Иван Голик.

Другого выхода нет



скачать книгу бесплатно

О, Господи! Как я себя ненавижу!


Виктор Павлович Горяев давал последние наставления Сергею на финальный бой. Парень внимательно слушал своего сэнсэя, а сам смотрел на место на трибуне, где сидела Таня. Девушка сегодня была одета в красное платье с вырезом на груди, которое чуть-чуть прикрывало коленки. Волосы были собраны в замысловатую причёску, а в ушах блестели длинные серёжки. Она всегда была у него красивая, но сегодня он любовался ей больше обычного, иногда забывая даже, где находится.

– Сергей, ты меня слышишь? – задал ему вопрос Виктор Павлович.

Сергей промолчал и только подмигнул своей девушке.

– Сергей? – повторил сэнсэй.

– А? – как будто спохватился парень.

– С тобой всё в порядке?

– Да, – Сергей нехотя отвёл взгляд от Тани и посмотрел на мужчину. – Я в порядке.

– Ты готов? – Виктор Павлович положил ему руку на плечо.

– Да, – парень кивнул. – Я всё понял и абсолютно готов к бою.

– Тогда принеси нам заветное золото, – сэнсэй улыбнулся. – Давай!

Сергей махнул рукой Игорю, стоявшему неподалёку (тот молча кивнул ему головой, как бы желая удачи), и вышел на помост. Зрители в очередной раз встретили его появление громкими овациями.

В противоположном углу разминался его противник, Толя Хорошилов, обладатель первого дана и чемпион района прошлого чемпионата в более низкой весовой категории. Знатокам каратэ этот парень был известен не понаслышке, так как именно на том, победном для себя, турнире Толя установил несколько новых рекордов, одним из которых был даже самый быстрый нокаут.

Поэтому Виктор Павлович и пытался как можно правильнее настроить Сергея на этот бой, дабы тот невзначай не нарвался на сильную атаку противника.

Подумав о чём-то своём, Сергей обернулся к другу и спросил у того:

– Братишка, какой сейчас рекорд по нокаутам?

– Десять секунд, – ответил Игорь. – А зачем тебе?

– Да так, – неопределённо пожал плечами Сергей, – просто интересуюсь.

Он улыбнулся другу, подмигнул ему и повернулся к противнику. Толя находился в постоянном движении, не останавливаясь ни на секунду. Вид у него был такой, как будто он вот-вот растерзает своего противника. Только прозвучит сигнал к началу боя.

Сергей же, напротив, был невозмутим. Он только повернул головой влево, потом вправо, разминая шею, и, совершив все необходимые поклоны, занял свою обычную стойку.

Когда прозвучала команда к началу этого финального поединка, никто из присутствующих даже не успел сообразить, что произошло. Толя начал моментальное наступление на Соловьёва, но Сергей, изменив своей обычной тактике, пошёл ему навстречу. Выбрав подходящий момент и посчитав расстояние до противника, Сергей нанёс внутренний лоу-кик левой ногой, но Толя успел его не только заблокировать, но и поймать ногу соперника. А Сергею только этого и надо было. Совершив в воздухе невероятный пируэт с разворотом туловища практически на триста шестьдесят градусов, Соловьёв всем своим весом обрушил правую, ударную, ногу на голову противника.

Зал вздрогнул, а уже через секунду на помост полетели цветы в честь победителя этого боя, потому что Толя рухнул после такого смертоносного удара на пол без чувств.

А это значило, что Сергей Соловьёв стал не только чемпионом района, но и обладателем нового рекорда по быстроте нокаута.

С широкой улыбкой на лице Сергей развернулся к другу и сэнсэю и спокойно пожал плечами:

– Вот и всё!

Игорь рванулся к другу первым, за ним последовал и Виктор Павлович, но сверху, с трибун, уже бежал один из самых дорогих для него людей, чтобы броситься на шею и расцеловать своего ненаглядного и любимого человека.

Глава 4

Было чуть больше девяти часов вечера. Городок начал постепенно затихать после продолжительной дневной суеты. На улицах становилось всё меньше машин, последние автобусы делали свой маршрут до автопарка. В домах зажигались огни. Люди отдыхали в мягких креслах перед телевизором с чашечкой горячего кофе или чая в руке.

Крепко обнявшись, Сергей и Таня не спеша шли домой. Они покинули веселящихся в кафе друзей и решили уединиться.

Дул лёгкий ветерок. Листья шуршали на деревьях, как бы переговариваясь между собой. Из покинутого ими кафе доносилась ритмичная музыка, которая подсказывала, что вечеринка в самом разгаре.

– Куда мы идём, солнышко? – Сергей отдал девушке свою куртку, чтобы той было теплее.

– Я же тебе говорила, – ответила Таня. – Мама пригласила тебя на праздничный ужин, в честь твоей победы. Хочет лично поздравить тебя с этим знаменательным событием.

– Ну, – смущённо сказал Соловьёв, – мне как-то неудобно.

– Чего тебе неудобно? – засмеялась девушка. – Перестань. Мама старалась, наготовила всяких вкуснятин. Тебе должно быть приятно, что она так к тебе относится.

– Ну, мне приятно. Но… я не знаю.

– Я обижусь, если ты откажешься, – надула губки Таня.

– Перестань, солнышко, – успокаивающе сказал Сергей. – Мне приятно, но… это так неожиданно. А кто ещё у вас будет дома?

Девушка удивлённо посмотрела на парня.

– А тебе кто нужен?

– Ну, мне будет не по себе в компании двух красивых леди.

Таня засмеялась и крепче прижалась к своему парню. Она была неимоверно счастлива вот так неспешно гулять с человеком, который ей был очень дорог. Сегодня она испытала за него большую гордость и радость. И когда он поднимался на пьедестал почёта, и когда ему вручали главную награду соревнований, и, конечно, когда глава администрации их района лично вручал ему ценный приз.

Дверь в квартиру Таня открыла своим ключом. В прихожей света не было. Он горел только в гостиной, из которой лилась спокойная музыка. Людмила Борисовна, в шикарном синем платье, с глубоким декольте и открытой спиной, накрывала на стол, накрытый белой скатертью. Стол был сервирован на три персоны, поэтому Сергей сразу понял, что больше в их компании никого не будет, и снова почувствовал себя неловко.

Посреди стола стояла хрустальная ваза с благоухающими цветами, рядом – бутылка шампанского и три бокала.

Людмила Борисовна заметила ребят, топчущихся на месте в прихожей, и расцвела.

– Привет, ребятки, – радостно воскликнула она. – Что стесняемся? Проходите – мне как раз нужна помощь.

– Добрый вечер, Людмила Борисовна, – скромно сказал Сергей. – Большое спасибо за приглашение. Я… очень рад.

Он шагнул в гостиную, но опять остановился как вкопанный.

– Это я очень рада, что ты согласился, – Людмила Борисовна не переставала улыбаться. – Ты ведь у нас теперь суперзвезда, так что я боялась, что ты не придёшь.

Она расставила тарелки с закусками и салатами, потом обернулась.

– У меня всё готово, так что можете садиться.

– Чем-нибудь помочь? – смущённо спросил Сергей.

– Нет, – махнула головой Людмила Борисовна. – Ты открывай пока шампанское, а я сейчас принесу горячее – и садимся.

Женщина кивнула головой дочери, чтобы та помогла ей в этом, и они ушли в кухню. Сергей сел за стол, разглядывая его содержимое. Количеством еды, находящейся на столе, можно было накормить человек десять, поэтому парень понял, что вечер планирует быть долгим, и тяжело вздохнул.

В тот момент, когда он аккуратно откупорил бутылку шампанского и начал разливать напиток в бокалы, появились Людмила Борисовна и Таня. Девушка несла большую тарелку с картофельным пюре, по краям которой были разложены куски жареной курицы, а женщина несла бутылку красного вина и штопор.

– Людмила Борисовна, – улыбнулся Сергей, – вы же знаете, что я не пью. А тут и шампанское, и вино. С вами спиться можно.

– А я же тебя не пить прошу, – в тон ему ответила женщина, – а просто маленько выпить. – Они поставили всё на стол и сели: Таня рядом с Сергеем на табуретку, Людмила Борисовна чуть поодаль, на кресло. – Тем более повод хороший есть. Не каждый день, наверно, становишься чемпионом. А? Как ты думаешь?

Когда женщина садилась, её платье чуть приподнялось и открыло взору Сергея красивые ноги Людмилы Борисовны. Парень отвернулся и посмотрел на Таню. Она не заметила, что произошло, а только смотрела на Сергея и улыбалась ему. Соловьёв ей тоже улыбнулся и вновь повернулся к женщине.

Она уже привела платье в порядок, и теперь сидела вполне прилично. И тоже улыбалась.

– Так, – сказала она, – ухаживать за нами некому, так что прошу накладывать себе всё, что хотите, самим. – Она взяла в руки бокал с шампанским и встала на ноги. – А с меня первый тост. Предлагаю выпить за Сергея, за его блестящее мастерство, которое помогло сегодня показать потрясающий бой и выиграть. За тебя, Сергей! Ты – молодец!

Пока женщина говорила, Сергей с Таней тоже поднялись, они чокнулись и сделали по глотку шампанского. Потом сели за стол и стали есть.

Всё было очень вкусно и замечательно, но Сергея не покидало какое-то чувство неудобства, которое возникло сразу, когда Таня завела речь в кафе о том, что Людмила Борисовна пригласила на ужин. Но он не мог ни отказаться, ни теперь просто уйти – это очень сильно обидит Таню и её маму, ведь для них это было очень приятно.

Он решил себя вести естественно, как всегда вёл себя в любых компаниях, поддерживать все разговоры, которые заводила Таня или её мама, и вообще «быть проще». Выпитое шампанское немного в этом помогло, и через пять минут после начала ужина парень уже был в своей тарелке.

Он шутил, рассказывая разные истории и анекдоты, Таня и Людмила Борисовна искренне смеялись, и Сергей совсем раскрепостился. После шампанского они открыли вино; закуски, салаты и горячее постепенно исчезали из тарелок. Да и время текло совсем незаметно.

Около полуночи Таня почувствовала лёгкое недомогание и поднялась из-за стола.

– Ой, – она вытерла рукой лоб, – что-то я сегодня засиделась. Глаза слипаются, да и в школу ведь завтра. Я пойду спать.

Сергей резко встал из-за стола, чуть не опрокинув тарелку.

– И я пойду, пожалуй. – Он стеснительно улыбнулся. – Я и не заметил, что уже столько времени. Спасибо за всё! Было очень вкусно.

– Чуть-чуть ещё посиди, – спокойно сказала Людмила Борисовна, – я хочу дослушать эту историю. Потом поможешь мне убрать со стола, и я отпущу тебя домой.

Сергей снова сел, беспомощно посмотрев на Таню. Девушка наклонилась к нему, нежно поцеловала и сказала:

– Помоги маме, пожалуйста. А я пойду…. Я тебя люблю! Спокойной ночи!

– Я тебя тоже люблю, солнышко! Приятных снов! До завтра. – Парень погладил девушку по руке, и она пошла в свою комнату.

Всё время, что Таня шла к себе, Сергей не сводил с неё глаз, а Людмила Борисовна смотрела на них, и маленькие слёзы появились в краешке её левого глаза. Она ненавидела себя за всё, но не могла ничего поделать с этим.

Когда Таня скрылась в своей комнате, Сергей повернулся к Людмиле Борисовне, которая крутила в руках полупустой бокал с вином, улыбнулся и продолжил прерванный рассказ:

– Ну, так вот….

Так, за весёлым и беспечным разговором, прошло ещё полчаса. Сергей совсем позабыл о времени, но, глянув на часы, спохватился.

– Ой, Людмила Борисовна, – он поднялся из-за стола, – извините, но мне уже пора. Большое спасибо за всё. Было очень вкусно и приятно.

Из-за выпитого спиртного он чувствовал себя навеселе. В голове гудело, перед глазами начинало всё плыть. Это была ещё одной из причин, почему надо было уже уходить.

– Давайте, – сказал парень, – я помогу всё убрать со стола – и пойду.

Он взял две тарелки, на которых осталось ещё немного салата, и пошёл на кухню. Его вело всё сильнее с каждой минутой, но он старался сохранять равновесие.

Блин, неужели вино так подействовало? Странно. Вроде, лёгкое.

– Людмила Борисовна, – крикнул Сергей из кухни, – остатки салата куда?

Женщина возилась в гостиной, собирая всю посуду на одном краю стола, и, не поворачивая головы, ответила:

– Поставь пока на столе. Я потом сама разберусь.

Парень так и сделал. Возвращаясь обратно, он почувствовал сильное головокружение. В глазах резко потемнело, как бывает у гипертоников, когда они резко, например, встают на ноги. Он успел ухватиться за стену, чтобы не упасть, решив подождать, когда нормализуется давление. Дышать стало тяжело, и он расстегнул две верхние пуговицы на своей рубашке.

Но воздуха не прибавлялось, да и темень в глазах не проходила. Сергей попробовал сделать шаг вперёд и, резко потеряв сознание, съехал по стене на пол.


Очнулся он от непонятного, но очень приятного ощущения. Он открыл глаза и понял, что лежит на спине, на большой двуспальной кровати. Рубашки на нём не было. Сверху сидела… Таня, только сильно повзрослевшая, и её руки безостановочно бороздили по его коже во всех направлениях. Казалось, что она не могла удержать их, наверно, так же, как он не мог унять начавшуюся дрожь в коленях. Он ощущал физические порывы, подобные искрам. Тем не менее, всё это время рассудок в ужасе взывал к нему: это было настолько хорошо, что не могло оказаться правдой.

Да и как вообще такое могло случиться?

Как бы там ни было, Сергей осторожно перевернул её, положив на спину, и медленно раздел, ни на секунду не отрывая губ от уже обнажённых частей её тела. Он почувствовал, как она вздрогнула, когда его язык прикоснулся поочерёдно к твёрдым, дрожащим кончикам её грудей. Потом он слегка сжал их между пальцев, отчего Таня, прогнувшись на простынях вверх, вскрикнула.

Когда на ней не осталось одежды, Сергей скользнул вниз и, нежно посмотрев на Таню и приподняв её тело, наклонил голову вперёд.

– Что ты… о-о-о, – только и смогла выдохнуть она, когда почувствовала прикосновение его губ и языка к её лону. Её ноги непроизвольно дёрнулись и раздвинулись, и она принялась совершать круговые движения бёдрами, сильнее прижимаясь к его лицу.

В то время, когда Таня, вся мокрая от пота, вскрикнула и шепнула: «Иди сюда», он понял, что уже тоже не в силах сдерживаться. Он оказался на кровати возле неё, легко, без малейшего усилия, поднял её и, осторожно опустив себе на бёдра, вошёл в неё. Таня наклонилась вперёд и принялась целовать его грудь и плечи.

Более получаса они провели в объятиях друг друга, испуская вздохи и стоны и останавливаясь всякий раз, когда чувствовали, что возбуждение становится слишком сильным. Они, как будто, не могли насытиться этой близостью, мучая себя и растягивая удовольствие.

В конце концов, наступил момент, когда они уже были не в состоянии сдерживаться. Однако им казалось всё мало. Когда уже всё закончилось, он губами обследовал каждый сантиметр её тела, а она продолжала целовать его.

Наконец, измождённые окончательно, они успокоились в объятиях друг друга, прислушиваясь к бешеному биению своих сердец. Потом уснули.


Сергей проснулся от резкого и сильного толчка в грудь. Он открыл глаза и увидел перед собой Таню. Она была в коротеньком красном халате, из-под которого виднелась белая ночная рубашка. Лицо её, обычно такое миленькое и красивое, было буквально перекошено от злости.

– И что ты здесь делаешь? – прошипела она.

Сергей не сразу понял, о чём она говорит (в голове был полный туман), потом улыбнулся:

– Солнышко, ты о чём? Тебе, разве, было плохо?

– Я о чём? – она закипала с каждой секундой всё больше. – Плохо? Ты вообще сейчас что мелешь? Выпил лишнего, что ли?

Сергей огляделся по сторонам. Увидеть обстановку своей комнаты он и не планировал, потому что помнил ночь в мельчайших подробностях, но поведение Тани как-то не вязалось с тем, что было между ними. Ничего сверхъестественного он вокруг себя не увидел – двуспальная кровать, с двух сторон от неё мягкие кресла, трюмо с большим зеркалом в дальнем углу, шкаф-купе, немного приоткрытый.

– Таня, что случилось? – Сергей продолжал улыбаться.

– Это ты мне должен объяснить, что случилось, – ответила негодующая девушка, – а не я. Я спрашиваю, что ты здесь делаешь?

– Ну, – начал объяснять Сергей, думая, что его девушка просто придуривается, – мы вчера выпили, мне стало немножко нехорошо, ты оставила меня у себя, мы с тобой занялись любовью, – эти слова он сказал почти шёпотом, боясь, что услышит Людмила Борисовна. – Ну, а теперь…

– Что-о-о? – Таню перекосило от бешенства. – С кем ты занимался любовью?

Её голос стал истеричным, и Сергей попробовал её успокоить.

– Тише, солнышко, – сказал он, – мама услышит.

– Ах, мама услышит! – Она сильно ударила его по лицу, отчего щека Сергея моментально покраснела. – Вон отсюда, подонок! – Она указала ему рукой на дверь. – Пошёл отсюда – и сделай так, чтобы больше тебя здесь не было! Я не хочу тебя видеть, ё…ь хренов!

Такие отборные ругательства Сергей услышал из уст Тани первый раз, и он почувствовал, что не всё так просто, как ему казалось с первого взгляда. Но дальше выяснять отношения он не хотел. Ни к чему хорошему это не приведёт, пока Таня не успокоится и не сможет его выслушать. Они должны были решить эту проблему вместе, но девушка сейчас была очень неадекватна, а в таком состоянии нельзя решать какие-либо вопросы.

Он откинул в сторону одеяло и, совсем не смущаясь своей наготы, стал одеваться, благо все его вещи, включая нижнее бельё, лежало в стопке возле дивана. Делал он это молча, совсем не смотря по сторонам. Он понял, что попал в какую-то западню, ловко кем-то подстроенную, но, чтобы начать распутывать получившийся клубок, надо самому всё хорошо обдумать.

А для этого надо было покинуть этот дом. И как можно быстрее!

Всё время, пока он одевался, Таня стояла рядом и контролировала этот процесс, как будто проверяя, всё ли он сделал правильно. Потом прошла в прихожую и открыла ему входную дверь.

Следуя за Таней, Сергей сразу понял только то, что, судя по расположению комнаты, где он спал, она была не Танина. И его стошнило. Благо желудок был крепкий, и наружу у него ничего не выплеснулось.

О, Господи! Только этого мне ещё не хватало!

Уже в прихожей он бросил мимолётный взгляд на кухню. Сидя спиной к нему на табуретке, возле окна курила Людмила Борисовна. Он хотел что-то сказать, открыв уже рот, но потом передумал, покачал головой и пошёл к выходу.

Всё это время Таня, даже не смотря на него, держала ему открытой дверь. Он обулся и, взяв в руки куртку, висевшую на вешалке, остановился напротив Тани.

Видя, что девушка сразу отвернулась от него, чтобы не столкнуться с ним глазами, он понял, что и здесь лучше ничего не говорить. Его всё равно не будут слушать.

Лишь только, когда за парнем закрылась входная дверь, девушка, подперев спиной стену, села на колени прямо в прихожей и горько расплакалась.

Уже начинало светать. На востоке появились первые лучи восходящего солнца, окрасившего нижнюю часть неба в розовый цвет. Луна, недавно такая яркая, побледнела и сразу как-то утратила свою былую красоту.

Сергей посмотрел на часы, вдохнул полной грудью прохладный воздух раннего утра и, не надевая куртки, трусцой побежал в сторону стадиона, где по утрам занимался.


На стадионе ему совсем не хотелось заниматься, какой бы привычкой это ни являлось. Он просто с бешеной скоростью наворачивал круги, иногда останавливаясь и проводя яростные атаки на невидимого противника. Потом, присев на деревянное «бревно», решил обдумать сложившуюся ситуацию.

А ситуация была идиотская. Он напился, как последняя сволочь, переспал с Таниной мамой (но как это могло произойти?), а его девушка стала этому свидетелем. Её можно прекрасно понять, но ведь вот так, не разобравшись, тоже нельзя принимать решений. Могла бы хотя бы дать ему шанс что-либо объяснить.

Ничего не решив, в самом начале восьмого, когда уже совсем рассвело, Сергей вернулся домой, по дороге даже не остановившись возле дяди Миши. Ну, не было у него сегодня желания разговаривать.

Отца уже не было, мама возилась на кухне, готовя завтрак. Услышав закрывшуюся дверь, она вышла в прихожую.

– Привет, чемпион! Ты где был? Мы тебя потеряли.

– Бегал, мам, – бросил на ходу Сергей, повесил на вешалку куртку и, взяв полотенце, закрылся в ванной.

Светлана Георгиевна услышала журчание воды и покачала головой. В таком состоянии она видела сына впервые и почувствовала, что у него что-то случилось.

Но он ведь ни за что мне не расскажет, что произошло. А если ему нужна помощь? Надо что-то придумать.

Женщина посмотрела на закрытую дверь ванной и вернулась в кухню. Зазвонил телефон. Светлана Георгиевна подняла трубку, удивляясь, кто бы это мог быть.

– Алло?

– Здравствуй, Света. – Голос Людмилы Борисовны нельзя было не узнать. – Извини, что я так рано, но я знала, что ты уже не спишь, поэтому смело позвонила.

– Если тебе нужен Сергей, то он в душе. – Такой ранний звонок ещё больше утвердил в Светлане Георгиевне мысль, что что-то случилось. – Я могу ему передать, что ты звонила.

– Да нет, не надо. – Людмила Борисовна немного помолчала. – Я позвоню чуть позже сама.

– Люда, – Светлана Георгиевна решила всё выяснить сама, – что происходит? Серёжка какой-то смурной с утра. Я чувствую себя как-то неуютно, а он ничего не хочет говорить. Может, ты в курсе?

– Всё очень просто. Наши дети расстались.

– Как? – Светлана Георгиевна не поверила своим ушам. – Я не могу…. Ты серьёзно?

– Серьёзнее не бывает. По этому поводу я и звоню. Я хотела с ним поговорить.

– Он может не согласиться. – В ванной выключилась вода, и Светлана Георгиевна понизила голос до шёпота. – Так, слушай, Люда. Он уже выходит. Я сама с ним поговорю, а потом позвоню тебе. – Сергей вышел, обмотав вокруг бёдер полотенце, и Светлана Георгиевна заговорила нормально. – Да, спасибо. До свидания!

Положив трубку, она повернулась к сыну.

– С лёгким паром, – она улыбнулась. – Завтракать будешь?

– Я не хочу кушать, мам, – Сергей направился в комнату. – Спасибо! Я пойду, пожалуй.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8