Иван Константинов.

Крепость лжецов



скачать книгу бесплатно

– На самом деле я хочу. – Прошептала Мириам в ворот ее халата, в теплый запах мяты и полевых цветов. – Во мне много слов, оставшихся от Джино, но они ничего для меня не значат. Я хочу знать их все. Я хочу нарисовать – тебя, меня, Арго, этот город, и всех людей в нем. Я… больше не могу быть листом на ветру. Мне нравится видеть цвета, и я хочу увидеть их все – сколько есть. Назвать по именам. Эта сделка – я тоже на нее согласилась, и готова платить, сколько потребуется, готова измениться. Только не бросай меня. Одна я… боюсь.

– У меня больше никого нет. – Тихо проговорила Би. – Так что и ты меня… не бросай.

Слов не нашлось, Мириам попыталась кивнуть в ответ, но только толкнула ее лбом в ключицу. И посмотрела вправо, в зеркало, где бледная девушка в бело-розовом обнимала другую девушку – обнаженную, цвета темного меда.

– «Не то, чтобы мы тоже боялись.» – Прозвучал шепот Вероники у нее над головой. – «Но нам так чертовски нужен кто-то, ради кого мы готовы умереть.»


III.


Старая одежда лежала там, где она ее оставила – у двери, ворохом мокрого тряпья, и Мириам не нашла в себе смелости прикоснуться к ней. Слева, у шкафчика, уставленного разноцветными флаконами, висела пара настоящих полотенец, насквозь промокших из-за того, что Мириам проделывала с душем – но это было лучше, чем ничего. Уже начав вытираться, она обнаружила на вешалке за ними еще один халат, завернувшись в который почувствовала себя почти нормально.

Теперь, после разговора перед зеркалом, внутри стояла напряженная тишина – как перед боем, когда две враждующие стороны вглядываются друг в друга. Чужая память скрылась за воображаемыми стенами, и, защищенная ими, Мириам могла думать свободно. Это казалось логичным – несуществующие стены для чужого прошлого, которого тоже не существует. И умереть больше не хотелось, похоже, это чувство тоже осталось за стальными дверями. И ей оставалось только надеяться, что подарок Сломанной Маски больше не сделает с ней ничего подобного.

– Идем. – Сказала Би, берясь за ручку двери, и прислушиваясь к чему-то. – Там шумно…

Ручка плавно повернулась, пойдя вниз, и дверь распахнулась.

– …твою же душу! – Стонала Суонк, явно сдерживая крик. – И потроха твои, и пальцы с руками!

– А только что больно не было. – Заметил Монти, размазывая по ее плечу белую мазь при помощи чего-то механического, похожего на очень толстый инъектор. – Нет, это не тебе. Вызывайте еще одну техбригаду на поддержку освещения. Да, там будет сцена, не переспрашивай! Какой крик? А, здесь одна девчонка была уверена, что может вытерпеть все, что угодно. Потому что она, видите ли, воин…

– Так ты сам сказал, что легче будет!

– Разве? – Шут глянул на Мириам, и она заметила плоскую насадку переговорника на его левом ухе. – Ты кричишь на весь город. Да, используйте ярмарочный шатер, нанесите звезды и птичек по трафарету. Включи фантазию, наконец! Что, еще больно? Анестетик впитывается через кожу за тридцать секунд, а у тебя тут кожи как раз и нет.

Нет, это не тебе, у тебя как раз толстенная шкура, от которой просто отскакивают мои слова!

– С кем ты болтаешь? – Спросила Би, подходя к нему.

– У меня цирк посреди города разворачивается. – Огрызнулся шут. – Мне нужно держать руку на пульсе. И не только на вашем, между прочим.

– А что с пульсом у Короля?

– Его посланник опаздывает уже на десять минут. – Шут уронил на шею дужку переговорника. – Меня предупредят, когда он будет внизу.

– И ты подлатал ее плечо?

– Слегка. – Подтвердил шут, складывая странный инъектор и кладя его рядом с собой, на низкий столик из чего-то прозрачного, подозрительно похожего на стекло. – Это псевдокожа, аэрозоль, используемый военными при ожогах. Она стянет поверхность раны, закрыв ее от воздуха, и через шесть часов отслоится. К тому времени, я надеюсь, до нее доберется мой доктор.

Суонк зашипела сквозь зубы, и откинулась на спинку дивана, пачкая мазью зеленую обивку и розовую рубаху сидящего рядом шута.

– Терплю! – Отозвалась она на его возмущенный жест. – Да не корчи ты такие рожи.

– Ее стоило сначала помыть. – Сказала Би, рассматривая рану. – У нее грязь на шее… и вообще везде.

– Да разве это грязь? – Скривилась Суонк.

Шут дотронулся до панели на стене, и свет померк. Лампы на потолке погасли, слившись с белой блестящей поверхностью, точно такой же, как в ванной, и широкая белая полоса солнечного света выступила ярче, отсекая дальний угол зала. В первый раз, с того момента как Суонк помогла ей зайти сюда, Мириам обратила внимание на размеры этого места. Если ванна была просто огромной, превышая размером несколько комнат, то здесь мог поместиться небольшой дом – или, по крайней мере, его первый этаж, если предварительно снести в нем все стены. И убрать все лишнее – потому что при своих размерах зал оставался пуст. У стен сиротливо ютилась пара диванов, вроде тех, что Мириам уже видела в Хоксе, в заведении Аниты, и несколько этажерок, не деревянных, а прозрачных, как столик, уставленных вазами и горшками непонятного назначения. В центре, на гладко отполированном полу, кто-то расстелил ткань, покрытую тусклым лиственным узором, подходящим под узор на стенах. И, конечно же, вместо дальней стены у зала было окно – больше чем в ванной, и точно так же глядящее на залитую утренним солнцем Атланту.

Мириам рассеянно присела у столика, и машинально протянула руку к стоящей там вазе – круглой, полной больших зеленоватых яблок.

Яблоко было блестящим, спелым, но почему-то совсем без запаха.

– Тебе уже получше? – По-своему интерпретировал Монти ее движение. – Я могу заказать завтрак.

– И правда. – Рассеянно проговорила Мириам, все еще вертя яблоко в руках. – Мы же ничего не ели с самого утра. Спустимся поесть туда, вниз?

– Нет. – Терпеливо пояснил Монти. – Еду принесут сюда.

– А нормальная одежда здесь есть?

– Конечно. Посмотри у себя в комнате.

– В комнате? У меня? – Мириам оглядела стены, выделяя на них едва заметные прямоугольники дверей. – Вот эта в ванну, вот эта в другую, а вот там…

– Дальше. – Взмахнул рукой Монти, и встал, обходя диван. – Но, если не возражаешь, я не буду устраивать тебе экскурсию. Вам нужно перекусить, и собираться, так как посланник Короля может прибыть в любую секунду.

– «Я бы предпочла завтрак беседе с посланником.»

– Не сомневаюсь ни секунды. – Би присела рядом с Суонк, и взяла ее за локоть, разглядывая обработанную шутом рану. – Но у нас чертовски мало времени на игры, и слишком много вопросов.

– «Нам будет сложно на ходу запрыгнуть в орбитальный лифт – хотя ты, конечно, думаешь именно об этом варианте?»

– Спрашивайте. – Предложил Монти, дотрагиваясь до здорового плеча Суонк. Та замерла, по-видимому не зная, как реагировать на такое внимание к своей особе. – Возможно, у меня найдется пара ответов.

– Король знает, кто ты такой? – Би отпустила руку Суонк, и встала, задумчиво разглядывая ее.

– Мальчишка, сбежавший из цирка, и сделавший головокружительную карьеру. – Длинные пальцы шута охватили затылок Суонк, разминая мышцы. Та дернулась было, но сразу расслабилась. – Уже не больно, верно?

– Неа. – Призналась та. – Хрустит только.

– Это у тебя из головы песок сыплется. – Предположил шут. – Она пустая, вот в нее всякое и попадает.

– Сам ты…

– Мальчишка из цирка? И все?

– Я отвечу на ту часть вопроса, которую ты не задала. – Шут печально улыбнулся. – Да, Король знает об Иштар. Все Короли знают. И не спешат делиться этим знанием.

– Как давно?

– В пустыне всегда происходило… странное. Далеко не все ее Дети умеют скрывать свои умения – так что понадобилось не так много времени, чтобы сложить два и два. Надо же, из девочки и правда сыпется песок.

– Ничего удивительного, она в нем валялась. – Рассеянно бросила Би. – Но если он знает об Иштар, то как насчет тебя?

– Ребенка Иштар не так просто опознать. Пользуясь техникой Крепостей – невозможно, даже если вскрыть труп. Ее вмешательство слишком глубоко, и обширно – хотя, я думаю, об этом ты знаешь лучше меня. Король слышал о Детях, и до него доходили слухи о Богине – но она никогда не действовала настолько агрессивно, до этого момента. Вмешавшись в вашу судьбу, она начала новый виток истории. То есть, эти события смогут стать историей, если о них хоть кто-то узнает.

– И чего ждет Король?

– От вас? Поддержки против Небесных, я полагаю. Сейчас у нас общий противник. – Монти выпустил плечи Суонк, и встряхнул руками. – Похоже, что благодаря вмешательству Неро он отнесся к тебе очень серьезно. Его сын – лучший из лучших, и его отчет наверняка уже у Короля.

– Кажется, они не ладят?

– Я бы не заговаривал об этом с Королем. – Осторожно ответил Монти. – Иногда, при упоминании Неро он ведет себя… непредсказуемо.

– А я бы тоже чет пожрала. – Тихо произнесла Суонк, ежась под задумчивым взглядом Би, и та слегка нахмурилась, будто в первый раз увидев ее:

– Ожила? Быстро в душ!

– Зачем?! – Попыталась возразить Суонк, тем не менее вставая и берясь за широкий кожаный пояс. – Заболеть же можно…

Би молча пересекла зал, распахнула дверь в ванну, и указала на нее кивком:

– Живо!

– С тобой? – Суонк испуганно взглянула на Мириам, видимо ища поддержки. – Ты же уже с ней там была! Зачем еще и со мной?

Вероника издала невнятный булькающий звук, абсолютно неуместный в электронном пространстве. Би вздохнула, снова пересекла зал, ухватила Суонк за загривок, и потащила в ванну. Та успела только возмущенно пискнуть – ее ботинки скрипнули по полу, Би развернула ее и впихнула в дверной проем.

– Эй! – Суонк с трудом восстановила равновесие и обернулась. – Да я же честно не по этому делу, сестричка…

– Надеюсь, ты сможешь помыться сама? – Медленно, с очень опасной интонацией в голосе спросила Би. Испуганно глядя на нее, Суонк кивнула, и Би молча захлопнула дверь.

– Где ты училась обращаться с детьми? – Монти встал с дивана, потягиваясь. – В казарме?

– «Какой это тебе нахрен ребенок?»

– Трудный? – Предположил Монти. – Но кто я такой, чтобы критиковать ваши методы? Позвольте, я лучше закажу вам завтрак.

– У меня есть к тебе просьба…

Мириам встала, прижав яблоко к щеке. Было очень приятно ощущать его бок, округлый и теплый. Так же, как прикосновение солнечных лучей к босым ногам, шершавую ткань халата, слишком сильно стянутого в поясе, капли воды, стекающие с непросохших волос по груди и спине. Все то, от чего она почти готова была отказаться.

Снова быть живой.

Мириам улыбнулась сама себе, с хрустом откусила кусок яблока – и поняла, что Би смотрит на нее. Яблоко оказалось безвкусным, но сок освежал.

– Нам нужна помощь со способностями Мириам.

– Мое основное умение – ладить с людьми. – Шут задумчиво раскрыл огромный веер. – Риордан не учил меня обращаться с активными Талантами.

– «Железки нет рядом. Кто еще?»

Монти оценивающе взглянул на Мириам:

– Я бы предположил, что вы и так знаете нужных людей. Вы прибыли в город с цирком, который сейчас разворачивается на площади. Возможно, я не умею обращаться с Талантами – но замечать их меня учили.

– Мари и Мона? – Догадалась Мириам. – Но я и правда не понимаю, что они могут. До сих пор, хотя видела несколько раз. У меня нет… я даже слов таких не знаю.

– Зато у них есть слова. – Розовый веер хлопнул, снова складываясь, и Монти прижал палец к переговорнику, явно прислушиваясь. – Они полны этих слов, как и полагается книгам. Да, слышу, не визжи! Снизь тон! Отдайте им под репетицию северную площадку. Зеваки? Пусть смотрят, снимите кусок для новостей – выберите момент поярче. Нет, лучше сам попроси, чтобы блондинка подольше целовала рыжую, мужчинам это понравится. Все, я скоро буду, постарайся обойтись без истерик! Так о чем мы… их способности не важны. Мириам, я тоже не знаю, что они могут – но их этому учили, и я попрошу их помочь тебе.

– Наверное, мне стоило спросить самой. – Мириам взглянула на Би, потом на окно. Смутное беспокойство внезапно наполнило зал, заставляя оглядываться в поисках его источника. – Но я просто не догадалась. Мы много говорили с ними, но совсем не об этом.

– Еще не поздно. – Ответила та. – Я заметила, что вы легко находите общий язык.

– «Они и правда как будто из другого мира. Я предпочла бы обычные книжки. Со страницами.»

– Ладно. Тогда что насчет посланника, Монти? Когда нам его ждать?

– Затрудняюсь… – Шут снова поднес руку к уху. – Он может быть уже рядом. Я на это надеюсь, потому что мне нужно быть на площади в самое ближайшее время.

– Что там, Мириам?

– Там…

Мириам осторожно обошла ткань, расстеленную посреди зала, между ней и Би – вроде мягкого и очень толстого одеяла с узором из листьев и птиц. Пол, разогретый прямыми лучами солнца, был гладким и горячим, почти как песок. Вслушиваясь в свои ощущения, она пошла к окну, пытаясь понять, что же беспокоит ее в открывающейся панораме.

Дома? Движение над ними, черточки людей с крыльями? Разноцветные кары на улицах? Нет, она все это уже видела. За окном было нечто другое – знакомое, напоминающее о вечере, или ночи, страхе, запахе чая и движении, стремительном рывке в темноту.

Она почти пробежала последние несколько шагов, разглядывая широкую площадку за прозрачной дверью, огороженную дымчатыми искрящимися перилами – огромный балкон, почти невидимый с середины зала, скрытый яркими бликами. И за толстой колонной слева, отделяющей его от окна ванной, увидела это…

Искаженный блик в столбе света, точно воздух, дрожащий над разогретым песком, и обретший человеческую форму.

– Мириам? – Прозвучал позади голос Би.

– Он здесь!

Блики дрогнули, фигура шагнула вперед, и поклонилась Мириам, одновременно меняя цвет.

Белые, как молоко, полоски побежали по груди странного существа, заливая, выделяя из солнечных лучей его руки в белых перчатках, брюки с золотым кантом, и ряды блестящих пуговиц. Последним раскрылось лицо – невидимая маска лопнула, разойдясь, будто цветок. Упала на лоб непослушная прядь черных волос, сверкнула золотая сережка в ухе.

Молодой человек в белом закончил поклон, улыбаясь, без тени насмешки. Теперь его одежда выглядела настоящей – белые брюки и что-то вроде очень узкого пиджака с золотыми нашивками. Только иногда по ткани пробегала легкая рябь, выдавая иллюзию.

– Джордан! – Сказала Би за спиной у Мириам. – Я не удивлена. Снова решил остановить нас?

– Совсем напротив. – Серьезно ответил тот, и Мириам почувствовала его тревогу, внезапную и такую яркую, что ей захотелось его утешить. – На этот раз я сам буду вашим проводником.


Интермедия IV.


Сначала Таня честно пыталась молиться.

Но место было совершенно неподходящим. За широким, во всю стену, окном, без конца проносились разноцветные кары, отбрасывая в комнату резкие блики, попадающие в глаза, и мешающие сосредоточиться. Как назло, в комнате было только одно кресло, удобное, но стоящее почему-то поперек, боком к окну. Таня решила усесться в него, несколько раз пройдясь перед окном, и полюбовавшись блестящими башенками, за речкой из каров. И обнаружила, что солнце, едва заглядывая в комнату, отражается в стене напротив, покрытой черным стеклом. Крепко зажмурившись, она немного поерзала, устраиваясь – а затем у нее под локтем, в подлокотнике кресла, что-то поддалось с едва слышным щелчком, и комнату заполнил глубокий человеческий голос:

– …и сейчас мы готовимся освещать второе событие этой недели – возвращение в Атланту цирка Руби Джина. Этот визит проходит под покровительством самого Короля, и Монтгомери Шаллоу, любимый нами королевский распорядитель…

Таня распахнула глаза, и крепче вжалась в спинку кресла. На стене напротив, прямо в стеклянной поверхности, светился широкий прямоугольник. Вроде еще одного окна, заполненного огромной говорящей головой с блестящими черными волосами и бородкой. Человек говорил, а за ним двигались огромные дома, кары, видимые сверху, а затем – целая процессия смутно знакомых Тане грузовиков, разрисованных яркими красками.

– …уже успел обмолвиться о том, что это шоу перевернет всех нас вверх ногами – а уж он понимает в этом толк. Так что если у вас есть время, и совсем немного лишних кредитов – веселый вечер на площади Основания вам обеспечен! Для тех же, кто останется дома, и будет, как сейчас, смотреть в свои экраны…

Таня шевельнулась, под локтем снова щелкнуло, и голос стих, но человек в окне продолжал шевелить губами, указывая на разворачивающиеся грузовики. Она подняла руку, рассматривая подлокотник – там, в твердой прозрачной поверхности утопали разноцветные кнопки, с цифрами и значками. Почти как у кара, только больше кнопок. Наверное потому, что таким окном сложно управлять.

Она осторожно встала с кресла, и отошла от него подальше. За ближайшей дверью размещалась большая ванна и туалет – но умыться она уже успела, а окно, в котором теперь танцевала почти раздетая девушка, и быстро мелькали буквы, немного пугало ее.

Наверное, таким и полагалось быть дому прайма – странным, и немного пугающим. И висящим на стене, у хайвея, изогнутого дугой, точно гора, или неправильный мост. Неро объяснил ей, зачем ему жить в таком месте – праймы часто живут у стен, там, где они быстро могут попасть к своим машинам, боевым карам и джетам. На вопрос, где же прячутся джеты, он показал на узкое, как игла, здание неподалеку – Таня даже не смогла понять, насколько оно далеко, глядя через темное окошко кара. На верхушке здание расширялось, точно тарелка, и именно туда, по словам Неро, опускались крылатые машины – почти как птицы в гнездо. Она было подумала, что и их кар направляется к этому механическому насесту – но вместо этого он свернул, так резко, что весь город закружился вокруг нее. И через минуту оказался под стеной, у странного, наполовину прозрачного дома, с маленьким садиком, висящим над другими домами, далеко внизу. Она заметила это не сразу. Следуя за Неро между аккуратно подстриженными кустами, она пыталась сосредоточиться хоть на чем-то – слишком уж все вокруг было странным и необычным. И лишь у дверей заметила, что за ограждением цвета медных проводов простирается пустота – воздух, пронизанный солнцем.

Широкое окно в ее комнате смотрело прямо туда, на лежащий внизу город, во втором окне танцующая девчонка сменилась поющей, в ярком розовом платье, и молиться в этом месте было совершенно невозможно. Прайм сказал ей умыться, и посидеть в комнате, но она совсем не была уверена, что он не забыл о ней – слишком уж странно он на нее при этом смотрел.

И вообще, они, похоже, остались одни в этом странном доме, в котором, несмотря на близость хайвея, не было слышно ни звука. Наедине, с таким странным и опасным человеком. Может быть, остаться с ним не было таким правильным решением, как ей казалось? Или наоборот – так было правильнее? Если бы он относился к ней не как к ребенку, а как к девушке… например той, с которой он говорил на платформе. Или он и так не считал ее ребенком? Но если он забыл – тогда это вдвойне обидно…

Она осторожно приоткрыла дверь, и выглянула наружу – в пустой коридор, по которому недавно провел ее прайм. Один конец коридора выходил в прихожую – просторный зал с несколькими дверями, и черной блестящей плиткой на полу, похожей на застывшую смолу. В другом конце что-то светилось, отражаясь в стенных панелях, слишком гладких, чтобы быть деревянными.

В конце концов, что могло быть плохого в том, чтобы немного прогуляться? Она же совсем взрослая, и не собирается уходить – просто посмотрит, как он живет здесь.

Дверь щелкнула у нее за спиной – и больше ничего не случилось. Не забили колокола, не зазвучала тревога. Дом продолжал спать, и она встала на цыпочки, чтобы не разбудить его. Блестящая плитка под ногами совсем не скрипела, и была твердой, как камень. Истрепанные ботинки Тани, подаренные ей Пионой, смотрелись на этом фоне страшно, но других у нее не было. Свет в конце коридора приблизился, стал ярче – и она поняла, что это еще одно окно, которым он заканчивается, вместо стены. Свет, разбиваясь на полоски, пробивался сквозь лестницу – изогнутую, неудобную с виду, уходящую в узкий колодец на потолке. Таня некоторое время разглядывала ее, задрав голову.

Ступеньки выглядели надежными, а за ними, в окне, не было ровно ничего нового – все те же улицы и длинные дома, торчащие, точно сосульки, намерзшие на водостоке. Атланта была такой большой, что не помещалась в голове, ее никак нельзя было охватить одним взглядом и понять. Уже поднимаясь по лестнице, Таня начала проговаривать про себя вопросы: почему машины такие разноцветные, отчего улицы изгибаются вверх, зачем мосты если нет рек, почему в небе нет джетов, зато есть маленькие крылатые штучки…

Лестница выходила в следующий коридор, может быть, чуть короче – все те же плиты под ногами, и приоткрытая дверь в конце, пропускающая лучик света с мелькающими в нем тенями. Таня прижалась плечом к стене, рассматривая это движение. Там, за дверью, шевелилось что-то большое, оттуда слышались шаги и звучали голоса – не слишком отчетливо, но достаточно громко для того, чтобы захотелось приблизиться и краешком глаза заглянуть в комнату.

И увидеть Неро, стоящего к ней спиной, босиком, в свободных брюках и с черным полотенцем в руках – словно он был в душе, и его позвали. Рассмотреть его мускулистую спину, иссеченную тонкими белыми рубцами, правильными и не похожими на шрамы – скорее на рисунки, красивые и пугающие одновременно. Разглядеть часть комнаты, темной, с высоким потолком, выгибающимся вверх, и множеством вещей во всех углах – торчащими из темноты рычагами, низенькими креслами, мигающими панелями, неряшливо застеленной кушеткой посреди светлого круга. А главное – с огромным лицом в светящемся окне перед Неро.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29