Иван Шаман.

Истребитель-2. Орки



скачать книгу бесплатно

© Шаман И., 2019

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

Глава 1
Начало третьей жизни

Адский жар и темнота были первым, что он почувствовал, до того как прийти в себя. По телу тек огонь, будто кровь заменили лавой. Хотелось кричать, но в горле стоял даже не ком, а кол.

Слух и обоняние вернулись лавиной. Шум в ушах бил по барабанным перепонкам селевым потоком, запахи стояли такие, что, если бы его засунули в свинарник и залили туда цистерну бензина и канистру духов, было бы лучше.

– Как он? – прозвучал где-то вдалеке знакомый голос генерала.

– Жить будет. Очнется с минуты на минуту.

– Он мне нужен в боеспособном состоянии уже завтра. Сможете поставить на ноги?

– Это риск, но ему не привыкать. – Звук шагов походил на удары кувалды. – Кажется, показатели выравниваются. Приходит в себя. Давай, Саня, открывай глаза.

С огромным трудом удалось приподнять правое веко. Как он и ожидал, со зрением тоже была беда. Кажется, он видел в инфракрасном и обычном диапазонах, а сверху еще и накладывалась синестезия. В общем, картинка получалась достаточно неприглядная. Он с трудом смог узнать говоривших. Первым был Роман. Второй же, хоть и достаточно существенно изменился, но по стилю одежды все еще напоминал Агросова. Правда, ни очков, ни седины уже не было, живот втянулся, а спина выпрямилась. В общем, выглядел он лет на двадцать моложе, чем был в реальности.

– Отлично. Погоди, сейчас выну дыхательную трубку, – сказал, наклоняясь, врач. – Будет неприятно, но постарайся не напрягаться. – Придерживая голову, он отцепил зажимы и аккуратно извлек из горла аппарат, затем отстегнул фиксаторы. – Вот так, ты свободен: сделай глубокий вдох, не волнуйся, кашель – это нормально, еще раз. Попробуй что-нибудь сказать.

– Мы… – начал Александр, – мы победили?

– Не совсем. Но задачу свою ты выполнил идеально, – ответил, подходя ближе, Ферронов. – Ретранслятор мы отключили, все электростанции, которые могли бы его запитать, уничтожены. На геотермалке сейчас дежурит крупный отряд бойцов при поддержке бронетехники. Сама станция функционирует, но энергию никуда не подает.

– То есть они живы. Эти твари.

– О да, хотя уже и не так организованны, – с сожалением кивнул Роман. – Сейчас они стягиваются в новые жилые кварталы за ретранслятором. Туда, где была построена серия экодомов. Своеобразный «улей». Мы несколько раз пытались атаковать их местоположение, но, к сожалению, пока ничего не выходит. Их там больше ста тысяч.

– Черт, значит, все зря?

– Не скажи, они стали менее организованны, ослабли, как если бы слезли со стероидов, – хищно улыбнулся в ответ генерал. – Теперь они больше не охотники, они – дичь. По крайней мере, если с ними нет контролеров. Вот когда эти гады рядом, да еще и свистеть начинают, тут все – хоть вешайся. В Улье ребята напоролись на одного такого. Он своей песнью разом поднял в атаку больше тысячи. Бэтээры буквально голыми когтями разобрали.

– И не забывайте про то, что при этом они резко умнеют, – добавил доктор. – Сразу начинают применять огнестрельное оружие, если оно есть поблизости, внезапно учатся управлять техникой…

– Да, хорошо хоть, что это ненадолго.

Пара минут, максимум – десяток, и все, потом они будто с похмелья. Только вот этого времени им вполне хватает, чтобы натворить такого, отчего просто волосы встают дыбом, ну те, что еще остались.

– Боюсь, я сейчас не в том состоянии – много не навоюю. Чувствую себя, будто напалмом жгут.

– От тебя это и не нужно, – улыбнулся Роман. – Пока, по крайней мере. Сейчас у нас на повестке дня переговоры, и по какой-то причине видеть на них хотят именно тебя.

– Какие еще переговоры?

– С японцами. Их принцесса хочет, чтобы ты участвовал. Признавайся, оприходовал монаршую особу, пока был в Ногликах?

– Да нет, не было у нас ничего такого, – прохрипел Саша. – Хотя голой я ее видел.

– О! Ну вот и повод, – одобрительно крякнул Агросов. – Значит, дальше будет больше. Молодец, боец, не знаю, правда, как тебе это удалось, но если что, не подкачай. Заодно проверишь, как работают твои обновленные органы.

– Вряд ли дело в этом.

– Неважно в чем. Главное, она хотела тебя видеть, а значит, ты там будешь, – отрезал генерал. – Понимаю, что отношения у нас с тобой скорее приятельские, чем уставные, но в данном случае я отдаю тебе приказ. Соберись, завтра утром выезжаем. Доктор, вы знаете, что делать.

– Уже-уже. Благо жизненно важные органы восстановились, остальное – дело техники и регенерации. – Он вплотную наклонился к Александру, рассматривая зрачки. – К нашему общему счастью, она сейчас повышена по сравнению с обычной в тысячи раз. Биоройды – твари приспосабливающиеся, хоть и жаль, что не со всеми совместимые.

– Что значит не со всеми? – опасливо спросил Саша.

– Ну, то и значит. Это, знаешь, как встреча с динозавром. Пятьдесят на пятьдесят. Либо встретишь, либо нет. Так и тут, правда, шанс меньше. Ну и побочные эффекты: пока они приживаются нормально только у двадцати процентов, у остальных вылезают проблемы.

– А почему тогда напополам?

– Потому что остальные умирают, – прямо ответил Роман. – Все, до завтра, встречаемся в семь утра у центральных ворот. – Он махнул рукой, выходя из палаты, и только тогда Саша понял, что она уже не коричневая, а зеленая.

– Что у него с руками? – спросил он у Агросова.

– А это оторвали в битве за Улей, – ухмыльнулся врач. – Меньше недели понадобилось, чтобы новая отросла, правда, вот такая – зеленая. Кости еще не окрепли, и есть приходится за четверых. Недавно видел, как он на пляже гальку жевал, благо зубы позволяют…

– А можно? – Александр оглядел палату и увидел приставной столик на колесиках. Там уже стояло блюдо, закрытое сверху небольшим колпаком.

– Конечно, для того и привезли, – спохватившись, ответил Агросов и пододвинул к нему еду. – Только вот кормить тебя с ложечки я не буду. Давай-ка ты сам, хорошо?

– Постараюсь, – кивнул Саша. Тело было словно деревянное, но, приложив лишь небольшое усилие, ему удалось подняться на локтях и сесть. – Круто, а я ведь думал, что вообще не встану.

– Да, чудеса микробиологии и генетики. Ну, и плюсом концентрированная питательная смесь, которую я в тебя вливал все пять дней, что ты здесь. Да и конечностей ты не терял, так, пошамкали тебя слегка. Погрызли кое-где, скальп чуть не сняли. Но в целом ты был в порядке, даже когда поступил в больницу. Многих из ваших по кускам пришлось собирать.

– Из наших?

– Ну да, из мутантов первой волны. – Агросов по привычке взялся за подбородок, на котором раньше росла борода. – Все время забываюсь. В общем, меня условно можно отнести ко второй, как и Ферронова. А вот ты и еще порядка двух десятков, переживших агрессивное вливание, – первые. С тех пор мы поняли, что дозу надо уменьшать, но тут уже ничего не поделаешь. Биоройды, к сожалению, не только стабилизируют, но и совершенствуют организм, как могут. Ну а последствия ты ощущаешь на себе.

– То есть мы теперь что, ящерицы? Можем отращивать конечности, как хвосты?

– О нет, мы как были людьми, так ими и остались по большей части. Да и ящерицам до нас далеко. – Он ненадолго задумался. – Не знаю, как вам по-простому объяснить результат, скажу только, что изначально ничего подобного не планировалось. Но учитывая обстоятельства, это даже к лучшему. По крайней мере, в китайской армии сделали введение биоройдов обязательным. Потери, конечно, дикие, зато после этого человек может голыми руками один на один справиться с зомби.

– Да, этот факт я на себе проверил, – кивнул Саша, и тут до него начало доходить. – Постойте, у нас что, есть связь с китайской армией?

– Блин, ты же не в курсе. Да, можешь радоваться, не только с ней – по всему миру связь работает, правда не спутниковая, но с материка до нас долетел дирижабль, так что теперь мы больше не отрезаны от мира. Интересуешься последними новостями?

– Конечно! Два месяца ни сном ни духом!

– Ну ладно, ешь пока, я расскажу все, что успею, – улыбнувшись, кивнул профессор. – Начнем с базиса: мы думали, что теракт был совершен только в Сингапуре, а до нас дошли отголоски. Увы, это не так. Вирус, вырвавшись, мгновенно распространился по сети. За несколько секунд он заразил около девяти миллиардов имплантатов. Смертность среди гражданских, как ты уже знаешь, составила около девяноста процентов. Из серии «в общем, все умерли». Один процент, вроде нас с тобой, не пострадал совершенно. Причины у всех разные: кто в лифте ехал, кто в самолете летел. Кто был в дальнем плавании. Я вот – в стерильной комнате университета. Главное, что у нас у всех в момент заражения не было связи.

Саша тщательно пережевывал пищу, глядя на то, как профессор собирается с мыслями. Пока тот говорил и так понятные вещи.

– Осталось еще девять процентов – у них мозг так же был поврежден, но они выжили. Некий добродетель, назвавшийся Разумом. Сейчас не очень понятно, человек это, группа или вовсе ИИ. В общем, он или они запустили программу восстановления мозга, ту, что разрабатывалась в нашем Байкальском центре. К сожалению, она была еще на этапе прототипирования. В результате появились эти вот «зомби». Хищные агрессивные твари. Ну да про них ты лучше меня знаешь, благо не одну сотню перебил. По всему миру начались атаки на выживших, а учитывая общую неподготовленность людей, мы гибли тысячами. Выжили в основном те, кто был в отдаленных районах, ну и военные.

– И как сейчас обстановка в мире? – не унимался Саша. То, что творится полная попа, он знал и так.

– Если из интересного, то вот тебе такая новость: Штаты объединились с Мексикой и Канадой. Теперь уже не на бумаге – у них сейчас полное согласие. Мы не знаем, каким образом, но у них установлен относительный порядок в городах. Все десять процентов выжили, и, кажется, даже нападений зомби нет. Так что остальные страны вполне логично предположили, что именно они ответственны за атаку. В ООН по этому поводу разгорелся скандал, и буквально на днях его покинула половина членов, после потери голоса США. Если бы главный штаб не перенесли двадцать лет назад, то это было бы невозможно.

– И что теперь? Если объединения больше нет, что осталось?

– ШОС остался, при этом стремительно преобразуется в военный союз. Он, по сути, и так им был, а сейчас и вовсе создается единая структура. Блок НАТО частично, хотя Европа и тянет одеяло на себя. Новые Штаты заявили, что уничтожение зараженных – это акт агрессии по отношению к недееспособным гражданам, что мы должны их не убивать, а кормить и ухаживать за ними.

– Твари… – мрачно проговорил Александр. – Сразу видно, что у них атак не было.

– Точно, но надо отдать должное, даже у них есть группы сопротивления. Правда, они их называют террористами. Техас отделился, там собираются несогласные с общей политикой, выжившие со всего материка. Британия присоединилась к Америке, несмотря на тысячи убитых, у них все относительно нормально. Там, правда, на дыбы встала Шотландия. На востоке все значительно хуже, ну, или лучше, смотря как посмотреть. Индия превратилась в набор городов-государств, как и Пакистан. Иран изолировался от всех, говорят, там сразу взяли верх экстремистские группы, которые по религиозным соображениям не вживляли себе УДИ. Самая жуть в Африке, если общими словами, то там вообще ничего не понятно. Страны смешались, отдельные банды воюют за ресурсы. Последний островок стабильности там – Единый африканский институт. Вернее, город, в котором он находится. Там во время теракта проводили эксперимент, требующий полного отсутствия сигналов, так что даже сотовые вышки были отключены. Представляешь, целый миллионный город, не подвергшийся атаке?

– С трудом, если честно, – отрицательно покачал головой Саша. Он уже доел и теперь внимательно слушал профессора, которому явно было нужно выговориться. – А как у нас?

– У нас по-разному. Москва пала сразу. Все же полтора миллиона зомби – это не шутки. Кое-как державший оборону Зеленоградский гарнизон вынужден был отступить в леса. Они смогли спасти пятьдесят тысяч человек, так что сейчас вокруг бывшей столицы стоит кольцо жизни из всевозможных деревенек. Отбить ее будет нереально, даже если процент удачных мутаций удастся довести до ста. Все же военная подготовка есть, мягко говоря, не у всех. Дальше, к Уралу, чуть проще, там и населения меньше, и концентрация его ниже.

– А что с городами-мегаполисами?

– Почти все пали. Выжили тысячи, редко десятки тысяч. Так что мы отступаем по всем фронтам. Объединенный штаб перенесли в Сибирь. Там и китайцы сейчас есть, и индусы. Мы даже в меньшинстве, но главное, что выступаем единым фронтом, координируемся. Главнокомандующим стал Жуков, ты должен его знать.

– Не лично, но он награждал меня за отличия в учебе.

– Ну вот. Из Японии и обеих Корей новостей нет. Так что тут ничего сказать не могу. В общем же, хоть и с огромным трудом, военным разных стран удалось собрать хорошую группировку. Мирных жителей спасают в первую очередь, отводят от крупных городов, зачищают мелкие для переселения. Самая крупная концентрация сейчас в Мирном. Там у нас раньше была стерильная лаборатория под куполом. Для особо опасных биологических экспериментов, разрешенных в конце шестидесятых. Так что они вообще не пострадали. Сейчас в городе живет под двести тысяч.

– Все равно меньше, чем в Африке.

– Точно, и чем в Китае тоже. Но он отделен от любого опасного пункта сотнями километров тундры, так что безопаснее, чем в Мирном, сейчас разве что в океане, где плавают города всяких религиозных фанатиков. Они тоже, кстати, не пострадали, кроме как по собственной глупости. Говорят, одна очень богатая христианская секта купила себе такой, а в день теракта они объявили конец света и массово покончили жизнь самоубийством. В результате сейчас в Тихом океане дрейфует город мертвецов. – Профессор снова задумался и, взглянув на Сашу, заметил, что тот уже давно доел. – Извини старика, что-то я заболтался.

– Да ничего, мне было интересно. Я же никаких новостей не получал. Да и какой из вас теперь старик, лет сорок дашь, не больше.

– Да, последствия интересные, – кивнул Агросов. – Из штаба пришла информация по биоройдам, что они теломеры возвращают к эмбриональному уровню. Так что теоретически мы сможем жить вечно.

– Ага, если нас не убьют завтра, – грустно усмехнулся Саша.

– Или сегодня, – согласился врач. – Давай на «ты», хорошо? – Александр кивнул. – Ну вот и отлично. Тогда, раз поел, давай-ка выдвигаться. Сегодня у тебя физиотерапия по ускоренному курсу. Заодно посмотришь, как мы обустроились на новом месте. Не торопись только.

– Вы перевели госпиталь? – Он аккуратно сел на край койки, свесив ноги, жар постепенно проходил, хотя, может, он просто привыкал к нему, как и ко всем остальным новым особенностям своего организма.

– Ну и госпиталь тоже, – улыбнулся Агросов. – Мы сейчас на переднем крае, буквально в центре города, может, километрах в двадцати. Выгляни в окно.

Саша послушно встал и на негнущихся ногах подошел к замерзшему стеклу, за которым угадывались контуры городской застройки. Высотные здания, окружавшие их со всех сторон, говорили о том, что они действительно почти у Улья. Да и ретранслятор – вот он, рукой подать. Всего километров десять, может, пятнадцать.

– Когда атакуем телебашню? – спросил он, не отрываясь от окна.

– Это ты у генерала спроси, я всего лишь отвечаю за здоровье личного состава. Хотя сам-то как думаешь?

– Скоро, если едем на переговоры, значит, в ближайшие дни, – ответил, прикинув в уме, Александр. – Нам просто так к ним соваться смысла нет, их хоть и мало, но там крейсер.

– Вот и я так же думаю, неспроста Рома на них заглядывается. У нас и у самих есть чем бабахнуть, но два – лучше, чем один. – Саша вопросительно посмотрел на врача, и тот поспешил объясниться: – Ракетный крейсер «Владивосток», на котором контр-адмирал плавал: его починили почти полностью. Даже пару ракет подготовили для запуска. Но это на самый крайний случай.

– Ого, – только и смог он уважительно присвистнуть. Генерал действительно провел потрясающую работу и, как и обещал, перешел от оборонительной стратегии к наступательной. – А что со схронами на случай атомной войны? Уже нашли? – вспомнил он о своем невыполненном задании, изменившемся в последний момент.

– Найти нашли, а вот распечатать пока времени нет. Но несколько танков у нас в строю появилось. Еще бы артиллерию достать из того бетонного гроба, что в горах.

– А что там? – спросил Саша, с трудом вспоминая, какие были пункты проверки в изначальном приказе, который ему неделю назад дал Ферронов.

– Да ересь какая-то, – покачал головой доктор. – Три отряда туда ушли, ни один не вернулся. Хотя шли с бэтээрами, в полном обмундировании. Может, зомби там засели поблизости, может, еще что.

– Хорошо бы потом проверить, – задумчиво сказал Александр. Держась за стенку рукой, он медленно прошел по палате. Ноги постепенно обретали чувствительность, руки были уже почти в норме. Единственная существенная проблема оставалась с чувствами. Разговаривая, ему приходилось постоянно отгонять посторонние звуки. Зрение, хоть и было превосходно четким, но в результате смешения потоков восприятия с синестезией представляло собой довольно забавную абстракцию. Обоняние чуть притупилось, но все равно было чересчур резким. – Слушай, у меня, кажется, проблема: кроме того, что я вижу звук, как раньше, я теперь еще и тепловые сигналы различаю, и шаги за стенами.

– О, поздравляю! Значит, у нас не один такой видящий есть, – довольно потер ладони Агросов, а потом пояснил не разделяющему его оптимизма пациенту: – Человеческий мозг удивительно быстро приспосабливается. День, максимум три, и вы уже будете воспринимать эти изменения как нечто само собой разумеющееся. Особенно если поймете, насколько это полезно. Вы же теперь можете различать засады даже через стену, видеть в темноте, в конце концов, можете с уверенностью сказать, есть ли кто-то за углом.

– Нет, я все понимаю, в бою навыки полезные. Хотя я и предпочел бы тактические наушники и прибор инфракрасного виденья с тем же функционалом. Их-то в любой момент можно снять, чтобы голова не болела.

– Не переживайте, привыкнете, еще и спасибо скажете. Как вам, например, возможность с точностью рассмотреть женскую фигуру независимо от одежды?

– Как несусветная глупость, – чуть смутившись, ответил Саша. – Война кругом, не до грибов.

– А вот и зря, теперь одна из самых главных функций – это размножение. Не просто плодитесь и размножайтесь, а как можно быстрее плодитесь. Планета практически пуста, ее надо заселять.

– Ну вот победим, тогда и можно будет подумать на эту тему.

– Надеюсь, это произойдет скоро, – вздохнул врач. – Но в любом случае нужно думать о детях. Если не о тех, которых еще можно родить, то, по крайней мере, о выживших.

– И много таких? – с надеждой спросил Александр. Он сам был в первом спасательном конвое, которому удалось собрать несколько сотен подростков и детей младше двенадцати.

– Не то чтобы много, но и не мало. Среди тех, у кого УДИ уже стояли, смертность как у взрослых, но без имплантата выжили практически все. По крайней мере, большая часть. Были, конечно, жуткие трагедии, вроде резни в детском саду, где воспитательница обратилась в зомби. Там, где ребятишки постарше, уже чуть легче, но все равно.

– Ужас, – только и мог проговорить Саша, представив, что случилось. – Гребаные твари.

– Абсолютно согласен, им нет прощения, как и смысла сохранять им жизнь, – кивнул доктор, вставая. – Ты, кажется, почти пришел в себя? Так что давай одеваться, тебя ждут спортзал, столовая и здоровый сон. Да, еще нужно будет зайти на склад, получить обмундирование, не будешь же ты в гражданском на переговорах.

Александр подошел к тумбочке с одеждой и выбрал обычные джинсы, теплый свитер и легкую куртку. Пусть ему и не было холодно: помещение, скорее всего, прогревалось, но снаружи, судя по заледеневшим окнам, стоял вполне ощутимый ноябрьский мороз. Так что, пусть и на время, стоило переодеться в гражданское. Когда он был уже собран, Агросов поманил его за собой и вышел за дверь палаты.

– Раньше это был частный реабилитационный центр, – пояснил доктор, пока они шли по коридору. – Медицина, СПА-центр, тренажерные залы, все для очень состоятельных людей. Поэтому и зомбированных немного, и отопление с водоснабжением геотермальные. По первому разряду все сделано. Жаль, вместить может всего четыреста человек, но нас тут как раз сотни три.

– А остальные где?

– Остальные остались в порту, ждут своего часа и тренируются. Можешь не волноваться, гражданских там охраняют чуть ли не пять тысяч военных. После бомбежки генералу удалось собрать больше двадцати тысяч человек по всему Сахалинску. Даром что мегаполис, должно было выжить тысяч семнадцать. Так он еще и по другим городкам проехал. С северного Токио собрал выживших, с маленького Пекина. В общем, порт сейчас превратился в столицу живых на Сахалине. Запустили ремонтно-сборочный цех, почти закончили налаживать приливную электростанцию. В общем, он молодец.

– Да, действительно, – соглашаясь, кивнул Александр. Они уже подошли к двери, на которой красовалась надпись «Тренажерный зал». Доктор пропустил его внутрь. Саша послушно зашел и остолбенел. В хорошо освещенном помещении с панорамными окнами занимались порядка пятнадцати человек той или иной степени зелености.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6