Иван Константинов.

Крепость лжецов



скачать книгу бесплатно

Кто мог захотеть убить… это? Неужели никто из тех, кого она рвала зубами, била ногами и стреляла – не видел ее такой? Неужели ни у кого она не вызвала настоящей жажды – не овладеть, а оставить с собой навсегда?

Запечатлеть?

Мириам закрыла глаза, потом, словно этого было недостаточно, прижала к ним ладони.

– Что со мной? – Спросила она вслух. – Это потому, что я видела столько чужих мыслей? Теперь и я думаю иначе? Поэтому мне так противно?

Она попыталась скопировать тон Сломанной Маски, но у нее не очень получилось. Сколько сознаний пришлось увидеть ему, чтобы они победили в Хоксе? Тысячу, или больше? Ей хватило чуть больше десятка, чтобы захотеть умереть.

– Они разрывают меня. – Пожаловалась она темноте. – А я не могу от них убежать, потому что они внутри. Слишком много памяти сразу.

Она сжала виски, обхватывая голову, вглядываясь в себя, в глубину, из которой поднимались чужие слова и чувства. Ей пришлось приложить незнакомое и яростное усилие, чтобы клубящаяся темнота уступила место смутно знакомой картине – будто собранной из кусочков, которые она уже видела раньше.

Это была шахта, глубокая, лишенная дна, во много метров шириной, из древнего серого бетона. Мириам различала каждую трещину на ее стенах, ощущала их толщину – четыре или пять шагов. Надежные стены, способные выдержать что угодно. Через каждые несколько метров в них зияли двери, округлые заплаты из толстого ржавого металла, открытые и закрытые. Тысячи дверей, по пологой спирали уходящих все ниже и ниже.

За дверями хранились воспоминания.

Мириам, паря в центре шахты, ощущала их – за железными створками и бетоном, ожидающие ее приказа. Некоторые бились, надеясь сломать двери, а другие покорились уже давно.

Часть дверей не закрывалась никогда.

Опускаясь в шахту, все ниже, Мириам чувствовала движение, зарождающееся в глубине. Как открываются все новые и новые створки, впуская в себя то, что она не хотела ни видеть, ни слышать, как двигаются толстые поршни, удерживающие двери, со звоном входят в пазы тяжелые зубья надежных замков. Она закрывала чужие воспоминания, изолируя их, раскладывая по камерам, запрещая им доступ к своей душе. С каждым щелчком замка ее покидало нечто чужеродное – слова, ярость, похоть, оставаясь за дверями и толстыми стенами. Это походило на обычную уборку: собрать игрушки и осколки тарелок, разбросанные по полу, и закопать на заднем дворе, чтобы никто не поранился. А еще совсем рядом хранилась память, оставленная Джино, и Мириам было немного обидно, что теперь оставленные им подарки делят это место со всякой гадостью.

– Прости, Джино. – Сказала она, открывая глаза. – Но так нужно было сделать.

– Джино? – Спросила Би у нее за спиной.


Интермедия IV.


Гладиатор стоял, взметнув над левым плечом длинный меч. Лучи света, пробиваясь сквозь решетчатый купол павильона, сверкающими шрамами пересекали его грудь и живот.

Под солнцем зеленый мох и мелкие трещины проступали сильнее.

Камень на правом наплечнике источился, его край, прикрепленный белым цементом, грозил отломиться от неосторожного движения.

Джордан предпочел не рисковать, и, ухватившись за ухо статуи, перебрался на левое плечо, для чего ему пришлось нырнуть под массивное каменное яблоко на рукояти меча.

Левый наплечник, переходящий в огромную трапециевидную мышцу, казался значительно надежнее. Прайм устроился там, и контейнер на его спине раскрылся с едва слышным щелчком, высвобождая короткоствольный игольник.

Джордан повел оружием из стороны в сторону, отмечая возможную линию огня. Очертил усыпанную гравием площадку в четырех метрах внизу, фигуры пяти статуй вокруг, и верхний край ближайшей стены павильона, через которую перебрался несколько минут назад. Ветер чуть слышно шевелил листьями на деревьях, рассаженных в иллюзорном беспорядке, поднимал легкую пыль над дорожками, подходящими к площадке с четырех сторон, и доносил из-за стены шум близкого хайвея.

На круглом каменном столе, стоящем посреди площадки, в компании пары стеклянных кубков выдыхалась початая бутыль вина.

Оставалось только ждать.

– «Я на позиции.» – Сообщение Джордана ушло шифрованным пакетом, маскируясь под радиошум города. Ответа не последовало. Чуть подавшись вправо, он положил игольник под выпуклый затылок огромного гладиаторского шлема, пряча от посторонних глаз. Ждать он умел хорошо.

Три минуты спустя из глубины сада, скрытого за северной стеной павильона, показалась группа людей. Они шли не торопясь: пятеро наемников в серой броне, следовали за гигантом в поношенной кожаной куртке с металлическими вставками – живой копией статуи, на плече которой притаился Джордан.

Еще один человек, почти такого же роста, как и Арго, вошел в павильон с противоположной стороны, и теперь двигался им навстречу. Прайм даже не повернул к нему голову – с хозяином павильона и сада он был отлично знаком.

Сейчас его интересовал именно Арго – загоревший, небритый, приближающийся к каменному столу с небрежной плавностью, пугающей в человеке его габаритов. Привыкнув читать людей, словно открытые книги, Джордан вглядывался в него, не в силах понять – куда делся человек, которого он, следуя королевскому приказу, всего три недели назад тайно сопровождал до ворот Хокса? Взгляд, походка, и даже ухмылка, мелькнувшая в ответ на шутку командира наемников – все осталось прежним, но в то же время изменилось, почти до неузнаваемости.

Хозяин, привалившийся к столу с другой стороны, видимо, пришел к похожему выводу. Его руки дрожали, бутыль звенела горлышком о край кубков, когда он разливал вино.

Арго остановился напротив. Правый бокал опрокинулся, поддавшись под неловким движением, и с печальным звоном упал на гравий.

– Выпьешь? – Не слишком уверенно спросил Грегори Блант, водружая бутыль обратно на стол. Золотые кольца, унизывающие толстые пальцы, со скрипом прошлись по стеклу. Такой же высокий, как Арго, он выглядел обрюзгшим, и округлый живот тяжело колыхался над широким кожаным поясом, выдавая каждый его вздох.

– Не хочу. – Ответил Арго. Наемники разошлись полукругом позади него, будто почетный караул, и гладиатор зло улыбнулся:

– А ты чего с пустыми руками?

Блант не спеша окинул взглядом павильон, собираясь с мыслями. Джордан, приникший к плечу статуи, почувствовал легкое беспокойство – как если бы магнат мог видеть сквозь оптический камуфляж. Но секунду спустя тот смотрел в противоположную сторону – на статую обнаженной женщины с высокой прической и развернутым веером в руках.

– Помнишь, когда ее делали?

– Да. – кивнул Арго. – Кэллахан лепил такую же, но маленькую, чтобы потом по частям делать из камня. А она стояла все это время с этой дурацкой штукой, голая. Ты все норовил показать ее гостям – вроде никто не знал, какая красотка у тебя жена. Ну и орала же она…

– Виктория была сукой, Арго. – Констатировал магнат, и тяжело вздохнул. – Не удивлюсь, если она и с Кэллаханом спала.

– А еще она была женой моего друга. – Гладиатор опустил глаза. – Скажи кто про нее такое – остался бы без челюсти.

– Друга?

Арго не ответил, все так же разглядывая стол. Блант поднес кубок к губам, взглянул на него – и с силой запустил в статую женщины.

Вино брызнуло в стороны, как кровь, растекаясь по совершенной каменной груди.

– Отойдите. – Неожиданно тихо проговорил магнат, и наемники отступили к краям площадки.

– Я много дал тебе. – Собравшись с мыслями, заговорил Блант. – Кары, девки, эта гребаная статуя… Знаешь, почему? Ты был единственным из этой жадной толпы, что вечно истекает слюной и завистью у ног нашего Короля, кто в этом не нуждался! Словно эта статуя, ты возвышался среди людей, плевал на их желания и нужды, жил по другим законам – чтобы драться, завоевывать, побеждать. Только у тебя жизнь была настоящей, а желания – правдивыми. Ты брал что хотел, и отбрасывал то, что тебе не требовалось. Настоящий человек, которого я пригласил в свой дом потому, что это показалось забавным…

Он поднял бутыль со стола и отпил из горла, вино плеснуло на белый кружевной воротник.

– Знаешь, что такое «обезьянка»? – Неожиданно спросил Арго.

Блан поставил бутыль на стол, глядя на гиганта с изумлением.

– Это… животное?

– Да, из тех, что не пережили войну. Они были похожи на маленьких человечков, вот такого роста, и их вроде как держали дома – для развлечения.

– Что ты…

– Я прочитал об этом в книге, Грег. В твоей коллекции… – Арго указал пальцем в глубину сада. – Там много книг. Я бы никогда не смог прочесть их все – но я учился. А ты никогда не спрашивал об этом – и правда ведь, что делать животному в библиотеке?

– Арго…

– Говоришь, настоящий человек? А ведь шесть лет назад, когда мы встретились, мускулов у меня было куда больше, чем мозгов. Но зато я мог трахать баб, на которых у тебя не хватало сил, пить вино, которое в тебя не влезало, засыпать на ковре у тебя в обеденной зале – и это было смешно, верно? Настоящего человека, Грегори? Показалось забавным? Для забавы приглашают девок… или вот, обезьян.

Блант нахмурился, и Джордан положил руку на рукоять спрятанного игольника.

– Но знаешь, что еще смешнее? – Продолжал Арго. – Что я тебе благодарен. Пусть я и был домашним зверем в твоем доме – но ты говорил со мной, как с человеком. Здесь, в этом доме, никто не таращился на меня. Не удивлялся, что я копаюсь в твоей библиотеке, гуляю по этим аллеям, сижу под деревьями, или слушаю твои переговоры с партнерами. Я очень многому научился здесь, просто потому, что ты позволил.

– И чем же это закончилось? – Блант смотрел на него со все возрастающим изумлением. – В чем же я ошибался? Возможно, тебя стоило держать в клетке и на поводке?

Джордан осторожно потянул игольник на себя. Арго не отвечал, в упор глядя на Бланта.

– Так и держали. – Сказал он наконец очень тихо. – Долго. Хорошо, что ты напомнил.

– Что?

– Один мудрый человек сказал, что я не стану мастером, если не смогу победить зверя в себе. Того самого, который так нравился тебе – тупого, кидающегося на всех встречных. И не умеющего отвечать за свои поступки.

– Но ты убил ее! Сломал ей шею…

– И убежал, потому что струсил, Грег, потому что не знал, как смогу взглянуть тебе в глаза. – Гладиатор наклонился к Бланту. – Но вот, смотрю.

– У зверя проснулась совесть? – Блант не выдержал и отвернулся.

– Зверю она не нужна.

– И это твое оправдание?

– Нет. Я рассказал гвардейцам правду – я был после боя, мне было больно, кровь горела. Пришел из госпиталя, отсидеться в твоей мансарде. У дома меня ждала толпа, и я боялся, что опять кому-то врежу – страшно чесались кулаки. Завалился на кровать, но спать не мог, и крикнул, чтобы принесли еще виски. А его принесла Виктория. Не помню, как она забралась сверху – наверное, вырубился на минуту. Я даже не понял, кто это – просто ударил, и сбросил в сторону… а там стояла эта гребаная тумбочка из каменного дерева.

– Ты лжешь! Я помню, как ты на нее пялился!

– На Викторию смотрели все, Грег. Она была одной из трех самых красивых женщин Атланты! Конечно, я пялился на нее. Но она была твоей женой! Подумай сам – с чего мне было ее бить? Да пойми я, что это она…

– Что, Арго?

– Я думал об этом потом. Чего ты не дал ей, Грег, что она пришла? И что бы ты сделал, когда узнал?

– Заткнись!

– Или ты знал – и думал, что я не прогоню ее? Хотел, чтобы я трахал твою жену, как тех девок, что ты покупал?!

Блант провел рукой по лбу, вытирая пот, затем ударил ладонью по столу:

– Хватит! Я не собираюсь говорить с тобой об этом!

Арго расхохотался, и его смех породил гулкое эхо между статуями, заставив вздрогнуть предводителя наемников.

– Да я уже понял. – Теперь он улыбался. – Подумать, а я ведь и правда взял бы ее за шкирку, и выкинул за дверь – первую красотку Атланты. Я пришел сюда, потому что хотел глянуть тебе в глаза, и рассказать все сам. Думал – ты поступишь как мужик, но когда увидел твои пустые руки и ты начал заливать мне про «настоящего человека» … Тебе же нахрен не сдалась правда, Грег? Все это время, пока я считал себя последней мразью, убежавшей, вместо того чтобы ответить за свой поступок, пока я боялся посмотреть в глаза людям… ты же все знал, да?

– Я подчинился приказу Короля. – Тихо ответил Блант. – Его люди признали, что это несчастный случай. И если бы ты не сбежал, то знал бы – никто не считает тебя виновным.

– Надо же. – Улыбка гладиатора стала еще страшнее, превращаясь в гримасу. – Выходит, у меня все же много общего с этой статуей, да? Я ведь пришел к тебе как каменный герой – к другому, такому же. Чтобы вернуть долг, расплатиться сполна за то, что сотворил. А выходит, что мы вовсе не из камня. Я убил девчонку по пьяни, как последняя мразь, а ты сразу же забыл об этом, верно? Ведь то, о чем ты хочешь меня попросить, теперь куда важнее памяти твоей жены?!

– С чего ты взял…

– А с чего тогда весь этот цирк?! – Гладиатор широким жестом обвел сад и наемников, застывших в десяти шагах с оружием наизготовку. – Да мне Бриждес чуть задницу по дороге не вылизал! А ты без оружия – хотя я на твоем месте уже минут десять как пинал бы труп. Ты хочешь поговорить… но не о том, о чем подумал я. Может о проблеме твоих друзей на небе, с которыми ты торгуешь?

Блант кивнул Бриджесу, и секунду спустя в спину гладиатору уставились дула пяти игольников.

– А что, если так?

Арго широко улыбнулся, не глядя на наемников:

– Им я себя прикончить не дам… друг. Пусть даже не пробуют.

– Меня предупредили. Сказали, что ты мог стать другим.

– Люди меняются, когда сильно этого хотят, Грегори.

– Мне нужны твои спутницы, Арго – или хотя бы одна из них. Тебе достаточно будет провести моих людей. Я заплачу любые деньги. Ты сможешь купить этот гребаный город в долине, который ты защищал – если он еще тебе понадобится. Купить всю долину. Ставка очень высока!

– Да, Грег. – Гладиатор выпрямился, и покачал головой, разминая могучую шею. – Я же тебе должен…

– Вот именно! – Блант ткнул в его сторону пальцем. – Но я забуду все, ты сможешь мне отплатить!

– Я тебе должен, Грег. – Арго словно не услышал его слов. – И только поэтому не отверну тебе башку.

Джордан улыбнулся под маской, и наклонился вперед, готовясь к прыжку.

– Что ты сказал?!

– Ты не первый, которого отправляют за ними. Только сегодня отряд рейдеров в двадцать рыл пытался забрать Мириам. Столько мужиков – одну девочку, Грег! От них остались головешки – им повезло, что я вовремя не приехал. Потому что я бы порвал их на части, Грег, как и любого, кого пришлет небо! Так им и передай!

– Ты сам им это скажешь. Бриджес, удваиваю вашу ставку. Прострелите ему ноги.

Джордан вскинул игольник – но на площадке словно взорвалась бомба. Двухсот килограммовый каменный стол подпрыгнул и перевернулся под ударом Арго, падая на подставленное им плечо. Блант опрокинулся навзничь с утробным горловым звуком, иглы с визгом ударили в камень, рикошетируя – и гладиатор врезался в группу наемников, используя стол как огромный щит. Захрустели кости, столешница треснула, расколовшись на три части, а Бриджес отлетел на траву между деревьями. Пара наемников, оказавшихся в стороне, продолжали стрелять, попав в гладиатора не менее четырех раз – но его это не остановило. Треугольный кусок столешницы врезался одному из них в колено, а затем, повернувшись плашмя, прошелся по лицу второго.

– Охрана! – Утробно закричал Блант.

Джордан мягко приземлился рядом с Арго. На долю секунды сад озарила вспышка мертвенного белого света, превратив его в мешанину рублено-черных теней и угловатых силуэтов. Голос прайма, пропущенный через усилитель, прогремел на весь павильон:

– Именем Короля, бросить оружие!

– Только тебя тут не хватало…

Джордан слегка повернул голову в сторону Арго, на которого, похоже, не подействовал флеш-модуль. Его игольник сухо щелкнул, разбив прицел на оружии Бриджеса, слепо водящего стволом перед собой.

– Этот человек идет со мной!

– Я иду по своим делам. – Гигант отшвырнул окровавленный обломок стола, и подошел к Бланту, растеряно моргающему слепыми глазами. – Вот так все и заканчивается… друг. Ты мог пристрелить меня – такой шанс я тебе дал. Больше я тебе ничего не должен.

– Дьявол побери твою…

– Король будет очень благодарен, если ты, Грегори Блант, ответишь на несколько вопросов. – Расплывчатый силуэт прайма внезапно оказался рядом с магнатом, и электронный голос упал до шепота. – О твоих небесных друзьях. Тебя, Арго, я найду позже – если не умрешь от ран.

– Царапины. – Арго провел ладонью по прорехам на куртке. – У меня есть еще пара долгов в этом городе. Где меня искать ты знаешь сам.

– Конечно. – Мерцающая маска наклонилась ближе к магнату. – Думай быстро, Грегори, я тороплюсь.

Арго смерил взглядом прозрачный силуэт прайма, оглядел площадку, сад, поднимающихся наемников. Затем шагнул назад, и со страшной силой ударил статую гладиатора ногой в бедро.

Нога статуи треснула у колена, огромная фигура покачнулась, и с грохотом рухнула, круша стену павильона. Стекло крыши посыпалось на траву, и в проломе взметнулось облако красной кирпичной пыли.

– Мне она никогда не нравилась. – Сказал гладиатор, ни к кому не обращаясь, и легко пробежал по лежащей статуе. Уже стоя в проломе он обернулся на Бланта и прайма. Джордан склонился над тем еще ниже, губы магната едва заметно шевелились, но Арго чувствовал взгляд прайма – то ли удивленный, то ли изучающий.

Гладиатор кивнул ему, и прыгнул за стену.

Ни одна из модификаций не могла помочь ему прочесть сообщение Джордана, упавшее вслед за ним в радиошум города, и закодированное уникальным кодом Короля:

– «Блант на крючке, сир, двигаюсь к точке встречи с опозданием. Вы были правы – Титан теперь один из них.»


II.


Несколько секунд Мириам рассматривала одеяние Би – короткое белое платье из ткани, напоминающей толстое покрывало с вкраплениями розовых цветов. Воительница тоже окинула ее внимательным взглядом – похоже, ища на теле отметины утренних событий.

– Прости. – Наконец проговорила Би, смутившись. – Ты не отвечала на стук…

– Я думала. Это… ты меня научила. – Сказала Мириам. Образ шахты для воспоминаний все еще стоял у нее перед глазами, и ей пришлось опереться руками о зеркало, чтобы удержаться на ногах.

– Думать? – Удивилась Би.

– Идти в ванну, когда тебе плохо. Вода и правда помогает…

– У тебя что-нибудь болит?

– Нет. Я странно себя чувствую, но это, наверное, от пара. – Покачала головой Мириам. – А что это на тебе?

– «Это халат. Идиотский.» – Ответила Вероника. – «Но у нас не было настроения расхаживать перед шутом в полотенце.»

– Халат?

– Такая одежда. – Сказала Би. – А раньше… куда ты шла, когда было плохо?

– Где потемнее – в кладовку, или в угол на кухне. – Мириам задумалась. – А тут и места темного нет, с этим окном и зеркалами…

– И мне здесь не уютно. – Призналась Би, отступая к бассейну и рассматривая ванну. – Как будто действительно раздеваешься перед окном.

– А разве это не окно?

– «Поляризованное стекло.» – Непонятно пояснила Вероника. – «Видишь, как преломляется свет? Снаружи эта плита не прозрачная.»

– А я все равно не волновалась. – Мириам наконец отстранилась от зеркала. – Все эти большие дома… они так далеко.

– Шесть шпилей. На три больше, чем было в Чикаго. Технологию для постройки таких высоких домов передали Крепостям всего пять лет назад.

– Они красивые.

– Эти платформы на верху у каждого – площадки для джетов. Выступы под ними – консоли тяжелых орудийных башен, достающих от стены и до… горизонта.

– «А еще они горят.» – Добавила Вероника. – «Превращаются в такие высоченные дымные свечи, и рушатся…»

– Замолчи!

Би резко повернулась, влажные черные волосы рассыпались по плечам. Не зная, что сказать, Мириам молча взяла с полки большое синее полотенце, развернувшееся у нее в руках в такую же одежду, как на Би.

– Прости. – Сказала та, наблюдая за ее неловкими попытками вытереть голову. – Я не очень хорошо подхожу для того… чтобы заботиться.

– «Смотря что понимать под этим термином.»

– Не смешно. Мы волновались за тебя. С утра, когда ты позвала, а потом я была уверена, что мы… потеряли тебя. Или вот-вот потеряем…

– Вы?

– Я, Арго, и даже эта болтунья у меня в голове.

– «О, голова – далеко не самое сильное твое место.»

– Я… Мы можем тебе помочь?

– Ну, ты же пришла. – Попыталась улыбнуться Мириам.

– Что?

– Иногда достаточно быть рядом. – Она задумалась, перебирая слова, как недавно перебирала воспоминания. – Нет, наоборот… это самое важное. Мне легче уже потому, что ты здесь. Помнишь, в Хоксе, тебе было плохо, в ванной, и я тоже пришла к тебе. Все повторяется.

– «Возможно, тебе нужна более конкретная помощь?»

– Я не знаю. Я никогда раньше не использовала этот… Талант.

– А я тем более ничего о нем не знаю. Твоя модификация отличается от моей – у тебя никогда не было прайм-линка.

– «Но есть особенные умения, которые, похоже, становятся сильнее.»

– Да. – согласилась Мириам. – Но я не умею ими пользоваться. Как с теми инструкциями к «Серафам».

– «Совсем наоборот – у нас нет «Серафов», но есть ты.»

– И ко мне нет инструкций?

Вероника рассмеялась, но Би, оставшись серьезной, шагнула к Мириам, заставив ту крепче вцепиться в странное полотенце.

– Ты не выбирала. Став праймом, я перестала быть человеком, превратившись в оружие на службе у Короля. Там, под развалинами космодрома, я пошла на еще одну сделку – но никогда не соглашалась на то, что тебя сделают ее частью. Тебе не нужно участвовать во всем этом, если ты не хочешь, то не должна…

– Неправда. – Сказала Мириам, и, уронив полотенце, уткнулась лицом в плечо Би. Та обняла ее, так же неловко, как когда-то, тысячу лет назад, на ступеньках Магистрата.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29