДАИШ) признана террористической и ее деятельность запрещена в РФ (решение Верховного Суда РФ от 29 декабря 2014 № АКПИ 14-1424С)


Серия «Сатановский Евгений рекомендует»


© Стародубцев И., 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

* * *

Трагическое предисловие от автора

Рукопись этой книги была уже готова и сдана в издательство, когда произошла чудовищная и беспрецедентная в новейшей российской истории трагедия – 19 декабря 2016 года выступавший на открытии выставки «Россия глазами турок» в Галерее современного искусства в столице Турции Анкаре Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Турецкой Республике Андрей Геннадьевич Карлов был застрелен.

Я знал Андрея Геннадьевича лично. Знал с момента заступления его на свой пост в Анкаре в 2013 году. Не могу сказать, что мы виделись часто, но была в этих встречах регулярность. Когда наступала заметная пауза с момента предыдущей встречи, я звонил и просто просил о встрече. И всегда и сразу ее получал.

Строго говоря, это были не совсем формальные аудиенции: с определенного момента наше общение перестало быть ограниченным только лишь узкопрофессиональными вопросами. Ровно в той пропорции, в какой может себе позволить кадровый дипломат, Андрей Геннадьевич допускал в них нотку личного, живого, человеческого общения.

Семь месяцев безвременья в российско-турецких отношениях, наступившего после атаки на российский бомбардировщик 24 ноября 2015 года, дались всем – и, разумеется, в первую очередь Андрею Геннадьевичу как полномочному представителю Российской Федерации в Турецкой Республике, – весьма непросто.

Примирение между Россией и Турцией летом 2016 года – это было как окончание «войны» и начало строительства «новой мирной жизни». Разумеется, только лишь «как», с учетом того, какие процессы происходят в Турецкой Республике и в Ближневосточном регионе в целом, на какой траектории они находятся и с какой динамикой развиваются. Понятно, что у профессионалов эйфории нет и быть не может, но все же возник повод для сдержанного и осторожного, со многими оговорками «но» и «если», оптимизма.

Теперь, после трагедии с Андреем Геннадьевичем, в очередной раз стала понятна его, этого повода, абсолютная иллюзорность – идет самая настоящая война, без границ и линий фронта, с международным терроризмом, который не только сдаваться не собирается, но и, напротив, – атакует.

Так что до перелома в этом глобальном противостоянии еще очень далеко, но он и не наступит, если на каждый подобный удар и выпад противнику не будет дан стократно превосходящий по силе ответ.

Это – дело чести для всего российского силового блока, включая армию, спецслужбы и правоохранительные органы, чтобы к жесточайшему, не ограниченному в средствах ответу были призваны как исполнители, так и организаторы злодейской атаки на российского Посла, вне зависимости ни от каких обстоятельств – должности, личного статуса, гражданства, территории нахождения и срока давности.

Равно как в не меньшей мере и те, при чьем попустительстве и халатности произошло то, что в голове не укладывается.

До тех пор, пока этого не произошло, а также все необходимые выводы не сделаны и о результатах этой работы не объявлено официально и во всеуслышание, случившееся будет оставаться не только огромной человеческой драмой, но и черной тенью на репутации самой Российской Федерации. Здесь двух мнений быть не может.

Анкара 20 декабря 2016 года

Предисловие

Такой книги о Турции в России еще не издавалось. И вообще нигде в мире не издавалось. Ни на каком языке. Возможно, потому, что ее некому было писать. Фактор личности действует не только в истории, но и в литературе, политологии и всех прочих сферах человеческой деятельности. Перефразируя классика: «Все эксперты равны, но некоторые…» И это как раз тот самый случай.


Иван Стародубцев на момент написания им настоящей книги живет в Турции второе десятилетие – и в том, насколько он знает и понимает эту страну, с ним мало кто в России и за ее пределами может сравниться. Причем знания эти отнюдь не теоретические. То, что он является одним из наиболее профессиональных в России топ-менеджеров, работающих в сфере экспорта отечественного энергетического оборудования и на протяжении многих лет возглавлял соответствующее подразделение российских «Силовых машин», отличает его от политиков и политологов, полагающих себя востоковедами, чьи знания, не имеющие под собой практической основы, малоприменимы для продвижения российских национальных интересов, хотя с успехом используются ими в карьерных интересах. Увы, теоретиков всегда больше, чем практиков.


При этом автора предлагаемой вниманию читателя книги, помимо практической сметки, энциклопедических знаний и умения находить неизвестные русскоязычной публике сведения (достаточно посмотреть на приводимые им карты и фотографии), отличает отменный вкус, чувство юмора и объективность, что позволяет ему оценивать историю и текущее состояние турецко-российских отношений, не впадая в крайности, свойственные многим современным российским писателям, эксплуатирующим ниву международной политики и экономики. Паче политикам, некоторые из которых от крайней туркофобии в одночасье обращаются на глазах изумленной публики к горячей любви к турецкому президенту, заставляющей радоваться за их текущее благосостояние и полагать, что их ожидает более чем обеспеченная старость.


Нет для страны ничего опаснее популярного неграмотного мифотворца, свято верящего в собственную правоту. Благими намерениями всех этих людей вымощена дорога в ад, вне зависимости от того, к какому экономическому клубу или партии они принадлежат, являются либералами или почвенниками, интернационалистами или охотнорядцами. Осиновый бы кол всем им в дышло, да имя им легион, и многие из них защищены официальным статусом и положением. Но это совершенно точно не об авторе настоящей книги. При всех знаниях и связях, несмотря на искушения, которым поддались многие куда более высокопоставленные представители российской экономической и политической элиты, он остается максимально объективным и информативным – в лучших традициях классической российской аналитики.


Говоря попросту, если читатель хочет по-настоящему понять современную Турцию – это именно та книга, которую стоит прочитать и нужно перечитывать. Если как-то связан с ней и собирается эти отношения поддерживать, вне зависимости от того, в экономике лежат его интересы или в иных сферах (да хоть и в личной жизни), – тем более. Благо автор не занимал и не занимает государственных постов и за то, что он пишет, российское государство не отвечает. Цензурой он не скован. А свободный в использовании своих знаний и выражении собственного мнения человек по определению пишет то, что не может, да и не должен себе позволить государственный служащий.


Книга читается на одном дыхании – и в этом ее огромное достоинство. Малоизвестные страницы истории и лабиринты политических интриг, финансово-экономические интересы и неожиданная реальность реализуемых и возможных в будущем мегапроектов, объединяющие и разделяющие Москву и Анкару факторы представлены на ее страницах. Ее стоит прочесть высокому начальству – включая первых лиц. Не исключено, что они найдут для себя много нового в отношении Турции и избавятся от излишних иллюзий (если, конечно, они у них еще есть). Тем более, что фобиями в отношении этой страны автор книги не страдает и при всей к Турции симпатии обманываться в ее отношении также не склонен. Что еще нужно для того, чтобы понять страну, являющуюся одним из важнейших экономических партнеров России, ее историческим соседом, конкурентом в ряде ключевых для Москвы регионов и противником на протяжении веков?

Евгений Сатановский
президент Института Ближнего Востока

Введение

Фраза «не рассказывайте мне про Турцию, я в ней три раза был» плюс железная убежденность наших сограждан в своем знании этой страны – это классика эпохи массового российского туризма в Турцию.

Больше десяти лет непрерывной жизни в этой стране не прошли для автора даром. Если на определенном этапе своей жизни в Турции у него и возникало желание сказать что-нибудь в том же духе – мол, «повидал», то теперь оно окончательно и бесповоротно улетучилось. Турция – страна многогранная, многообразная и с многовековой историей, а жизнь в ней проистекает стремительно, преподнося сюрпризы ежедневно и иногда даже ежечасно. Особенно с учетом ее нахождения в эпицентре бурлящего ближневосточного котла.

По прошествии времени автор несколько подрастерял тот великодержавный снобизм «мы самые…» (лучшие, сильные, умные, правые и проч. – нужное подставить), с которым в феврале 2004 года приехал в Анкару. Пришлось ему скрепя сердце признаваться себе в том, что «не всегда мы…» (далее подставить все то же самое), и допустить наличие преимуществ, достоинств и аргументации за пределами нашей 1/8 части суши.

Многомудрые китайцы с опаской относятся к жизни «в эпоху перемен», но все же автор считает, что, невзирая на сопутствующие издержки, ему повезло стать непосредственным очевидцем важного исторического периода развития нашего южного соседа.

Пришедшая к власти в конце 2002 года Партия справедливости и развития, возглавляемая Реджепом Тайипом Эрдоганом, запустила процесс кардинальной экономической и политической трансформации страны. Либерализация рынков и приватизация, денежная реформа и переход к новой турецкой лире, получение Турцией статуса страны – кандидата на полноправное членство в Европейском союзе, принятие объемного пакета конституционных поправок, возвращение военного корпуса страны в казармы и масштабные судебные процессы над офицерским корпусом, первые всенародные выборы турецкого президента и попытка военного переворота 15 июля 2016 года – все это и многое другое разворачивалось и продолжает разворачиваться у автора буквально на глазах. Служа неиссякаемым источником наблюдений, некоторые из которых оказались облечены в форму книг и статей, любезно публикуемых Институтом Ближнего Востока, а также – выступлений в российских средствах массовой информации.

Кардинальные изменения начали претерпевать и российско-турецкие отношения, за старт нового периода которых, с не слишком большой степенью условности, можно принять визит президента России Путина в Анкару и его встречу с новым премьер-министром Эрдоганом в декабре 2004 года. Пожалуй, именно тогда начался процесс перехода успешно развивавшихся российско-турецких торгово-экономических отношений на качественно новый уровень – многопланового и стратегического сотрудничества. Происходило это зачастую вопреки мнению скептиков с обеих сторон, напоминавших про многовековую историю русско-турецких войн и противостояний и указывавших на существующие и в наши дни многочисленные точки пересечения интересов – в целом ряде регионов мира, включая как минимум черноморский бассейн, Кавказ и Среднюю Азию.

Как бы то ни было, за годы своего употребления оборот «многоплановое стратегическое сотрудничество» стал устойчивой характеристикой двусторонних отношений, от года к году демонстрировавших положительную динамику практически по всем направлениям. Причем как количественную, так и качественную.

Осью взаимовыгодного сотрудничества стала энергетика с долгосрочными контрактами на поставку в Турцию российских энергоносителей, реализацией проекта атомной электростанции «Аккую», а также с планами по строительству газопровода «Турецкий поток» – как альтернативы аннулированному Россией «Южному потоку». «Турецкий поток» в случае своего претворения в жизнь не только делает Турцию, впервые в ее истории, страной – транзитером российского газа. Потенциально проект может поднять ее статус до полноценного энергетического хаба – важного центра поставок энергоносителей, как российских, так и из третьих стран, на европейские рынки.

Важным показателем высокого уровня отношений и взаимного доверия стало образование в 2009 году так называемого Совета сотрудничества высшего уровня, возглавляемого первыми лицами двух стран, и введение с 2011 года безвизового режима.

При всем при этом нельзя сказать, чтобы отношения между Россией и Турцией складывались безоблачно. Помимо упомянутой выше конкуренции в целом ряде регионов, различия в российской и турецкой позициях начали отчетливо проявляться в ходе событий «арабской весны».

Но если скоротечные свержения действующих режимов в Египте и Ливии не создали видимой постороннему глазу напряженности, то Сирия стала точкой разлома. Поддержка Россией и Турцией разных сторон в противостоянии между официальным Дамаском и оппозицией не могла не сказаться негативным образом на российско-турецких отношениях. Начало 30 сентября 2015 года российскими Военно-космическими силами, по приглашению правительства Асада, военной операции в Сирии вызвало резкое неприятие со стороны турецкого руководства. Что в итоге привело к трагедии 24 ноября 2015 года, когда самолет ВВС Турции в районе турецко-сирийской границы сбил российский бомбардировщик. Руководство России незамедлительно приняло пакет жестких экономических санкций по отношению к доселе весьма успешному в нашей стране турецкому бизнесу.

Последующие семь месяцев вплоть до принесения официальных извинений президентом Эрдоганом, помимо того, что стали периодом безвременья в российско-турецких отношениях, еще и запустили старт их кардинальной переоценки российской общественностью: от высшего руководства и экспертов до простых граждан.

И даже состоявшееся летом 2016 года примирение, до тех пор пока эта переоценка не завершена, смотрится в некоторой степени формальной данью текущим политическим и экономическим интересам. Поскольку только подлинное осмысление того, каким образом в исторической перспективе строились наши отношения, почему стала возможна, невзирая на все достигнутые в последние годы успехи, случившаяся трагедия, и в каком направлении развивается наш южный сосед, – даст возможность строить устойчивые отношения на долгосрочную перспективу.

Поиску ответов на эти и многие другие вопросы, связанные с российско-турецкими отношениями, и посвящена книга, которую читатель держит в руках. В какой мере автору это удалось – судить читателям.

Анкара, декабрь 2016 года

Глава 1
Нож в спину России

24 ноября 2015 года, когда турецкие ВВС сбили российский бомбардировщик «Су-24» в районе турецко-сирийской границы, стало черной датой в календаре российско-турецких отношений. Даже начатый семь месяцев спустя процесс их нормализации не может изменить данного факта. Короткая память в вопросах межгосударственных отношений может обходиться очень и очень дорого. А в тот день действительно произошло событие исключительное, с какой точки зрения на него ни смотри.

Для начала – с точки зрения той траектории, по которой развивались отношения между Турецкой Республикой и Советским Союзом и Российской Федерацией как его правопреемницей. На этом пути были взлеты и падения, потепления и охлаждения, однако, как бы там ни было, наша страна внесла очень большой, если не решающий вклад в победу Турции в войне за независимость. В результате в 1923 году была провозглашена Турецкая Республика. Доброжелательные высказывания и слова благодарности в адрес России и русского народа со стороны основателя и первого президента Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка давно разобраны на цитаты. А свидетельства советского вклада в экономику Турции воплощены в железе и бетоне многочисленных промышленных предприятий. После тринадцати русско-турецких войн была открыта новая страница в отношениях, где начало преобладать сотрудничество. Возможно, здесь кто-то возразит: мол, не стоит идеализировать эти отношения, ведь строились они только на прагматизме, а не на искренней дружбе. Однако иначе на межгосударственном уровне и быть не может.

С другой стороны, рамки соперничества в конце XX века были достаточно жесткими, если учитывать тот бум торгово-экономических отношений, который наблюдался между двумя странами после распада Советского Союза и начала либерализации экономик государств, вновь образованных на его месте, включая и Российскую Федерацию. Впрочем, качественный поворот в сознании многих скептиков, как российских, так и турецких, произошел в декабре 2004 года, когда президент Российской Федерации Владимир Путин прибыл с официальным визитом в Анкару и впервые встретился с Реджепом Тайипом Эрдоганом, буквально за год до этого ставшим премьер-министром, – деятельным и амбициозным лидером происламской Партии справедливости и развития (ПСР). Потом они встречались еще не раз, и нередко обозреватели говорили о «прорывном характере» тех или иных переговоров, но все же в них был уже элемент рутинности, свойственной всем зрелым, устоявшимся отношениям. Однако в 2004 году никому и в голову не могло прийти, что от торгово-экономических отношений две страны со временем смогут перейти на уровень стратегических отношений, которые потом стали именовать стратегическим и многоплановым партнерством. И это между Россией и государством – членом Североатлантического альянса, при том, что безудержное расширение НАТО на Восток вызывает в России постоянную обеспокоенность!

Декабрьская встреча 2004 года в Анкаре, безусловно, стала поворотной. Главная и ключевая характеристика, которую президент России Владимир Путин позволил себе дать Эрдогану после нее, заключалась в том, что тот «не подведет» и ему «можно верить». И Эрдогану в Кремле верили все эти годы настолько, что турецким политикам и бизнесменам в России постепенно стали открыты все двери. Для них был создан режим максимального благоприятствования. Сближение было настолько тесным, что для турок был отменен визовый режим, а поездки на уик-энд друг к другу перестали восприниматься в качестве выездов за границу. Дети в российских школах на вопрос учителя, где находится Анталия, могли, не задумываясь, выпалить: «Где-то на море, на юге России».

Но утром вторника 24 ноября 2015 года в районе сирийско-турецкой границы турецкий истребитель «F-16» ракетой «воздух – воздух» сбил фронтовой бомбардировщик «Су-24», входивший в российскую авиационную группу в Сирии и возвращавшийся после выполнения задания на базу Хмеймим. В реальность произошедшего не все могли поверить даже в самой Турции. Обе стороны немедленно перешли в режим «вспомнить все».

Турция вспоминает о своей военной блоковой принадлежности и созывает срочное совещание в штаб-квартире НАТО в Брюсселе, на котором главной темой повестки дня выносится вопрос о коллективном обеспечении безопасности Турции на случай российской «агрессии» или «удара возмездия».

Российский президент, до той поры придававший большое значение личному контакту с «заслуживающим доверия» Эрдоганом вплоть до персонификации в его лице Турции и российско-турецких отношений, возможно, впервые в своей политической карьере приподнял непроницаемую маску. Нельзя сказать, что Путин, охарактеризовавший шаг Турции как «предательство» и «удар ножом в спину», утратил свое фирменное самообладание, однако антитурецкая пропаганда в отечественных СМИ достигла невиданного градуса, редко встречающегося в международной практике. Риторика, которая не всегда подходила даже для внутриполитического употребления, где рамки принятого все же несколько шире, моментально была возведена в разряд нормы. Это была своего рода вербальная «вендетта», одобренная российским руководством. Можно даже сказать, что в ней иногда угадывалась прямая речь Путина, обращенная к Турции, полная гнева и разочарования.

Ведь какими бы глубокими ни были противоречия последних лет между Российской Федерацией и Турецкой Республикой, в частности, отличающиеся взгляды сторон на события так называемой «арабской весны» и в особенности противоположные позиции, занятые ими в ходе конфликта в Сирии, накопленный багаж торгово-экономического сотрудничества смотрелся в качестве надежного стоп-крана на случай любого политического недопонимания. Во всяком случае, до ноября 2015 года он несколько раз срабатывал, неизменно демонстрируя свою эффективность.

Так случилось в ходе пятидневной войны России с Грузией в августе 2008 года, по которой турецкое руководство заняло достаточно сбалансированную позицию. Не присоединилась Турция и к западным антироссийским санкциям, принятым после возвращения Крыма в состав России в марте 2014 года.

Понятно, что от неприсоединения к санкциям Запада до признания Крыма частью России – огромная дистанция. Поэтому турецкие руководители выражались на сей счет более чем определенно: Крым – аннексированная Россией часть Украины, и точка. С крымскими татарами, чья многочисленная диаспора проживает в Турции, у турецких руководителей были особые отношения, вытекающие из заинтересованного, не лишенного исторической ностальгии, взгляда на их родину. Во всяком случае, Ахмет Давутоглу, министр иностранных дел Турции в 2009–2014 годах (главный идеолог «новоосманизма», чьи предки были крымскими татарами), еще в период украинской власти в Крыму устанавливал с регионом и с Меджлисом крымских татар особые, можно даже сказать родственные, отношения.

Но наряду с этим турецкий бизнес, очевидно подстегиваемый тем же самым «непримиримым» руководством, кинулся активно занимать и делить рыночные ниши, оставляемые европейцами в России в результате войны санкций и контрсанкций. Наряду с этим продолжало действовать паромное сообщение, связывающее турецкие порты Стамбул и Трабзон с Крымом, правда, с заходом в российские порты, признаваемые международным сообществом. Но и это, с учетом большого давления, оказываемого на Турцию Западом, было жестом в сторону России. Не говоря уже о том, что Крым не раз посещали неофициальные делегации турецкого бизнеса с целью анализа возможностей сотрудничества. Полуостров представлялся им постсоветской Россией в миниатюре, нуждающейся абсолютно во всем – от воды и товаров народного потребления до новых промышленных предприятий и объектов инфраструктуры, включая электростанции, аэропорты, гостиницы, дороги и мосты.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22