Ирина Семина.

Эльфика. Другая я. Снежные сказки о любви, надежде и сбывающихся мечтах



скачать книгу бесплатно

© Семина И., 2018

© Кулибова Н., 2018

© Плаксина E., иллюстрации, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018

От авторов

Героиня сказок – женщина. Такая же, как и тысячи других, выросших на огромном постсоветском пространстве. Забытая, забитая, уставшая, не по годам мудрая и в то же время по-детски наивная. И такая же, как и все – неповторимая.

Конечно, об этом она и не догадывается. Некогда. Да и просто лень. Бесполезная это вещь и глупая – думать о себе.

И порой для того, чтобы вынырнуть из болота навязанных дел и липких сомнений, необходимо чудо. Каждая сказка – это живое доказательство того, что чудо это находится рядом с каждой из нас. Я верю в это. И знаю, что читатели тоже поверят вместе со мной.

Наталья Кулибова

Наталья Кулибова – новый автор, который присоединился к Большому Сказочному Кругу впервые, но – я в этом просто уверена! – надолго. Наталья – мастер-мультипликатор, и поэтому ее сказки полны динамики и точных деталей. Читая их, словно смотришь мультфильм – перед тобой разворачивается захватывающее действо, наполненное чудесами и волшебством. Название книги – «Другая я» – полностью соответствует ее содержанию. Книга рассказывает, как все мы меняемся в зависимости от обстоятельств, проявляем разные свои грани, учимся оценивать ситуацию со стороны, а главное – становимся способны самостоятельно вносить изменения в свой жизненный сценарий.

Я с огромным удовольствием поучаствовала в подготовке книги Натальи Кулибовой к печати, с головой погрузившись в ее сказочный мир. Эти сказки очень близки мне по духу – наверное, мы их достаем из одного и того же волшебного сундучка.

Рекомендую эту книгу всем, кто не хочет оставаться в рамках обыденности, кто стремится сделать свою жизнь лучше, кто готов к волшебным переменам. Приглашаем в сани Снежной королевы!

Эльфика

Сани Снежной королевы


Предновогоднее время всегда знаменуется хлопотами и суетой. Я бегала по магазинам, покупая все для елки и праздничного стола, но меня все больше тревожило: вот, кажется, праздник на носу, а праздничного настроения как не было, так и нет. Для меня Новый год всегда начинался волнением, предвкушением, ожиданием чуда (даже если это будет просто кулек с конфетами и мандаринами!). Такому состоянию обычно немало способствовали иллюминация на улицах, реклама на билбордах, программы по телевизору и всеобщий нервозно-приподнятый настрой. Но в этот раз схема не срабатывала: я чувствовала себя старой клячей, которую принарядили к ярмарке – заплели в гриву ленты, повесили бубенцы, а вот отдохнуть не дали и покормить забыли.

Усталость сопровождала меня повсюду, отчего сумки казались тяжелее, лед на тротуарах – коварнее, а сама я – угловатее и неповоротливее.

Я тащилась из супермаркета домой, нагруженная по самое «не хочу», и напряженно вспоминала, не забыла ли я купить что-то из заранее составленного списка. Кажется, я не купила конфеты. Или купила? Если нет, то придется возвращаться, ибо какой Новый год без конфет? Или отнести сумки домой, а потом сходить еще раз? И ведь не поручишь никому – все переврут, перепутают, забудут.

Так купила я конфеты или нет? Четко думать сильно мешала фраза из анекдота, где говорящая цирковая лошадь произносила одну фразу: «Скорей бы сдохнуть!» Наверное, по причине крайней сосредоточенности я не смотрела по сторонам и очнулась, когда услышала громоподобный рык: «Поберегись!» Но поберечься я уже не успела: последнее, что я увидела, – это запряженные тройкой белоснежных лошадей сани, несущиеся прямо на меня. В следующий миг я задохнулась и совершенно ослепла в снежном вихре, взметенном этими санями. А потом меня и вовсе подхватило и понесло. Ну все, Новый год придется встречать в больнице, и это в лучшем случае. «Не выпустить из рук сумки», – вот была моя единственная мысль, и это помогло мне не отключиться окончательно, хотя я совершенно потеряла ориентацию во времени и пространстве.

– Дыши, – услышала я и старательно стала хватать ртом морозный воздух.

– Глаза открой, – распорядился тот же голос, и я осторожно разлепила запорошенные ресницы.

– Да перестань цепляться за свои баулы, не украдут, – насмешливо посоветовал голос. – Боже, они еще и на колесиках! Что только люди не придумают!

Только теперь я осознала, что все еще судорожно сжимаю свои драгоценные сумки с продуктами. Тут я наконец проморгалась и увидела обладательницу глубокого низкого контральто, которая вела со мной беседу. Это снова заставило меня прижмуриться, потому что женщина напротив была воистину ослепительна.

У нее были серебристые волосы, в которых мерцали искры. У нее были брови вразлет и льдистые светло-серые, чуть в голубизну, глаза. У нее были тонкие, совершенные губы, отливающие бледно-розовым перламутром. Ее кожа была белой, нежной и гладкой. Она куталась в роскошную шубу из белого песца, а на голове ее была меховая шапочка с мерцающей вуалью. Сейчас вуаль была поднята и приколота к шапочке изящной брошью в виде нескольких скрепленных между собой снежинок. В центре каждой снежинки остро сверкал прозрачный камень (я не очень разбираюсь в драгоценностях, но, по – моему, это были бриллианты).

Я попыталась сообразить, сколько ей лет, но не преуспела: можно было дать как двадцать пять, так и пятьдесят – про таких совершенных особ говорят «женщина без возраста». Это сильно выбило меня из колеи (хотя после ДТП с санями я и так не могла четко соображать).

– Э-э-э-э… А вы кто? А я где?

– Ты в моих санях. Клаус тебя успел выхватить из-под копыт в последний момент, так что ты не пострадала, и твои драгоценные баулы тоже. А кто я – ты что, сама-то не узнала?

– Простите, нет, – смутилась я. – Знаете, в эти дни на улицах столько ряженых, что сразу и не сообразишь. Вы – Снегурочка, да?

– Ну, это просто оскорбление, – обернулся с козел кучер, одетый в костюм Санта-Клауса.

– Не суетись, Клаус. Женщина просто в шоке. И нет, я не Снегурочка.

– Тогда, возможно, Снежная королева? – осенило меня.

– Да, будем знакомы, – царственно кивнула она. – Я – Снежная королева.

– Очень приятно, – неуверенно кивнула я. – Меня зовут Марина.

– Замечательно. Тебе комфортно? Больше утеплять не надо?

– Да, мне хорошо, – сказала я, с изумлением отметив, что меня когда-то успели укутать в теплый пушистый плед. – Очень тепло.

– Матушка Зима вязала, – пояснила Королева. – Она такими покровами землю на зиму утепляет. Очень качественная вещь.

Я поплотнее закуталась в плед и начала собираться с мыслями, но тут Королева огорошила меня вопросом:

– Можно узнать, по какой причине ты решила покончить с собой?

– Я?! Вы о чем вообще?

– О том, как ты бросилась под мои сани.

– Я не бросалась! – возмущенно воззрилась на нее я. – Это вы на меня наехали!

– Видишь ли, для обычных людей и сани, и мы с Клаусом не более чем метель. Они нас не то что увидеть не могут, но даже почувствовать. Так что мы разбрасываем волшебный снег и мчимся дальше. Желания снежинки исполняют уже без нас. Но твое было настолько сильное, что ты сделала сани материальными и действительно могла бы умереть.

– Но я вовсе не хотела умирать, – растерянно сказала я.

– Ага, рассказывай! – хохотнул Санта-Клаус. – А это не ты фонила на весь белый свет: «Скорей бы сдохнуть!»?

– Да это я просто анекдот такой вспомнила!

– Ах анекдот. И к чему бы это он тебе так в душу запал? – иронично изогнув бровь, спросила Снежная королева.

– Неважно, – поморщилась я. – Просто немного устала.

– Немного устала? Да я бы сказал, «смертельно устала», – снова встрял Санта.

– Вот я и собиралась поскорее добраться до дома, чтобы отдохнуть. Раз уж все обошлось, можно, я пойду?

– Это вряд ли, – отрезала Снежная королева. – Мы уже очень далеко улетели. Тебе придется подождать, пока мы сделаем круг и снова вернемся туда, где тебя подхватили.

– В каком смысле? – не поняла я и наконец решила оглядеться как следует.

– Осторожно, – предупредила Снежная королева.

– Мамочки! – Мой голос сорвался, потому что я осознала, что сани летят по воздуху на высоте эдак с несколько километров от земли, а внизу темнеет лес, простираются заснеженные поля, змеится ленточка реки, а по дороге-ниточке, сияя фарами, едут автомобили. – Что это? Как это? Мы что, правда, что ли, летим?!

– Нет, шутим, тебя разыгрываем, – хохотнул Санта.

– Клаус, прекрати, – ледяным тоном приказала Королева.

– Слушаюсь, госпожа, – мигом унялся он.

– Так вы не ряженые? Вы… настоящие?

– Мы самые что ни на есть настоящие. Так что, милая Марина, – обратилась ко мне Снежная королева, – какое-то время мы будем путешествовать вместе.

– Но я не могу! У меня муж… дети… продукты надо в холодильник, а то растают и потекут.

– Вот за это можешь не беспокоиться, – снова не удержался ехидный Санта. – Температура за бортом минус пятьдесят по Цельсию, в санях лишь градусов на десять потеплее. Так что продуктам твоим ничего не грозит.

– Ох… – только и смогла вымолвить я.

– Ничего страшного, сейчас мы разбросаем снег еще в двух населенных пунктах, а потом сможем вернуть тебя домой. Если, конечно, ты передумала умирать.

– Да я и не собиралась, говорю же! – в досаде повысила голос я. – И давайте больше не будем об этом. Вы мне лучше объясните, как это мысль про «скорей бы сдохнуть» вдруг была принята за желание. Я же ее вслух не говорила! Точно, не говорила, я помню!

– Видишь ли, волшебные снежинки улавливают даже невысказанные желания. Стоит вступить с такой снежинкой в контакт – и новогодняя магия начинает работать.

– А что это за волшебные снежинки? – спросила я. – Никогда о таких не слышала. Ни в одной сказке не читала.

– Неужели? – изумилась Снежная королева. – Хотя немудрено: это новая сказка, из современных. Клаус, ты расскажешь?

– Как пожелает ваше величество, – кивнул Санта. – Сказка про волшебные снежинки Надежды. Исполняется впервые!

Снежинки надежды


Сегодня был особенный день. С раннего утра в воздухе витал аромат предстоящего чуда. Он-то и не давал мечтательной Надюшке спокойно завтракать. Со смесью восхищения и зависти она наблюдала за тем, как бабушка медленно надевает на голову праздничный кружевной чепец, как торжественно выносит из кладовки огромное сито с белоснежным содержимым, как таинственно ворошит его своими мягкими руками. Как бы ей хотелось стать однажды столь же красивой и величественной и все делать с таким же спокойствием! Но куда уж ей, рыжей девчонке с нелепыми конопушками на носу, самой неуклюжей и рассеянной из трех сестер!

«Надюша, ты такая фантазерка! – любила повторять мама после выслушивания очередной истории, которую дочурка успела выдумать на досуге. – Надо бы хоть изредка спускаться на землю».

А на землю девочке не хотелось. Здесь, в облаках, было гораздо интереснее! Вот, к примеру, сегодняшний день – чем не повод для приключения?

Каждый год бабушка совершает одну важную церемонию, и каждый год сердце девочки готово выпрыгнуть из груди от страстного желания сделать это за нее.

– Ба, а можно я попробую? – Вопрос прозвучал настолько неожиданно, что даже на секунду повис в воздухе, не сумев отыскать для себя пристанища.

«Неужели? Неужели она решилась?» – Радостная мысль горячей молнией пронеслась в голове у бабушки и вскоре облеклась в форму снисходительно пророненных слов:

– Что ж, попробуй.

Госпожа Зима медленно подошла к своей любимой младшенькой внучке и торжественно вручила ей сито. Та же, не веря своему счастью, озорно взглянула на чопорную бабулю и, схватив предмет, наполненный волшебными снежинками, быстро выскочила за дверь.

«А вдруг опомнится и передумает?» – тревожилась девочка, ускоряя шаг. Ей было так радостно, что она подпрыгивала на ходу и даже пританцовывала. «Как же здорово на свете жить, когда не боишься жизнь любить!» – мурлыкала она себе под нос только что придуманную песенку.

Но это длилось недолго…

…Ровно через секунду девочка летела вниз вместе с содержимым огромного решета… Ну кто только разбрасывает эти черствые, твердые, как камень, облака взрослых мыслей посреди небесных дорог! О них невозможно не споткнуться!

Надюша молча наблюдала за тем, как драгоценные волшебные снежинки вместе с обычными падают вниз. От отчаяния в первый раз в жизни ей не хотелось возвращаться назад в небо. Но делать нечего – придется идти и во всем сознаваться бабушке.

* * *

А на земле вступил в свои права новый день. Вместе с новыми проблемами, радостями и делами он прихватил с собой огромный ворох свежего, новейшего снега. Люди могли наблюдать за тем, как белоснежная, чистая и невинная красота торжественно и тихо укрывает грязные протоптанные тропинки, немытые капоты автомобилей, уныло поникшие ветки деревьев, еще вчера оплакивающих потерю разноцветной листвы.

Но жители не имели такой бесполезной привычки – вглядываться в рукотворное творчество талантливой Природы: чего она только ни придумывала, чтобы привлечь их взоры, но их умы по-прежнему занимали иные вещи. Кто-то проклинал себя за то, что так и не поменял покрышки на колесах, кто-то радовался предстоящим зимним каникулам, а кто-то с загадочной улыбкой на устах впервые выгуливал свои новенькие сапожки.

Впрочем, были и те, кто еще не воспитал в себе практичность ума и поэтому нагло позволял себе наблюдать. Как правило, этими индивидуумами оказывались дети.

– Это же чудо какое-то! – радостно кричала маленькая девочка, безнадежно отставшая от мамы.

Тоненькая женская фигурка в сером пальто то и дело вынуждена была останавливаться для того, чтобы повторить обычную для буднего утра фразу:

– Маша, пойдем быстрее! Опаздываем.

Но девочка, казалось, ничего не слышала. Ей ли было знать, что мама – первый кандидат на увольнение из-за постоянных опозданий и бесконечной череды больничных? Ее ли заботой были проблемы матери-одиночки?

К счастью, нет. И поэтому мир для нее был иным – цветным, волшебным, таинственным.

Вот на колючую шерстяную рукавичку приземлилась крупная снежинка. Подобно девушке-красавице, она не спешила исчезать, а позволяла собой любоваться.

Маша уставилась в самую сердцевину белоснежного чуда. Нет, не зря говорят, что дети видят то, что взрослые не в состоянии заметить. Из глубины снежинки на девочку смотрел отец, исчезнувший из ее жизни год назад.

– Мама! Иди скорее сюда! Здесь папа!

Женщина остановилась и медленно повернула голову назад.

– Где? – шепотом спросила она. Появления этого человека она ждала долгие месяцы. Бывший муж исчез из ее жизни внезапно. В один далеко не прекрасный день он, бросив в спортивную сумку пару рубашек и трусов, вышел из квартиры, тихонько прикрыв за собой дверь. Так, по-мужски, или по-английски… Но весьма эффектно.

– Смотри! – и дочка протянула маме распахнутую ладошку.

– Он… у тебя на ладони?

– В снежинке! В волшебной! – гордо провозгласила дочь.

От горького разочарования сердце женщины, взмывшее было вверх, рухнуло вниз. Фантазия. Всего лишь маленькая невинная фантазия девочки, которую предал собственный отец… Обессилев, Светлана подчинилась дочке и взглянула на ее ладонь. Там покоилась крупная снежинка. Красивая, но такая же одинокая, как она сама…

– Привет!

Мужской голос, прозвучавший рядом, рассек пространство на две половины. Первая – грустная и холодная, осталась позади. Вторая распахнула девочкам свои объятия.

Это был Андрей, бывший муж Светы. Он стоял, раскрыв ладони, словно говоря: «Вот он я, безоружный, пришел к вам».

Затем его рука потянулась вверх и стянула с головы черную вязаную шапку.

Лысый! Абсолютно лысый!

События прошлых лет всколыхнулись в памяти Светы с мощной силой. Именно такого, лысого и преданного, она полюбила Андрея десять лет назад.

А началось все с того, что молодые люди нечаянно встретились взглядами на какой-то студенческой вечеринке. Как представитель творческой элиты, Андрей выражал свое мировоззрение вполне типично: куцый хвостик на затылке, перетянутый аптекарской резинкой, рыжая борода и неизменный шарф на шее. Он влюбился в Светлану с первой же секунды и решил этого не скрывать – подойдя к ней, он сказал просто: «Привет! Меня зовут Андрей, и я тебя люблю!» Та же в шутку ответила, что любит лысых. На следующий день новый знакомый встречал девушку в фойе института, демонстрируя окружающим блестящую свежеобритую макушку.

Света сдалась.

Прошло несколько лет. За плечами была скромная свадьба, рождение дочки, затяжной период безденежья и внезапно обрушившаяся на Андрея популярность. Как-то незаметно он снова начал отращивать волосы. И с каждым сантиметром будто отдалялся от семьи. Какие-то вечеринки, называемые творческими встречами, девицы в коротких юбках, называющие себя музами… Одним словом – богема. Где уж Свете, простому бухгалтеру, было это понять…

Однажды она поставила ультиматум – или семейная жизнь, или богемная.

Он презрительно хмыкнул и подал на развод. И ушел по-мужски.

И вот сейчас он снова стоит перед нею – абсолютно лысый!

– Прости меня, идиота. Старого лысого дурака. Я не могу без вас! Я не могу без тебя… За все это время я ничего не написал! Да что там творить – я не могу дышать без тебя.

Света не выдержала и заревела. Словно ребенок, она завыла от вчерашней боли и внезапно нахлынувшего счастья. Реветь было на удивление приятно, ведь так откуда-то из глубины выходила чернота и освобождалось место для чего-то иного.

– Как же это возможно? – удивленно шептала женщина, стоя перед распахнутой детской ладошкой.

– Я же говорю тебе, мамочка, они волшебные!

Света вздрогнула и встряхнула головой. «Чего это я встала? На работу опаздываю!» – В голове острым лезвием пронеслась серая мысль, и она, схватив дочку за ладошку, в которой только что покоилась снежинка, рванула вперед, к ветхому здания детского сада.

Снежинки падали на землю. Лысый мужчина грустно смотрел на две тоненькие фигурки:

– Я не могу без вас дышать.

Света замедлила ход. Она отчетливо чувствовала, что кто-то на нее смотрит. Через секунду женщина остановилась и обернулась назад…

– Я же говорила – здесь папа! – устало проронила Маша и облегченно вздохнула.

* * *

Оля смотрела на снежинки, кружащиеся за давно не мытым окном. Первые в этом году. Они вальсируют так завораживающе, что невозможно оторвать от них взгляда. Когда-то и она кружилась в танце вместе со своим партнером перед сотней зрителей в местном дворце культуры. Подумать только, каких-то три года назад у нее, семнадцатилетней Ольги Заславской, все было впереди: блестящая карьера, семья, ребенок… А сегодня в ее распоряжении – неподвижные ноги, инвалидное кресло и воспоминания.

После той страшной аварии врачи сказали, что она должна быть благодарна Богу за то, что вообще осталась жива. Но скажите – зачем? Зачем ей жизнь, которую можно лишь теребить в воспоминаниях? Зачем она нужна здесь, в этом доме, – живое, жалкое напоминание о смерти родителей? «Лучше бы я ушла в мир иной вместе с ними!» – повторяла она сама себе каждое утро, глядя в уставшие глаза старшей сестры, заходившей к ней в комнату для того, чтобы вынести судно.

Оля, погрузившись в свои привычные размышления, собралась было прикрыть глаза, как вдруг ее взгляд привлекла снежинка, приклеившаяся к стеклу. Она держалась так уверенно, будто была живая. Это снежное существо словно наблюдало за девушкой. Оля решила ответить ей тем же.

– Привет, доченька, – кто-то сказал рядом голосом отца. – Чего ты боишься? Вставай на ножки и пошли!

Точно так же он говорил летним утром восемнадцать лет назад, когда учил ходить двухлетнюю дочку. Тогда врачи сказали, что у девочки проблемы с суставами и что она рискует остаться неходячей. Но папа был иного мнения. «Ей нужен толчок», – сказал он жене, взял отпуск за свой счет и отвез семью на дачу. Там он выложил тропинку из огромных камней, ведущую из дома по направлению к пруду. Дорожку эту он назвал «Путь к будущему». Каждый камень был предназначен для маленькой ножки. Двадцать пять камней, двадцать пять шагов. В то лето Оля пошла, заставив врачей удивленно разводить руками.

Сейчас, услышав голос отца, Оля, словно завороженная, встала с кресла.

– Папочка, я иду! – изумленно прошептала она, совсем как восемнадцать лет назад.

Под босыми ногами она чувствовала камни – те самые, дачные!

– С кем это ты разговариваешь? – услышала Оля голос сестры, вернувшейся домой.

– Не знаю, – растерянно промолвила девушка.

«Сходит с ума», – грустно подумала старшая сестра, увидев лежащую на полу Олю.

«Схожу с ума», – промелькнула отчаянная мысль и у самой девушки.

– Правильно, сходи с этого ума. Только иди, ты слышишь – иди! – говорил кто-то рядом папиным голосом.

– Я пойду, папочка! Я обязательно пойду! – прошептала Оля и кому-то улыбнулась.

* * *

– Бабушка-а-а! Я рассыпала все снежинки! – вбежала в дом ревущая Надя. – Они упали вниз, на землю! Все!

Госпожа Зима посмотрела на внучку с удивлением.

– Глупышка, я ведь делаю это каждый день! Каждый день я высыпаю на землю все содержимое решета.

– Столько волшебных снежинок сразу? Это не опасно? – опешила девочка.

– Нет, конечно. Ведь люди думают, что они обычные. Да что говорить, они там, на земле, вообще не верят в чудеса. Так что ты все сделала пра…

Внезапно что-то заставило женщину умолкнуть. Это был шорох страниц, доносящийся с книжных полок.

– Чует мое сердце, чья-то судьба сейчас переписывается благодаря тебе.

Женщина встала и провела пальцем по корешкам книг. Вытянув самую толстую, она открыла ее и погрузилась в чтение.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3