Ирина Семина.

Сказки для внутреннего роста



скачать книгу бесплатно

© Эйхман К., текст, 2017

© Семина И., текст, 2017

© Грекова Д., иллюстрации, 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2018

* * *

1. Ангел-хранитель мне явился

Был пасмурный день, мне не хотелось ничего, такое со мной бывает. Наверное, я задремала в кресле, потому что предо мной вдруг предстал ангел. С чего я взяла, что ангел? Ни крыльев, ни золотого обруча над кудрявой головой нимба над головой, ни белых одежд. Не спрашивайте меня, сама не знаю, просто поняла, что это ангел, и баста! Хотя головушка и правда кудрявая. В нем было что-то от средиземноморского типа, эдакий кудрявый мачо в джинсах и футболке. В общем, чудо мне явилось.


– Привет, – сказала я, медленно приходя в себя.

– Привет, – мягко улыбнулся кудрявый.

– Вы… как бы это сказать… не сочтите за наглость… ангел, да?

– Ангел, – просто ответил он.

– «Сказки – это для детей, не для взрослых. Именно этим многие закрывают себе путь в мир чудес. До знакомства со сказкотерапией мой мир был обыкновенным: серые будни и редкие радости», – процитировал он.

– Откуда ты знаешь, что я обычно так говорю? – удивилась я.


Действительно, уже пару лет я пишу сказки и все планирую собрать их в книгу (или, скорее, уже в несколько книг). Сказки, между прочим, я не пишу, они рождаются. Будто на радиоволну настраиваюсь нечаянно и вижу фильм, прокручивающийся у меня перед внутренним взором. Настроение поднимается, за спиной расправляются крылья.

– А кто тебе мешает черпать силу в чудесах? – спросил меня мой странный собеседник. – Вот мы, ангелы, мы можем радоваться всему. А вы, люди, бываете такими занудами. Улыбнитесь солнцу, дождю или ветру! Жизнь прекрасна…

«Ага, точно ангел», – подумала я. Эх, как просто, улыбнитесь солнцу, дождю или ветру. Это когда же я на все это время найду? А как же работа, обязанности, дела домашние? Их ведь никто за меня не сделает.

– Да брось! У тебя уйма свободного времени, используй его себе на радость. Не выматывай себя. Знаешь, я очень люблю слушать ваши человеческие творения. Какая у тебя там сказка последняя была, зачитаешь?

– Отчего нет? С большим удовольствием!

Сказка 1
А ложка все-таки не существует!

– Создатели «Матрицы» даже и не подозревали, насколько они были правы!

– О, сейчас Морфей опять на своего конька любимого запрыгнет! – молодежь, сидящая напротив меня в вагоне метро, дружно загоготала.


На следующей станции толпа, громко галдя, вышла, «Морфей» остался на месте. Моему любопытству не было границ: не то чтобы я очень любила фильм «Матрица», но парень меня заинтриговал. А дальше я сделала кое-что для меня несвойственное – мне неудержимо захотелось с ним познакомиться. Прямо будто за язык меня кто-то дернул, и я к нему обратилась.

– А в чем именно они были правы? – осторожно поинтересовалась я.


Парень удивленно посмотрел на меня, пытаясь понять, всерьез я спрашиваю или нет.

В его глазах я, наверное, типичная «тетка за 30», а ему лет 16-17, другое поколение, что у нас общего?

– Мне выходить на следующей, – неуверенно сказал он.

– Жаль, мне очень интересно было бы узнать, что ты имел в виду, – удивляясь самой себе, настойчиво продолжала разговор я. – У тебя время сейчас еще есть? Тут кафе хорошее имеется, всего через два дома.


О господи, что я несу? И, главное, зачем? Я же вовсе не собиралась в кафе, тем более с каким-то случайным подростком. Парень смотрел на меняс нескрываемым недоверием, но очень уж ему хотелось свое самолюбие потешить. Видно было, что никто его уже слушать не хочет, а тут свободные уши сами напрашиваются.

– Ну, если ненадолго… – решился он.


Зашли в кафе, выбрали столик.

– Бери что хочешь, я угощаю. Кофе здесь хороший, итальянский, варят из свежемолотых зерен. Так о чем ты там своим друзьям втолковывал?


Парнишка опять замялся. Принесли кофе, он его разглядывал как чудо какое-то. Студент из глубинки, что ли? Потом попробовал и пристально воззрился на меня.

– Ложка все-таки не существует! – торжественно произнес он.

– Ложка? – переспросила я. – При чем тут ложка? Ты про что вообще?

– Это был такой фильм…

– А, помню! Поняла. Это ты про ту ложку, которую мальчик в фильме изгибал одним взглядом?

– Не взглядом, а силой мысли! Ему нужно было просто вспомнить, что ее на самом деле нет, и она изгибалась.

– С этим все ясно, помню этот сюжет. А как это связано с нами?

Парень собрался с мыслями.

– Понимаете, я много литературы прочитал. Потом проверил все на себе, оно правда работает!

– Что работает? – я начинала казаться себе немного глупой. Вытащила какого-то мальчишку в кафе, пытаюсь завести умный разговор…

– Реальности нет. Мир вокруг нас – это только то, что мы хотим видеть.


Ого, вот это что-то новое, да еще от такого юного гражданина. Или он просто пыль в глаза пускает? Видимо, мой взгляд выдал сомнения.

– Вы тоже не понимаете, да? Мир вокруг нас подстраивается под нас, под наши желания. Если я верю в то, что я могу быть миллионером, то я им смогу стать. Но если я не могу даже допустить мысли о том, что у меня будет хотя бы половина лимона, то так и буду всю жизнь пахать на заводе.

– Нет, почему, я тебя понимаю. Мне просто немного непривычно слышать такие вещи от… хм… – как же мягко сказать-то, а?

– …от зеленого юнца? – с усмешкой продолжил он мою мысль.

– Извини, я не в обиду. Продолжишь свою мысль? Как ты конкретно применяешь это знание?


Молчание. Задела, видимо, за живое, не я первая, похоже, на его возраст обратила внимание. Его самолюбие, однако, победило.

– Каждый вечер я визуализирую свои желания.

Обдумываю конкретно, чего мне хочется, картинки в инете подбираю подходящие. У меня стена обклеена «глупыми мечтами», как мои домашние говорят.

– Почему глупыми? В твоем возрасте нормально хотеть что-нибудь вполне конкретное. Скажем, мопед.

– Мопед? Зачем мне какой-то «дрындалет»? – усмехнулся он.

– А о чем же ты тогда мечтаешь?


Опять недоверие в глазах. Можно ли доверять? А не высмею ли я? Но потом все-таки решился:

– Докторскую написать и на знаменитых конгрессах выступать.


Ого, чем дальше в лес, тем толще партизаны.

– Ну ты молодец! А при чем тут все-таки «Матрица»? – попыталась вернуться я к теме.

– В «Матрице» была теория того, что весь мир вокруг нас – всего лишь иллюзия. Мозг получает импульсы и создает по ним картинки. И те, кто вышел из системы, могли нырять в этот нарисованный мир, в матрицу, по своему желанию. Но лишь избранные могли управлять этой реальностью. Изменять ее, подстраивать ее под себя. И все это только благодаря той мысли, что мира вокруг нет. Ложка НЕ существует! Только поэтому Нео смог увернуться от пуль и все такое.


Истину глаголет, истину. Вот ведь как молодежь информацию обрабатывает на свой лад. Из фильмов черпают мудрость. А ведь из каких! Из фантастики.

– А почему тебя Морфеем прозвали, а не Нео? – спросила я.

– Нео был неразговорчив, ну и по прическе я не вышел, – провел он рукой по рыжей шевелюре.

– А как тебя зовут-то по-настоящему?

– Макс. А вас?

– Вероника. Можно на ты.

– Приятно познакомиться.


Ох, пусть он только не подумает, что я его клею.

– Что читал? Зеланда?

– Не только, я и зарубежных тоже читал.

– Кастанеду? – насмешливо ляпнула я.

– Нет, он мне не по вкусу пришелся, хотя и у него есть хорошие идеи и мысли. Дальке хорошо пишет.


Эге, не удивлюсь, если он его в оригинале читал. Книги и правда хорошие, была я у него как-то на лекции. И мир тоже пытается изменить в лучшую сторону, центр оздоровительный огромный отстроил…

– Но по сути-то ты явно не Морфей, да? Ты Нео? Избранный?

– Да, – дерзко вскинул он голову. – Я могу изменять реальность. Каждое утро я представляю мир, в котором хочу быть. Какие меня люди должны окружать, с кем я хочу общаться. Чтобы позитивнее были.

– И что? Получается?

– Не всегда, но, наверное, не я один такой «избранный». Наверное, и другие изменяют эту реальность. Или просто, может быть, не всегда все должно быть радужно. Я вот тут пожелал себе было, чтобы мы свой дом купили, надоели мне эти соседи шумные. Но желание как-то не спешит исполняться.

– Просто вселенной нужно время, чтобы найти подходящий объект для тебя и людей подходящих подобрать. Но иногда желания не исполняются и потому, что план другой у тех, сверху. Видимо, должен ты пройти через это, чтобы оно из тебя сформировало именно то, что потом выйдет. Как монету через пресс пропускают, понимаешь?


Глаза у парня блеснули, кажется только теперь он воспринял меня как себе равную.

– Это многое объясняет. А то у меня уже сомнения начали появляться…

– Ни в коем случае не сомневайся. Верь в себя! Ты еще лучше Нео! – мне как-то хотелось его подбодрить, а он взглянул на часы и допил остатки кофе.

– Мне домой надо, – смущено сказал он.

– Один только вопрос еще можно?

Он кивнул.

– Встречу со мной ты тоже загадывал?

– В каком-то смысле да. Мне хотелось встретить кого-нибудь, кто подтвердит мне мою важность. Это как на конференции: я стою перед публикой, и все меня внимательно слушают, считают умным и все такое.

– И как? Удалось? Приятно, когда в тебя верят? – поинтересовалась я. – Можешь не отвечать, я сама знаю, что да. Рада, что была полезна тебе. Только ты от пуль не пытайся уворачиваться, ладно?

– В смысле лучше под них подставляться? – насмешливо спросил он.

– В смысле лучше вообще под них не попадать. Паренек кивнул, поблагодарил за кофе и поспешно покинул кафе. А я еще долго сидела и смотрела в окно. Вот оно, новое компьютерное поколение, выросшее на фантастике. Побольше бы таких, которые понимают законы вселенной. Ему в жизни будет легко, потому что играть, зная правила, намного легче. Успеха тебе, Нео-Макс, успеха!


2. Ему дракона, видите ли, надо…

– А дальше что? Ты с этим пареньком еще встречалась? – спросил меня ангел, внимательно выслушав сказку.

– Нет, это ведь сказка, этого не было. Просто увидела образ и запечатлела его.

– Ишь, как у тебя все просто выходит. Но ведь твоя душа это все переживает так, будто это было по-настоящему. Так сказка и становится жизнью.


Да, он прав, я над этим как-то не задумывалась особо. Но он прав.

– И главное – ты растешь благодаря своим сказкам, понимаешь?

Я покачала головой. Ничего не понимаю: что значит «растешь»?

– Ты встретилась вот с этим парнем в видении своем, поболтала с ним. Что-то закрепила, что-то новое, может, даже узнала.

Да, он прав! Вот это меня больше всего поражало. Сажусь писать, и мысли все скачут по голове, как банда мальчуганов по койкам в летнем лагере. А допишу до конца – такая ясность появляется. Ответы на вопросы всплывают из неведомых глубин.

– Это ведь классный инструмент! – вырвал меня из моих размышлений ангел.

– А у тебя имя есть? – спросила я.


Он задумался ненадолго и потом выпалил:

– Серафим. Красиво, правда?

– Дерзко, я бы сказала. Да ты и весь какой-то дерзкий. Я себе ангелов другими представляла.

– Я такой, каким ты меня можешь принять. Пока что тебе со спокойным и мудрым ангелом будет скучно, так ведь?


Я кивнула в ответ. В яблочко, мне с таким интереснее.

– Вот и лады. Знаешь, о чем я думаю? – спросил он с блеском в глазах.


Если он мысли читать умеет, я этому ремеслу еще не обучалась.

– О драконах! – выпалил он.

– О драконах? В смысле? И с чего это вдруг?

– А почему-бы нет? – удивился он.

– Не знаю, как то это… сказочно, что-ли. Дракон похищает принцессу, а храбрый рыцарь ее спасает.

– Ну зачем сразу похищает? Они ведь и добрые бывают. Они помогают часто.


Стоит задуматься. У меня тут опять проблемка назревает, надо бы ее в сказочном свете рассмотреть.

– Ну, держись, муза моя! – обратилась я к ангелу, а пальцы уже забарабанили по клавиатуре.

Сказка 2
Фарфалеон, или Могут ли драконы разговаривать

Начитавшись сказок про драконов, я откинулась назад и подумала, что тоже не против бы сейчас с кем-нибудь обсудить то, что у меня творится внутри.

– Эх, хоть бери и заводи тоже дракона, – подумала я или, может, даже тихо сказала.

– А зачем меня заводить? Я ведь не робот-игрушка, – раздался тихий голос с балкона.


Выйдя наружу, я увидела, что в кресле-качалке и правда сидит дракон, только он совсем не сказочный, а просто плюшевый. Да, у меня такой был когда-то давно, огромный такой, лиловый, с зеленым, кажется гребнем. Мне нравилось сесть рядом с ним рядом на пол и просто прижаться к нему. Или, проходя мимо, взъерошить ему мохнатую челку. Откуда этот привет из прошлого здесь? Только мой, кажется, был еще и с рисунком, звезды, кажется, были, ага, и этот с той же фабрики.

– С какой еще такой фабрики? – обиженно возмутился дракон.


Когда плюшевая игрушка (да еще и такая большая) начинает у вас на глазах разговаривать, то это зрелище не для слабонервных. Мне, однако, было как-то абсолютно все равно. Эдакая апатия напала на меня: наверное, если бы сейчас цветы на балконе ко мне свои листья протягивать начали, я бы тоже ничуть не удивилась.

– И как тебя звать-то хоть? – поинтересовалась я.

– Фарфалеон, – дерзко ответил он.

– Фарфалеон, – повторила я, перекатывая буквы на языке. – А ты вовремя, мне как раз надо поговорить. Можно я с тобой мысли по полочками разложу?


Дракоша кивнул, и я стала обдумывать, что и как сказать.

– Можно я просто по очереди и все как есть и было расскажу?

– Давай, я ведь пришел, потому что тебе помощь нужна.

– У меня так часто бывает, как сейчас. Сначала одна мелочь, потом другая, потом еще и еще, в конце концов накопится так, что просто хоть волком вой.

– Выкладывай уже, не тяни.

– В общем, муж уехал в командировку на три дня, в первый раз за всю нашу совместную жизнь, а это как-никак уже 9 лет, почти одна треть моей жизни. Мы редко расстаемся надолго, за все это время я один раз уезжала работать на три дня, он – один раз на похороны, я один раз в отпуск сама с детьми, и вот он теперь в командировку.

– Ясно, – кивнул дракон.

– Что ясно? – переспросила я.

– Ничего, рассказывай дальше.


Первое открытие, по крайней мере, уже есть, я как-то даже не обращала на это внимания, сколько мы вместе времени проводим, что так мало за все эти годы расставались.

– Когда я два года назад ездила в отпуск сама, было схожее чувство, вернее, как раз таки отсутствие чувств. Понимаешь, я не скучала по нему, ну, думала, конечно, о нем, как он, мол, там и все такое, а вот по-настоящему тоски не было. А тогда, когда работать ездила, так мне прямо не терпелось назад вернуться.

– И что? Что в этом такого? Ну, подумаешь, не скучала она, а оно тебе надо? И кто сказал, что так, как было – это правильно? Да и откуда у тебя силы-то будут на сильные эмоции, если у тебя теперь двое детей, а?


М-да, прав он, есть в этом что-то, я так устаю иногда, что вечером сил хватает только дотащиться до кровати. А ведь, казалось бы, вроде ничего такого не делаю, так, по мелочам, в библиотеку с детьми, в магазин за молоком, ужин сварить, на улицу, на игровую площадку, с детьми позаниматься. Но весь день как белка в колесе.

– А может быть, и этого уже много?

– Нет, я не могу ни отчего отказаться, меня совесть загрызет.

– А ты ей зубы выбей, – ухмыльнулся Фарфалеон.


Как-то все-таки не подходит такое серьезное имя к такому пучеглазому «Смешарику».

– Ты что-то с темы съехала, тебя командировка беспокоила, а ты куда подалась?

– Так ты ведь сам сказал, что, мол, сил не хватает на сильные эмоции, – попыталась защититься я.

– Ну ладно, кроме того, что у тебя нет «смертной тоски», еще что-нибудь мешает?

– Есть еще пара пунктов. Мне не нравится, что он не скучает по мне.

– В смысле? Вот это да! Она не скучает, но хочет, чтобы по ней томились. И с чего ты вообще решила, что это так?

– Ну… – замялась я. – Он не говорит об этом сам.

– После такого стресса, какой у вас был в последнее время, это неудивительно, дорогуша.


Хм, опять в яблочко. Буквально недели две назад (а может быть, уже и месяц, я как-то со счета сбилась, честно говоря) мы так разругались, что я уже стала присматривать себе квартиру отдельно. Потом как-то все-таки помирились, я быстро отхожу, он за мной не поспевает, чувствуется прохладность еще с его стороны.

– Знаешь, когда я его спросила в открытую, скучает ли он, он ответил, «да», – призналась я.

– Вот видишь, значит, не все еще потеряно.

– Но меня задевает, что он без меня так отлично обходится, – выпалила я.

– Милая, тебе не угодишь. Сначала ты стонешь, что он не самостоятельный, а теперь вот, что он видите ли, и без тебя не умрет. Уж решись, чего тебе надо-то.


Мне стало немного стыдно. Получается, что мне хочется, чтобы он без меня страдал. А почему? Принято так, у всех так: раз скучает – значит, любит. Ого, вот это я глыбу в себе открыла! А думала, уже давно с этим разобралась! Типичный, навязаный обществом стереотип «любить – значит страдать». Как там было в песне: «Я не хочу, чтобы видела ты, как я тихонько плачу», ага как раз из этого разряда.

– Хорошо, с этим я еще поработаю, пока что достаточно, что осознала. Что-то еще было, да докопаться не могу. А, поймала мысль как раз за хвостик. Он мне за ужином сказал, что за это меня могут потягать за хвост или как-то похоже на это. Мы обсуждали мою практику, он мне по-хорошему вообще-то посоветовал так не делать, мол, могут и в суд подать по этому поводу. А меня зацепило не на шутку, да только вот боюсь сказать ему что-то. Он такой ласковый вернулся, все ко мне прижимается. А скажу, что меня задело его высказывание, он обидится, и все, пиши пропало.

– Да, такое бывает у интровертов, т. е. людей более в себе замкнутых. Они такое воспринимают как критику, мол, я неправильно что-то сказал, самооценка от этого страдает. Ну, не сказала, и что, уже ведь прошлое это.

– Прошлое, то прошлое, но у меня такое чувство, будто потом между нами барьер какой-то поднимается.

– Ты сама это препятствие строишь, и сама пытаешься его преодолеть. Зачем тебе это?


И правда – зачем? Крепко призадумалась и увидела за всем этим эдакое самобичевание или мазохизм. Неужели мне так хочется пострадать и поубиваться? Пожалеть себя вдоволь? Мол, ох, какая я бедная, не могу ему этого и того сказать. И тут же стало легче, прямо камень с плеч скатился. А вот не буду больше себя мучить, не буду. Начну получать больше удовольствия от позитивностей всяких с его стороны. Как он доволен, например, что домой вернулся, мелочь, а приятно.

– Есть еще кое-что, – задумчиво произнесла я. Кажется я докопалась до дна.

– Что? – заинтересовано спросил пухлый дракоша.

– За ужином он признался, что ему, с одной стороны, меня не хватало и нас всех троих тоже, но, с другой стороны, никто не жаловался и не теребил. Мне так обидно стало, до невыносимости. Выходит, ему нужна семья, нужны дети, но только пока они себя хорошо ведут и не капризничают. Но ведь на то мы и родители, чтобы быть полигоном для испытаний. Ни с кем другим ребенок не будет себя вести так, это уж мне и психолог говорил. А именно вот с мамой и папой будет все границы пытаться отодвинуть и расширить. Это очень важный опыт, сказал мне тот дядечка, что, мол, независимо от того, как пакостно я себя буду вести, мама меня всеравно будет любить и всеравно не выгонит и не прогонит. Безусловная любовь в общем.


Я замолчала чтобы перевести дух. Обдумать сказанное, вот так всегда, выложишь все на стол, оно и само в узор складывается.

– О чем задумалась, красавица?

– Во-первых, он с детьми намного меньше времени проводит, чем я. К их капризам и причудам я уже как-то приноровилась, а у него не было этого боевого крещения.

– Отлично подметила, молодец, – похвалил Фарфалеон.

– А во-вторых, это, наверное, типично мужское поведение. Ну где в дикой природе можно увидеть самца, заботящегося о потомстве? Не в их натуре это, они добытчики чаще всего. Или вот как у львов, они за львятами лениво поглядывают, а львицы на охоту ходят. Мол, ты иди дела поделай, а я тут присмотрю.

– Но-но, – пригрозил мне дракоша пухлой ручкой. – Ты чего это так на мужчин-то бочку катишь? Они что, по-твоему, совсем лентяи? Они на работе знаешь как устают!

– Знаю, да могли бы и меньше уставать, можно ведь и меньше работать!

– А ты не решай за других, сколько надо, столько и работают. В стародавние времена как было, а? Забьют мамонта впятером, и гордость их распирает. Умом-то они понимают, что столько и всему племени не съесть, но все равно притащат всю зверюгу в пещеру. Чтобы все позавидовали, все похвалили. Эго ведь надо ублажить!


В комнате послышались шаги, затем открылась дверь, вышел муж и обнял за талию:

– Ты что тут одна делаешь?


А я не одна, хотела было сказать я, да прикусила язык. Не скажу же я, что разговариваю с плюшевым драконом. Ой, куда он подевался? Кресло пустое…

– Да так, вышла подышать воздухом свежим. Как ты? Уже отошел от поездки?

– Не совсем еще. Пойдем внутрь, прохладно тут.


Я еще раз посмотрела на кресло: может быть, мне все почудилось? Надо бы узнать у родителей, куда подевался тот плюшевый дракон. Благо-Дарю тебя Фарфалеон, за разговор, все встало на свои места. Может быть, мы продолжим еще этот разговор. До скорой встречи, мой пухлый дракоша.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное